Битва за домофон

Наш дом, а точнее подъезд, смело можно назвать многострадальным. Дело в том, что на нижних этажах живут излишне шумные и неаккуратные соседи. Разумеется, младшее поколение ни в чем не уступает старшему, и по большей части, именно молодежь наносит наибольший урон внешнему виду подъезда. Молодое поколение частенько проводило свой досуг в стенах нашего подъезда, громогласно рассуждая о смысле жизни за пачкой сигарет и бутылкой пива или водочки, попутно навязывая свои жизненные ценности проходящим вверх или вниз по лестнице жителям. Если мелкие неприятности в виде окурков и плевков, корявых автографов на стенах еще как-то можно было ликвидировать или хотя бы оправдать тем, что «жизнь нынче такая пошла, уровень культуры низкий и воспитание не на высоте», то более серьезные «шалости» даже самые крепкие нервы не выдерживали. Посему около года назад на общем собрании жильцов было решено скинуться на покупку и установку домофона, чтобы избежать попадания «чужеродного элемента» в подъезд. Наивные взрослые дяди и тети!
 Домофон, дело конечно, хорошее, но даже на него можно найти управу, решили юные гении, расценив появление домофона как покушение на их права и свободы. Началась долгая и упорная борьба с кодовым замком. Его буквально взяли на измор: пробуя по очереди на жароустойчивость кнопки, а в промежутках ковыряя их гвоздиком. А некоторые соседи даже помогали несовершеннолетним варварам, подкладывая камень между дверью и порогом. Это ведь гораздо удобнее, чем всякий раз доставать ключ или нажимать кнопку.
Не так давно борьба окончилась со счетом один - ноль в пользу человеческого разума. Молодое поколение, одержав верх, воспрянуло духом, снова обживая подъезд в качестве подросткового клуба.
Несколько месяцев подъезд обходился без домофона, постепенно вновь обретая свой прежний живописный облик. Однако с таким положением не захотели мириться более консервативные жители и стали настаивать на починке «хранителя врат». И вот, наконец, нашей подъездной двери был возвращен домофон. Причем произошло это так быстро, так что отвыкшим от комфорта гражданам, пришлось в спешном порядке разыскивать свои ключики от кодового замка, а то глядишь и домой не попадешь.
И вот последний штрих к этой истории. Дня так два-три назад я возвращалась домой. Было около пяти часов вечера, и детишки уже вовсю резвились во дворе. Мой путь лежал прямо к дверям подъезда. Иду я, и что-то начинает меня смущать. Возле подъезда на скамеечке смирно сидят трое ребят – лет 13-14, мои дражайшие соседи, которые постоянно были в первых рядах юных бойцов в битве против домофона. Сидит эта троица и молчит, буквально поедая меня глазами. Я, ничего не понимая, начинаю склоняться к мысли, что у меня либо что-то не в порядке с прической, либо на носу грязное пятно. Подхожу к двери и привычно дергаю за ручку-заперто! Ага, соображаю я, домофон заработал, и с вздохом лезу в сумку. С трудом разыскав в ее недрах ключ, открываю дверь. Не успела я войти внутрь, как за моей спиной раздается громкий топот и вслед за мной в подъезд врывается эта тосковавшая на улице троица и с радостными возгласами несется вверх по лестнице.
Вот теперь все понятно, улыбаюсь я – привыкли детки к тому, что доступ в подъезд свободный, а тут раз! - и закрыто. Неудивительно, что ребята приуныли.


Рецензии