Жила-была Дашка

Представьте ярко-рыжую, как не посмотришь на нее - вечно лохматую девчонку, похожую скорей на щуплого взъерошенного мальчика. Вот это Дашка и есть – девчонка-сорванец, куда там до нее иным мальчишкам! И стрижка у нее так называется – «под мальчика», пряди на макушке торчком стоят, а только-только они у нее немного отрастают, на голове тут же воцаряется такой беспорядок, что любо-дорого посмотреть.
Это мама так говорит: «Любо-дорого посмотреть», а на самом деле ей совсем не нравится смотреть на свою вечно растрепанную дочь. Поэтому Дашке как миленькой приходится идти в парикмахерскую.
Бессмысленно было бы хныкать, например, вот так: «Мам, я хочу локоны, как у принцессы!» Мама, наверное, смеяться будет. Скажет, тоже мне, принцесса. Дашка и молчит. Поэтому никто не знает, что стоит ей закрыть глаза, как она представляет себя принцессой в длинном платье, всю в крупных локонах, свисающих из-под короны.
И причем меняется не только Дашка – все изменяется вокруг. Везде – куда ни глянь –горят жаркие, тысячи, сотни тысяч пылающих свечей. Свет прыгает на каких-то лицах, по которым каплями сбегает пот – в зале очень жарко, но никто этого особо не замечает. Люди радостно машут руками Дашке, и она кому-то машет в ответ, и чувствует, как ее охватывает ощущение волнующего счастья. Должно быть, все происходит на балу, потому что вокруг летают в танце пары – странно одетые дамы с кавалерами кружились, едва касаясь каменных плит под ногами. И музыка гремит… Дашка могла бы поклясться, что слышит ее, вот только напеть у нее потом никак не получается – мелодия ускользает, не дается, чтобы ее запомнили…
«Как хорошо было бы в самом деле стать принцессой… - думает иной раз Дашка. – Ни уроков тебе учить, ни утром вставать чуть свет не надо… А вечером – читай сколько угодно, мама ничего тебе не скажет. Интересно, как становятся принцессами? Наверно, проще всего – чтобы в тебя влюбился принц… Но только какой страны?»
Дашка не знает толком, в каких странах до сих пор есть короли, принцы и принцессы. Однажды на уроке литературы, когда все говорили о стихах, у нее вдруг само собой сочинилось:
В море есть остров,
На острове город –
Столица пиратов храбрых и гордых…
«Столица пиратов храбрых и гордых…» - задумчиво повторила она про себя. – Нет, пираты плохие…Они нападали на мирные корабли, грабили, убивали моряков. Лучше - столица кого?… Столица… та-та-та храбрых и гордых».
Ничего больше не придумывалось. А тут Дашку к доске вызвали. Она так растерялась, что даже не поняла, что от нее хотят. Как будто в самом деле только что вернулась с какого-нибудь острова.
Екатерина Семеновна говорит:
- Мы ждем. Готова?
- Что - готова? – спрашивает Дашка.
- Стихи рассказывать.
На дом задавали учить стихи.
А Дашка говорит:
- Я их еще не досочинила.
Класс так и грохнул. Давно так не смеялись! Даже учительница развеселилась. А что было смеяться-то? Все знают, что Дашка пишет стихи и сказки. Ту сказку, где про Каракатицу, у нее многие читали. Тетрадка на уроках путешествовала по классу. Мальчишки тянули ее друг к другу – чуть не порвали пополам. Но всем было понятно - это же не настоящие стихи и сказки. Это –то, что могла придумать маленькая девчонка.
Стихи, которые на дом задавали, Дашка все же вспомнила, хотя и не сразу. Учительница подумала, что Дашка может отвечать гораздо лучше, и поставила ей «трояк».
Дома Даше, разумеется, попало. Потому что мама с папой тоже считали, что она может учиться лучше. Они огорчились и почти целый вечер с дочкой не разговаривали. Дашка тоже огорчилась и безвылазно сидела в своей комнате. Сначала она сделала уроки, а потом забралась с книжкой на диван и села, обхватив руками коленки.
В море есть остров, - вдруг вспомнила она.
Столица кого, у нее по-прежнему не придумывалось. Тут она вспомнила: когда-то давно, когда она еще не ходила в школу, по телевизору шла передача про остров, на который высадились какие-то люди. Вроде, они какие-то артисты, а может быть, спортсмены, Дашка не поняла. Да она особо и не интересовалась. Каждый день, когда родителям включали телевизор, люди одинаково говорили о том, что среди них есть кто-то лишний. И каждый день им надо было выбрать лишнего. «Был бы у меня остров, я бы всех друзей на него забрала, и никто не был бы лишним, - подумала Дашка. – Всем место бы нашлось. И Генке, и Мишке, и Кате. Ух, мы бы с ней поплавали. Она бы всему меня научила – и брасом плавать, и дельфином, и нырять… Да что там… Я бы хоть кого на остров с собой взяла. Всем, кому плохо здесь, кто хочет уехать куда-нибудь…»
«Даже Люду?» – спросила она сама у себя.
И, подумав, решила:
«Ну, да, и Люду! Что такого? Люда, конечно, злая девочка. Ни с кем не играет. Да я и сама бы не хотела с ней играть. Но на острове же всем хватит места. Так что, пожалуйста, пусть приезжает и живет, сколько захочет… Там же у нас… Там было бы здорово!
- До неба здесь волны, солены здесь скалы,
Уехать сюда – здесь никто не искал бы! -
– тихо проговорила Дашка вслух.
А дальше у нее уже сочинялось без остановки:
- Из пальмовых листьев простую избенку
По силам построить даже ребенку.
А если детей соберется полкласса -
Изба вырастает в течение часа.
В этой избе заживем без забот –
Арбузы - от пуза, медузы весь год!
«Медузы не съедобные,- машинально отметила про себя Дашка, - надо бы чем-то заменить… А, вот так: «Бананы, лианы, кайманы весь год»! Нет, впрочем… Кайманы – это что-то такое, вроде крокодилов. Ничего себе – заживем без забот… Нет, надо что-то другое придумать», - сказала себе Дашка. А у нее уже дальше само собой сочинялось:
В ваших друзьях ходит слон и мартышка,
Мангуста, коала – пальмовый мишка
Без страха хватают из рук угощенье –
С утра набивайте карманы печеньем.
Далекий мой остров - фантазия, сон…
Ты снишься - не снишься… Ты здесь, ты вот он!
Здесь башни стоят, не склонив головы –
До нового землетрясенья, увы!
Здесь музыка ночью плывет по волнам,
Пираты на танец зовут своих дам
В брильянтах и золоте, в облаке смеха
И счастья,
И в пол уходящие платья.
Такое хочу – в кружевах, с кринолином,
Брильянты, звенящие в локонах длинных,
И сверху – корона!
Хочу – королевой
На остров пиратский, прозрачный, неверный,
Который мне снится перед рассветом.
Глухою зимой снится вечное лето.
В спальном районе, залегшем на спячку
На целую жизнь, – кто б здесь понял гордячку,
Мечтавшую стать королевой пиратов…
Однажды воскликнут: «Куда ты, куда ты?»
А ты лишь моргнула – вот остров Смолтаун!
Не зря ты мне снился. Ура! Я попала
На остров… Но кем? Королевой пиратов?
Нет, просто девчонкой, совсем не богатой,
С толпою друзей, чуть не с детского сада
Мечтавших о поисках древнего клада,
Который нас только и ждал столько лет…
И вот мы на острове.
Остров, привет!
Последнюю строку Дашка выкрикнула во весь голос и даже подпрыгнула на диване.
За окном висела большая луна – румяная и довольная. Как будто ей понравились Дашкины стихи. Про то, что она будет королевой.
- Я что, правда, буду королевой? – спросила Дашка у луны.
И сама ответила за луну:
- Угу!
Тут мама вошла в комнату.
- Что, ящерка, сделала уроки? А то ведь спать пора!
Это мама так Дашку звала - ящерка – когда у мамы было хорошее настроение.
И Дашка поняла, что на нее больше не сердятся.
Назавтра на уроке математики она вспомнила о своем стихотворении и решила записать его в тетради, пока не забыла чего-нибудь. И тут ее вызвали решать задачку. Она как раз вспомнила о том, как удачно придумала название для острова. Само придумалось, ведь надо же! Так бывает, когда чего-то очень хочешь. Дашке хотелось, чтоб ее остров назывался как-то необычно, и чтобы в переводе на русский это в самом деле что-то значило. Но что придумаешь? В английском она была слаба, а других иностранных языков не знала вовсе. И вот ведь, пришло к ней название «Смолтаун» - «Маленький город», если по-английски. А может быть, город малышей? Детский город? Так Дашка размышляла на уроке, когда учительница застала ее врасплох.
С задачкой Дашка в конце концов справилась. Но Анна Ивановна подумала, что Дашка могла бы решать задачи гораздо быстрее – и поставила «трояк».
Понурая, возвращалась Дашка домой. Страшно подумать, что скажут ей мама с папой. Второй день подряд «тройки» из школы приносит…
- Хватит переживать… - твердил ей одноклассник Генка Ююкин.- Тебя же дома не лупят. Если бы у меня были такие родители, как у тебя, я бы вообще уроки бы не учил… Подумаешь, оценки…
Так он утешал ее всю дорогу до дома.
Надо сказать, что Дашка и Генка жили в одном доме. И даже в одном подъезде. На одной лестничной площадке.
Это очень важно. Может быть, живи Генка где-нибудь в другом месте, ничего бы и не случилось.


Рецензии
Ocheni svetlaya proza!
Spasibo Zhenia!
Tvoim detiam ocheni povezlo imeti takyu mamu kak ti!...

Nata

Ткаченко Наталья   23.07.2007 17:41     Заявить о нарушении
Spasibo, Natasha, za dobryje slova i voobche za to, chto ty esti, hotia i v Amerike. :)

Евгения Басова   24.07.2007 21:23   Заявить о нарушении