Азия

 Под окном всю ночь выла пьяная баба. Молодая, судя по голосу. Все люди спят - она воет. Нехорошо. Я лежал, прислушивался часа два. О чем воет не разобрать, слов не слышно, одни звуки. Наконец, мне надоело, я вышел на балкон. Тетка сидела на асфальте и что-то рассказывала пространству перед собой.
 - Ну, гады, - сказала она вдруг отчетливо. - Ну и гады! Куда ж я пойду, блин!
 - Блин, - сказал я.
Женщина на секунду смолкла. Задумалась.
 - Вот ведь, ублюдки вонючие! - продолжала она чуть громче. - Ну и скоты!
 - Ты, - отозвался я эхом, внутренне ликуя.
 - Ой, тяжело мне, лю-у-ди! - вдруг заголосила она. - Ой, как тяжело! О-о-о-о-й!
 - О-о-о-о-й! - заголосил и я на октаву ниже.
Женщина подняла голову, обводя дом мутным взглядом.
 - Ты где? - спросила она.
 - В звезде, - ответил я, отойдя вглубь балкона.
 - В звезде, - повторила она, как бы соглашаясь. - А ну, покажись! Ты кто?!
 - Хрен в пальто!
 - Хрен?
 - В пальто, - уточнил я.
 - Ты чего орешь? - услышал я голос сверху.- Половина пятого. - Я посмотрел вверх, увидел соседа и понял, что немного увлекся.
 - Извините, - попытался я извиниться.
 - Как же, извините! - сказал мне голос справа. - Нажрался, так веди себя прилично. Люди спят.
 - Я нажрался?! - возмутился я. - Это она...
 - Да он вообще не пьет, придурок - сказал голос снизу.
 - Сам ты придурок, - сказал я соседу. - Иди спать.
 - Вот поднимусь сейчас - рога поотшибаю, - пообещал он.
 - Сначала себе поотшибай, - посоветовал я и понял, что попал в точку.
 - Ах ты, сучонок!
 - А ну, кончай базар! - потребовал еще кто-то. - Сейчас милицию вызову. Нет покоя ни днем, ни ночью.
 - Это от тебя покоя нет! Лупит стены с утра до ночи, аж посуда звенит.
 - У меня ремонт...
 - Догадались уже! Пятый месяц ремонт...
 - Ты лучше за своими детьми смотри. Кто мне дверь поджог?!
 - Какую дверь?
 - Входную!
 - Да ты сказочник, я смотрю. Входную. Андерсен, блин. Какую дверь?!
 - Входную!
 - Правильно! Распоясались - дальше некуда. Как одиннадцать - так музыка на полную катушку. Только новости сядешь смотреть...
 - Какая музыка?! Мой Саня в школе в это время.
 - Ну да, в школе! Только сядешь новости посмотреть - хрен там! Тут же включает свою яйцерезку. Меломан! Ты образумь своего меломана.
 - Ты за своей Светкой следи. Пиво клохчет, точно квас. Весь подъезд загадила...
 - Что ты мелешь, негодяй! Это Ванюхин из девятнадцатой...
 - Кто там вякал про Ванюхина? Ты, что ли, толстый?
 - Безобразие! Как вы смеете так со мной...
 - Да плевал я. Ты когда мне деньги отдашь?
 - Какие деньги?
 - Бумажные! Мелочь себе оставь.
 - С какой это стати?
 - В порядке компенсации.
 - Какой компенсации?
 - Надо же. Мы не понимаем... А кто мне кухню залил? Пушкин? Или Блок? Всю ночь с тазами бегал.
 - Мы вам ничего не должны, - встрял женский голос, - нас самих залили сверху. Из двадцать седьмой.
 - Порадую вас. Двадцать седьмую тоже залили, и тоже сверху.
 - В ЖЭК обращайтесь за компенсацией. У меня батарею прорвало. Всем компенсировать - компенсатор отвалится.
 - Что, козлы, проснулись?! - бодро прозвучал голос забытой на асфальте тетки. - То-то же.
 Я ушел с балкона, лег в кровать и, под гомон соседей, неожиданно быстро заснул. Мне приснился рынок - многолюдные торговые ряды, и посреди этого рынка, на каменном стоптанном полу, серый облезлый кот в луже помоев. Он ел селедку. Потом посмотрел на меня, невесело усмехнулся и закричал, смешно разевая пасть и пугая покупателей: " О-о-ой, тяжело мне, лю-у-ди! Ой, как тяжело!".


Рецензии
На это произведение написаны 24 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.