Выкуп

В Ы К У П

Внезапно начавшаяся гроза застала автомобиль с четырьмя пассажирами посреди просёлочной дороги. Видавший виды старенький «Жигулёнок» с такими же, «видавшими виды», пожилыми пассажирами, продвигался неуверенно вперёд. Смысла возвращаться назад уже не было – дождь застал путников на самой середине.

Машину бросало из стороны в сторону по мокрой раскисшей хляби, по невесть откуда взявшейся, предательской глине, сползающей в боковые рвы. Дождь хлестал в лобовое стекло. Не было видно ничего, кроме водопада, низвергающегося с крыши и заливающего окна. Наверное, надо было бы остановиться и переждать, но пассажиры в машине были настолько оглушены внезапностью налетевшей дождевой бури, что не могли вымолвить ни слова, и только испуганно жались друг к другу.

Сидящий же за рулём грузный, пожилой мужчина продолжал медленно вести машину, напряжённо вглядываясь в полумрак и серую пелену дождя. Вдруг молния засверкала совсем рядом, - сразу же за такой хрупкой, как оказалось, - рукотворной человеческой перегородкой, отделяющей людей от стихии. Молния ударила прямо в железную дверцу машины, ударила в стёкла. Что тут случилось с машиной и пассажирами!

На время исчезло чувство реальности. Машину подняло, закрутило, и она загрохотала, как консервная банка. Внутренности салона и несколько перепуганных, прижавшихся друг к другу людей, были единственным островком того реального мира, из которого они попали сюда, в эту завывающую, ухающую, мокрую стихию, крутящую и бросающую их хлипкий, трясущийся островок.
Но что это? Словно огромные светлые птицы, - заметались вдруг по раскисшей дороге непонятные существа - странные силуэты с крыльями… Люди – не люди, птицы – не птицы. Это Ангелы – Хранители четырёх, сидящих в машине людей, забили тревогу:
- Что делать?! Что делать? – эхом отскакивал вопрос от одного к другому, и бело – голубые искры так и сыпали от них.

- Я совсем не предвидел этого!
- И мне не было никаких предписаний и указаний! Почему нас не предупредили? Ведь это - не простая гроза...
- Четыре души, четыре души! Неужели нет выхода? Или можно откупиться кем-то одним из них?

- Кем?! Всё решают секунды. В чём же дело?! Почему нас не предупредили из Верховного Чертога? Что же теперь делать? Ведь ошибка может стоить жизни Вселенной. Ведь в Верховном Совете просчитано всё до мелочей, и сейчас важно принять именно правильное решение.
- Четыре души, четыре души! И совсем нет времени на размышление! Кого же из них мы могли бы отдать?

Оглушительный раскат грома, - такой, что казалось, раскололась пополам Земля, - затряс хрупкий ковчег, словно детскую погремушку. Молния в очередной раз ослепила и небо, и землю, и обезумевших людей, и Ангелов, и в последовавшем за ней громовом раскате явственно послышалось:

- Четыре души, четыре души! Подняли панику - раскаркались, вороны белые! Как будто не было случаев, что гибло и больше людишек сразу! Да отпустите вы их. Пусть летят в тар-тарары! Вы же не виноваты. Ведь вам не было ни команды, ни предписания. Не всё, как видите, может предвидеть ваш Верховный Правитель. Ну, а со мной-то вам, конечно, не справиться, молокососы! Ха-ха-ха! И уж кому - кому, а мне вы помешать не сможете, не доросли ещё… Я у вас и спрашивать не стану, кого из них мне забрать. Не-ет, всех трогать я не буду. Пока мне нужен только один из них, и вы сейчас увидите, кто…
И, то ли гром, то ли смех, сопровождаемый громовыми раскатами и ослепительными вспышками молний, заполонил собой пространство. Намокшие, поникшие Ангелы в растерянности кружили вокруг автомобиля с потерявшими ощущение реальности, обезумевшими от страха, людьми внутри.

Вдруг огромное белое крыло закрыло пол-неба, и сразу же посветлело вокруг:
- Нет! Держать, не отдавать! Я только что из Верховного Чертога. Был приказ спасать, - особенно того, за рулём - во что бы то ни стало! Мы согласны на выкуп.
- Выкуп! Выкуп! – завыл воздух вокруг, сотрясая небо и землю. – Быстрее!!! Вы – ы – куп!!!

Доли секунды решали исход. Огромный, только что спустившийся с небес, Архангел вглядывался в бушующую, ревущую темень, откуда тут же материализовался, сопровождаемый громом и молнией, кто-то большой и черный. И в странном содружестве, вынужденном альянсе, - взмахнув могучими крыльями, они взмыли ввысь. Огромными тенями – чёрной и белой, полетели они над всхлипывающей Землёй. Земная секунда остановилась для них и развернулась вне земного времени – очень быстро они должны были найти замену Тому, Кто за рулём.

- В данном случае нам нужен только родственник – обязательно его кровный родственник, и никак не иначе, - сказал на лету Тёмный.
Вмиг обозрев с высоты грешную Землю, две Противоположности - Плюс и Минус, Тьма и Свет, нашли то, что искали.
 * * *
Летний тихий вечер не предвещал беды. Всё было спокойно вокруг в этот, пока ещё не поздний час. Посёлок жил своей обычной вечерней жизнью. В окнах домов зажигались огоньки, голубели экраны телевизоров – люди отдыхали после трудового дня, за много километров от терпящего бедствие автомобиля - совершенно в другой местности, маленьком посёлке.

Две девушки, одна из которых была двоюродной племянницей Того, Кто за рулём, не спеша шли по вечерней дороге домой. Здесь не было и намёка на грозу, или хотя бы дождь… И всё было бы спокойно, если не считать пьяного мужичонку в покосившемся домике неподалёку. Второй день мужик пил, открывая очередной запой. День и ночь смешались для него в один растянувшийся вечер, когда, проспавшись, страшный и взъерошенный, бежал он в cумерках к известной самогонщице бабе Нюре, пополнить запас горючего.

И потом, трясущийся и радостный, бережно, как ребёнка, принеся драгоценную ношу домой, сметал рукавом прямо на пол объедки с деревянного, грубо сколоченного стола, больше напоминающего верстак, чтобы расчистить себе место для одинокого пиршества. Лук, чёрный хлеб, банка консервов, да плавленный сырок – нехитрая, традиционная закуска всех алкоголиков, были его ужином.

Неустроенность и убожество ободранного жилища ничуть не смущали героя. Только недавно освободившийся из очередного заключения, он был рад своему углу – единственному, что осталось у него от прежней жизни и ему, отмотавшему срок на зоне, этот обшарпанный как внутри, так и снаружи, домишко, казался дворцом. Наполняя рюмку за рюмкой, озирал он помутившимся взором родные пенаты… Взгляд блуждал по дощатым, неровным стенам, где из-под неструганных досок виднелась местами тёмная штукатурка, по потолку и одинокой тусклой лампочке, засиженной мухами…

Он вспоминал свою жизнь, покойницу – мать, так и не дождавшуюся его из тюрьмы, и горькая обида тяжёлым комом подступала к горлу. За что же ему это, за что? Почему другие живут иначе, почему у его бывших одноклассников, у соседей была более или менее налаженная жизнь, были семьи, а он покатился по наклонной? Почему никто вовремя не остановил его, не посочувствовал, не помог добрым словом?

Почему именно он должен был отстрадать за них, за всех, - благополучных, успешных, порядочных? А они и руки ему не подадут теперь… Обида и злость закипали в сердце и, рюмка за рюмкой, искали выхода. И весь этот небольшой посёлок, и нищенский вигвам пьянчуги, как на ладони, предстали перед Архангелом и Тёмным.

- Был приказ активнее задействовать его Искусителя. Обещать, что пожива будет, – прошептал Тёмный в гулкой тишине. И добавил уже громче:
- Ну, где ты там, Искуситель? Есть дело.

Напыжившись и недовольно скривив рыльце, из тёмного угла, заваленного грязным тряпьём, служившим, видимо, постелью хозяину, выползало чумазое, рогатое и хвостатое существо:
- Ну, чего надо? И отдохнуть не дадут… Работаешь, работаешь, не покладая рук, и всё им мало. Что, разве плохо я его укатал? И так изо дня в день – не даю ему просохнуть. Идём, так сказать, рука об руку верной дорогой. Этим экземпляром я могу по праву гордиться, а чья школа? – и чумазый стукнул себя кулачонком в тщедушную грудь. – Ещё немного, и я сдам его на поруки товарищам… - коллегам, так сказать, по работе, - в Геенну Огненную…

- Да знаем мы, знаем твоё трудолюбие! С этим уркой в его нынешней жизни, тебе просто повезло, - ну досталась ему плохая наследственность от его нынешнего отца. А в прошлой жизни, когда он был инженером – электронщиком, когда и наследственность, и характер были, как кремень, ты ведь так и не смог сбить его с пути истинного, как это у них называется. И если бы не авария на ЧАЭС, не твоя, кстати, опять же, заслуга, - то до сих пор бился бы ты с ним. Видишь, и у нас, у чертей, как и у людей, бывает своё везение – невезение. В общем, так, - мы сюда не лясы – балясы пришли разводить, а с важным заданием. Для тебя, заметь.

- Фу-у, опять задание… Уж куда же больше его соблазнять, он уж и так до ручки дошёл, и так уж он у нас на крючке. Там, в Геенне-то, ему уж и место готовят.
- Молчать, не рассуждать! Совсем от рук отбились… Смир-р-рно! Слушать мою команду! До ручки он дошёл, видите ли. Да не дошёл ещё, не дошёл! Вот и надо его довести. Это и есть тебе задание! Работай, давай. Рассуждает он… Чтоб к утру было готово!

- Что готово?
- Что? А подумай хорошо. Ведь в каждой работе надо совершенствоваться, наращивать мощности, идти от простого к сложному. За что он у тебя в прошлый раз сидел? За разбой, так? А перед этим? За кражу. Ну, так пора, наверное, уже что-то и посерьёзнее придумать?! … И осуществить, хм-хм! Давай, короче, принимайся за дело, а то развалился он, дрыхнет… Да ты, никак, вместе с ним, за компанию, наклюкался? – что-то вид у тебя подозрительный какой-то…

- Никак нет-с! – вытянулся, руки по швам, и даже козырнул, Бесёнок – это я спросонку…
- Да ла-адно врать-то, вижу я, с какого такого просонку… Ты смотри, не очень-то злоупотребляй, ты ж контролировать каждый его шаг должен, а то чуть ослабишь контроль, так он спьяну добрых дел наделает, - и такое у них, у людей, бывает… А тут такой потенциал зла пропадает… Ты только посмотри на него, на своего подопечного – в нём же всё так и кипит, и наружу просится. У него же на почве выпитого уже началась распространенная народная болезнь - белочка. Надо ведь помочь горемыке – как ты думаешь, а?

Исчадие Ада совсем уж проснулось и подобострастно виляло в ответ хвостом, умильно осклабившись. В два прыжка очутилось оно около подшефного. Допившийся до чёртиков мужичонка что-то мычал и тряс головой. Ему не давали покоя обида и злость на людей за всё то, что с ним случилось, хотелось отомстить кому-то или всем сразу за то, что они жили, развлекались в своё удовольствие тогда, как он трубил на зоне. Чумазый бесёнок, выросший у него за спиной, потряс его за плечо.

- А? Что?! Убью! – вскочил мужичонка.
Схватив подвернувшуюся под руку палку, он замахал ею, как мечом. Ему представлялось, что он поразит сейчас всех своих врагов, разделается со всеми этими чистоплюями, которые упекли его когда-то за решётку, со всеми, кто вольно или невольно способствовали его падению, со всеми теми, кто мог, но не удержали его от неверных шагов.

- Убью! – прохрипел он снова, и глаза его налились кровью. Нет, палку прочь. Нож! Вот это вернее - и грязная, заскорузлая рука схватила грубый кухонный нож с заваленного объедками и пустыми бутылками, стола. Хватаясь за косяки, обезумев от ненависти, ярости и зелья, мужик вывалился на улицу. Ничего не видящие глаза, ошалевшие от водки, вперились в пространство…

Хотелось набить кому-то морду, но никого рядом не было. Встретившие его свежая тишина и прохлада, только сильнее распалили его. Ага! Ишь, как всем хорошо! Как им всегда было хорошо, а он гнил на лесоповале, голодал, терпел побои, издевательства… А они сидят по своим уютным норам, сытно едят, смотрят телевизор, читают…

- Чи-таа-юют… - и он, а вместе с ним и Бесёнок, захлебнулись пьяным смехом. Бесёнок согнулся пополам, трясясь от смеха и держась за живот. Свободной ручонкой вцепился он в подопечного и тряс его, как грушу, в ответ на что тот зашёлся в безудержном хохоте.
- Чита-а-ют! – повторял мужичонка, всё больше и больше озлобляясь. - Убью!!! – и, перехватив нож во вспотевшей руке, побежал неверными шагами по улице.

Перед глазами мелькнули два силуэта, как перед полуслепой лягушкой - тень комара. Он их не увидел. Он их почувствовал. Вон идут довольные, двуногие существа, да ещё бабы – те, которые могли бы при иных обстоятельствах быть его бабами, а они, курвы, ублажали других.

- Месть, месть! – взревело всё в нём.

 * * *
И взревело, и заухало там, где были гроза, автомобиль, и четверо испуганных пассажиров. Буря достигла апогея. Машину снесло в кювет, и Тот, Кто был за рулём, давно уже не пытался ехать и что-либо предпринимать. Все сидели молча, сжавшись, ссутулившись, кто – закрыв голову руками, кто - моля Бога, чтобы скорее всё кончилось. Необычность воющего ветра за окнами, какая-то мистика и ужас происходящего, давили тяжестью на мысли и чувства…

И казалось, что нет и не было никогда на свете обычного, радостного человеческого бытия с его реалиями, не было, нет и не будет больше простых человеческих радостей, светлых дней и солнечного мира, а всегда были и будут только тьма, холод, ветер, дождь и бесконечность…

 * * *

- Ну, теперь твоя очередь – сказал Тёмный Светлому, - я свою миссию выполнил. Посмотрю теперь со стороны, что у тебя получится… Ты хоть и начальник в вашей ангельской иерархии, но отговорить Ангела – Хранителя отступиться бывает, порой, трудно – знаю по тысячелетнему опыту… Они, бывало, и жизнь положат в драке за человека…

Ничего не ответив, огромный белый Архангел сосредоточенно смотрел вперёд, на приближающихся девушек. Два прекрасных прозрачных Ангела, маячившие позади них, заметили своего и приветно закивали. Обратившись к одному из них, Архангел заговорил в гулком вакууме:

- Не удивляйся и смирись. Я принёс тебе приказ из Верховного Чертога. Оспаривать его бессмысленно, обжалованию он не подлежит. Это уже предрешено. Ты должен отступиться! Девушка должна погибнуть!
- Как? Почему?! – Прекрасное лицо Ангела засверкало в изумлении.

- Таков приказ Свыше от Верховного Правителя. Она пойдёт вместо своего дяди, или он будет убит сейчас молнией.
Яркие, ослепительные вспышки последовали одна за другой. Это были уже не слова, а борьба сияний. Вмиг отлетев подальше, на безопасное расстояние, Тёмный, в ужасе присел в тени густого кустарника, наблюдая сверхъестественную борьбу неземных существ.

- Ну, так пусть будет убит! Как же можно сравнивать?! Она – молодая, красивая - у неё же всё впереди… И он – старая, жирная рухлядь! Да знаю я его – это обжора, пьяница и сластолюбец!
- Ты рассуждаешь, как человек… вернее, человеческими мерками. Люди ведь не могут ни заглянуть назад, ни, тем более, вперёд - на несколько человеческих жизней. Они не могут обозреть всю цепь событий, проследить формирование Судьбы, Кармы человека, взаимосвязь поступков и обстоятельств - причины падений и подъёмов… И потому судят они друг друга лишь с точки зрения того, что видят перед собой – за тот маленький мирок, что развёрнут перед их земным взором.

Даже внутреннего мира своих собратьев не видят они, а ведь как часто он совершенно не соответствует тому, что на поверхности. И иной раз жизнь последнего, безвестного нищего более ценна и дорогостояща для Провидения, чем жизнь напыщенного «большого человека» - такого ценного и уважаемого в недальновидном человеческом мире. Да, пьяница, обжора и сластолюбец, но с точки зрения Божественного Провидения, его Жизнь сейчас ценнее сотен жизней его собратьев.

И, положив Ангелу – Хранителю руку на плечо, Старший Архангел, мягко золотясь, продолжал:
- Прошу тебя, успокойся. Я знаю, тебе нелегко услышать такое - тем более, что с самого начала ты не предвидел этого. Произошла накладка, небольшой сбой в Небесном планировании, ещё это называется – переадресация Смерти. Так надо, поверь. И отступись!

Тому, кого ты назвал старой жирной рухлядью, как ни странно – предстоит важная, ещё не выполненная миссия. На определёном этапе своей жизни он должен совершить незначительный и, казалось бы, незаметный поступок, который повлечет за собой цепь судьбоносных событий, важных как для Человечества и нашего, Ангельского Содружества, так и для всей Вселенной в целом. И поступок этот уже внесён в Книгу Предначертаний. Старую, жирную рухлядь – Того, Кто за рулём, необходимо сберечь.

- На каком этапе?! Какой жизни? Ему уже шестьдесят три, а ей только восемнадцать! Как можно было поручать такому какую-то миссию, судьбоносный поступок?! Да может, у неё – куча таких судьбоносных поступков впереди?!!! – заискрило в ответ, затрещало и опалило воздух вокруг, сверхчеловеческое негодование. Дёрнув плечом, Ангел - Хранитель сбросил руку старшего товарища.

Вскинув голову, - так, что рассыпались по плечам платиновые кудри, он вперил сверкающий взгляд в лицо собеседника. Простой смертный ни за что бы не смог выдержать этого взгляда. Свет ясных, чистых и прозрачных дотоле, как зеркальные родники глаз, стал вдруг испепеляюще - пронзительным. Ясный и сильный, сверхчастотный сполох, словно зарево ядерного взрыва, взвился в небо и вихрем заметался по земле вокруг. Запах озона и короткого замыкания – этот запах неземного негодования и ярости, - разлились в воздухе. 

Но и запах, и мощное сияние возникли вне земного времени, на уровне, недоступном ни человеческому зрению и слуху, ни человеческому обонянию – в вакууме, соответствующему остановленной земной секунде. Тёмный уже не сидел в своём убежище. Подвывая от страха и ужаса, плотно прижавшись к земле, он отползал и отползал в сторону, закрывая голову черными крыльями.

Белый же Архангел оставался спокоен и величествен. Только сильнее и ярче засветился он золотистым светом, тёплым и мягким:
- Жаль, но в её Судьбе нет судьбоносных поступков. Она - просто милый цветок. И её жизнь, к сожалению, не изменит ничего в этом мире. Тем более сейчас э т о – лучшее для неё. Она совершенно безгрешна и, Душа её, лёгкая и прекрасная, пойдёт прямиком в высшие сферы.

Там она немного отдохнёт, отдышится, и вскоре вновь воплотится на Земле. Наш Создатель мудр и, если хочешь знать, она только для того и родилась, чтобы принять на себя этот удар. Да, её Жизнь совсем не обязательно должна была бы понадобиться, и может быть даже, не понадобилась бы совсем, вот поэтому ты и не был предупреждён заранее.

Но создавая Того, Кто за рулём, Высший Правитель учитывал необходимость громоотвода, и поэтому следом на свет появилась она. По мере приближения его стареющей Жизни к финалу и к тому важному поступку, Вселенная породила и этот безгрешный Цветок. И не зря, потому что Тёмные силы тоже не дремлют… Вот видишь, даже ты, обладающий сверхчеловеческим умом, не догадался, что у такого человека, как дядя твоей принцессы – у старой жирной рухляди – может быть какая-то миссия…

А Тёмные Силы уже прознали это. И поэтому жизнь его сейчас висит на волоске. Мы свернули земную секунду, чтобы произвести обмен с Противоборствующей Коалицией, но затягивать нельзя. Пока я объясняю тебе всё это, наше время истекает. Решайся быстрей – пойми всё и не мешай произойти тому, что должно случиться.


Понурив голову, опустив бессильно руки и белоснежные крылья, широкоплечий, стройный Ангел в нерешительности остановился. Архангел взял его под руку, и они пошли в сторону, тихо беседуя.
- Видишь, как ни пытается Дьявол навредить планам Создателя, все его ходы и хитрости учтены и просчитаны, - объяснял Старший Младшему, - а по ходу разворачивающихся событий идёт лишь их корректировка. В том-то и состоит их борьба, что один предотвращает действия другого, заранее их предвидя. Это страшное и жестокое противоборство. Это битва одного титанического разума с другим. Их действия рассчитываются на десятки, сотни, тысячи лет вперёд. Хитросплетения одного нейтрализуются дальновидностью и мудростью другого, а оружие их – человек.

Люди – вот их батальоны, а они - военачальники. Миллионы людей по всей Земле несут те или иные, неведомые им самим поручения. Некоторые – поумнее, поталантливее – чувствуют и осознают своё предназначение, свои миссии. Другие так и погибают безответными, рядовыми солдатами невидимого фронта, даже не узнав ни смысла своей жизни, ни смысла своей гибели.

Но все они – люди планеты Земля – это несметное войско двух наших противоборствующих Сил. Здесь так, как и во всякой войне, есть убитые и раненые, пленные, предатели, перебежчики. Вчера он был набожен и радетелен в молитвах к Богу, а сегодня продал душу Дьяволу. Или наоборот - вчера служил Сатане, сегодня обратился к Богу – и такие солдаты вдвойне ценны для нас, носителей божественной миссии. За каждую душу бьёмся мы. Каждая душа представляет для нас огромную ценность.

В данном случае для тебя непонятен, абсурден тот факт, что вместо отжившего своё - старого, несимпатичного мужчины, должна погибнуть молодая, цветущая девушка. Но даже при самом поверхностном взгляде понятно, что если сейчас погибнет он, то прямиком пойдёт в Ад со всеми своими грехами. Если же он выполнит возложенную на него миссию, то часть его Кармы очистится, и он быстрее достигнет Высших Сфер. То есть, если за него погибнет девушка, то обе души спасутся. Её безгрешная Душа - так или иначе, а его - выполнив свою миссию.

Человек живёт столько, сколько нужных поступков на его пути. Свершив свою миссию, он уходит. Поэтому для многих людей всё расписано заранее: тот-то и тот - должны сделать то-то и то-то, и жизнь их выстраивается так, как нужно для выполнения всех этих, заранее спланированных задач и предписаний. Тщательно подбираются и планируются обстоятельства их жизни, родители и ближайшие родственники – так сказать, окружение, программируются «случайные» события, «нужные» встречи.

И только единицы из них могут подчинить себе ход событий и выбрать именно то, что хотят они сами. Это редкие люди, но они есть. Они разрывают цепь «неизбежности» и идут по своему пути. Это называется у них – интуиция или в и д е н и е. Мы не препятствуем им, а наоборот – приветствуем с радостью! И помогаем им с ещё большим усердием и рвением, потому что своим прозрением и чистотой помыслов они, так или иначе, тоже участвуют в свершении Высшей Воли.

Интуитивно угадывают они правильное направление, совершенствуют его и тем самым помогают нам, Ангелам, неоценимой помощью на своём маленьком участке бытия, освящая и очищая собой и пространство, и окружающих людей вокруг. Ведь это - наши будущие собратья, будущие Ангелы. И мы радуемся и приветствуем их потому, что зачастую такие возможности открываются у человека только в упорной работе над собой, в самосовершенствовании, в борьбе с навязанными излишествами, с Миром Зла. Медленно, но верно Мир Зла сдаёт свои позиции, и придёт время, когда он будет побеждён окончательно. И ничто не остановит замысла Творца!

- А ты знаешь его замысел, его конечную цель?
- О! Это даже нам, Ангелам трудно охватить и понять, не то, что простому смертному человеку. План Творца велик и грандиозен. И Денница зря думает, что сможет нарушить его.
- Денница… - наморщил лоб молодой Ангел - … Кто это?! Такое знакомое имя.
- Твоя генетическая память шлёт тебе правильный сигнал. Конечно же, ты знал его когда-то. Он был среди нас, и был самым лучшим. Теперь же у него другое имя – Дьявол.
При упоминании этого имени, лежавший на земле ничком, Тёмный словно ожил. Он вскочил, загримасничал и затрясся в буйной нечеловеческой ярости.

- Да что ж это такое?! Что же я лежу, бездействую? Был же договор – быстро найти замену, а они битый час уже переговорничают… Я в считанные минуты выполнил свои обязательства, а эти белобрысые – что себе позволяют?! Не-ет, так дело не пойдёт! Ну, говорите, говорите, - ваш срок истёк… Я имею сейчас полное право забрать Того, из-за которого весь этот сыр – бор загорелся… Я покажу вам, как пренебрегать условиями договора и нашим доверием!
Туча пыли, камней и песка, словно смерч закрутилась и взметнулась в воздух неподалёку от беседующих ангельских существ. Когда она рассеялась, Тёмного и след простыл.

 * * *
Зато там, где начала утихать дождевая буря, налетел новый шквал. Словно отдохнув и набравшись сил, обрушился на хлипкий человеческий островок новый порыв ветра. Закрутив и подняв в воздух железное судёнышко, ветер с силой швырнул его о дорогу… И, если бы это был асфальт, машину разбило бы вдребезги, но к счастью, - это была грунтовая просёлочная дорога, тем более раскисшая за ночь от ливня.

Ветер досадливо взвыл и заохал, и тут же озарилось всё ярким белым сиянием – то ли рассветные зарницы заблистали в предрассветном небе, то ли новая вспышка молнии… Ничего уже не понимали сидящие в машине - они уже не знали, на каком свете находятся. Яркое мощное сияние, налетевшее с одной стороны, и чёрная, начинающая редеть тьма с другой, столкнулись вверху, в небе над дорогой и несчастным автомобилишкой.

Явно обозначилась какая-то борьба. Что-то там закрутилось, сцепилось, завыло, заскрежетало, заметалось, клубком пронеслось и покатилось по небу… И вдруг камнем упало вниз. Машину тряхнуло еще раз и спутанные чёрные крылья с поломанными перьями, мазнув по стеклу, исчезли - растворились в рассветных сумерках.

 * * *

… Земная секунда была отпущена, Время пошло… И пьяница с остекленевшим взором, замерший было, в движении, ринулся вперёд. Вынырнув так же из временного небытия, ничего не подозревающие подружки, щебеча о своём, сворачивали за угол.

- Стой, стой!… Куда? – задыхаясь от бега и ярости, пьяное человеческое существо бросилось вдогонку. Грубая сталь ножа мягко вонзилась в девичье тело. Удивлённый податливости тела и лёгкости совершённого, мужичонка замер на миг, а потом вдруг с остервенением принялся кромсать и тыкать ножом…

Ангел – Хранитель вздрогнул и обернулся. Но навстречу ему с небес уже спускались Сопровождающие в Небесную Приёмную. Они быстро подхватили Душу Девушки – Цветка и унесли, только их и видели. Ненужный здесь более Ангел – Хранитель, тяжело взмахнув мощными крыльями и, озарив пространство вокруг, тоже поднялся в воздух. Медленно сделав круг над Землёй и глянув печально в последний раз вниз, - на скорчившегося, плачущего пьянчужку рядом с побледневшей жертвой, прислонившейся к забору - как бы присевшей отдохнуть, на её обезумевшую от страха и горя подругу, остолбенело застывшую подле, на следы крови на земле, - Ангел улетел в горние выси.
 
 * * *
А там, где всю ночь бушевала дьявольская стихия, кончился дождь, бури - как не бывало. И даже солнце выглянуло из-за лёгкого облачка.
- Оказывается, мы просидели здесь целую ночь. А как солнце печёт с самого утра… - удивился Тот, Кто за рулём. – Ах, как хорошо. И даже не верится в то, что мы пережили этой ночью. Будто ничего и не было. Как наваждение! И спутники закивали ему в ответ.

А он ещё не знал, что этой ночью погибла племянница.


Рецензии
Прочитал всё, включая реци.
Особенно понравился Гордый Карлик. Но это чисто индивидуальное.
А Вы, не смотря на долгие годы размышлений, опустили в тексте тех, кто нас учил маму и родину любить, а потом резко в Бога уверовал. Они, на мой взгляд, опаснее. Ибо: "Не накажу не верящих в меня, но покараю предавших и блудливых."
В спорах я за Вас. Карлику - варёную осетрину запить сырой водой. Это гораздо быстрее молока на огурцах.
С уважением.

Павел Мешков   12.09.2007 20:28     Заявить о нарушении
Сына, что за гонево (ударение на первый слог)?
Это мой отпрыск так выражается.
И что - так прям всё и прочитал, включая реци?
Скоростное чтение, что ли, у тебя? Как у Ленина.
Был такой хороший дедушка, если ты не помнишь.
И даже про Карлика выцарапал – он же уже провалился в небытие, как я надеялась. Его там и видно не было…
Ну, ладно, а если серьёзно, то я склонна была думать, и вот как раз только что эту думу думала и делилась ею с подругой, что мы – писатели – некудышние читатели…
Вот, щас – щас, процитирую, это я ей только что писала (по интернету, конечно; день писем сегодня у меня):
«…чтение книги – это целое мероприятие и на это надо специально настроиться, чтоб ничто не отвлекало, чтоб было времени достаточно, чтоб никто не дёргал, и т.д…
А разве при нашей жизни это возможно, особенно когда семья, дети?! (Такие как мои – Паша и Серёжа).
Читателями должны быть те, кто сам не пишет. А мы – те, кто уже так или иначе задействованы в писательском труде, - мы уже читать не умеем, нам надо своё реализовать, правильно?»

Паш, а правда, – это Вы пошутили, да?
О том, что прочитали всё? Может, просто пробежались по заголовкам, ну и так – чуть – чуть где-то, «галопом – по - Европам»?!
Или передо мной и впрямь такой уникум – вундеркиндо – подобное существо???!!!
Жду ответа, как соловейка лета!
Мамуля.

Марина Дудина   13.09.2007 01:10   Заявить о нарушении
Пашенька, пишу вслед своему посланию ещё одно!
Сглупила я мал – мал, неправильно поняла.
Пробачьте, как говорят у нас на Украине!
Подумала, что ты вообще всё моё прочитал, ну устала – мозга за мозгу уже заскакивает, спать пора.
Всё. Дошло. Ты имел ввиду именно этот рассказ и рецки к нему.
Разобрались.
На этом пока, и правда надо пойти поспать.

Марина Дудина   13.09.2007 01:33   Заявить о нарушении
Женщине, да ещё с тремя детьми, многое простительно в три часа ночи.
Всё прочесть я, конечно не смог бы. Скорость прозы не позволила бы. Да и рассказы друзей и родственников я читаю исключительно в обычном режиме. Их же читать положено, а не оценивать.
Простите, что не к месту реанимировал Карлика, но я тащусь от таких экземпляров. Это всё равно, что сома на 45 кг взять.
Читать я Вас буду порциями, что бы продлить удовольствие и не обидеть других.
Любящий поесть...
С уважением.

Павел Мешков   13.09.2007 13:25   Заявить о нарушении
Вот, любит он поесть...
Не нажрёсси никак. Затерроризировал упаковку - уж вся синяя...
Что за дети у меня - от одного отца (от Прозы.ру, кто там главный у них?), а поди ж ты - какие разные:
Серёженька – тихий послушный мальчик, всё читает – читает, да пишет, а этот – Пашка этот, всё орёть, да жрать требует…
Когда вы у меня уже вырастите, да станете главными редакторами или директорами какого-нибудь крупного издательства?
Да придёте и скажете маме:
- Ну, мамуля, запускаем все твои произведения тиражами по 500 000 экземпляров, скоро купишь себе виллу на берегу тёплого океана, дома в Нью-Йорке, Нью-Джерси, Лос-Анджелесе, Лас-Вегасе, Кейптауне (где это вообще? чёрт его знает), и будешь как Джоан Роулинг (Гарри Портер), только успевать писать продолжения к своим романам, а у тебя издатели их будут прям из рук выхватывать, выхватывать…
И весь мир будет, затаив дыхание, ждать продолжения твоим бестселлерам.
Эх-х, дети! Во заживём тогда!
Ой, надо прекращать, а то фантазия разыгралась, уже вижу…
Всё, мама, иди спать!

Марина Дудина   14.09.2007 05:08   Заявить о нарушении
Э, не! Взрослеть я не собираюсь! Только-только разберуться, что подрос, как всякую баланду суют под нос вместо полноценного питания.
Да и не хочется расти - ящик-то он всё ближе и ближе...
Но! Если там есть типогаффия... Только Вас печатать будут! Зуб даю!
С уважением.

Павел Мешков   14.09.2007 21:18   Заявить о нарушении
Хаа-ха-ха, хаа-ха-ха!!!!!! (заливистый смех)
Всё смешно и весело!
Про питание особенно, а про ящик - не очень.

Марина Дудина   15.09.2007 13:34   Заявить о нарушении
Зато упаковка далеко, в отличии от ящика. Но, похоже, я начинаю двигаться от досок, медленно, как танк с термо-головкой, в сторону тепла. Увидим, если поживём.
С уважением.

Павел Мешков   15.09.2007 14:10   Заявить о нарушении
На это произведение написано 5 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.