Сегодня в нашем кинозале не наше кино

 Завершая празднование Дня конституции Российской Федерации в 2004 году, как объявлено, последнее в новейшей истории России, первый канал телевидения решил показать фильм о защитниках конституционных прав и свобод и прочей там демократии на планете. Да, правильно, о доблестных американских военных: «В тылу врага» («Behind Enemy Lines»).

 Для тех, кто не смотрел, краткое описание фильма на сайте kinopoisk.ru:
 «Молодой лейтенант ВВС США Крис Бернетт (Оуэн Уилсон), один из лучших военно-морских летчиков, по жизни мечтает о том, чтобы ему выпал шанс поучаствовать в настоящих боевых действиях вместо того, чтобы наблюдать за тренировками своих коллег. Однако его командир, адмирал Рейгарт (Джин Хэкмен) считает, что Крис еще не готов... Да и боевых действий-то особо как-то не предвидится. Но вот, во время одной из разведывательных миссий, Бернетт фотографирует то, что не было предназначено для чужих глаз, и его самолет сбивают. Летчик оказывается в тылу врага, который хочет уничтожить шпиона. Время идет, и адмирал Рейгарт, рискуя своей карьерой, решает нарушить все правила и организовать спасательную операцию, чтобы вернуть своего ученика...»

 Описание фильма, естественно, имеет целью придать ему наибольшую привлекательность (на данном сайте редкий из фильмов, информацию о котором я запрашивал, не имеет оценки зрительских симпатий, близкой к наивысшей). Поэтому из нее, как и из самого фильма, сложно понять: А где это все происходит? О каком все же враге идет речь? К каким таким боевым действиям рвется юный штурман «Хорнета»? Расставим недостающие переменные в уравнении, чтобы проще было оценить – насколько правдиво в данном случае «искусство кино».

 Место действия. Из карты, демонстрируемой адмиралу подчиненными, а также обрывков фраз можно сделать вывод о том, что речь в фильме идет о Боснийском кризисе (чтобы не затягивать с описанием фильма, личное мнение о нем – в последних двух страничках).

 Враг. Конечно же, это кровожадные сербы во главе с генералом Мирославом Локаром (играет поляк Олек Крупа, но американам, что поляк, что серб – один… славянин). Генерал - выдуманный, наверное, имеется в виду Радислав Крстич, недавно приговоренный Гаагским трибуналом к 35 годам заключения («no time for loosers»!). По фильму, сербы нарушают договоренности и концентрируются в демилитаризованной зоне. То ли хотят напасть на Сребряницы, то ли уже собираются глубже зарыть трупы расстрелянных при захвате этого города боснийских вояк (в прессе оценки масштабов этого расстрела варьируют от «3,5 тыс. участников вооруженных групп боснийцев» до «7 тыс. мужчин и мальчиков»). Основное обвинение Крстичу – как раз указанный расстрел: «В те годы Крстич был начальником штаба Дринского корпуса армии боснийских сербов. Он - первый из причастных к трагедии Сребреницы высокопоставленных деятелей, которому пришлось держать ответ перед Международным трибуналом. За участие в расстрелах мусульман в этом анклаве ранее к пяти годам лишения свободы был приговорен боснийский хорват Дражен Эрдемович. Приговор ему был достаточно мягким, поскольку было признано, что Эрдемович совершил преступления под принуждением, кроме того, он заявил об искреннем раскаянии» (Новости радио ООН, апрель 2004 г.). А генерал, видимо, раскаялся не искренне.

 Подвиги. С самого начала фильма удивляет, что на головном корабле американского флота базируются лишь «Хорнеты», которым, к тому же, выясняется «нечего было делать», «налет 15 часов в месяц». Адмирал Хэкмен, по фильму, - командир ударной группировки; к тому же на борту авианосца постоянно ошивается еще один адмирал, непосредственно вовлеченный в переговоры [в Париже? По телефону?] и болеющий за судьбу мирного процесса. И эти бравые вояки - в стороне от дел? А кто же тогда бомбил Белград, аэродром в Сербской Краине, позиции Сербов?! Марсиане, что ли? Нет, американцы. Поэтому, если уж был такой авианосец - островок в Океане Спокойствия, то герою-штурману следовало бы просить перевода в другую часть, а не увольнения из армии.

 Так о чем же этот фильм, привлекший внимание Первого канала? По мнению «Лондон Ньюс Ревью» (http://www.lnreview.co.uk/filmtv/004361.php), мы и не должны этого знать. На самом деле, «There was no aircraft carrier. No Admiral Leslie Reigart. No Chris Burnett. No genocide. No bullets. No respect. No nothing». Это телевизионная жвачка, где все совершенно обобщено, и герой «в белом» побеждает некого «в черном». Хорошо бы, конечно, американцы для демонстрации извечной сказки «добро побеждает зло» использовали темы, менее чувствительные для многих в восточной Европе. И более однозначные в определениях. Но это пожелание, которое смешно даже произносить вслух, у него никаких шансов быть учтенным.

 Другой вопрос: зачем мы это смотрим в России в конституционные праздники?

 1. За ради свободы слова и мнения?
 Почему бы тогда и одноименный финский фильм 1999-ого года производства не показать. Про борьбу финских частей с советскими войсками в 1941-ом году в Карелии. Там тоже есть герой – молодой финский офицер, да еще и лирическая линия – его любовь с медсестрой, убитой «советскими партизанами».
 
 2. Нечего больше показывать?
 Ну так не стесняйтесь, прокрутите чего-нибудь советское ностальгическое. «Пожирателей рекламы» будет привлечено не меньше.

 3. Чтобы уверить зрителя во взгляде на события в Боснии «по-американски»?
 Нет комментариев. Только вопрос: первый канал платил за авторские права на фильм или кому-то на первом заплатили за его показ?

 А платят в Штатах за подобную работу хорошо. Вон Машков недавно отказался играть князя Мышкина в "Идиоте": ему, видите ли, «в лом» и голова болит (думал, так только жены от постылых мужей отбрыкиваются). А козла - киллера Сашу (основной отрицательный персонаж из войска сербских братьев) за весомые американские доллары - пожалуйста. И ничего не болит – ни голова, ни совесть, ни еще где. Героя Машкова сам этот американский штурманец из пистолета - трах! трах! А тот, как робот, после трех пуль в упор, не пошевелившись, в ответ стрелять [конечно, только легко ранил героя], а потом еще и врукопашную! Жуть!! И поделом ему, то есть его герою, то есть обоим им, а то тьфу, прости господи…

 Хочется отметить два символических момента в фильме, не знаю, как уж они там появились. Не нарочно же, в конце концов. Первый из них – кадры со снегом в лесу (имеется в виду, где-то в горах, так как внизу в это время погода вполне осенняя). Декораторы честно насыпали его под каждое дерево, как побелили стволы. Оно и понятно – американцы. Где они этот снег видели? Им и невдомек, что снег лежит или равномерно, или под деревьями проталины образуются, что деревья – не магниты, снег не притягивают. Несуразность картинки лишний раз подчеркивает несуразность фильма.

 Второй символ – изваяние христианского святого недалеко от места падения катапультировавшихся американцев. Расстрелянное такое изваяние, обгоревшее, однокрылое. Если не знать сути фильма, так и подумаешь: символ горя и унижения несчастного сербского народа. Есть такой труд баптиста П.С. Ракмана - «Католическо-мусульманский альянс» (http://baptist.org.ua/bbv/017feb00/cath_musl_aliance.htm). Можно спорить с рассуждениями, но не с фактами. «Правда заключается в том, что за 2.000 лет (с 33 по 1999 г.г. н.э.) на земле не было ни одного библейского христианина, который хотя бы думал о том, чтобы убить, изгнать или посадить в тюрьму мужчину, женщину или ребёнка по той лишь причине, что они надругались над Библией, оскорбляли Марию, высмеивали Иисуса Христа, на чём свет стоит ругали папу римского, оскорбляли христиан, рвали на куски их Библии или сжигали церкви. Так действовали иудеи в книге Деяний (2-4, 7, 13, 18 и т.д.), но с 70 года после Р.Х. так действуют мусульмане и римо-католики».

 Я – атеист и поэтому о приверженцах разных религий могу судить беспристрастно. Действительно, резня, устроенная мусульманами, – бесконечное количество случаев в мировой истории, а православными христианами - … тут я что-то не припомню. Может, кто подскажет? Опять-таки, согласно данным 1985 года, население Боснии составляло 4,5 млн. человек, из них 40% - боснийцы-мусульмане, 37% - сербы, 20% - хорваты. По последним данным, население Боснии составляет 4,44 млн. человек, из них 43% боснийцев-мусульман, 31% сербов, 18% хорватов. Так кто же подвергался геноциду, и кого сколько погибло? Ответ легко посчитать на калькуляторе: сербов - минус 289 тысяч, хорватов – минус 100 тысяч, мусульман – плюс 330 тысяч. Все же иногда числа – упрямая вещь. Поэтому, как я считаю, в Боснии убивали, унизили и изгнали именно сербов, тех самых, которых в фильме показали врагами – нелюдями, убивающими раненого американца выстрелом в затылок.
А в общем, чего я так разволновался. Ведь даже упомянутая выше «Лондон Ньюс Ревью» в конце рецензии на фильм рекомендует: «Just make sure that you're wearing soft shoes, unless you want to buy a new TV» - расслабьтесь и не бросайтесь тапками в экран. Ложь, человеческая жестокость и лицемерие в этом мире неисчерпаемы. Тем не менее, захотелось помахать руками и отогнать эту муть от себя.

 * * *

 Межнациональный военный конфликт в центральной Европе, сопровождавший развал Социалистической Федеративной Республики Югославия (Обещанный выше дополнительный текст)

 Я был в туристической поездке в Белграде в 1989 году и припоминаю, что вопросы межнациональных отношений в стране и в конце 1980-х гг. стояли достаточно остро. Конфликт усиливался и гремучей смесью религиозных конфессий: христиане (сербы), мусульмане (боснийцы), католики (хорваты). Причем возмутителями спокойствия были как раз хорваты, опиравшиеся на близкую Европу (в Италию из Хорватии люди ездили на собственных автомобилях за товарами). Отношение хорватов к боснийцам было совершенно пренебрежительным, их фактически считали «чурками». Помню рассказанный мне сербом в баре анекдот в ответ на мой вопрос о межнациональной розни: «Стоит у здания Скупщины хорват с плакатом за предоставление народам страны права на самоопределение и громким голосом провозглашает «самостийные» лозунги. Откуда-то подходит босниец и пытается присоединиться. Хорват тут же ему: «А ты, босновац, пошел отсюда нах…».

 Поэтому, видимо, Хорватия и Словения отвалились от СФРЮ первыми. В Словении референдум об отсоединении прошел в декабре 1990 г. и на его основании Скупщина Республики Словении в июне 1991 утвердила акты о выходе из Югославии и провозглашении государственной самостоятельности. Летом же Сабор Республики Хорватия единогласно принял Декларацию о провозглашении самостоятельной и суверенной республики. Делегаты из Словении и Хорватии устроили показательные выступления с выходом из скупщины СФРЮ. Раздираемая на части страна еще пыталась бороться за целостность. Заручившись решением Союзного исполнительного вече, Югославская народная армия заняла пограничные пункты, охранявшиеся словенскими пограничными органами. В результате столкновений Югославской народной армии с силами территориальной обороны Словении погибло 49 человек [запомним это число]. Но свободная Европа не позволила Югославии большего. Под давлением ЕС страна вынуждена была заключить Соглашение о прекращении боевых действий и, позднее, подписать т. н. Брионскую декларацию. По истечении трехмесячного моратория на выход из Югославии, предусмотренного Брионской декларацией, Словения и Хорватия в октябре 1991 «сделали Югославии ручкой». Тем не менее, наверняка, такое разделение страны в пост-социалистическую эпоху следует считать близким к оптимальному. Пусть под внешним вмешательством ЕС, пусть разделение всегда хуже интеграции, но проблемы межнациональных и межрелигиозных отношений перезрели, решать их было необходимо. И решены они были все же почти бескровным путем, без разрушения городов, заводов, хозяйственной инфраструктуры.

 Увы, в одной из новых стран, в Хорватии, сразу же стали предприниматься действия по дискриминации и выдавливанию сербского населения. Хорватская полиция повела тотальные обыски и аресты сторонников единого государства, заставившие сербов «уйти в партизаны». Начавшиеся весной 1991 стычки сербских отрядов территориальной самообороны с хорватской полицией и регулярной армией уже в конце августа 1991 г. переросли в крупномасштабную войну. Попытки урегулировать конфликт стали предприниматься со стороны ООН. Только приход «голубых касок» позволил вчерашним соседям мирно разъехаться (многие сербы вынуждены были уехать в Сербию и Боснию).

 К сожалению, огонь войны не был погашен, он только тлел. Масла в него подлило провозглашение суверенитета и государственной независимости Боснии и Герцеговины в октябре 1991. Люди, начавшие процесс отделения от федеративного государства столь смешанного конгломерата, не могли не понимать, что они делают (Предлагаю историкам как раз их и считать главными преступниками, повинными в последовавшей гибели многих тысяч мирных людей). Это – руководство созданной в 1990 г. по национальному признаку мусульманской Партии Демократических Действий (СДА), хорватского Демократического Сообщества (ХДЗ). Увы, были негодяи и среди сербов (руководство партии СДС), видимо, больше думавшие о поддержании известности и построении собственной политической карьеры, чем о судьбе своего народа в новой стране: литератор М. Николич, последовательно перекрашивавшийся от революционера – экстремиста до нытика - пораженца, литератор же, продавшийся затем мусульманам, М. Вешович, писатель Р. Караджич. Ну, не созданы писатели руководить государством, нечего было и пробовать! Вначале, увлеченные демократической идеей «разорвать с оплотом диктатуры, созданной Тито», литераторы выступали за разъединение. А потом, оказавшись перед лицом беснующихся вооруженных банд мусульман, вырезающих сербов, – в кусты. «Опять не получилось…» у интеллигентов. На бумаге всегда все более гладко. Кстати, если кто читал хоть что-нибудь из трудов указанных литераторов, - снимаю шляпу. Мне кажется, на своей профессиональной ниве успехи у них были немногим лучше, чем в политике. Но хотя бы без таких ужасных последствий.

 Языком хроники, события развивались следующим образом: 29 февраля - 1 марта 1992 состоялся референдум о независимости республики Босния и Герцеговина. Сербское население с подачи упомянутой партии СДС (спохватились) бойкотировало референдум. Результат прямо противоположный желаемому для сербов: 63% принявших участие в референдуме высказалось за создание независимого государства. Дальше пошли и вовсе судорожные метания: в апреле 1992 сербская община провозгласила Сербскую республику в Боснии и Герцеговине в составе Югославии, а хорваты объявили о создании «Хорватского содружества Герцег-Босна». Образовавшиеся формирования незамедлительно вступили в полномасштабную войну. Братья-сербы умеют драться лучше, чем хорваты и мусульмане (если никто со стороны не лезет). Поэтому вскоре сербы завоевали около 70% территории и окружили г. Сараево. ЕС и Штаты тут же вмешались, обвинив сербов в этнических чистках, обстрелах мирного населения г. Сараево и прочих смертных грехах. На Югославию, армию которой обвиняли в прямом вмешательстве в конфликт на стороне боснийских сербов, были наложены экономические санкции. В Боснию тоже были введены войска ООН, но, чтобы обескровить сербские силы, войска НАТО начали охоту за сербскими самолетами, приступили к бомбежкам. Самая крупная из акций такого рода - бомбежка аэродрома Удбина в Республике Сербская Краина на территории Хорватии. Сербы, тем не менее, продолжали наступать, разгромив 27 ноября 1994 5-й корпус боснийской армии в районе анклава Бихач, осадив г. Горажде, захватив г. Сребряницы (7 июля 1995). Тут уж за сербов взялись по-настоящему. Самолеты США и НАТО стали бомбить сербские позиции, т.е. фактически вступили в войну на стороне Хорватии и боснийских сепаратистов. На земле хорватская армия при поддержке войск НАТО артиллерией и с воздуха в августе 1995 за двое суток полностью заняла территорию самопровозглашенной республики Сербская Краина, просуществовавшей 4 года. «Мировое сообщество» и ЕС в дополнение к бомбежкам продолжало плющить Милошевича.

 Россия все никак не могла определиться со своей позицией. Последовал скандал с Черномырдиным, который что-то где-то сказал, а его не так перевели. Поэтому Милошевич понял, что бумаги в Рамбуйе можно не подписывать, а в НАТО поняли, что можно нажать. Как написал журналист Максим Череда («Зеркало недели», 12-19 июня 1999 года), «Россия попросту сдала «братьев-сербов». Первым звонком для Милошевича должна была стать отставка Примакова. Когда перед Москвой замаячила перспектива все же получить 4-миллиардный кредит МВФ, перемена в ее отношении к Югославии стала ощутимой. И не исключено, что одной из задач Строуба Тэлботта во время недавнего его визита в Москву было убеждение руководства России пересмотреть свой подход к принципам мирного урегулирования на Балканах». К концу 1995 года война закончилась поражением сербских войск и установлением на территории Боснии (пардон, и Герцеговины-Флор … или без Флор?) про-западноевропейского мусульманского государства (как показывает история мусульманских государств, «про-» только до поры, до времени).

 Униженную Сербию потом «воспитывали» бомбовыми ударами еще раз – за Косово. Формальной причиной начала бомбардировок авиацией НАТО Югославии стал отказ Белграда подписать соглашения в Рамбуйе. Причем Милошевича не устраивали два пункта этих соглашений - о выводе в угоду сепаратистам всех сербских войск из Косово и о развертывании вместо них вооруженных сил стран НАТО. Вместо них югославы предлагали разместить в крае миротворческий контингент ООН. Увы, ситуация для запада была неприемлемой. В Косово НАТО поддерживало бандитов, даже не имевших собственного формального статуса в виде самопровозглашенной республики, как в предыдущих случаях. А тут еще Кофи Аннан что-то стал возмущаться использованием войск ООН в качестве ширмы. Пришлось ему устроить пару скандалов «на личном фронте», чтобы сидел тихо.


Рецензии
Давняя вещь, но вполне применима к нашим временам. На 4 ноября нынешнего года только телеканал "Культура" с его "Мининым и Пожарским" показал что-то соответствующее теме праздника. По остальным 24 каналам шёл откровенный шлак.

Чернов Владимир   24.11.2018 14:52     Заявить о нарушении
Да, с телевидением что-то совсем не то происходит. Запустили мы его, смотрим всё через интернет, а оно там само по себе, видимо, загнивает.

Мареман Рыбник   26.11.2018 19:17   Заявить о нарушении
На это произведение написано 6 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.