БЕГА

«БЕГА»

- Вы заплатите мне за это! Слышите, уроды?! Я доберусь до вас!
- Не горячитесь, мой юный друг, - раздалось откуда-то сбоку, - не тратьте попусту энергию, она может вам еще понадобиться.
          Тар моментально изменил положение своего тела, и направил ответный посыл:
- Кто здесь?
           -  Меня зовут Кан, я Хранитель Вечных Понятий. Вернее, бывший Хранитель.
               Кан смог передать свое настроение так, что у Тара затуманились сегменты. Таким мастерством обладали только Посвященные.
- Не прогневайтесь на низшего, - почтительно произнес Тар.
- Полно, друг мой, этикет в нашем положении не уместен.
          Тар не замедлил поздравить себя с тем, что ему повезло с соседом.
          - Боюсь вас огорчить, - передал внешним контуром Кан, - наше соседство, увы, будет не долгим. Хорошо, если мы отследим вместе четыре полных отрезка.
- Поначалу я думал, что это конец, - произнес Тар.
          За перегородкой Кан мелко завибрировал, что у Посвященных всегда означает веселье.

- Конечно же, вы ведь впервые получили отторжение!
- Впервые? – не понял Тар.
- Ну, да, - подтвердил его догадку Кан, - в отличие от вас, я

здесь уже вторично.
 
- Но…, - конечности Тара мелко задрожали, - это

же…невозможно!

- Сразу видно – наслушались всякой ерунды. - В посыле Кана

сквозило явное раздражение, - Это Отторгающие вам внушили вам      

подобную чушь? Мол, что отсюда нет возврата, называли это место

 Миром Вечного Страдания? Так?

- Так.

- Все, как я и думал. Ничего нового, - передал Кан.


- Но, легенды говорят о том же. Вы не первый, мой мальчик,  -

- горько усмехнулся бывший Хранитель, - в свое время и меня

пичкали в Лагере Ожидания всякими подобными баснями.

- Но… но, ведь легенды созданы… Посвященными, - не

унимался Тар, - это наша история.

           - Ерунда! – сердито передал Кан, - Легенды создавали Отвергающие, и создали, надо сказать, их совсем недавно, когда ссылки на Жи сделались едва ли не единственным наказанием за все проступки.
- Для меня все это так непривычно, - Тар пребывал в полной растерянности.
- Ничего, вы еще ко многому привыкнете. Если, конечно, сумеете выжить до конца срока ссылки. У вас, я полагаю, сорок отрезков?
- Да.
           -   Когда-то я начинал, как и вы. – В посылах старого Хранителя слышалась легкая грусть. – И вот, теперь, мне снова предстоит принять участие в Гонке.
- В Гонке?
            - Вы, разумеется, ничего не слышали об этом развлечении        Тонгов?
            При упоминании о Тонгах, манипуляторы Тара сжались от ненависти. Он вспомнил, как был пойман ими и посещен в это темное, замкнутое пространство. За тонкой перегородкой находился Кан, которого, по видимому, постигла та же участь.
     - Тонги пленили меня шесть отрезков назад, - подтвердил старый Хранитель.
       -  Я презираю их сильнее, чем даже Больших Черных! – в этот посыл Тар вложил всю свою ненависть.
           - Кстати, Большие Черные также принимают участие в Гонке.
           - Я никогда раньше не слышал, чтобы их отторгали на Жи. -Удивился Тар. – Мне всегда казалось, что этих тупых уродов используют лишь на трудоемких работах, которыми негоже заниматься любому благородному хатму.
           -  Вы еще многого не знаете о нашем мире, вы слишком молоды. И, тем не менее, уже успели получить срок. За что, если, конечно, это не ваши внутренние мысли?
           -  Я спустился к Чаше Терпения. Вам, как одному из Хранителей, несомненно, понятно, о чем идет речь.
           - Ну, разумеется! – в посылах Кана слышалось ничем не скрываемое веселье. – Вы спустились к Чаше раньше положенного срока. Вам ведь еще нет пятидесяти?
- Сейчас мне сорок восемь, а тогда было на три анавы меньше.
           -  Ну, и как? – продолжал веселиться Кан, - Испытали свое терпение?
          Конечности Тара покрыли выделения, вырабатываемые железами стыда.
          -  Откуда я мог знать о том,  что Чаша – вовсе не то, о чем говорилось в Законе Перворожденных?
- Вы разочаровались. Так ведь?
- Разумеется.
           -     Если вам повезет, вы обязательно увидите подобные Чаши здесь, на Жи.
- Здесь?!
           -   Я тоже был немало удивлен, когда встретил одну из них. Тем не менее, их на Жи огромное множество.
- О, нет! Только не это! Ведь по Преданию…
           -  К Растворяющим пусть катится ваше предание! – Сердито передал Кан. - По так называемому «преданию», «…Чаша низвергнута ТЕМИ, ЧЬИ ИМЕНА НЕ ПЕРЕДАЮТСЯ ВНЕШНИМ КОНТУРОМ на наш многострадальный Хатм, нам в назидание, испытать терпение наше…»
…- и терпение нас продолжающих. – Закончил слова древней песни Тар.
         -     Совершенно верно. И что же из всего этого выходит? Тонги, те самые безобразные Тонги, населяющие Жи, которые в мерзком союзе с Растворяющими, насылают всевозможные беды и страдания на наш народ, они, выходит и есть ТЕ…
           -   Нет! – Тар забыл от волнения, что его собеседник находится за перегородкой, и заговорил древним языком жестов и символов. Подобным он занимался много отрезков назад, когда исполнял свой Танец Восхищения перед Основательницей.
Кан не слышал немого протеста Тара, и произнес ИМЕНА. Причем, передав их внешним контуром.
Тар сжался, ожидая, что на него обрушится верхняя плоскость темницы. Или Растворяющие уничтожат его вместе со старым Хранителем, нарушившим Запреты вследствие помутнения внутреннего контура.
Но ничего подобного не произошло. Вероятно, ТЕ, ЧЬИ ИМЕНА НЕ ПЕРЕДАЮТС ВНЕШНИМ КОНТУРОМ не услышали проклятия. Или же…
- Их просто не существует. – Закончил за него Кан.
- Но как же…
- Вы имеете в виду нашу веру, устои? Да?
- Неужели, Хранители ни о чем не догадываются?
- Они никогда не попадали на Жи.
- А вы? Почему вы ничего не рассказали по возвращении?
- А кто вам сказал, что я возвращался на Хатм? Ведь я - темная сущность. Помните, как в легендах? Отторгнутым никогда не вернуться домой. Слим – их участь.
- «Жить в Слиме ужасном, где ни капли влаги…» - процитировал Тар. Его нежные подкрылки сморщились от страха. Еще будучи Перворожденным, Тар ни раз слышал От Наставников о Слиме – месте, где содержались после Ухода сущности хатмов. Темные сущности.
- А Большие Черные? – спросил Тар. – Их тоже отправляют в Слим?
- Нет, они остаются на Жи, в переполненном Слиме от них мало пользы.
- Ну, а вы? Вы-то как вновь очутились здесь?
- Пытался проникнуть в тайну Слима, и был сослан вновь.
- И что теперь?
- Теперь, как и вы, приму участие в Гонке. Может, смогу уйти от Тонгов.
- Жить в Мире Вечного Страдания? Остаться на Жи?
- Здесь не так уж и плохо, поверьте мне.
- А Тонги?
- Есть места, недоступные для этих великанов. Вы будете удивлены, но очень много наших живет на Жи. Они плодятся, обучаются. И ничуть не хуже, чем на Хатме. Один старый соотечественник поведал мне об этом. Еще в Слиме.
- Он, вероятно, выдавал за Мать-Действительность То, Чего Не Существует. – Заметил Тар.
Внезапно, одна из вертикальных плоскостей поползла вверх. Сегменты Тара ослепил свет, рванувшийся через прямоугольный проем. Тар изменил положение тела и зафиксировал огромное скопление Тонгов. Эти безобразные существа поражали своим размером и громогласными звуками, которые они издавали своими уродливыми телами.
Тонги! Ненавистные Тонги!
Тар забился в угол темницы. Он не будет участвовать в этой безумной Гонке в угоду врагам.
Огромный шест вытолкнул бедного хатма на дорожку.
Нет!
Шест вновь толкнул Тара, и он побежал. Слева он ощущал присутствие Кана, справа – ни с чем не сравнимую вонь Большого Черного.
Тар вновь подумал о том, что никогда не останется на Жи, как бы здесь не нравилось Кану. Лучше уж Слим!
А тем временем, голос, которого Тар слышать не мог, провозгласил:
- Господа! Ставки сделаны! Ставки больше не принимаются!
И начались ТАРаКАНьи бега.


Рецензии