Клубника со сливками

- Десятка, семерка и восьмерка треф – одна из самых счастливых ком-бинаций…И еще с девяткой червей – удача в любви… - Соня смотрела на карты, которые разложила сама на журнальном столике.
Она вспомнила, что давно, может быть, год назад, вот так же раскину-ла для себя карты, а потом распахнула окно…И долго потом смотрела, как они кружатся в воздухе, как нелепые зимние бабочки. Была вьюга. А еще по-звонил Илья и сказал, что им нужно встретиться и поговорить. Последний раз…Ему ведь было наплевать, что Соне за минуту до этого какие-то куски картона предсказали небывалое счастье и любовь размером с земной шар…Он этого не знал, и они расстались.
А когда наутро Соня пришла в себя и пошла смывать с глаз подсох-шую на щеках тушь, она заметила, что на журнальном столике снова лежит колода карт. "Может быть, я их не выбросила вчера? – подумала Соня. – Мо-жет быть, это мне ночью приснилось?". Так или иначе, карты были в доме, а Соня решила, что что-то напутала накануне вечером. Было от чего сойти с ума…
Это было год назад. Соня просто привыкла к картам, раскладывала их каждый вечер, просто так, для развлечения. Если что-то потом сбывалось, ее это не удивляло, если не сбывалось – тем более. Соня однажды поняла: ей просто нравится ожидать чего-то хорошего – например, письма или подарка, если такое выпадало. Потому что ожидать чего-то, что может произойти само по себе, ей было невозможно. Она считала, что с ней уже не может случиться ничего интересного. Поэтому сейчас, когда ей выпала "самая счастливая комбинация" карт, она лишь грустно улыбнулась.
Жизнь у Сони была "как у всех": с утренним звонком будильника, поднимавшего на работу, с утренним йогуртом, с компьютером на работе, с вечно недовольной директоршей, кричащими детьми (Соня работала в шко-ле), с одиноким вечерним кофе без сахара и телевизором. И еще с картами.
Соня жила одна. Когда ушел Илья, она решила, что жизнь просто идет на одном месте, словно когда шагаешь вверх по эскалатору, когда он идет вниз. Безрезультатно. Странно, но все ее друзья словно решили то же самое и бросили ее шагать на одном месте. Все словно испарились. Даже Дора, кото-рая раньше обязательно по субботам заглядывала на чаек, куда-то пропала. Да Соня ей и не звонила. Она боялась узнать, что Илья ушел именно к ней, хотя давно это поняла…
"Ну и пусть", - насупленно думала она, нервно тасуя карты. Из-под рук вечно выскальзывала на пол восьмерка пик, нехорошая карта. А потом еще выпала пиковая дама. "Начальница", - привычно подумала Соня. Она бросила карты и пошла на кухню, где стала делать себе лимонный сок с саха-ром. Зимой она всегда позволяла себе маленькие витаминные радости.
Лимон оказался с очень толстой шкуркой. Надрезая ее, Соня нечаянно поранила себе руку ножом, содрала кожу на ладони. Рана получилась боль-шая, но неглубокая. Соня попыталась дальше очистить лимон. На ранку по-пала капля лимонного сока.
Соня припала к руке губами и неожиданно заплакала.


Жизнь продолжалась в заданном темпе – то есть, шла на месте. Толь-ко утром стал попадаться Соне на пути маленький цыганчонок – смуглый, какой-то весь чумазый, с черными глазами, в ушанке и тонком драповом пальтишке. Сначала Соня обходила его, а потом стала давать ему по десять копеек. Подумала: "В месяц три рубля будет, если ему подавать каждый день. Не деньги, чтоб жалеть…". Она не любила цыган, потому что они од-нажды выманили у нее целых пятьдесят рублей, и именно тогда, когда Соня шла заказывать фотографии в фотосалон. Но это было давно, а этот цыганчо-нок был совсем ни при чем. Она даже спросила однажды, как его зовут. Ока-залось – Артурчик.
А кроме этого, жизнь шла. Правда, Соня стала сильно уставать на ра-боте, приходила домой, и ей едва хватало сил, чтобы принять ванну и сделать себе лимонный сок. Она даже забыла о картах.
Однажды вечером она вернулась с работы и нашла в прихожей на по-лу девятку червей. А колоды не было.
"Странно!" – чуть не вскричала Соня. Ей стало казаться, что в кварти-ре точно кто-то бывает. Но ключи ее были в единственном экземпляре, и все-гда она носила их с собой, никогда не теряла.
Она еще в растерянности постояла у порога, а потом пошла готовить курицу с чесноком. Нет, она никого не ждала, просто в грядущий выходной хотела себя побаловать чем-нибудь "королевским". Еще она купила клубнику и сливки. "Шикуешь, Софья!" – почти укорила она себя. Для нее клубника в середине января все еще была не по карману, но она позволила себе неболь-шую коробочку. Когда она открыла ее, по кухне распространился тонкий сладкий аромат…
И вдруг – телефонный звонок. "Точно, начальница! Решила мне под-кинуть работку на выходные…" – заранее решила Соня, потому что так уже было. И поэтому недовольно сказала в трубку:
-Алло?
-Соня! – зазвучал в трубке бодрый голос. – Соня, я тут неподале-ку…Мимо проезжаю…Случайно. Я зайду, ты не против?
-Нет, Илья, я не против, - растерянно сказала она. – У меня тут как раз курица под соусом…


Потом она так же растерянно смотрела, как Илья с аппетитом лако-мится подрумяненной куриной ножкой, слушала какие-то его россказни и попутно готовила себе клубнику со сливками. Крупные блестящие ягоды с мелкими семечками источали ароматный сок…
Вдруг Соня прислушалась к Илье:
-Я почему к тебе зашел? Даже ведь не знаю…Случайно так вышло. У банка подошел к своей машине, точнее – собирался подойти, а ко мне цыган-ка пристала. Говорит – дай погадаю, дай погадаю! Я ей хотел просто так де-нег дать, чтобы отвязалась, а она пристала – и все! Не уходит…Карты доста-ла, протянула мне, чтоб я три вытянул…
-И что? – заинтересовалась Соня. Она давно уже не давила в чашке клубнику, а облизывала вилку, на которой остался сок с сиропом.
-Ну, я достал эти три карты из колоды…Я еще тебя вспомнил – ты тоже гадать любила.
-И что с того? – неожиданно резко спросила Соня.
-Да нет, ничего…Карты я три достал, помню там было две дамы и ко-роль бубновый. Дама пик посредине была…И цыганка мне сказала… - Илья почему-то опустил свои серые глаза к чашке и хотел было сделать вид, что снова увлекся едой, но, увы, - на тарелке оставалась только куриная косточ-ка...
-Так чего ж она тебе сказала?
-Кто?
-Ну, цыганка-то?! – не выдержала Соня. – Или ты пришел мне тут сказки рассказывать?
-Сонь…Ну ты чего? – Илья взял ее за руку. – Ты не обижайся…Это правда, про цыганку…И то, что она мне сказала сегодня – это тоже правда. Я дурак был. – Сидя на табурете, он посмотрел на нее, наверх. И увидел только широко раскрытые глаза Сони. – А у тебя на руке кровь, - сказал он, заметив алую каплю. И вдруг припал к ней губами. И тут же рассмеялся: - Клубника, да?

22.07.03.
Пермь.


Рецензии