Хочешь?

«Любовь – это не смотреть друг на друга,
А смотреть вместе в одном направлении»
Экзюпери




Любовь – наказание,
Любовь- упоение.
Любовь-наслаждение,
Любовь- преступление.

Любовь- унижение,
Очарование.
Любовь-откровение,
В любви люди странники.

Любовь- отречение,
Любовь-красота.
Душ единение,
И простота.

Это- влечение,
Любовь-это мания.
Любовь-вдохновение,
И также страдание.

Это забвение,
Любовь-темнота.
Совести угрызения,
Любовь- доброта.

Точный ответ
Никто нам не даст.
Но всё же, любовь - солнца свет,
Так будет всегда.





Противоречие
1.
В этом казённом доме нет ничего, кроме бесконечности сине- зелёных коридоров, пахнущих формалином или хлором. Там нет счастья, там люди становятся несчастными. В больнице города К. к тому же отваливалась штукатурка, падала вниз с потолка плавно и нежно, точно снег в декабре.
В реанимацию Кристину пустили, ей ничего не стоило сунуть пару бумажек, доктору они не помешали, ведь в этом нищем и далёком городке зарплату не платят, и работа таких «ненужных» и забытых профессий как врач, учитель или учёный держится лишь на голом энтузиазме этих людей. И ещё в таких условиях врач успевает спасти жизнь, учитель научить детей, а учёный сделать научное открытие. Великий народ, не правда ли? Но это было лирическое отступление.

В палате было пусто, за окном развылась злая и нетерпеливая метель на сине-чёрном фоне вечернего неба. Стены выбелены, потолок выбелен, пол… нет, не выбелен, он покрашен в какой-то омерзительно коричневый цвет.
- Почему у вас пол такого цвета? – спросила Кристина.
- У нас не было другой краски, если бы мы его не покрасили, его бы цвет был ещё противнее, поверьте мне на слово.
- А кто его красил?
- Я, главный хирург и медсестра. Да, да, он покрашен плохо, но мы ведь не маляры.
И врач улыбнулся. Кристина не могла видеть его улыбки за толстыми слоями ватно-марлевой повязки, но глаза доктора улыбались. Ах, ах, эти глаза! Глаза замученные и усталые, грустные и весёлые одновременно.
-Ну-с, халат вам, Кристиночка в пору, в самый раз. Сидите здесь ночь,
хоть две ночи, да хоть до полного выздоровления больного, никто вам, Кристиночка, слова не скажет. Сидите и выполняйте обязанности сиделки, нам работы меньше, вам…
- Мне близость с родным человеком. Доктор, вы сказали «до полного выздоровления» неужели есть шанс, доктор?
- Шансов мало, Кристиноска, но уповайте на Бога. Надейтесь, ведь надежда умирает последней. В моей многолетней практике было такое, что самые безнадёжные больные приходили с того света и возвращались к нормальной жизни, а было и такое, что вроде бы ничего не предвещало опасности у больного, а он возьми да и умри назло нам и его родным. На всё воля Божья, Кристиночка.
« На всё воля Божья»- мелькнуло в мозгу у Кристины - « На всё воля Божья».
- Доктор, простите, я сейчас не в себе, поймите, но можно спросить вас?
- Спрашивайте, Кристиночка.
- Вы стараетесь, вы точно делаете всё возможное?
- С нашей зарплатой, Кристиночка, вернее с её отсутствием следовало бы и халтурить, но с нашей профессией мы права на халтуру иметь не можем, да и не хотим. У нас нет даже права на ошибочку. На одну малюсенькую ошибочку.- Немного понизив голос, добавил доктор.
-Спасибо за ответ, простите.
- Ничего страшненького, ну-с, мне пора. До скорых встреч, Кристиночка.
И этот милейший лысеющий, лет пятидесяти, человек небольшого роста скрылся в бесконечности сине-зелёных больничных коридоров города К.




2.
Город К…. Что же это был за город? Маленький провинциальный городок. Этот город навсегда останется в памяти Кристины, хочет она того или нет. От столицы К. располагался не то что бы близко и не то что бы далеко, двенадцать часов на поезде и ты уже в городе К. . Городок был не то что бы хороший и не то что бы плохой, не то что бы бедный и не то что бы богатый , не то что бы большой и не то что бы маленький. Он был никакой. Но Кристина уже успела возненавидеть его. Именно этот город причинил ей неописуемые мучения, но чего же лукавить, он ей принёс также и безграничное счастье, граничащие с небесным блаженством.
« Я К. люблю. Точнее, нет, не К., а скорее какие-то места, где я люблю бывать. У нас хорошо. В принципе, обычный город, но не злой, а тёплый и дружелюбный. Я его люблю. Бывают, конечно, моменты, когда я хочу его оставить навсегда, но это всего лишь моменты. Я не могу оставить самое дорогое для поиска ещё более дорогого. Здесь же всё было в первый раз».
Это писал Юра Кристине в одном из своих писем. Эти письма она ждала с огромным нетерпением, и когда одно из таких писем попадало в руки Кристины, она тихонечко плакала от счастья. Весточки из города К. приходили ей примерно два раза в месяц. И эти два дня были самыми счастливыми, что бы ни произошло. Она познакомилась с Юрой, когда прочла в одном из глупых журналов объявление примерно следующего содержания: «Пишите, фаны Zемфиры. Она моя любимая певица. Безумно одиноко, безумно страшно одному. Я жду». В этом объявлении не было ничего особенного, фанаткой Zемфиры Кристина никогда не была, так, нравилось ей пара песен. Но вот что¬-то дрогнуло в ней, и она немедленно начала писать этому Юре в какой-то непонятный город К. Она представилась фанаткой певицы, чтобы втереться в доверие. Но как только она начала переписываться, она пошла в музыкальный магазин и купила все диски Zемфиры. Не прошло и двух месяцев как она и сама стала фанаткой этой необычной и противоречивой певицы. Юра очень долго не называл своего имени, и скрывался под странным псевдонимом Smorchok. Этот псевдоним раздражал Кристину, но она терпела. И когда Юра назвал своё имя, Кристина очень обрадовалась и целую неделю ходила весёлая и окрылённая. Муж не обращал внимания на странное увлечение своей жены, потому что отлично знал, что Кристина ещё ребёнок, в восемнадцать лет позволительно вести с неизвестным человеком из далёкого города романтическую и трогательную переписку. Она становилась зависимой от этой переписки, от настроения и положения дел Юры, почтовый ящик был для Кристины самой дорогой вещью.
« Каждый день, утром и даже ночью
Я бегу вниз и проверяю почту…»
Писала Кристина в одном из писем, Юра читал, понимал, и становился зависим тоже от этой странной переписки, которая впоследствии сыграла роковую роль в жизни Кристины.
Однажды Юра написал письмо, в котором не было ни одного слова, кроме трёх букв SOS, а так же просьба быть рядом. Кристина бросила всё: учёбу в театральном, дом, Москву и отправилась в К. Вещи она не собирала, так, пара трусов и зубная щётка… Серый вокзал, пыльный вагон, двенадцать часов езды, и вот она опять на вокзале. Но в этом городе, в отличие от Москвы вокзал был красный. Юра стоял на перроне и ждал Кристину.
Его большие голубые глаза были наполнены ожиданием, красивые длинные брови искривились от волнения. Он стоял как-то нелепо, держа руки в карманах камуфляжных штанов, согнувшись и докуривая сигарету. Наконец-то прозвучал приятный женский голос, извещающий о прибытии долгожданного состава. И вот Кристина сошла с поезда, как принцесса с трона, красиво и плавно, а Юра подбежал и обнял её, бросив сигарету на заплёванный асфальт вокзала. Они долго целовались, не обращая внимания на недовольные выкрики идущей в одну сторону, как сосиски на конвейереуставшей на вокзале человеческой массы. На них пялились бабки и тыкали пальцем тётки с золотыми коронками, но им было глубоко на всё плевать. Они просто целовались, стоя на красном вокзале, вокзале цвета крови.
Они целовались так же на крыше, только позже, ещё позже они занимались этим на полу в раздолбанном Юрином доме без обоев и мебели. Юра жил один. Уже два месяца он ничем не занимался, только лежал на матраце в углу, плевал в потолок и пил водку. Он, может быть, уже висел бы под потолком, если бы Кристина не приехала к нему. Ему казалось, что он любит. Его не волновали не просроченные телефонные платежи, ни то, что он около двух месяцев не платил за квартиру, его волновало лишь своё чувство и ненавистное ему расстояние длиной триста километров.
3.
Александра тоже волновало его чувство. Это чувство было таким же, что и чувство Юры, к тому же это чувство было к одной и той же женщине. Если бы год назад ему, владельцу банка и карьеристу, сказали, что он в тридцать восемь лет влюбиться как мальчишка, он бы рассмеялся этому человеку в лицо. Вот как бывает в жизни, ему почти сорок, а он бесконечно любит, терзает себя, ненавидит свой банк и город К. Но он готов простить своей глупенькой и маленькой восемнадцатилетней жене всё, и даже это.
Лишь только он вспомнит её нежный изгиб спины, густые вьющиеся тёмные волосы и свечи, догорающие на окне, вся злость проходила. На его лице появлялась глупая детская улыбка.
Он сидел на диване и допивал виски, он хотел забыться, не помнить себя, а, следовательно, и не помнить её, не помнить хотя бы минуту. Но он не мог. Это было выше его сил. Александр разбил стакан о стену и выругался. Потом посмотрел на потолок, стал считать трещинки, хотя они были еле заметны. Он взял бутылку и начал пить из горла. « Ещё одно такое её путешествие, и я превращусь в алкоголика. У меня нет смысла, только одна она. Кристина… Я ненавижу это гнусное одиночество, а это вся моя жизнь до неё. Боже, как же ты поёшь, как же любишь этих глупых бездомных кошек и собак, кормишь каждый вечер. Ещё ты любишь длинные платья и красный цвет. Я знаю всё, я изучал тебя… Но так и не изучил до конца. Город К. ненавижу. Я люблю тебя, Кристина, люблю! Твои глаза, как бездонные озёра, в них хочется утонуть. Губы… я хочу их целовать, мне хочется тебе рассказать об этом. Боже, я чувствую, что скоро у меня начнётся бред…» Вдруг его размышления прервал телефонный звонок, он не хотел брать трубку, но мысль о том, что это, может быть, Кристина заставила ответить на звонок. Этот разговор был примерно таким:
- Александр Николаевич, это Олег. Контракт очень выгоден, если мы его подпишем…
- Заткнись, Олег, а то уволю.
- Что с вами?
- Ты что ничего не понял? Да пошёл бы ты (далее следуют очень дурные слова, которые утончённая натура читателя не потерпит).
Александр разбил телефон о стену, следом за стаканом. А бедный, невинно поруганный Олег, что был на другом конце провода, просто встал и налил себе стакан водки и тоже обозвал начальника очень плохим словом, позвонил подчинённому и выругался на него, тот в свою очередь поступил так же и.т.д.
 Александр сидел на диване в довольно глупом положении, глаза его были так же глупы, как и положение. Он прокручивал в голове воспоминания, с самого начала и до конца….
Год прошёл с тех пор, как он ехал вечером домой в шикарном BMW. Он размышлял о жизни, о работе, о том, что любовь-бред, выдумки юных мечтателей, мишура и любовные романы… Луна освещала дорогу, но была бледнее обычного, начинался дождь. Сначала небольшие редкие капельки, потом ливень. На дороге было спокойно, машин почти не было. Вдруг на проезжую часть выбросился человек. Мысли Александра прервались, и он резко затормозил, чудом он не переехал этого человека. Чудом. Александр выскочил из машины, в его голове быстро, как молния, проскочила мысль: « Я чуть не убил человека».
- Ты что, жить расхотела, или просто дура?- Набросился он на бедную промокшую девушку, которая ещё и дрожала.
-Простите - глухо сказала она. Её голос звучал как-то особенно нежно, но в то же время печально. Девушка тихо начала плакать.
Александр замолчал, ему стало стыдно, очень стыдно за то, что обругал эту и без того несчастную девушку.
-Прости меня, я не хотел тебя обидеть, просто прости. По-дурацки всё вышло, но пойми меня, пожалуйста, я испугался, нервы…
- Нет, ничего страшного, это вы меня простите. Я чуть не сделала из вас убийцу.
-Ничего, ничего, всё будет хорошо, вот увидите.
- Нет. Не будет.
- Почему? Сейчас я отвезу вас домой…
- У меня нет дома.
- Как нет?
- Я из Питера. Меня отец выгнал.
- А мама?
- Она умерла.
- Прости, прости…
- Ничего страшного.
- А почему ты не хочешь вернуться домой? Что у тебя с отцом?
- А ты бы хотел вернуться в дом, где последнюю табуретку пропили, где обитает животное с вечно красными глазами, которое бьёт тебя? Ты бы хотел вернуться в такой дом, к такому отцу?
- Всё, я понял. А у тебя в Москве есть кто-нибудь?
- Нет, я просто сюда приехала. Автостопом, я поехала, куда глаза глядят.
- Знаешь, я тебя понимаю, когда мне исполнилось восемнадцать, я покинул интернат для сирот. Государство выделило мне комнату. Это ужасно, что тебе не к кому пойти. А, наверное, вдвойне ужаснее, когда тебе не только не к кому пойти, но и некуда. Но с этого момента всё будет у тебя по-другому. У тебя друзья есть?
- Нет.
- А были?
- Нет.
- А ты хочешь, чтобы у тебя был друг?
- Очень, это моя самая большая мечта. Мне с двенадцати лет сниться, что я иду по улице не одна, что у меня есть друзья. У меня их не было, потому что все меня боялись. Я в общении с людьми робкая, и мой отец к тому же… Как только у меня появлялся новый друг, его родители запрещали общаться со мной, так с детства это и пошло…
- Я знаю. Одиночество- это самая страшная вещь на свете. Ты хочешь, чтобы я был твоим другом?
- Да.- Тихо ответила промокшая девушка.
Александр встал на колени, обнял её, и они мокли под дождём.
- А тебя как зовут?- Шёпотом спросил Александр.
- Кристина. А тебя?
- Саша.
«Саашенька»- прошептала Кристина и заплакала.
-Почему ты опять плачешь, что случилось?
- Нет, это я просто, ведь люди плачут не только от горя.
- Поехали домой, Кристина.
- К тебе?
- Ага. Мы же промокли до нитки.
- Поехали. Не знаю почему, но я тебе верю.
- Спасибо. Не бойся меня, может тебе покажется всё это странным…
- Тихо, тихо - прошептала Кристина - Я тебя не боюсь. Ты же хороший. Знаешь, я думала, в мире нет больше хороших, что они все вымерли, а оказывается, что я ошибалась.
Кристина жила у Александра, она училась на актрису. Это её детская мечта. Александр тратил на неё деньги, он одел её как куклу: дорого и красиво, он любил её и заботился о ней, но не дотрагивался до неё даже мизинцем. Он считал её небесным существом, ангелом, который послал для него Бог, чтобы это гнусное одиночество исчезло бесследно. У него появился смысл в жизни, и каждый день, он ехал домой на своём BMW и был счастлив.
Однажды он приехал домой, а в комнате горели свечи. Много свечей, большие и маленькие, тонкие и длинные, красные и белые, в общем, много свечей. Александр этого никак не ожидал. Он прошёл в комнату, а сзади кто-то бесшумно подошёл к нему, и своими нежными руками закрыл ему глаза.
- Угадай, кто?
- Любовь моя…- вырвалось у Александра. Он не говорил ей никогда, что любит, и вот он сказал.
- Сашенька…- Никто и никогда, кроме неё, не называл его так.
 
Она пообещала себя, но не пообещала любовь. Она поклялась стараться полюбить. Она была предельно честна с ним. Он это ценил, но боялся,
что она так и не полюбит его, встретит кого-нибудь ещё, помоложе, ведь Кристина ему в дочери годиться. Хотя для своих лет Александр неплохо сохранился, женщины его любили, но ни одна из них ему не была нужна, лишь Кристина. Он любил ощущать её нежные прикосновения, слушать её чудный голос, просто смотреть на неё.
 Однажды вечером она сидела с ним на лавочке в парке и обнимала его, а он положил ей на колени голову и слушал этот тихий нежный голос.
- Саша, спасибо тебе за всё. Ты мой благодетель, ты меня слепил из пластилина, я безумно тебе благодарна.
- Ты со мной только по этой причине?
- Нет, Саша, если бы я не хотела, этого бы не было. Я с тобой, потому что мне нравиться быть с тобой. Я к тебе что-то чувствую, я люблю тебя, но не так, как ты любишь меня, понимаешь, Сашенька?
- Ничего не говори, я не хочу ничего слышать, просто будь со мной. Выходи за меня.
Она помолчала минуту или две, а потом посмотрела в его ясные голубые глаза и ответила: «да».
Александр поцеловал её, и они улетели. Он заслужил её, заслужил годами безжалостного и страшного одиночества, которое пожирало его изнутри, лишая человеческого облика и превращая его в бездушную черствую корку. Черствее хлебной. Какой же он был дурак, что не верил в любовь, что презирал стихи и романы. Он не верил в любовь, оттого, что просто никогда не любил. Любовь- это откровение, посланное Александру свыше, это смысл, это жизнь, это глоток чистого воздуха в бездушном мире интриг и страстей.
Потом была шикарная свадьба, медовый месяц на краю света, счастливая жизнь. Но вот началась эта жуткая переписка, и Кристина в этом городе К. А Александр сидит пьяный на диване и вспоминает всё то, что написано выше. Он несчастен, он страдает. И никто не может ему помочь.
4.

 А тем временем город К. готовился к ночи. Машин становилось всё меньше, магазины закрывались, любопытных бабушек на лавочках не было уже давно. Теперь эти лавочки заняли люди гораздо моложе, и более бесцеремонные. Они грызли семечки, кидая шелуху вокруг себя, пили пиво и сидели не на самих лавочках, а на их спинках, оставляя следы от ботинок- бегемотов.
В одной из таких компаний сидели Юра и Кристина. Кристина сидела молча где-то в стороне, а Юра обнимал Ренату. Ещё они целовались.
Рената была полной противоположностью Кристины. Короткие волосы, как у Юры, длинный нос с горбинкой, зелёные глаза, исполосованные руки и камуфляж в сочетании с солдатскими ботинками. Она была агрессивна, позволяла себе неприличные выходки, которые Кристине даже и не снились. Вот так. Ещё она была безумной фанаткой Юры. Она была на него похожа. Копировала стиль, манеры, и всё всё всё. Она следила за Юрой, его это раздражало, потом он боялся, а теперь у него просто развилась мания преследования. Она была готова выцарапать глаза любой девушке, которая подойдёт к Юре ближе, чем на метр. Рената очень сильная, сила её рук могла поспорить с силой довольно нехилого парня. С ней лучше не связываться. Она была готова ради Юры на всё, и он этим нахально пользовался. А Кристину своим друзьям представил как старую знакомую. Он не любил Ренату. Он любил лишь Кристину. Это абсолютно точно.
- Ребята, пошли на крышу, там решётка открыта.- Сказала полупьяная девушка с выкрашенными волосами цвета ржавчины.
- Пошли - дружно отозвался гул.
Кристина отошла с Юрой в сторону.
- Юра, не нужно этого делать, я чувствую, что ничего хорошего не будет. У меня феноменальная интуиция.
- Перестань, там будет весело. Звёзды, романтика, пятнадцатый этаж. Это самый высокий дом в городе, нигде больше такого нет.
Кристина хотела сказать, что в Москве есть дома и по пятьдесят этажей, и Останкинская башня, но промолчала.
- Солнышко, не волнуйся.
- Я останусь.
- Нет.
Юра взял её за руку, другую её руку взяла Рената, и они потащили силой Кристину на крышу. Кто-то нёс магнитафончик. Играла Zемфира. Любимая песня Юры. Песня про бесконечность. Кристине тоже эта песня нравилась.
 На крыше и вправду сначала было очень весело. На дворе стоял конец августа, падали звёзды. Луна освещала лица. Но покой чудной ночи нарушился.
- Юра, я не могу так больше!- в бешенстве кричала Рената.- Я ненавижу тебя!
- Я не давал тебе клятв и не говорил громких слов. Мне надоело быть с тобой. Ты бесишь, я из-за тебя стану шизофреником.
- Ну что я сделала не так, блин, я всё сделаю. Хочешь, я магазин ограблю и деньги отдам тебе?
- Не говори слово «блин». Мне ничего не надо, оставь меня в покое.
- Тогда мне тоже ничего не надо без тебя.
Рената начала пятиться назад, отступая на край крыши. Кристина успела уловить безумный взгляд Ренаты, в котором читалась ненависть к ней. Кристину начало тошнить, ей было очень плохо. Рената улыбалась, как умалишенная.
Она крикнула: « Сука! Проклинаю!». Все молчали, потому что поняли, кому адресованы эти слова. Юра смотрел на Ренату, бровь его дёргалась. Она отступила ещё на шаг и поскользнулась, Юра успел поймать её за руку.
- Держись, Рената, я вытащу тебя.
- Я хочу жить - хрипела Рената и смотрела Юре в глаза.
Но Юрина рука от нервов покрылась холодным потом, и Рената соскользнула за одну секунду. Ещё через несколько секунд раздался хлопающий звук. Ребята помочь не успели.
5.
Юра дрожал. Кристина его обнимала. Были менты, чёрный пакет, допросы, зеваки. Они сидели у него дома, Кристина обнимала его, вокруг валялись пустые бутылки.
- Юрочка, милый мой, не пей больше.
- Ты не понимаешь, я убил человека.
- Ты никого не убивал, ты сделал всё что мог. Она сама была виновата, сколько раз я тебе уже говорила.
-Заткнись, дура! Ты меня не понимаешь. Никто меня не понимает. Я не такой как все, меня не понять. Я сам себя не понимаю и ненавижу за это. Я хочу сдохнуть где-нибудь под забором.
- Юра, не говори так. Я же люблю тебя.
- Я тоже. Но я тебя не достоин. Я чмо, я никто, я мешаю этому миру. У нас с тобой ничего не получится.
- Почему? Мы же любим, разве этого мало?
- Мало. Нас слишком много разделяет.
- Что же это?
- Триста километров, Рената, твой муж и мой общественный статус изгоя.
- Расстояние преодолимо, Ренату забудь, с мужем я разведусь, а статус меня интересует, я люблю тебя таким, какой ты есть.
- Знаешь, что я больше всего ненавижу?
-Что?
- Две вещи: себя и свой паспорт.
-Забудь.
Кристина поцеловала Юру.
- От тебя пахнет водкой.
- Кристина, ты могла бы это и не говорить. Брось меня, брось. Я утяну тебя с собой на дно.
- С тобой можно и на дно.
- Нет, тебе нельзя на дно. Ты шикарная девушка, красавица, таких поискать нужно. Поезжай к мужу, становись знаменитой актрисой. Он безумно тебя любит, он сможет дать тебе на много больше чем я. Зачем ты связалась с таким ничтожеством, как я? Я тебя не заслуживаю, а вот твой муж…
- Что мой муж?
- Он лучше, у него передо мной есть бесспорное преимущество.
- Какое? Ты имеешь в виду деньги?
- Сама знаешь какое. А деньги ещё одно, кстати, преимущество.
Поезжай к нему - понизив голос, сказал Юра.
- Я хочу быть с тобой.
- Приказываю тебе!- заорал не своим голосом Юра.- Поезжай!- он стал метить в Кристину бутылкой, взгляд его мутнел с каждой минутой.
- Как скажешь.- Сказала Кристина.
- Оставь меня одного.
Кристина купила на вокзале билет. Правда только на следующий день, и всю ночь она проходила по тихим улочкам К.. Она побыла на месте гибели Ренаты, посчитала дни своего пребывания в К., вышла ровна неделя. По мужу она тоже соскучилась. Соскучилась по его глазам, голосу, нежным прикосновениям. Александр был джентльмен, Юра этим похвастаться не мог. Но она любила Юру. Что это за наказание? Юра прав, он ничтожество, но она любит его. Почему она написала тогда ему, зачем? Почему она не может полюбить Александра, нет, Сашеньку. Ещё ей будет стыдно смотреть в глаза мужу. Позор и стыд, презрение, вот всё, что она заслужила. А Сашенька ей дарит любовь.
Она пилила себя всю ночь, ей никогда ещё не было так одиноко. Потом она села на поезд и пилила себя там двенадцать часов. Она не спала две ночи. И чем ближе поезд был к Москве, тем сильнее грыз Кристину стыд.
Дома она помылась и легла спать. Александр приехал с работы в одиннадцать, он работал допоздна, чтобы не вспоминать ничего. Тут он увидел её. Он сел рядом и любовался. Кристина проснулась от поцелуя.
- Саша, прости, я должна тебе рассказать…
- Ты ничего мне не должна, любовь моя. Я не дурак и всё знаю.
- Прости меня.
- Тебе не нужно было просить прощение, нет, Кристина.
- Я себе это никогда не смогу простить.
- Не вини себя, лучше закрой глаза.
Она закрыла. И почувствовала, что её любят. Александр умирал от счастья. Кристина тоже про всё забыла в ту ночь.
Неделя любви, Александр делал всё. Раны Кристины начинали заживать, но вдруг она достала из ящика письмо, которое вернуло всё назад.
«Солнышко, прости меня. Я был пьян. Ты пишешь чудесные стихи, а я не умею. Но позволь я подарю тебе один из моих стихов, если эти обрывки мыслей можно назвать так.
Пишешь письма, кричишь,что скучаешь
Тёплая осень людей покидает.
Хмурое небо арендовано снегом,
Холодом, мраком, смертью.

Здесь холода и вьюги, метели,
Может заря утром будет, наверно
Дождь не пойдет, может, станет теплее
Но сейчас,как всегда: морозы, метели…»
Кристина разрыдалась прямо около почтового ящика.
6.
На письма Юры она решила не отвечать. Он слишком сильно обидел её, но письма шли, шли, а почтовый ящик разрывался. Кристина не читала эти письма, она их жгла. Александр ликовал, Кристине было плохо, но она старалась не подавать вида.
Она пыталась всё забыть, но бороться с собой бесполезно. Сам с собой человек ничего не сделает, сделать что-либо с ним может только жизнь.
Был ноябрь, вернее его конец. Холод, слякоть, голые деревья, короткие дни – вобщем, погода великолепная. Кристина не выдержала и ночью позвонила в город К. В трубке она услышала знакомый голос, Кристина заплакала и бросила трубку. Юра перезвонил.
- Как дела?
- Всё хорошо, Юра.
- У меня тоже нормально, если не считать того, что из-за тебя я прячу от людей свои руки. Почему не отвечала на письма?
- Я пыталась тебя забыть.
- Меня забыть нельзя.
- Я уже убедилась в этом.
- Я скоро буду в Москве.
- Как?
- Я по работе.
- А кем ты работаешь?
- Водителем у одной богатой леди. Ей тридцать пять, а она от меня без ума. Не знаю, что вы все во мне находите…
- Замолчи, Юра.
- Короче, через три дня я жду тебя по адресу, записывай.
- Пишу.
- Улица Лесная, дом 26, квартира 23. В пять вечера.
 Кристина считала часы. И вот она в нужном месте и в нужный момент. Юра был рядом. Всё получилось как-то просто, они разговаривали.
- Тебе нравится моя новая кожаная кепка?
- Да.
- Я не хочу быть тем, кто я есть, Кристина.
- Не надо, замолчи.
- Не затыкай мне рот. Чую, со мной случится что-то ужасное. Со мной живёт мальчик лет семи, я его подобрал на вокзале, его зовут Вася. Позаботься о нём, у тебя в сердце есть место для этого. Да, ещё сиамская кошка, Капиталина. Я её тоже нашёл.
- Я всё сделаю, Юрочка.
- А теперь вали отсюда.
- Но…
- Никаких «но», скоро вернётся моя начальница. Так что убирайся.
Кристина возвращалась домой в ужасном настроении. Юра мог унизить её так, как никто на свете. Но он же мог её поднять выше облаков. Она ненавидела его.
Александру не нужно было ничего объяснять, он был не дурак. Кристина проплакала у него на груди до утра.
7.
Примерно через месяц, позвонили из города К. Кристина подняла трубку.
- Алло, Кристя, как дела?
- Ты кто?
- Я Алла.
Кристина вспомнила девушку с волосами цвета ржавчины.
- Юрку твоего забрали вчера в психушку, приезжай за Васьком и Капиталиной в течение недели, пока.
Кристина села на пол и зарыдала. Она билась головой о стену, пела, всхлипывала. Александр ничего не мог сделать. Девушка была явно не в себе. Александр бил её по щекам, просил – ничего не помогало. Тогда он налил ей стакан виски и силой заставил выпить. Кристина быстро опьянела и сразу заснула. А он сидел у кровати, ходил всю ночь из спальни на кухню и обратно. На кухне клубы сигаретного дыма стояли под потолком, Александр всю ночь не сомкнул глаз, за эту ночь на его чёрной голове появилась лёгкая седина.
 На утро Сашенькой были собраны два чемодана, и они оба отправились в город К.
 Вася оказался милым мальчиком, а Капиталина умной кошкой. В квартире Юры были разбросаны бутылки, письма и фотографии Кристины. В зале висела петля, именно поэтому Юру забрали в жёлтый дом. На стене красной помадой было жирно написано: « Я не тот, кто я есть. Это не правильно. Я должен умереть». Вася рассказал, что они вместе с Юрой покупали помаду. На Васин вопрос, почему именно красную, Юра ответил, что Кристина красит губы точно такой же. Кристина не плакала, она старалась быть сильной.
- Кристина!- позвал её Александр.
- Да…
- Завтра мы пойдём к Юре в больницу. Посмотрим, что можно сделать.
- Спасибо, Сашенька.
- Тсс…- И он прикрыл рот указательным пальцем и улыбнулся.- Всё будет хорошо.
Кристина обняла Александра. Её муж был большой души человек. Они спали на матраце, обнявшись. С ними так же спали Капиталина и Вася. Так было теплее. Александр проснулся, когда ещё все спали. Он переживал трудные дни, но ему не было одиноко.
В больнице их ждали плохие новости. У Юры была шизофрения. Он был буйный, и поэтому его держали в смирительной рубашке. Он был жалок, грустно очень смотреть на молодого человека, глаза которого мутнее пасмурного туманного утра. Юра царапался и кусался, не узнавал Кристину, а в Александра даже плюнул. Кристина быстро достала носовой платок, предназначенный на случай, если она будет плакать. Но плакать ей совсем не хотелось. Платком она вытерла лицо Александра. Ей было очень стыдно, она готова была сквозь землю провалиться.
Они вышли из казённого помещения. Александр мрачно молчал, а Кристина села на корточки и расхохоталась. Волна громкого беспричинного и глупого смеха накрыла её с головой. Александр взял её за руку, и они направились в сторону дома. Я их тогда видел. Странно смотрелась эта парочка, странно. Человек средних лет в длинном чёрном пальто держал за руку молодую истерически смеющуюся девушку в красном, которая ещё к тому же не хотела идти вперёд, и поэтому человек волок её за собой силой.
Дома Александр дал снотворного Кристине, и они пошли с Васей в магазин. Вася катался на тележке, а Александр наваливал в неё всякие конфеты, печенья, вафли.
- Дядя Саша, вы такой добрый. Я никогда не видел столько еды. Когда я жил на вокзале, я почти ничего не ел.
- Тебе сколько лет, Вася?
- Шесть. В мае будет семь.
- Ты пойдёшь в школу.
- Я не хочу в приют, там злые люди. Тётенька меня била, не возвращайте меня туда, пожалуйста. Я сбежал оттуда с огромным трудом.
- Я никуда тебя не верну. Ты будешь жить со мной в Москве.
- А Капиталина?
- И она.
- А Кристина?
- И она тоже.
- А меня ищут.
- Это, Вася, с моими деньгами не проблема.
- Я тогда обещаю хорошо учиться.
- Вот и славно.- Александр потрепал Васю по голове.
- А Юра будет здоров?
- Не знаю, Вася. Я сделаю всё возможное.
И он сделал. Юру перевели в частную дорогую клинику, где он рисовал, считал рыбок в аквариуме и.т.д. Но как врачи не старались, и как Кристина не скрещивала пальцы, Юра медленно, но верно становился дурачком. Он уже не был буйным, он стал тихим и спокойным. Он практически не разговаривал, глаза были такими же мутными. Только когда наступала ночь, он смотрел в окно, глупо улыбался и повторял раз за разом: « Я Юра, точно Юра, правда, Юра. Я Юра и больше никто». Только когда солнце вставало, он успокаивался, стихал и засыпал.
8.
Кристина любила играть с Васей, помогать ему делать уроки. Вася сдержал обещание и учился лучше всех в классе. Некоторые злые дети очень завидовали Васе, потому что у него была самая красивая мама и самый умный папа, который подвозил его к школе на своей вычищенной до блеска машине. Но никто из этих злых и завистливых ребят не догадывался о том, что пережил дорого одетый Вася, у которого такие хорошие родители. Вася уже давно называл Александра папой, а Кристину мамой. И всё было бы прекрасно, если бы каждую ночь оба они, могли бы нормально заснуть, и не думали о больном и несчастном Юре из города К.
Но вот однажды позвонили из этого города и торжественно объявили, что Юра уже может содержаться дома, состояние его стабилизировалось. Кристина и Александр отправились, бросив всё, в город К. А Вася остался с соседкой.
Они тряслись в поезде. Александр начал разговор.
- Кристина, порой я думаю, что я тряпка.
- Нет, не говори так никогда. Саша, ты самый сильный из всех людей, которых я когда- либо знала.
- Я раньше был горд и одинок. Я поборол свою гордость и навсегда расстался с одиночеством. Гордость всегда разрушает, и всегда следует наказание. Моим наказанием было одиночество, чьим- то наказанием стало сумасшествие.
- Ты прав, Саша.
- Всё, нужно спать. Спокойной ночи.
- Спокойной ночи. Саша, я никогда тебя не оставлю.
- Я тоже.
Поезд мчался сквозь ночь, а снег всё шёл, шёл и шёл. Они приехали.
Юра был уже дома. Он рисовал. На длинном рулоне обоев, на его обратной стороне можно было увидеть всё: пчёл, цветы, облака зелёного цвета, людей с тремя руками, кошек с человеческими головами, траву голубого цвета и красные губы, по форме напоминающие губы Кристины. Юра был рад Александру и Кристине. Он желал им счастья, улыбался, попросил включить музыку. Александр включил радио, играл джаз. А Юра танцевал. Казалось, что он не танцевал, а находился в каком-то сильном гипнотическом трансе. Так вот чудно Юра танцевал, и ещё он глупо улыбался.
Кристина и Александр вышли в соседнюю комнату.
- Его нужно забрать в Москву, Кристина.
- Но надо ли тебе это, Сашенька? Ты и так слишком много сделал для него. Мне очень стыдно.
- Не нужно, Кристина. Всё то, что я делаю, необходимо.
Вдруг они услышали из другой комнаты шум, и оба посмотрели друг на друга и произнесли тихо: «Юра».
Они бросились в соседнюю комнату, но Юры там уже не было. Была лишь открытая форточка и изрисованный рулон обоев. Александр вытащил из кармана мобильный телефон и набрал две цифры.
- Человек упал с пятого этажа.
- Адрес, пожалуйста.
- Улица Парижская, дом 30.
Бело-красная машина приехала очень быстро. Юра пока был жив.
9.
И вот больница, и вот бесконечные сине-зелёные коридоры, пахнувшие формалином или хлором. Рядом с забинтованным, точно мумия, Юрой сидит Кристина. Вобщем, всё как в начале истории.
Кристина сидела в больнице день, два, неделю. Александр ей приносил еду и сразу же уходил. Он не мог там находиться, ему становилась плохо на физическом уровне.
В палате было противно и тускло. Рядом с Юриной кроватью была полочка, на ней стояла кружка с лапшой быстрого приготовления, залитая кипятком, лежал старый кипятильник. Кристина гладила кончиками пальцев Юру по забинтованному лицу, а её слёзы падали на одеяло. Пищал прерывисто аппарат, а за окном выла метель.
Кристина шептала слова одной из любимых Юриных песен:
«Пожалуйста, не умирай
Или мне придётся тоже…

Пожалуйста, только живи
Ты же видишь, я живу тобою
Моей огромной любви
Хватит нам двоим с головою».

Хочешь, солнце вместо лампы,
Хочешь, за окошком Альпы».
 
Вдруг аппарат прекратил пищать прерывисто.
Кристина закричала, прибежали врачи. Всё было как в тумане.
Умирающее тело окружили люди в белых халатах. Но все попытки вернуть Юру к жизни оказались тщетными.
Юру накрыли простынёй. И в ушах Кристины раздался оглушительный вопль Ренаты: « Сука! Проклинаю!».

10.



Кристина дрожащими руками набрала номер Александра.
- Сашенька, приезжай в больницу. Юра умер.
Кристина заламывала руки, грызла ногти. Она ждала мужа. Вдруг зазвонил её мобильный.
- Я уже рядом с больницей, скоро буду.
Кристина не могла больше ждать и решила пойти встречать Александра. Её конечности тряслись, но она пересилила слабость и побежала вниз по лестнице. Но как бы не были сильны душевные порывы, они бесполезны, если тело не слушается человека.
Когда Кристина бежала по лестнице, голова её закружилась, она упала и разбила висок. Кристина умерла почти мгновенно.
В Москву Александр хотел вернуться с Юрой и Кристиной. Но не зря люди говорят, что если хочешь насмешить Бога, расскажи ему о своих планах.
Александр не знал, как всё рассказать Васе. Он поседел ещё сильнее. Он сначала думал о смерти, но сразу же понял, что он должен жить. Ведь у него есть маленький Вася. Юра причинил ему много страданий, но если бы не он, никогда не было бы у него Васи. Александру было плохо, но он знал, что всё будет хорошо. А как же иначе?
11.
Со дня смерти Юры и Кристины прошло десять лет. Вася закончил школу, учился в институте и работал у папы в банке. Кошка Капиталина умерла, и в доме теперь жил её котёнок - жирный кот Тузик. Всё было хорошо.

Александр поехал в город К. на кладбище навестить Юру и Кристину.
Шёл дождь, никого не было. Александр, весь уже седой, держал чёрный зонт, он говорил тихо и спокойно: «Здравствуйте, Юра и Кристина. Вас нет уже десять лет. Не хватает вас, но у меня с Васей всё отлично.
Хочу обратиться к тебе, Юра. Однажды Кристина мне сказала, что у меня есть преимущество. Это так. Но ты всё равно молодец. Ты всю жизнь боролся с собой, и это привело тебя к смерти. Борьба лишила тебя сил. Если бы ты смирился, возможно, ты бы жил сейчас. Но путь смирения не для тебя и не для таких как ты. Ты всю жизнь не был тем, кто ты есть. И так же всю жизнь ты был тем, кем ты не был. Это неверно и противоречит само себе. Но не мне тебя судить. Я прощаюсь с вами».
Александр не спеша, ушёл обратно. На одной могильной плите было написано: «Лиханская Кристина Николаевна». Рядом стояла другая плита, как раз та самая, к лежащему под которой и обращался Александр. На ней было написано следующее: «Прохорова Юлия Сергеевна».


Рецензии
Привет, Катя!
Прочитала твой интересный рассказ и очень хочу подлиться мыслями.
Хочу признаться, что очень понравилось начало. Так реалистично и по-мастерски написано, а далее сюжет развивается весьма неожиданно. Знаешь, ве-таки самым ценным и просто идеальным человеком мне представился Александр, который достоин уважения. Он так сильно любил, уважал свою Кристину, что даже прощал ей все на свете. А сама Кристина представляется мне глупой. Я не сказала бы, что она пользовалась любовью Александра, но по-крайней мере совсем его не ценил. С такими людьми надо по-другому себя вести, чтоб они поняли, что в один прекрасный миг могут потерять все, что по-настоящему было для них дорогим. Юра- это конечно отдельный случай. Только я не могу понять, получается так, что Юра-это не Юра, а девушка? Или я что-то неверно поняла.
Хотлось бы добавить, что стиль написания мне очень понравился. Нет никаких скучных и лишних описаний, все , как говориться, в меру.

Наталия Островко   01.02.2007 20:57     Заявить о нарушении
Ты всё правильно поняла, солнышко.
Этот рассказ- простое описание наказания за грех. Даже если этот грех совершён по незнанию.

Судить никого не берусь.
Это просто рассказ. А Александр - не тряпка, как мне сказал мой друг, а самый сильный и разумный человек.

Екатерина Барбашина   02.02.2007 17:49   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.