Кавруша или две истории об одном болельщике

Пару недель назад, когда еще шел чемпионат мира, я как обычно спустился на первый этаж нашего офиса, чтобы купить кофе, и обнаружил, что почти все наше народонаселение с упоением смотрит какой-то матч. Обычно в таких случаях я спрашиваю "кто выигрывает?", а затем, получив ответ, спрашиваю "а во что играют?" Действует это безотказно, приводя болельщиков в дикое бешенство. Но, что же я могу поделать, если мне футбол также близок как счетоводу колхоза "Красный пахарь" близки проблемы реформации иудаизма? Впервые я обратил внимание на эффект "бешенства" на примере старосты в моей группе. Он был отличный парень, но совершенно больной на голову в плане футбола. Он мог, например, поехать в дождь к памятнику Славы, потому что в тот день женилась какая-то футбольная звезда, и как все молодожены, звезда со своей невестой должны были возложить цветы в память о тех, благодаря кому их свадьба сегодня стала возможной. А в момент возложения, Кавруша (такая у него была кличка) рассчитывал подсунуть звезде футбольную програмку с целью получения автографа.

В общем, как по мне - налицо была самая глубокая клиника. Но и это еще не все. Дело в том, что в те далекие годы, видео имели только откровенные буржуины. Да и то, чаще всего под "видаком" понимался советский монстр под названием "Электроника", жующий нещадно, и с упоением порыкивая, безумно дорогую пленку. В силу невозможности разжиться видео, Кавруша записывал все матчи на АУДИО кассеты и потом их, мало того, что по десять раз прослушивал, но еще и на полном серьезе приглашал на прослушивание приятелей! При этом страшно удивлялся, что его переиодически посылали довольно далеко. Чаще в точку с координатами: (14° 24' южной широты, 71° 17' западной долготы). Это, если не знаете, поселок Nahui в Перу.

Когда я прослышал, что Кавруша свято соблюдает один ритуал, я решил втесаться в доверие. Ритуал состоял в том, что Кавруша, как только начинался какой-то серьезный матч, ставил бутылку коньку и дальше пошло-поехало: "за первый гол", "за вратаря" и т.п.Сделав очень серьезное и значительное лицо, я сказал:
- Кавруша, хочу приобщиться к футболу!

Поначалу он, как ни странно, поверил и даже расчувствовался, но после заподозрил меня в меркантильных намерениях и попытки приобщиться к дарам Вакха были пресечены тотчас, и с негодованием.

Мама его была в очень подавленном настроении. Она считала Каврушу полным идиотом, и, наверное бы занялась лечением сына, но тот был круглый отличник, общественник и кроме того пыхтел на кафедре над какой-то научной работой, и потому как-то сам собой опровергал гипотезу об идиотизме. Тогда мама решила подойти к проблеме с другой стороны, и заняться его духовным развитием. Фантазия ей не подсказала ничего лучшего, как купить билеты не то в оперу, не то на балет. Кавруша свою мать любил и, если честно, довольно трогательно побаивался, а потому перечить не посмел, хотя, заметим, билеты были куплены на тот день, когда должен был состояться какой-то страшно важный матч.

Делать нечего, несчастный болельщик вырядился в костюм, белую рубашку и ненавистный галстук, и затем обреченно позволил маме вести себя в места культурного времяпрепровождения. Во втором отделении Кавруша отпросился у мамы в туалет, довольно правдоподобно изобразив лицом состояние "невтерпеж". Естественно, он все рассчитал и отрепетировал заренее перед зеркалом.

Закрывшись в кабинке, он достал маленький прибалтийский приемник Selga, пронесенный контрабандой в боковом самодельном кармане пиджака, куда обычно на экзамене кладется конспект. Словно шпион, ждущий жизненноважных указаний центра, он припал ухом к динамику, и стал внимать волшебному голосу спортивного комментатора, ведущего репортаж матча. Шел как будто уже второй тайм. Видимо, сражение было действительно не на жизнь, и Кавруша забыл и про маму и, тем более, про балет. Вскоре, в туалет зашел еще какой-то мужик, который быстро понял, что в кабинке находится единомышленник, так же как и он бессовестно симулирующий естественую нужду. Он деликатно постучал в дверь кабинки, и тихо, словно бы произнося пароль, осведомился относительно счета и о подробностях происходящего, вроде того: кто чего забил. Кавруша сжалился, вышел из убежища, и вкратце изложил особенности сегодняшнего театра футбольной баталии. Затем он сделал звук приемника чуть погромче, и мужик, понятно, тоже остался с Каврушей, раздавив тем самым в себе уже начавшие было всходить семена прекрасного, посеянные этим вечером в его душе заботливой рукой жены. После к ним присоедилось еще человек десять. Все они были несчастными мужьями, сыновьями и пр., чьим духовным развитием кто-то решил заняться немедленно и по-серьезному.
Разогнал это собрание местный швейцар, призванный на подмогу грозной гардеробщицей, поскольку из туалета, перекрывая бархатные классические клавиры, доносящиеся из зала, время от времени раздавалось мощное, в 12 глоток

"ГООО-О-О-О-О-Л!!!!!!!"


Рецензии