Стюардесса

- Храждане псажиры!
Командир корабля и экипаж приветствуют вас не борту нашего лайнера. Наш полёт проходит на высоте 1916 года...

- Нет, мущина, я не ошиблася. Наш ссымалёт летает с 1916 года.
На нём ещё Ленин возвращался из Хельсинков в Шушенское после того, как сотворил у них революцию.

- Помните революцию? Ленина? Ну, надо же! А скока Вам годов? Скока?! Стока и не живут, небожитель Вы наш.

- Храждане псажиры!
Температура за бортом...

- Мущина, что Вы ёрзаете? Что вы там нашли? Не нашли? Интересно что? Что почему? Почему у Вас вместо кресла табуретка? Да ещё с дыркой посредине? А Вы хотите как все? Мущина, если Вы будете как все, то на Вас никто и внимания не обратит. Вон Вы какой хлипкий и невзрачный.

- Мущина, абисняю, Ваше кресло в кабине пилотов. В прошлый раз, когда второй пилот катапультировался, ну он не успел утречком пивка хлебнуть, чтоб оттянуло, вот он и решил быстренько сгонять. А он когда с похмела - дурак дураком, хотя и трезвый не сильно умный. В таком состоянии убить может или с ссымалета ссадить, прям в открытый космос. Так теперь Ваше кресло у него, верней под ним. Вы хотите забрать? Нет? Так сидите смирно и не дёргайтеся!

- Храждане псажиры!
Наш ссымалёт выполняет рейс номер тринадцать дробь шестьсот шестьдесят шесть.
по маршруту Краснодар - Хабаровск - платформа Москва-Сортировочная с залётом в Париж.

- Мущина, чем Вы опять не довольны. Что почему? Почему маршрут такой странный? Нормальный! Мущина!
В Хабаровске у бортмеханика мать живёт. Письмо прислала, чтоб он аспирин купил, у них в аптеке нету до вторника. Во вторник тока завезут. Понимаете? Так я утром лично сгоняла и купила целых две пачки в аэропорте. Так вот мы их и забросим. Всё равно мимо летим.

- Мущина! Вы сирота? Да нет, я вижу, Вы не понимаете, что такое Вашу мать, мать. Да не Ваша мать! А Вы, Вашу мать, Вы - сирота неприкаянная наша.

- Мущина, на обратном пути мы ещё должны помахать крылами над Москвой. Там у нашего командира дача. Ну, они раскопали себе участочек земли небольшой, гектара полтора всего, вдоль железнодорожного полотна, клубничку там, злепушки разные, огурки-помидорки растят, потом на базар возят, продают. Так щас его жена с тещей картошку сажают. Мы в прошлый рейс два мешка им скинули. Хорошая картошечка, я вам доложу, рассыпчатая. Мы её в Воронеже брали, когда из Сиднею летели с залётом в Новосибирск.

- Кто сказал приземлялися? Где? В Воронеже? Зачем? Ах, на базар! Да не было никакой вынужденной посадки. И никто нас не вынуждал, мы сами. Просто командир наш, ну в смысле ваш командир нашего ссымалёта, два часа над Воронежем круги мотал на малой скорости, ну, бреющий полёт называется. Ну, вы знаете, наверное слыхали. Всё что не заметил - сбривает. Так вот. Пока мы круги мотаем, второй пилот по лестнице такой, специально для этого предназначенной, спускается и на базар. Купит, привяжет к тросу, и мы поднимаем. Отлично приспособилися. Мы так и варенья-соленья все заготавляем. Удобна!

- Да, нет же, мущина, я на рынок не ходила. Я туточки псажиров успокаивала. Кино "Экипаж" демонстрировала. Мущина, сами подумайте, откуда у нас на борту телевизор. А? Да и нафига нам телек, я это кино наизусть знаю, да им после кругового полёта уже всё равно было на чё смотреть.

- Храждане псажиры!
Все бортовые системы работают нормально...

- Мущина! Мущина, я ведь к Вам обращаюся, не надо ковырять пальчиком окошечко. А я говорю не надо! Ну и что, что пластилин. Зато не дует.
- А Вы как хотели? Ну, прилепили мы люминаторы на пластилин. Держится ведь и ладно. Да у нас после той посадки, когда хвост отвалился, не только окошки повыпадали, у нас и крыло погнулося. Теперь одно крыло наше, а другое от кукурузника. Ничего, летаем, прихрамываем тока чуток и всё.

- А за хвост не боитеся, мы его хорошо приделали. Обмотали аж тремя слоями скотча, но сильно его не нагружаем. Так что Вы, мущина, не трогайте пластилин, а то произойдёт разхерманизация ссымолёта. Мущина! Я знаю, чё говорю. Никакая не германизация. Раз оторвёте окошко, хер кто мани на новый пластилин даст. Мани - это деньги такие импортные. Понили? Мущина?

- Мущина! Откуда Вы и про Германию знаете. Ну да, наш ссымолёт принадлежал германской компании. Ещё до войны первой мировой, кажется, я это уже плохо помню. Это ещё не при мне было, командир рассказывал. А теперича он наш, трофейный. Летаем! Хороший ссымолёт, почти новый. И командир у нас имеет 856 тыщ летных часов

- Мущина! Вы математик что ли? Что Вы все спорите. Я знаю, что говорю. Ну и что, что триста лет летать надо, чтобы столько налетать. Наш командир своего не упустит. Где завернуть куда, где кого подбросить попутно. Вон видите, в хвосте люди на узлах сидят? Так это не люди, это командир взялся подбросить до Парижу. Да не волнуйтеся Вы, им не далеко, все одно мимо пролетаем.

- Мущина! Да кто Вам сказал? Какая посадка? В Париже? Опять Вы глупости говорите. Кого высадим? Их высадим? Зачем? Да они и сами выйдут через не плотно закрытые двери. Притормозим малёк и всё. Почему двери не плотно закрыты? Госпади! Мущина! Да что ж Вы любопытный такой. Двери мы специально не закрываем. Они верёвкой привязаны. А это чтоб воздух свежий был. Кондиционеров у нас нету. Их бортмеханик за бутылку продал в Сингапуре. А Вы, между прочим, сидите в первом классе. Вот мы и заботимся, создаём Вам классные условия, согласно купленным билетам.

- Мущина! Да что же Вы издёргалися все? Вон и дедулю затрепали совсем. Деда! Ты там живой? Дедунь! Ну, надо ж совсем дед плохой. Не долетит, боюсь. Дедушка! Какая женщина? Так Вы не дедуля? А-а-а-а! Бабуля? Ну извините. Ха-ха! Прикол! Ну, как же Вы, бабуля, похожи на вторую свекровь пятой жены моего седьмого мужа от второго брака после развода с третьим. Ну, один в один. Так похожи! Вот умора! Если б не шляпка...
Чья шляпка? Ваша шляпка! А что это? Грелка? На голове? Мне эт нравится! А что она у Вас на голове делает? Вместо шляпки. Вы замёрзли? Охлаждаетеся? А-а-а-а. Так она у Вас со льдом? Понятно. Кстати про лёд.

- Храждане псажиры!
В полёте вам будут предложены прохладительные напитки и лёгкий завтрак. Кстати, храждане, никто не догадался с собой хлеба прихватить? А колбаски? Жаль... Про курочку я и спрашивать не буду. Ну, тогда завтрак будет предложен совсем лёгкий. Один чай. Может у кого заварка завалялася? Н-да-с, не повезло... Тогда на завтрак могу предложить только кипяток. Но быстро. У нас в позапрошлый рейс один случайно уцелевший псажир на радостях такой классный кипятильник подарил. Ведро воды закипает мгновенно. Правда вся электрика в ссымолёте вырубается на хрен, но зачем вам свет? Чай вы и в темноте мимо рта не пронесёте.

- Мущина! Не волнуйтеся, у пилотов в кабине свечки есть и керосиновая лампа. Если что, они ими дорогу освещать будут. Ой, да не плачте Вы, не впервой нам без свету.

- Вот помню, приземлялись мы как-то в Лондоне. Туманный Альбион по-ихнему. Так там ваще ничего видать не было. Так мы одного псажира в дырку, что в полу в туалете проковыренна, высунули, и он нам рассказывал, куда рулить. Отлично получилося, я вам доложу. Правда на радостях, когда мы уже приземлялися, мы забыли этого псажира обратно в дырку втянуть, так ему об взлётную полосу нос слегка поцарапало и уши. Там у них, в Лондоне, взлётка корявая, как тёрка. Вот в Амстердаме, надо сказать, как стекло и такая же скользкая. Помню, заходим мы на посадку, чуть колесами коснулися и всё! Как корова на льду. Шасси так и разъехались в разные стороны, так на брюхе и приползли. У нас теперь шасси только под кабиной пилотов осталися. Остальные мы так и не нашли.

- Мущина! Что опять? Как взлетели без шасси? А как всегда. Мы тележки у носильщиков берём и под ссымолёт подпихываем, а когда взлетим, ребята их обратно забирают, до следующего раза.

- Женьчина! Вы-то куда встали? Куда надо? В туалет? А чё там делать? А-а-а-а, понятно. Тогда возьмите табуретку вон у того мущины.

- Мущина! Не спорьте. У нас из туалета унитаз в Риме спёрли. Дырку-то в полу мы проковыряли, а стульчак всё никак не сделаем. Некогда. Всё время в небе. Летаем! Так Вы отдайте даме свою табуретку с дыркой.

- Женьчина! Ступайте с Богом. Вы, женьчина, пописать шли? Вот заодно и покакаете. Туалет в хвосте. Хвост на скотче. В хвосте пятнадцать человек с узлами. А больше пятнадцати он не выдерживает. Опять, блин, отвалится...

- Ас Катастрофыч, притормози чуток. Ну, всё.

- Храждане псажиры!
Наш полёт скоропостижно завершается. Командир корабля и экипаж надеется, что время, проведённое в полёте, прошло для вас незаметно. Мы всегда рады приветствовать вас на борту нашего лайнера. Счастливого вам пути.


Рецензии
У товарища свой самолет (щас это модно), небольшой, четырехместный. Поехали покататься. Пилот профессионал, бывший военный летчик, и, соответственно, собственник самолета, который тоже освоил азы пилотирования. За рулем оба (знаете, есть такая функция в самолете). Я позади них и слышу разговор:
- Ты куда даешь...!!! (называются какие-то данные).
- Я все время так летаю, а так его задерет!!!
- Задерет если один, а сейчас загружен!
- Все равно это много.
По болтанке самолета чувствую, что разговоры не пустые, идет борьба за штурвал. Посадку потом тоже долго обсуждали. Сели. И я зарекся больше летать с ними.

Александр Апальков-Курский   15.12.2016 16:28     Заявить о нарушении
На это произведение написано 58 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.