Шкатулка

Мы - это я, Сергей и Лена дружили с третьего класса. В период, когда мы учились в седьмом классе, нам стало казаться, что детская дружба начала перерастать во что-то более близкое и дорогое. Конечно же, это чувство вдвойне проявлялось мной и Сергеем к Лене. Мы все больше пытались ей угодить. По прошествию лет это вспоминается только с улыбкой.
Где-то уже с год Сергей дружески называл меня - Боликом, а Лену - Леликом. Это была своего рода большая детская игра. У рыцарей имелся атрибут дружеской верности. И нас объединял символ дружбы, состоящий из трех букв «ЛВС». Никаких замысловато витиеватых значений этот знак, не предусматривал, а расшифровывался он очень просто – Лена, Вова, Сережа. Краткость – сестра таланта. Талант геральдиста принадлежал заслуженно Сергею. Он с чуткой и нежной любовью разрисовал почти весь поселок этим атрибутом. Знак можно было встретить везде, нарисованный разноцветными мелками и красками.
Ранним утром выходного дня, за неделю до празднования дня рождения Лены, Сергей позвонил мне:
- Вовка, привет. Не перебивай. Я вчера смотрел подшивку журнала «Огонек». Пол ночи мучался. Как думаешь, если мы Лене подарим на день рождения шкатулку, ну там для всяких украшений?
- Ну-у.
- Что ну? Я же дело говорю. Возьмем чурочку, у тебя же в сарае лежат дрова? Распилим ее, сделаем углубление, оформим красивую крышечку, которая будет открываться кнопочкой. Так, чик. А она на пружинке вверх. Бах! Во! Правда, здорово?
Да, возможно все это было здорово. Я слушал Серёгу и думал только об одном: «Что же ему такое сказать, чтобы поскорее закончить разговор и лечь в теплую постель, хотя бы еще на полчасика? Жаль, но поспать уже, наверное, не получится».
- Понимаешь, в одном журнале пишут о хохломской росписи, а на развороте разные поделки. Слушай, такие классные шкатулки. Рисунки разные. Такие прямо аж… Ну! Подарок будет, закачаешься, - продолжал монотонно и восторженно бубнить в трубке голос.
- Красить тоже будем?
- Конечно. Нарисуем рисунок и разукрасим. Краски у тебя же есть, я видел, стоят в сарае.
 «Ну-ну, художник», - подумал я, а вслух сказал:
- Краски есть, но они же строительные, для ремонта. Сохнуть будут очень долго.
- Да ты не переживай, у нас целая неделя впереди. Сегодня сделаем шкатулку, нарисуем и сразу покрасим. Краска за неделю высохнет. Вот!
- Ладно. И когда тебя ждать?
- Я уже готов. Осталось обуть скороходы и через пять секунд я у тебя, - радостно продекламировал Сергей. Все-таки ему удалось немного меня заинтересовать.
В силу своего характера, я делал быстро и четко только то, к чему действительно проявлял заинтересованность. Серёга - прямая противоположность. Он ежеминутно был чем-то занят. Если не читал, то думал. Если не думал, то мечтал и прорабатывал какой-то очень важный план. Если не работала голова, то работали руки и ноги. Делал он ими порой не шедевры, но многое то, чего не умели его сверстники, в том числе и я.
- Сережка, подожди. Ты вырвал меня из теплой постели. Я еще толком не проснулся и хочется попить чаю и чего-нибудь съесть.
- Да? – в его голосе послышались нотки разочарования, - хорошо, через десять минут я буду у вас во дворе. Привет, - и он повесил трубку.
Пока грелся чайник, я умылся и вытерся махровым полотенцем, которое как бы согревало лицо и руки после холодной воды при каждом прикосновении. Потом оделся, заправил кровать и пошел на кухню завтракать. Я отрезал большой кусок черного хлеба. Намазал его сливочным маслом, поверх которого столовой ложкой наложил красной икры. Присел к столу и с наслаждением принялся поглощать бутерброд, тщательно пережевывая каждый откушенный кусок и запивая все это великолепие сладким чаем.
Солнышко не в зените, но достаточно высоко над горизонтом, который просматривается во все четыре стороны. Легкий ветерок разносит по поселку приятный запах моря. Утреннюю тишину нарушает монотонно работающие дизеля электростанции. К этому звуку все привыкли настолько, что даже и не замечают его.
Я вышел из подъезда на улицу. На противоположной стороне двора стояли деревянные сараи. Возле двери, на которой неумелой детской рукой была нарисована цифра три, сидел на корточках, время от времени издававший звуки в виде свиста Серега.
Мы поприветствовали друг друга кивком головы и мужским рукопожатием, не преминув при этом проверить, чья кисть на сегодняшнее утро сильнее. Не желая уступать, рукопожатие затянулось. Покряхтев еще немножко, мы позволили победить дружбе.
- Ключи взял?
- Взял.
Отперев замок, я распахнул дверь и отошел в сторону, пропуская вперед Сергея.
- Надо же, - ухмыльнулся он.
Распахнув куртку, из внутренней части левого рукава Сергей достал журнал «Огонек». Раскрыл его на нужной странице и передал мне. В журнале, на развороте были цветные изображения разных изделий из дерева: игрушки, столовая утварь, сувениры и шкатулки. Сергей вошел в сарай и принялся по-хозяйски перекладывать с одного места на другое дрова, выискивая подходящее палено.
- Да уж, нам уж, - хмуро произнес он. - Что? Чего ты там бормочиш? Иди сюда, смотри, вот это полено должно пойти в самый раз. Как думаешь?
Сергей держал в руках короткое березовое полено.
- Видишь, и сучок только один, с этой стороны полено гладкое. Отпилим сантиметров пять – это и будет шкатулка, а отпиленные сантиметра два закруглим, отшлифуем, и получится крышечка на нашу шкатулочку.
Серега с гордостью смотрел на отобранный для шкатулки материал и продолжал мечтать.
- Было бы здорово, если мы не повредим кору. Смотри, какой она имеет рисунок. Немного снимем верхний слой, а нижний покроем лаком. О, а лак у тебя в сарае есть? Болик, глянь на полке.
- Лак, краски. Ты сам что принес?
- Идею! – лаконично и гордо заявил Сергей.
- А кто будет воплощать твою идею?
- Мы!
- Здорово, то есть ты будешь умничать, а я пилить, строгать. А инструменты?
- Ну ты чего? Ленке же подарок будет на день рождения. Инструменты! Инструменты вон в коробочке на полочке. Или у тебя другие предложения?
- Серый, давай сходим к трудовику, поговорим, объясним. Он же тоже человек. Попросим на станке поработать.
- Ну сказанул!!!
Предложение действительно как-то не вязалось. То ли в силу нашего возраста, то ли по причине нашей средней успеваемости учитель трудового воспитания очень редко подпускал нас на уроках к дерево- и металлообрабатывающим станкам. А тут еще в неурочное время.
- Жаль. Очень жаль, но нет, значит, нет. Будем мастерить сами.
- Ручная работа всегда ценилась и ценится выше всякой штамповки.
Высказавшись, мы приступили к работе. «Работа мастера боится», но то ли мы не мастера, то ли работа такая непугливая, трудились, не покладая рук, а шкатулка к вечеру готова не была.
Оптимистично настроенный Серега с первыми сумерками сдался.
- Ничего, за неделю управимся.
К сожалению, ни в следующий день, ни в последующие дни, нам так и не суждено было продолжить свою работу. Все нас что-то отвлекало или увлекало с новой силой. О дне рождения мы помнили и к шкатулке вернулись только за день до решающей даты.
- Упорство и труд все перетрут, - процитировал Сергей и с ожесточением продолжил работу.
Я помогал ему, но лень и отсутствие желания подвигли меня высказать рациональное предложение:
- Слушай, Серега, давай посмотрим правде в глаза.
- Ну,- не переставая работать, процедил Сергей.
- Даже если мы успеем сделать шкатулку, то мы не успеем ее покрасить или краска не успеет высохнуть.
- Ну!
- Может, мы возьмем какую-нибудь готовую коробку или коробочку. Покрасим ее. Сделаем крышечку. И будет шкатулочка. А?
- Ну!!!
- Что ты все заладил, ну да ну? У меня в сарае на этот случай есть подходящая коробочка.
- Ну!!!
Я бросил заготовку крышечки и влетел сарай. Выйдя из него, протянул Сергею небольшой, сбитый из фанеры, обыкновенный почтовый ящик.
- Ты чего? Стрёмно,- коротко, но справедливо заметил Сергей.
- И тем не менее, мы его зачищаем, красим, закрепляем крышечку, чтобы она открывалась и закрывалась. Вот и готов подарок, - настаивал я.
- Бры-ы-ы, - выразил свои эмоции Сергей.
- Чего бры-ы-ы-ы? Ты посмотри, сколько места. Да ты глянь, сколько сюда можно навалить всякого добра. Масштаб, размер. Серый, а так Ленка вообще останется без подарка. Думай, - умоляюще попросил я.
- Думаю,- Сережа отложил заготовку шкатулки и инструмент. Взял почтовый ящик в руки. Покрутил. Несколько раз поднял и опустил крышку, как бы примеряя пружинный механизм. Сдвинул кепку на затылок. Почесал лоб и, - горькая, правда, жизни, Болик, а ты прав. Лучше с подарком, чем без него, - заключил он.
- Фу-у-у! В какой цвет будем красить? – поинтересовался я.
- Подожди красить. Для начала надо подумать, как прикрепить крышку, чтобы она была подвижна.
Серега обдумывал механизм. Идеи так и сыпались из него. Однако, все технические приспособления были очень далеки от совершенства и пораженный в самое сердце этой простой вещью Сергей быстро поник. Надо было спасать положение.
- Сережка, а чего думать-то? Давай, у меня даже маленькие шурупчики есть, отрежем кусочки стропленты или кожаного ремня, аккуратненько прикрутим, покрасим и видно не будет. А?
- Правильно. Не будем терять времени, - довольно легко согласился он.
И мы приступили. Надо отметить, что работали с повышенным энтузиазмом. В течение какого-то часа нами до белизны был зачищен почтовый ящик, как с наружной, так и с внутренней стороны. Краска была разных цветов, но все ее разнообразие не могло удовлетворить наших потребностей. Выбор пал на судовой сурик ярко-красного цвета.
С трепетом весь ящик и крышка, а также крепежи из кусочков стропленты, аккуратно приспособленной маленькими шурупчиками, были выкрашены в ядовитый ярко-красный цвет. Чтобы краска высыхала равномерно со всех сторон, ящик-шкатулка был подвешен в сарае. Мы стояли и любовались творением своих рук.
Испытали мы тогда неописуемое удовлетворение и восторг. Все-таки недельный труд окончен. И, как нам казалось, на самом высоком уровне. Как-никак мы любовались предметом, который был творением наших «умелых» рук. Однако, на Сережином лице читалась некая неудовлетворенность.
То, о чем он думал, я узнал только на следующее утро. Лицо Сергея сияло.
- Вот, - Серега протянул вперед зажатую в кулак кисть правой руки.
- Что вот?
- А? А! Вот! – и Сергей разжал кулак.
На его ладони лежал переливающийся в лучах солнечного света многогранный, овальной формы, похожий на цветное стекло, полудрагоценный камень фиолетового цвета.
- Это что? – спросил я.
- Знаешь. Я подумал, что чего-то не хватает на нашей шкатулке. Думал, думал и придумал. Мы на верхнюю часть крышки прикрепим вот этот камешек. Правда, здорово?
- Правда. А где ты его взял.
- У мамы из перстня выковырял. Зачем он ей.
- Действительно. Зачем? А про серьги ты уже забыл?
- Ой, не надо этих намеков. Мы же Ленке подарок делаем. Понимаешь?
- Ладно, а как мы его будем крепить к крышке?
- Пока не знаю, но что-нибудь придумаем.
Сказано сделано. Возились мы до вечера, но камень приспособили.
До сгущающихся сумерек мы думали, кто и как преподнесет подарок Лене. Детская скромность, сопряженная с застенчивостью и порой с трусостью перед девчонками, не позволила нам преподнести подарок лично, так сказать, из рук в руки. Мы решили, что подарок будет оставлен на пороге квартиры. Позвонив в дверной звонок, мы потихонечку спустимся на первый этаж и будем наслаждаться восхищениями нашему подарку.
Пришли мы к дому Лены. Жутко. Мурашки по спине бегают. Колени подкашиваются. Такое впечатление, что с плохим делом снюхались.
Аккуратно ступая на ступеньки, прокрались на второй этаж. Прислушались. Праздник в разгаре. Нас никто не увидел и не услышал. Поставили шкатулку на порог. От волнения мы слышали биение сердца друг друга. Позвонили в дверь и …
Так тихо еще, наверное, никто и никогда не спускался. Было такое впечатление, что сверху по ступеням сброшен пустой, мусорный бак. Уж не знаю, услышал ли кто этот шум в квартире, но как бы то ни было, а на первом этаже мы замерли, как мыши, и стали ждать, напряженно прислушиваясь.
За дверью спросили «Кто там?». Щелкнул замок. В открытую дверную нишу вылился свет из квартиры.
Через секунду тишину разрезал веселый, заразительный женский смех, и голос крикнул: «Лена, иди скорее сюда. Здесь твои женихи тебе подарок ко дню рождения принесли». Опять смех и фраза, которая тогда повергла нас в ужас: «Красный гроб они тебе преподнесли».
Домой мы шли угрюмые. Вот и поздравили подружку. Вот и доставили ей радость.


Рецензии
Очень рассмешил конец рассказа. Я думаю, Ваш рассказ подойдёт для семейного чтения и обсуждения.

Надежда Горшкова   15.02.2020 13:03     Заявить о нарушении
Полагаю, Вы правы)))

Благодарю!

С уважением,

Владимир Войновский   17.02.2020 11:54   Заявить о нарушении
На это произведение написано 12 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.