Однажды в ресторане

В нашем человеческом муравейнике бывают такие пересечения жизненных путей, возникают такие ситуации, в которых самым парадоксальным образом сочетаются глубоко серьезное и смешное. И достойно выйти из этих ситуаций можно, только опираясь на известные ценности — правдивость и чувство юмора.

Ресторан Ярославского вокзала в Москве. В былые времена здесь можно было хорошо пообедать и поужинать без большого ущерба для бюджета инженера или врача. Мы, четверо незнакомых мужчин, совершенно случайно оказались декабрьским вечером за одним столом.

Напротив меня сидел мужик, который ухитрился за весь вечер не сказать ни одного слова: ел, пил и улыбался. В памяти он остался неким размытым серым пятном без контура.

Два других случайных компаньона были личностями примечательными. Справа сидел молодой человек иконописной наружности с длинными, слегка вьющимися русыми волосами и красивой бородой. Одет он был необычно: серый китель, застегнутый под горло, полы кителя по кромке отделаны черной лентой. Сосед слева, брюнет лет пятидесяти от роду, очень живой, общительный и, как мне показалось, очень одинокий.

В ожидании официантки мы, трое, разговорились. Первые вопросы были адресованы загадочному молодому человеку. Он рассказал, что работал киномехаником в Ивановской области, возил кинопередвижку по деревням. Надоело: грязь, бездорожье, низкая заработная плата. Его дядя по матери, крупный церковный иерарх, посоветовал племяннику поступить в духовную семинарию. Тот так и сделал, естественно, при поддержке дяди. И вот сейчас он возвращался домой после сессии. Рассказал просто, открыто, чем сразу расположил к себе.

Брюнет слева поведал, что он венеролог, что у него в кармане ключи от нескольких пустующих комнат в Москве и если у кого-то из нас проблемы с ночевкой, то он готов предоставить ночлег совершенно бескорыстно.

Подошла официантка. Семинарист заказал сто пятьдесят грамм водки и осетрину, врач — двести пятьдесят и мясное блюдо, я ограничился двумя бутылками пива и бифштексом.

Продолжался Рождественский пост, и семинаристу был задан шутливый вопрос:
— Что же вы, будущий священнослужитель, в пост водку пьете и рыбой закусываете?
— Водку пить в пост не запрещается, а сегодня и рыбу есть можно. Так что никакие каноны не нарушаю, — ответил, улыбаясь, молодой человек.

«Хороший парень, и человечная у нас религия!» — в душе усмехнувшись, подумал я.

Выпили, закусили, разговор начал входить в задушевное русло. Врач, размягченный водкой, раскрасневшись, выдал как самое сокровенное:
— А я, ребята, прожил жизнь не зря: создал на базе бакинской нефти мазь, которая избавит от ранее неизлечимой кожной болезни тысячи детей и взрослых.

 «Бакинская нефть, мазь», — начал я что-то припоминать и вспомнил. Увидел как-то на витрине в аптеке тюбик с надписью «Солидоловая мазь по прописи...» (далее следовала фамилия врача). Тогда и решил, что такая мазь мне обязательно пригодится, и купил один тюбик. Мазь действительно пригодилась.

— Скажите, а ваша мазь называется «Солидоловая»? — обратился я к врачу. Он оживился:
— Да, «Солидоловая».
— И фамилия ваша Рыбаков?
— Рыбаков, — произнес он, не скрывая удивления. — Откуда вы знаете?
— На тюбике написано.
— Так вы ею пользовались? И какой эффект? Расскажите!
— Пользовался. Эффект хороший. — И, помолчав, добавил: — Я ею смазывал уключины весел, чтобы не скрипели.

Это была правда. Оставалось надеяться, что мой собеседник обладает чувством юмора.

27.11.2005


Рецензии
Интересно.
Как будто в Москве побывала.
Пишите.
Вам писать,-нам читать!
Удачи!

Елена Печурина   05.03.2017 14:32     Заявить о нарушении
На это произведение написано 12 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.