Маршрутное такси

Я вышел на остановку около семи часов. Несмотря на столь ранний час, машины шли сплошным потоком. Город проснулся и пошел на работу.
В который раз хвалю Господа, что живу рядом с конечной остановкой. Как только подошла маршрутка, я сразу занял командирское место рядом с водителем – отсюда и обзор лучше, и толкотни нет, ноги никто не отдавит и так далее… В общем – лепота! Водила взял деньги и вышел покурить, а я занялся изучением дорожного фольклора, любителем которого оказался водила. Почти вся панель была залеплена наклейками с разными объявлениями от того, что экипажу требуется стюардесса, до «не уверен, не обгоняй». Были наклейки и эротического жанра, но все ближе к рулю и рассмотреть их незаметно было неудобно. Обязательная теперь иконка стояла среди кучек монеток как насмешка над меркантильностью этого мира.
Водила докурил, и мы тронулись в путь. Тихо урчал двигатель, плавно выжималось сцепление, нежно втыкались передачи. Следующий пассажир сел метров через сто. И тут их как будто прорвало. Руки, требовавшие остановить, взлетали уже через каждые двадцать метров. Вот люди! Неужели трудно собраться вместе на одном участке дороги и сесть сразу? Нет. Вместо этого они будут, как бараны стоять там, где вышли к дороге и ни на метр не сдвинутся! А, между прочим, знали бы они, сколько бензина сжигает мотор, когда трогается. Но если бы они задумывались. А то – я заплатил, ты довез. Ну, разве так можно? Водила тоже человек, и бывает, надоедает туда-сюда рычаг переключения передач двигать, да и машину жалко. Она же наша, российская, а потому особо хрупкая к эксплуатации. Машинный век короткий.
Ну, вот и все – последнее стоячее место занято, и водила стал показывать класс уличных гонок. Подрезая всех кого можно, ловко лавируя между неповоротливых грузовиков он, наконец-таки, выбрался в левый ряд и воткнул пятую передачу (покажите мне того идиота, что поставил пятиступенчатую коробку передач на маршрутку). В эту минуту я пожалел, что ремень безопасности есть только у водилы, да и тот им не пользовался. Ноги напрягались, словно до упора выжимая тормоз, когда перед «газелью» вдруг возникала какая-нибудь легковушка или другая «газель», сердце не успевало переработать столько адреналина… Что творилось в салоне – даже думать не хочу. Сколько бы это продолжалось – не знаю, если бы сзади не донеслось сдавленное.
– Остановите здесь!
Водила усмехнулся и вдруг резко заложил крутой вираж вправо. Сзади раздался визг тормозов, свист покрышек и мне показалось, что я услышал вдогонку.
– Козел!
Но это наверняка показалось, потому что в следующее мгновение мы были заняты наблюдением за приближающимся под острым углом бордюром. В самый последний момент, когда казалось, что мы вот-вот взлетим над тротуаром –поворот руля и резкая остановка.
Долгий вздох облегчения в салоне. Раздались смешки и извинения за отдавленные ноги. Кто-то попросил кого-то открыть дверь. Дверь не открывалась. Передышка затянулась. Наконец дверь открыли, и нас покинул молодой человек с барсеткой. Несчастный, сколько он потерял, оставив нас!
 Хмыкнув, водила сделал то, чего от него никто не ожидал. А может он спешил куда? Во всяком случае, воткнув первую, он бросил сцепление и втопил газ. От этого любой мотоцикл встает на дыбы и прыгает вперед как образцовый арабский скакун. Маршрутка, конечно, не мотоцикл, тем более нагруженная, но, тем не менее, стартовая перегрузка вдавила нас в кресла. В салоне кто-то на кого-то навалился, потому что снова послышались смешки и извинения.
И, на этот раз уже точно, я услышал в салоне.
– Crazy driver.
Русскими аналогами этого английского выражения можно считать восклики «Козел», «Придурок» и почему-то «Баран». Буквальный же перевод – «сумасшедший водитель». В этом мы уже успели убедиться, и все, что происходило далее было только лишним тому подтверждением.
Итак, наш crazy driver вновь барагозил на дороге. В поисках лучшего пути он шатался от крайней левой до правой полосы, подрезая всех подряд. Однажды, при попытке перестроиться вправо он, а вместе с ним и все мы чуть не вписались в желтую стену автобуса. Трубный глас его гудка я запомню на всю жизнь.
Но на любой газ найдется свой противогаз. Противогазом для нашего водилы стал мент. Обыкновенный такой лейтенантик гаишник. Он повелительно взмахнул полосатой палочкой и наш водила, переспросив у меня
– Это он мне? – и получив утвердительный ответ, остановился. Долго рылся в бардаке бардачка, наконец, нашел там документы, залез в кассу, забрал оттуда полтинник, потом подумал, и взял еще один, и вышел.
Лейтенантик небрежно откозырял и что-то сказал, водила дал ему бумажки и тоже что-то сказал. Гаишник задумался и почесал затылок, снова сказал что-то водиле. Теперь задумался водила. Как бы нехотя появился полтинник. Затем билет банка России исчез в кармане гаишника. Водила улыбнулся, сделал ручкой и вернулся к нам, ставшими ему такими родными.
На этот раз он тронулся тихо, я бы даже сказал, вежливо. Но вот только гаишник с полтинником в кармане остался позади, как скорость и, соответственно, тормозные перегрузки, количество экстремальных разъездов (глаз алмаз!) с другими участниками дорожного движения значительно увеличились.

Лирическое отступление «О дорогах».

Эх, дороги русские! Сколько сказано про вас, сколько пересказано. А через вас и про власти высокие и страну нетрезвую. Да, относиться к родным выбоинам и ухабинам нужно только с юмором, потому что никаких нервов не хватит, чтобы ругать каждую кочку! Понимаю – жалко машину, ремонт подвески дорого стоит. Ну, так что ж? Машина была и нет ее, а кочка – она вечная. У нас все поставлено так, чтобы сохранить ее.
Как-то показывали по телевизору сюжет о том, как в одном из городов России к приезду президента дорогу ремонтировали. Осень, грязь, огромные лужи. И в одну из таких луж, прямо посередине проезжей части, желтые, как цыплята, работники дорожной службы сыпали дымящийся асфальт. Рядом стоял такой же желтый каток: он готовился утрамбовывать лужу. На все каверзные вопросы журналиста (типа: «а сколько вы думаете этот асфальт продержится?» или «а вы всегда осенью после дождя дороги делаете?») дорожники-цыплята только хмурились и отворачивались. А что сказать-то? Что кочку берегут?
Недавно вспомнил старый анекдот – в России три беды: дураки, дороги и дураки на дорогах. Вот уж точно. Мне возразят – какой русский не любит быстрой езды? С удовольствием отвечу – нормальный. Когда Гоголь писал эту сакраментальную фразу, понятие о быстрой езде совсем не соответствовало современному. Так что не зря я сказал про нормальных людей – все мы, все, кто сидел в маршрутке – нормальные люди. Чего нельзя сказать о водиле. Ему б родиться лет 150 –200 назад, да в ямщики податься – цены б не было! Но судьба распорядилась так, что везет он нас куда-то в начале XXI века, а довезет ли – Бог его знает…


Волгоград, 2000 год.


Рецензии
Мне пару раз в попадались подобные водилы. Правда не настолько лихие, как описано у Вас, и было это в Воронеже.
От прочтения получил удовольствие.

Юрий Антолин   20.05.2009 21:44     Заявить о нарушении
Спасибо!
Садясь в маршрутку в начале своего пути, никогда не знаешь каким будет его окончание. В этот раз все обошлось благополучно, а как в другой?
Эта история, конечно, не является реальной. Она сшита из, по меньшей мере, пяти таких поездок, только три из которых произошли лично со мной...

Александр Аглаев   21.05.2009 08:52   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 3 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.