12. Ни бубна вам, ни арфы. За синевой студенческих билетов

12. Ни бубна вам, ни арфы.

Незаметно подходил к концу второй семестр. Все готовились к сдаче зачётов, курсовых и экзаменов. Мужская половина начинала готовиться к летнему сезону. Перед студентами стоял выбор: стройотряд с нормальным заработком, армейским режимом и непосильной работой или бесплатная работа без режима и денег на строительстве собственного корпуса. Мнения разделились, иногородние предпочитали стройотряд, местные стройку в институте.
Друзья были на распутье, им хотелось третьего - без режима, но с деньгами.
Идею принёс Дядя от знакомой секретарши проректора. Ежегодно, для поддержания морального облика бойцов стройотрядов, к ним направлялись агитбригады. Для этой цели отряды из своих заработков отчисляли по сто рублей. Кеша быстренько прикинул общую сумму. Она получалась внушительной. Дядя взял инициативу в свои руки.
- Я узнал, нам нужно организовать ВИА и подготовить тематическую программу. Я беру на себя дурацкие стишки и основную работу конферансье, ты, Тучка, быстренько организовываешь ансамбль и готовишь программу.
- Из кого, интересно. Может Кеше бубен дать, а тебе арфу?
- Да ладно тебе. Вон, эти двое из ларца, одинаковых с лица, помнишь, хвастались, что в самодеятельности участвовали? И ложками классно стучали по столу под твою гитару. Всё будет нормально. Немного потренируетесь и всё.
- Ну, не знаю.
- А я? Ведь я играть не умею, даже на бубне, – неуверенно и с обидой спросил Кеша.
- Не боись, и тебе работа найдётся. Аппаратура электрическая? Электрическая. А кто у нас главный специалист по этим мулькам?
Кеша расцвёл в улыбке.
- Я еще могу ревербератор сделать, из магнитофона. Для повторения звука. Классная штука, я в журнале читал. У меня и магнитофончик соответствующий есть, - Кеша полез разбирать своё богатство.
Все были довольны, только Тучка загрустил.
- А если у Болика с Лёликом ничего не получится?
- Получится, получится. Я уже договорился о репетициях. В нашем клубе всё есть, и аппаратура, и инструменты. Программу я беру на себя. Это дело серьёзное. Нужно на патриотику нажать. Тучка, ты «День победы» знаешь?
- Знаю. И «Синенький платочек» тоже. Вот, смотрите, - Тучка достал из тумбочки Толстый альбом с записанными аккордами и словами всевозможных песен.
- Это «парнасеич», здесь больше тысячи песен. Я три года собирал.
Друзья с большим интересом начали перелистывать внезапно свалившееся счастье. Там было действительно всё, начиная с песен времён гражданской войны и заканчивая импортными на английском языке, но с русскими буквами. Тучка, изучал немецкий.
- Клааассс!!!  С такой тетрадочкой нам нечего бояться. Агитбригада у нас в руках, - протянул Дядя. – А я выучу стихи Паустовского про войну и несколько миниатюр Жванецкого и Райкина… Мы лучшие!!!

Первое впечатление от институтской аппаратуры было удручающим: основательно потёртые колонки, не подающие признаков жизни усилители. Ударная установка с дырявыми барабанами и нацарапанным на боковине словом из трёх букв, обычно украшающим общественные туалеты, напоминала собой груду перламутрового хлама. Выгодно выделялись из музыкального хаоса только бас гитара, на ней были все струны и особых повреждений не замечалось. Радовала глаз зачехлённая однорядная ионика.
Кеша сделал невозможное. Через три дня всё работало, даже обещанный ревербератор и небольшой микшерский пульт. Правда, Кеша еще несколько дней копался в своём хозяйстве,  оно  сопротивлялось, хрипело и рассыпалось искрами от громких звуков, но скоро было реанимировано и укрощено. Братья отремонтировали ударные. Остальное пошло веселей.
Близнецы оказались способными учениками, хватали всё налету. Болик прилично держал ритм на ударных. Лёлик, ранее немного мучающий гитару, быстро освоил бас. Через месяц программа была готова и даже звучала.
Дядя подошёл к вопросу конферанса профессионально. Он нашел знакомого из института культуры и экстерном изучил основы сценического искусства.
Конкурс не состоялся, единственными расторопными претендентами на поездку в агитбригаду оказались наши друзья. Программу прослушали представители института и городского комитета комсомола. Всем понравилось. Особенно понравились: песня о паровозе и знаменитое стихотворение о советском паспорте в Дядином исполнении.  Агитбригада была утверждена на самом высоком уровне.


Рецензии