Хроника одной случайной смерти

- Вставай! И не забудь, что тебе сегодня в «колхоз», - раздраженный голос жены развеял остатки сна.
 - Сам знаю, - Александр Николаевич с трудом приподнялся на локте и посмотрел на будильник – 6.08
 Сразу встать он не мог категорически. Смутные воспоминания о вчерашнем скандале только усугубили его похмельное состояние:
 - Ты просто сволочь! Я не могу больше жить с тобой! За последний месяц это уже второй раз! Я больше не верю тебе! – Галя была в истерике.
 – Только получили квартиру. Дел полно, а тебя даже отдельная квартира не может оторвать от ****ей, - дрожащим голосом заключила она и расплакалась.

Голова трещала. Язык прилипал к нёбу. Он вспомнил, что предыдущую ночь не был дома. Весь вчерашний день прошел как во сне.
«Где-то, что-то, с кем-то пил. Зачем?.. Хватит… Пора остановиться», - мелькало калейдоскопом.

Новая квартира, о которой еще недавно они с Галей так мечтали, на данный момент была ему сейчас «не в масть» - не было телефона. Это обстоятельство так расстроило его, что заныло сердце.
Раньше в таких ситуациях он звонил молодому сотруднику Славе (которого и устроил на теплое местечко), просил, как только тот придет на работу, сообщить начальству о том, что они вдвоем сегодня едут на Первое производство (например), и чтобы их в течение дня не искали.
 Затем через некоторое время он звонил Славе и, узнав, что проблем с начальством нет, предлагал подъехать на «Пл.Восстания».
Встретившись, они шли в ближайший пивной бар, где и «поправляли здоровье». Далее были возможны варианты: либо через несколько часов они разбегались по домам, и Александр Николаевич, поспав до прихода жены с работы, успешно выходил из запоя; либо приподнятое настроение заставляло его продолжить «отдых», и, взяв бутылку водки или вина, он шел к кому-нибудь из знакомых…
 
 Сегодня, «кровь из носа», Александру Николаевичу надо было успеть на автобус, который в 8.30 отправлялся от завода в совхоз «Шушары». Весь их небольшой отдел Научной Организации Труда и Управления был в этот день брошен на прополку.

Нехорошее предчувствие и тяжесть состояния подсказывали ему, что лучше бы на сегодня отпроситься.
Но, опять же, - не было телефона. А неявка на такое серьезное мероприятие грозила увольнением, тем более – один прогул уже был.

…В 7.20 он стоял на автобусной остановке и проклинал этот сраный новый район «Ржевка - Пороховые». В ожидании автобуса самого популярного маршрута №21, закурил.
Народища собралось столько, что он едва втиснулся в автобус. Всю дорогу, с каждой минутой, он чувствовал себя хуже и хуже. Пот лил ручьем. Ноги дрожали. Временами казалось, что вот-вот он потеряет сознание. В какой-то момент он решил даже выйти из автобуса и вернуться домой, но плотность толпы не позволяла сделать это – все ехали до метро.
Уже, подъезжая к мосту Александра Невского, он пробился к сидениям и попросил какого-то молодого парня уступить место.
 - Много вас тут, алкашей, - огрызнулся тот.
И действительно, на Александре Николаевиче был старенький выгоревший спортивный костюм, к тому же от него наверняка несло перегаром. Услышав ответ парня, он хотел что-то сказать, но вдруг почувствовал сильную боль за грудиной…

Выйдя на кольце из автобуса, понял, что опаздывает, – было без пяти восемь. Боль немного отступила, и он заспешил к метро. Спускаясь на эскалаторе, снова почувствовал приступ боли, и его вырвало. Только теперь он осознал, что надо срочно принимать меры. Какой-то животный страх овладел им.
Александр Николаевич решил никуда не ехать и, поднявшись наверх, направился вдоль Старо-Невского…

Коммуналка, где они с Галей жили еще месяц назад, находилась на расстоянии всего одной остановки.
Он надеялся дойти. Но сильное сердцебиение и одышка заставили его свернуть в ближайший двор и позвонить в первую попавшуюся квартиру.
 - Кто там, - он услышал голос какой-то старушки.
 - Мне очень плохо. Сердце. Вызовите, пожалуйста, «скорую», - превозмогая боль, выдавил из себя Александр Николаевич.
 Казалось, прошла вечность.
 Дверь на цепочке отворилась, и внимательный взгляд, скользнув по нему, задержался на искаженном гримасой боли лице.
Бабушка сняла цепочку, открыла дверь и, поддерживая его под руку, провела в свою комнатку.
А тем временем в груди разливался нестерпимый жар, и, опустившись на старенькую железную кровать, Александр Николаевич громко застонал. Бабушка вышла в коридор вызывать «скорую». Сердце заколотилось как-то необычно,
«ритм галопа», - всплыло где-то в затуманивающемся сознании…

 Когда бабушка вернулась, Александр Николаевич Мальцев, сорока двух лет от роду, - старший инженер отдела НОТиУ НПО «Ленинец» был уже мертв. Часы на стене показывали: 8ч.17мин.
 


Рецензии
Хм....... Значяит сижу я сейчас,читаю ПРОЗУ,бухаюв одно жало.И тут..... РАЗЗЗЗЗЗЗ!!!!!!!!!!!!!! Млин, не хочу. Совсем неохота. Практически молодымсебя считаю. Хотя без пяти минут дед.

Юминов   15.05.2011 18:25     Заявить о нарушении
На это произведение написана 21 рецензия, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.