Новосибирск-Москва

-Новосибирск - это так далеко, там наверно медведи по улицам ходят.
-По Новосибирскому вокзалу можно три дня ходить и не встретиться.
-Новосибирск- вторая Москва. Из разговоров.

Дорога в Новосибирск шла через Москву. В Москве мне понравился Кремль, Большой театр с Аполлоном и конями над входом, Метро своими дворцовыми залами, ГУМ со стеклянными крытыми галереями и фонтаном в центре, Детский Мир с эскалаторами и обезьяньим островом, впрочем, магазины мы посещали исключительно потому, что там самое вкусное мороженное, посмотрели мы и новые дома на Калининском проспекте, которые тоже понравились, возвышались они словно огромные кристаллы горного хрусталя.
Рассмотрим карту на примере селедки , Москва - всему голова ” - вот выпученный глаз селедки,: отрезаем по Урал, дальше Омск, Новосибирск , Красноярск, Иркутск , Чита, Благовещенск, Хабаровск, Владивосток, а на закуску хвост –Сахалин” … Все это уместится на вытянутой тарелочке, а сверху белоснежные луковые колечки… так что Новосибирск одних из самых жирных кусков, но малышам иногда хочется попробовать хвостик Сахалина…
 Поезд отходил от Ярославского вокзала. На бордовых вагонах гордо красуется надпись : “Россия”. Ехать до Новосибирска было без трое суток.
Стоял март, но в отличие от сырой и дождливой Москвы Новосибирск, встретил ярким солнцем, настоящим морозом, высокими сугробами вдоль дорог. То, что Новосибирск непростой город, было видно еще с вокзала, похожего на огромный паровоз, на нем красовалась крупными буквами надпись “Новосибирск-главный”.
В первый же день отправились осматривать город, улица Ленина, изгибаясь пролегла между нескольких крепких домов, светлое здание водного института, кинотеатр, и вот неожиданно, среди тумана появился огромный серебристый купол Оперного театра, это выглядело очень красиво. В общем, город меня удивил своим разнообразием. За день можно бы побывать сразу в нескольких непохожих городах, пересекая деревушки, из труб которых высоко в небо уходили струйки белого дыма. Дома встречались самых разнообразных стилей, от классических сооружений с колоннами, до авангардного конструктивизма. С одной стороны улицы, сияли новые кирпичные белой кладки дома, а напротив - серые деревянные с резными наличниками, с палисадниками и высокими воротами. Порой улицы веером разбегались в разные стороны, поднимались на пригорки, а иногда пропадали из виду и ныряли в глубокие овраги – лога, заполненные немыслимыми строениями в стиле старинного Шанхая.
Некоторые дома старой постройки напоминали купеческую Москву Замоскворечье, в центре в таких старинных домах располагались магазины и кинотеатр со скульптурным барельефом Маяковского на фронтоне. Кроме Вокзала, понравился ажурный Коммунальный мост через Обь, и еще несколько интересных зданий, в том числе угловой дом с “Гастрономом”, широкий нарядный 100 квартирный жилой дом на Красном проспекте, как оказалось, призер Парижской выставки, здание облисполкома с закругленным краем, дом “с часами” Красном проспекте, Академгородок, раскинувшийся в сосновом бору на берегу Обского моря. Здесь все казалось новым и необычным, белые научные здания, не большие, но смелой расцветки панельные дома, велосипедные дорожки, торговый центр со стеклянными черными стенами, даже столбы и деревья, имели какой то особый научный вид. Некоторое время мы жили в деревянном, хотя и двух этажном доме , который располагался во дворе красивого желтого углового дома с большой аркой. Дом снаружи дом выглядел по купечески красиво, окна с резными наличниками, но внутри обыкновенные казенные помещения с темно синими стенами и высокими белеными потолками, маленькие комнатки, вдоль длинного узкого коридора.
По городу тогда ходили, как говорили, настоящие Ленинградские “блокадные” трамваи, некоторые с холодным тамбуром, огороженным низенькими ажурными чугунными решетками.
Когда постоянно живишь на одном месте, привыкаешь к окружающему, и не обращаешь внимание на свой, или соседские дома, а вот расстался с ним, и уже с трудом вспоминаются какие то детали. На новом месте дома и улицы были, как в новинку, и поэтому попадались на глаза всякие такие детали, на которые обычно не обращают внимания.
Летом в жару можно искупаться на Оби. На берег этой широкой и самой длинной на континенте реке, с барж высыпали огромные кучи желто- золотого песка, тут было раздолье загорать и купаться, по берегам над водой росли песочные замки, которые несчадно смывали волны от проходивших мимо больших пароходов , оставляя только редкие камешки.
Впечатления постепенно пополнялись, путешествиями по разным маршрутам города. Проезжая мимо многочисленных строек, можно было наблюдать, все стадии строительства, начиная с того, как ломают маленькие домишки, а на их месте вскоре вырастают новые большие дома. Иногда на заборе укрепляли плакат с видом будущего дома, и тогда проект можно было сравнить с тем, что же воплотилось в камне. Дома поднимались, словно из больших кубиков. Огромные овраги прозванные – лог засыпались песком, направляемым вместе с водой по трубам с острова на Оби, и тогда местность изменялась до неузнаваемости.
К Новогодним праздникам на центральной площади сооружали огромную елку со снежным городком, куда школьники ходили кататься с горок. Постепенно познакомился с творчеством театров: Красный Факел, ТЮЗ, театр Оперетты, Оперы и балета, больше всего понравились оперетта и балет. Часто ходили в кино,театр Победа, с двумя залами, в холе перед сеансом играл оркестр и пели солисты.
Однажды в Театре смотрели балет “Баядерка”. Перекрытия переходов в театре, нам говорили, способны выдержать слонов, и вот на спектакле к нашему удивлению на сцену вышел слон, совсем как настоящий. В Старый Цирк шапито приезжали известные артисты, в том числе знаменитый Карандаш с собачкой Кляксой, и Дрессировщик Запашный с о своими хищниками.. В Картинной галереи, много интересных работ, среди них картины Головина, Кузнецова, Кончаловского, и чарующие виды голубых вершин Гималаев Н.К.Рериха. Однажды в галереи была устроена выставка репродукций мировых шедевров выполненных Нади Леже (жены французского художника Фернана Леже). На выставке у входа нас встретила Мона Лиза, очаровала своей загадочной улыбкой, тут впервые увидел работы импрессионистов, яркие цветные мазки, как кусочки стекла в калейдоскопе создавали узоры картин, это было что-то новое, волнующее, как будто охватывала свежая идея, еще не вполне осознанная, едва уловимые очертания. Имена художников и названия картин мне были незнакомы.
 Интересные работы по дизайну били показаны на промышленной выставке ГДР, которая походила в Электротехническом институте, а так же на выставке “Народное образование США”, в Академгородке, стенды были прекрасно оформлены, для обзора был выставлен Лунный камень, это были несколько небольших настоящих кусочков грунта с Луны под стеклянным куполом, рядом лежали фотографии с шутливой надписью, типа того: ”Пожалуйста, Лунный камень, для Вас сколько угодно”. На этих выставках необычными были не только экспонаты и оформление стендов, но и сами сотрудники, которые свободно и непринужденно общались и давали интересные пояснения на русском языке.
  Осенью в парке у церкви проходила выставка цветов, здесь посетителей встречало море цветов, особенно много гладиолусов и хризантем. В художественно оформленных павильонах, кроме цветов, были выставлены корзины с дарами Сибирской земли, огромные сахарные помидоры, огурцы, перцы, тыквы и кабачки, необычный редкий овощ патиссоны. Можно было увидеть и виноград, но был ли он местный, или просто выставлен для красоты, неизвестно. Деревья вокруг утопали в ярких красках осени, золотые листья, красные и желтые ранетки.
Одним из развлечений стало “коллекционирование” разных стилей и отдельных домов, они оставались в моей памяти, напоминая время от времени о себе : “нечто похожее, я уже видел” . Фасады некоторых старых административных, общественных зданий, институты имели благообразный вид в классическом имперском стиле, это были здания с колоннами, портиками и другими художественными деталями, например Совнархоз, обком партии, театры, Институт инженеров железнодорожного транспорта, Строительный, Институт связи, ДК им. Жданова, и другие.. Другой архитектурный стиль - конструктивизм, демонстрировал нам голые гладкие стены несимметричных конструкций с параллелепипедами балконов , например “Здание с часами”, некоторые жилые дома , и аскетический урбанистически панельный стиль агрессивной экономии без всякой фантазии, но довольно динамический. Вскоре появился новый прогрессивный стиль эры технического изобилия, когда новые железобетонные конструкции, одетые в сталь и стекло, поражали воображение своими легкими формами, при огромных размерах. Например, похожее на Дворец съездов здание Научно-технической библиотеки с оригинальным козырьком, выпирающим без дополнительных опор, новые корпуса Электротехнического института, Космический вид купола нового здания цирка.
Вообще, единицей измерения для меня стал панельный блок, и все что не дотягивало до него или не укладывалось в этот панельный “аршин” хотелось заменить, на такой универсальный модуль. Можно фантазировать на темы новой архитектуры, осматривая внимательно каждый дом, представлять, как его можно изменить, добавить этажей или расширить окна, поставить козырек у входа и т.д. Это такое нематериальное творчество. С энтузиазмом наблюдал, как бульдозеры расправлялись с остатками прежних строений, а и на их место приходили новые каменные исполины . Но постепенно все больше привлекал конструктивизм, четкие прямые линии простые квадратные панельные плоскости конструкций или большие остекленные пространства. В центре стали сносить старые дома, и не терпелось узнать, что же тут будет.
Вскоре побывал в Москве. Ехал на поезде в теплом уютном вагоне поезда “Сибиряк” по необъятной стране, и радовало то, что везде кипела работа, строились новые заводы, фабрики и дома. Города и поселки сменяли один другого, но постепенно архитектурный пейзаж чаще стал повторялся , одинаковые дома вызывали мало энтузиазма, и только по мере приближения к столице дома стали повыше и окна пошире. Но мою виртуальную коллекцию по пути следования мало чего можно было бы добавить кроме нескольких церквей. На окраинах города возникли однообразные микроряйоны стандартных домов, где на белой стене, как на не загорелой “худой ягодице” , черной краской было выведен номер дома. Меня манил Центр и на этот раз хотел побывать в Музее им. А.С.Пушкина. Беглое знакомство с шедеврами произвело неизгладимое впечатление, впервые я видел такое натуральное богатство, колонны, красивые картины, скульптуры. Огибая великана Давида, я поднялся из Римского дворика вверх по лестнице, рядом были выставлены солнечные работы импрессионистов. Долго я бродил по музею раскрыв рот, все мне нравилось и древние вазы и модерновые композиции и старинные картины, но утомленный мраморным богатством вышел на морозный воздух и мимо клубящегося паром бассейна Москва по заснеженному бульвару прошел на Калининский проспект. На углу возле заснеженных фонтана с амурами. Возле Метро, как и раньше спешащая толпа сливалась в сплошную серую густую массу, которая окружала со всех сторон и затягивала внутрь себя, каждого кто приближался к ней, грозя отобрать индивидуальность, эта картина так отличалась от полотен импрессионистов, что я не стал торопиться вовнутрь. Я пошел вдоль улицы, но не видел домов целиком, только край, или часть стеклянной стены, на которой горели огромные буквы надписи (слова “Cлава…” или сколько то лет), но прочитать ее было невозможно, вид его уходил и уж не помещался в мой кругозор, искажаясь в пространстве, только, если Великан Давид выйдет из Музея (да, на это было бы забавно посмотреть), или самому подняться на вертолете. Дойдя до “Глобуса Аэрофлота”, повернул за угол и вскоре очутился у подножья высотки МИДа, огромные двери и каменные столбы у входа, своим размером напоминали каждому его малозначительность.
Дальше я пошел по улице, которая мало-помалу возвращала меня к реальному масштабу вещей, тут и люди и отдельные дома уже обретали свои конкретные очертания, у них был свой индивидуальный характер, здесь я не чувствовал себя посторонним. К моему удивлению на пути повстречался дом, в котором, как гласила надпись, жил А.С.Пушкин, он тут жил, ходил, мечтал и любил. Что же это за улица такая, и прочел название на полукруглом номерном указателе - Арбат. Я шел по этой неровной улице, не смотря на легкий морозец, мне было тепло. Удивительно, но те редкие прохожие, которые попадались на пути, похоже никуда не торопились, даже в магазине не было такой суеты, а в одном окне в соседнем доме возле горшка с геранью сидела кошка. Осторожно мимо проехал “синий троллейбус”. Медленно падал снег и можно было рассмотреть каждую снежинку, стало уютно тепло и весело… Какой прекрасный город, Москва.
Темная толпа у Метро продолжала шевелиться, напоминая густую патоку, неотвратимо заполняющую каждое свободное пространство, но взволнован я был другим, я познакомился со Старым Арбатом. Теперь, я вышел из-под гипнотического влияния кварцевых, светящихся кристаллов из бетона стали и стекла, хотя они по-прежнему они выглядели величественно. Их холодная хрустальная красота уже не заслоняла другой, стоящей рядом, как большая модерновая композиция в музее, вовсе не отвергала старинной небольшой картины.
Теперь смотрел на архитектуру другими глазами, как будто спала пелена и опять вернулся ясный взгляд, без агрессивного ожидания, все переделать на современный манер, без предпочтения к одинаково похожим, стоящим в строю. Дома, как и люди, имели свой характер.
По возвращении в Новосибирск я вспомнил про знакомые старые дома и профиль сиротливо стоящего Маяковского на фронтоне одного из них перед его сносом, к сожалению, на их прежнем месте за забором зиял котлован. Но, к моей радости уцелел, хотя и обшарпанный тогда дом архитектора А.Крячкова, после ремонта этот небольшой дом из красного кирпича в белой оправе с балконами и башенками не только украсил город, но помог сохранить его своеобразие..
 После многолетней разлуки я побывал в Новосибирске вновь, и увидел, что город продолжает расти и развиваться. Ходил по знакомым местам, встретил ярмарку у вокзала, удобный подземный переход у “Синтетики”, когда-то три рядом стоящих дома были веским словом, новизной в пейзаже города, а теперь смотрятся как обычные дома, каких немало. Так и купол рыночного павильона потерял первоначальный фантастический шарм . Городской пейзаж богат Сибирской ярмарочной эклектикой, порадовали относительно новые приобретения , новые улицы и дома , Метро, театр, новый мост и Собор, но больше всего я был рад увидеть на прежнем месте, моего старого знакомого кирпичный домик на центральной площади рядом с классическим зданием театра.
Для придания городу столичного вида наверно нужно больше проявлять внимание его Золотому треугольнику, который располагается между условными точками: Вокзал, Рынок, Октябрьская, и если он будет ускоренно развиваться, тут появится то, что всегда привлекает туристов, много разных уютных кафе, небольших магазинчиков, салонов, художественных выставок, памятников и других торговых и культурных заведений. Туристы равнодушно относятся к спальным хотя и современным районам, им интересно посмотреть на то, что можно запечатлеть на фото: старину, своеобразие, то чего нет в других местах. Конечно, чтобы наладить уют и порядок, нужна твердая экономическая поддержка, но если район удастся сделать по настоящему привлекательным, польза будет для всего города. Вернуть аромат старины, которой в городе не так много, можно используя некоторый опыт Москвы, когда на первых этажах современного здания восстанавливаются старинные исторические фасады, с современной начинкой, а высотная часть возводится несколько в глубине. В центре Новосибирска в новом качестве могут возвратиться исторические фасады, в том числе и старого дома кинотеатра со скульптурой Маяковского на фасаде, такие сооружения могли бы соединить в единый ансамбль разнокалиберные здания и служить удобными торгово-пешеходными зонами на уровнях первого и второго этажей.
 Для улучшения транспортной развязки, видимо вскоре встанет вопрос о сооружении пары виадуков над Красным проспектом и Советской улицей, и несколько подземных парковок в центре. Таким образом, поездка и пребывание в Центре будет удобной и интересной для горожан и для приезжих.
 В Москве люблю пройтись по Центру или просто посидеть в Александровском саду. В Москве много реставрируется старых и строится новых красивых зданий, но, к сожалению, в центре осталось еще немало заколоченных неухоженных, старинных домов, в которых никто не живет. Иногда захожу на Арбат, все дома здесь отремонтированы, но прежние жители его постепенно оставили, хотя у него много новых друзей, и теперь мне кажется, что он все больше становится похож на Новосибирскую ярмарку.


Рецензии
Мне тоже нравилось то время. Обещания,надежды,поиски,отсутсвие духа наживы в каждом слове диктора и комментатора, каждом заголовке газеты...

Виктор Урусов   29.09.2007 21:19     Заявить о нарушении
Спасибо за отзыв.
Да, времена меняются, как и мв сами.
Всего хорошего.
Александр

Alexfor   01.10.2007 09:06   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.