Кристина

               Кристина
                (семейный быт)

Красавица Кристина, которой было только чуть-чуть, и самую малость… за сорок, сидела перед трюмо в одном неглиже и старательно расчесывала  свои длинные волосы, наклоняя голову в одну, то в другую сторону. Она пробовала на губах губные помады, с разными оттенками, отблесками и контурами. То, сжимая,  то растягивала свои тонкие губы, женщина ставила перед собой одну единственную стратегическую задачу,  что бы помада  после не съелась, или же упаси Бог, где-нибудь не осталась…
Она вся пышная, в теле, сейчас сидела  спиной к разложенному и постеленному дивану, на котором  пребывал в гордом одиночестве её супруг Савелий в майке и одном дырявом носке, с единственным откровенным желанием,  поскорее «напасть» на свою благоверную. Это желание у него ещё больше подогревалось  состоянием  лёгкого алкогольного опьянения и ничем больше не выражалось, кроме  пристального ожидающе-блуждающего взгляда, который Кристина чувствовала каждой клеточкой  своей статной, лощёной спины.
Потом она поднялась и стала примерять новенькие чулки на поясе, то, наклоняясь, то, выпрямляясь перед зеркалом.
- Кристина, ну скоро ты там? А то я уже весь дымлюсь! - с большим нетерпением спрашивал её муж Савелий.
- И чего же это ты от меня хочешь?! – не оборачиваясь, с издевкой спросила его Кристина.  Но тут она медленно обернулась, их взгляды перекрестились,  а их вопросы как бы  застыли в воздухе.
- Ну, ты же большая девочка? Конечно же - нападусеньки…
- Ишь ты, чего захотел? У тебя, дорогой - много амбиции, да мало амуниции! -   опять с издёвкой сказала Кристина.  - Ты хоть  помнишь, когда мне цветы-то дарил? А? А всё туда лезешь? Мёдом там, что ли намазано…?
  - Так мужику так положено, а то там всё заржавеет, и что ты тогда будешь делать? А? Вот скажи мне? Почему ты всё время норовишь уклониться от выполнения своих воинских обязанностей супружеского толка? - пока спокойно, но уже ближе к раздражению настойчиво спрашивал супругу Савелий.
- Знаешь что? Достал ты меня уже со своими воинскими обязанностями!? Я, если хочешь знать, никакая я  не военнообязанная! И никакого долга перед Родиной у меня нет! – колыхнула Кристина грудями, которые тут же качнулись как девятый вал на картине художника Айвазовского.

Кристина с Савелием  в браке была уже пару десятков лет и вышла он за него не просто так, а по любви. Любили они когда-то друг друга, да вот только растерялась где-то эта любовь, не сохранилась и превратилась в обычный семейный быт за эти долгие годы их совместного существования. На горизонте у Кристины появился новый и весьма перспективный мужчина, который каждый раз клятвенно обещал ей развестись со своей стервой женой, но почему-то не разводился, каждый раз ссылаясь на какие-нибудь объективные причины и обстоятельства. А Кристина, как и многие женщины, верила в то, что он обязательно когда-нибудь разведётся, потому, что она лучше его жены, потому, что сможет перевернуть, переделать и перестроить его мир по-своему, привязать к себе, таким образом, она всё время жила надеждой, а после каждой пламенной встречи эта надежда только усиливалась. Она ждала и надеялась, не смотря на то, что её любовник был откровенным «резинщиком», то есть просто тянул «резину», а возможно и ещё хуже, подло пользовался ей, каждый раз, умышленно оттягивая время в сугубо корыстных целях.
А ещё она думала и боялась, как бы, не было хуже, если они и вправду поженятся…?
Но всё это, было…  пока - которое так затянулось.

Савелий не то, что бы догадывался, что у жены есть любовник, он это знал. Но именно это, почему-то особенно  будоражило его кровь и сознание, вопреки всем моральным и этическим  нормам и правилам  поведения между супругами. Он жил спокойно и не подавал вида, наверное, так ему больше нравилось или хотелось. Вот так  они  жили,  Савелий -   закладывая за воротник, Кристина – надеждой, а любовник «отрывом» и новыми ощущениями.
Может быть, где-то в глубине души Кристина ещё  жалела своего Савелия, каждый раз, думая, что всё могло бы быть по-другому. Но по-другому не было, а всё было именно так, как есть, с  бесконечными обещаниями о разводе и прочими обстоятельствами, со стороны любовника, человека, который разбил, нет, а растоптал её сердце.

Кристина не могла понять внутренний мир Савелия, наверное, потому, что, скорее всего - не хотела. Она была женщиной со своими заворотами и капризами, которые, наверное, свойственны любой женщине и без которых им, женщинам, ну просто не быть и не жить на этом прекрасном свете. Ей  не хотелось вникать в его трудности жизни, в армейские  проблемы, которые занозой сидели в его голове  столько лет. Она как-то хотела упрекнуть мужа в том, что за всю его службу в армии, о которой он так много говорил, у него не было ни единой награды. И что, если бы она была в армии, то вполне  смогла заслужить орден, или хотя бы медаль «За отвагу» (на любовном фронте)… Но она промолчала и почему-то ничего не сказала и не упрекнула.

- Кристина, ты точно не спишь со своим мужем? - каждый раз допытывался любовник, после пылких и томных встреч.
- Ну что ты дорогой? Конечно же – нет. Я с ним давно уж не сплю - успокаивала она любовника,  гладя  по голове  и  перебирая его седые редкие волосы. Кристина так говорила, что  сама себе верила, так, будто она говорила сущую правду.
- Я всё время сплю на полу. А он всё время пьяный лежит на диване… (наверное - никто не знает, когда  женщина врёт, а когда  говорит просто неправду).
Тем самым она врала и мужу и любовнику, в конце концов,  обманывая только себя, от чего ей было даже немножечко совестно, но только так, совсем чуть-чуть и самую малость, но виду она не подавала, как всякая уважающая себя женщина. Видать, как-то непринято женщинам подавать  вид в таких ситуациях… 
Так потихоньку, помаленьку и проходила их жизнь, Савелия,  Кристины,  и её любовника…

Но вот, наступал момент истины, последняя капля желания переполняла чашу терпения. Савелий вставал, подходил к жене и грубо загробастов её, валил на тот самый скрипучий диван.
- Дурак! - беспомощно стучала Кристина Савелия по груди. - Опять за свое! Уйди, ты мне очень противен! Но потом, обмякнув в его объятиях, мирилась и тихонечко начинала постанывать…

А когда всё кончалось, Кристина брала косметическую салфетку,  садилась к своему любимому зеркалу, вытирала лицо, а потом поворачивалась и  бросала:
- Подлый! Ну, по-другому не можешь! Еле глаза успела закрыть, вечно с тобой  ни всё как у людей…

Савелий после довольный засыпал в майке и одном дырявом носке, а его жена Кристина, вытирая лицо салфеткой, ещё долго сидела у зеркала, предаваясь грёзам, мечтам и воспоминаниям.

                Андрей Днепровский - Безбашенный.

                7 октября 2003г






Рецензии
А мне показалось, что всё отлично, а главное - на своих местах, и драный носок в том числе. Очень образно обрисована сцена. Думаю и в жизни масса подобных образов.
И мужской и женский характеры выписаны правдоподобно.
С пожеланием дальнейших удач,

Жанна Марова   16.07.2007 06:28     Заявить о нарушении
Жанна! Спасибо за пожелания. Да, это действительно так... так, как в жизни. С теплом.

Андрей Днепровский-Безбашенный   16.07.2007 13:29   Заявить о нарушении
На это произведение написано 7 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.