Контакт

 КОНТАКТ

 1.

-Тиша-а..., Тихоня-а-а...,- бабка Наташа негромко, но настойчиво скребла грязным ногтем указательного пальца по замазке окна. По прошествии минут десяти этот омерзительный скрежет возымел-таки своё действие, и вызываемый абонент, просунув свою слегка опухшую физиономию в форточку, хмуро заморгал на бабку:
-Ну?
-Ну - не ну, а бутылка на кону !- складно проскрипела бабуля и многозначительно подмигнула Тихону.
-Та-ак,- протянул Тиша, изучающе разглядывая бабку,- а чтой-то мы такие добрые поутру? Ой, чую я не к добру это... Ладно, хватит дипломатиев, говори, чего надо.
-Сегодня гости с городу приедут, ты б пошёл, встретил, а?
-Это что, опять тётя Люба с суженым-ряженым да выводок ихний?
-Ну да, - радостно закивала бабка, - ты ж их знаешь, они ж такие хорошие...
-Ну да, - передразнил её Тихон, тряся головой насколько позволяла форточка, - хорошие... По сто грамм бы приняли и стали бы хорошие. Были б нормальные люди: посидели, выпили, на сеновале поспали, потом опять посидели... а то ведь, как всегда, начнётся: «Ах Тиша, Вы чудо, ах, Вы лесной человек, ой это так интересно, ай да расскажите нам про лес...». И, стало быть, идти мне с ними в дубовую рощу, гнездо дятла им показывать… Нет уж, бабка, хватит! Есть у меня дела поважнее сегодня, Васька звал ероплан свой испытывать.
-По какому разу-то? - съехидничала бабка.
-По какому надо! Эксперимент - он потому эксперимент называется, что повторяют его несчётно раз до конечного результата. Циолковский вон сколько экспериментировал, пока в космос не полетел...
-Да, вроде, не он летал-то, - неуверенно возразила бабка.
-Тем более, - не расстроился Тихон, - человек всю жизнь эксперименту отдал, хрена лысого вышло, а все его великим почитают. А ты говоришь «по какому разу»! Может, и нас с Васькой после смерти мемориальной доской наградят...
-Типун тебе на язык, олух, - сплюнула бабка, перекрестилась и, на всякий случай, переспросила, - значит, не пойдёшь?
-Однозначно! - козырнул Тиша услышанным по телевизору мудрёным словом и, убрав голову, захлопнул форточку. Бабка Наташа беспомощно потопталась ещё у окна и, в конце концов, махнув рукой, пошла к калитке. Но по дороге обернулась и продребезжала обиженно:
-Только водки потом не проси!
-Далась она! - донеслось из дома, - наука и водка - как сок и селёдка!
С этими словами Тихон влетел в шлёпанцы, схватил полотенце и побежал умываться к мосткам на речку.
Мостки выглядели крайне ненадёжно. Хотя, как ещё могла выглядеть пара плохо сколоченных досок, уложенных на три гнилых бревна, но Тихона это никак не пугало; благо прожил он в России без малого тридцать лет и привык ко всему. Посему, постелив на доски полотенце, Тиша прилёг на него и привычно устремил свой задумчивый взгляд на проистекающую под ним воду. «Вот удивительно-то как, текёть она себе и текёть, и хоть ты плюнь в нея, аль кирпич кинь, аль динамиту вагон… а она, вишь ты, всё одно будет течь себе куда надо, вытекать оттедова и дальше течь… Эх, философия!- Тихон лихо плюнул в речку,- Во-о… поплыла… а почему не тонет? Да потому как ей тоже плавать хочется, хоть она и плевотина. И вынесет её в Северный Ледовитый Океан, да никто не узнает, что это Тихон из деревни Вихрастые Бугры прислал океану пополнение… Хотя, ежели лежать, к примеру, и плевать лет эдак десять, тогда, оно конечно, может и заметят, а так… обидно…»
Размышления Тиши были прерваны булькотанием мотора и козлиным хохотом за спиной. Обернувшись, Тихон узрел соседа Васю, восседавшего в своём ероплане и с упоением дёргающего какие-то ручки, от чего детище его хрипело и улюлюкало. Вот уже лет пять Василий испытывал свой «ероплан», который, в свою очередь, испытывал терпение соседей, так как, не поднявшись ни разу выше трёх метров, успел за подотчётный период задавить трёх поросят, двух кроликов, несчётное количество домашней птицы и даже вступить в неравный бой с колхозным быком Борькой, где последний праздновал победу, продырявив ероплану бензобак, и едва не порвав штаны спешно покидающему поле боя пилоту. Однако, несмотря на все эти недоразумения, Василий прочил своему крылатому другу большое будущее.
 -Слазь с мосточков, образина, полетим до магазина! - разродился Васька радостным стихом.
-Эх, пусти козла в огород…- вздохнул Тихон неуклюже разворачиваясь и, уже аккуратно складывая полотенце, закончил – Ероплан изобретёт.
Но, видно, не судьба была Тихону вот так просто завершить утренний моцион в тот день. Потому как вдруг… О, это столь бесконечно желанное «вдруг»! Мы всё время ждём, когда же наконец что-нибудь эдакое, нежданное случится и перевернёт привычный ход событий с ног на голову, нарушит привычное течение времени и заставит нас дрожать и замирать от возбуждения… Итак, ВДРУГ…
Непонятно откуда над речкой появился круглый серебристого цвета объект и, издавая немного неприятные жужжащие звуки, завис над ней метрах в пятидесяти.
-Тишка, глянь,- Васька слегка прищурился, пытаясь понять, не чудится ли,- никак тарелка…
-Кака така тарелка?- Тихон проследил за Васькиным взглядом и, узрев объект, к удивлению Василия не выразил никаких эмоций, ограничившись индифферентным,- Ну, и чё?
- «Чё», «чё»,- передразнил Васька,- Разум к нам инопланетный пожаловал, а ты - «чё»! Ну, ща я тебя достану…
С этими словами Василий дёрнул за какой-то рычаг, от чего детище его, и без того хрипящее умирающим слоном, надсадно захрюкало и, выпустив столб грязно-серого дыма, заглохло окончательно.
-Тьфу, мать твою а кувшинчик!- сплюнул Василий и, заметив, что Тихон уже почти слез с мостков, завопил поспешно,- Тишка, стой, ты это… у тебя майка ещё белая?
-Только вчера одёванная, а чё?
-Да не «чё»! Ты, эта… сыми её да помаши над головой-то, дай ей знак, что мы её, типа, приветствуем.
-А на фига она мне далась-то, чтобы её приветствовать?- резонно возразил Тихон.
-Дурак ты, Тишка, это ж какой шанс-то нам выпал? Учёные спецом рыщут по всей земле, чтобы хоть краем глаза сфотографировать такое, а тут она сама прилетела, а ты, деревенщина хренова, отказываешься от счастия, что прям в руки приплыло, в смысле, прилетело.
-Ну ладно, ладно,- миролюбиво забубнил Тихон, неохотно снимая майку и аккуратно вставая на хлипкие доски,- только в чём счастье-то?
-Контакт внеземной, вот в чём! Про нас газеты пестреть будут, на симпозиумы будем ездить, как учёные!- Васька был определённо возмущён Тихоновой непонятливостью.
Тиша тяжко вздохнул и начал раскручивать майкой над головой.
-Да кто ж так машет? Ты не молчи, давай, поори ей что-нибудь…
-А чё я ей орать буду, ежели она по-русски не понимает?
-Так ты не словами.
-У-у-у-у!- утробно завыл Тихон и это стало последней каплей – мостки, и без того на ладан дышавшие, жалобно затрещав, развалились и Тиша угрюмо погрузился в воду, не переставая выть, но уже от соприкосновения с холодной субстанцией.
-Отлично! Отлично!- ликовал Васька, выскочив из ероплана и бегая в возбуждении по берегу,- Теперь можешь словами, мол, помогите, тону!
-Да поди ты знаешь куда…?- Тихон в ярости забил ладонями по воде.
-Сам иди…,- не остался в долгу Василий, и скоро речка огласилась пулемётными очередями самых изощрённых ругательств, по многоэтажности иногда превосходящих любой из известных небоскрёбов. Никому не ведомо, чем бы закончилась эта словесная битва, чаша весов склонялась то в одну, то в другую сторону, но внезапно из тарелки высунулось щупальце и, нежно обхватив грязно ругающегося Тихона за талию, утащило его внутрь.
-Ну вот те и х…, а я к бабушке собрался… - Васька перевёл дух и, глядя вслед исчезнувшему в недрах тарелки Тихону, добавил,- Жаль, я ещё не все слова сказал тебе…

 2.

Люк закрылся и Тиша оказался в полной темноте. Машинально щуря глаза, тщетно пытаясь разглядеть хоть что-то вокруг себя, Тихон начал бессистемно шарить руками по сторонам, пока не нащупал, как ему показалось, какую-то стену. Удовлетворённо хмыкнув про себя, Тиша двинулся вдоль стены, бормоча под нос разного рода заковыристые ругательства в адрес Василия, как если бы тот мог его слышать, когда неожиданно упёрся в какую-то невидимую преграду.
-Тьфу, … твою мать!- досадливо сплюнул Тихон и преграда тут же исчезла, открыв маленький зеленоватый коридорчик, и оставив Тишу в тупом восхищении перед всесокрушающей силой русского мата. По коридору идти было уже легче и, дойдя до конца, Тихон вошёл в маленькую комнатку с голубоватой подсветкой. Не считая стула со столом, на котором стоял небольшой экранчик, в комнате ничего и никого не было. Ни роботов с щупальцами, ни пришельцев с выпученными глазами, ни даже приборов с разноцветными кнопками, таких привычных для фантастических фильмов, если показывалось нутро космического корабля. Не выказав, однако, ни какого удивления, может быть потому, что фильмов этих не видел, Тихон сел на стул и угрюмо уставился на экран. Подождав минут пять он наконец буркнул:
-Это чё, кина не будет?
Экран отреагировал мгновенно, засветившись надписью:
«Здравствуй, абориген!»
-Абориген…- Тиша почесал затылок, вспоминая из какой области это ругательное слово, но, отчаявшись припомнить что-либо, шумно выдохнул, - Сама дура.
«Не бойся, тебе ничего плохого не сделают, если ты согласишься пообщаться со мной.»- зажглось на экране.
-Ага, напугала ежа голой жопой! Будешь выступать, ща как долбану по твоему телевизору, и беседе конец!- пожал плечами Тихон.
«Ты смелый. А где ёж, которого я напугала?»
-А там же, где твоя жопа,- резонно объяснил Тиша и, немного подумав, продолжил,- Ты чё, женского рода будешь?
«По- вашему, скорее всего, да.»
-Ну щас, была охота ещё с бабами базарить, кина давай сначала!
«Если была охота, куда она теперь делась?»
-Мда,- Тихон был явно озадачен,- ты издеваешься что ли?
«Нет, я не умею. И что такое «кина»?»
-У-у, темнота…-вздохнул Тиша разочарованно,- А ещё на тарелках летаешь. В общем, слушай и запоминай. Кино, не "кина" – это когда бегают, стреляют, ловят разных монстров, а больше целуются, ну и это… постельные сцены, так сказать…
Тут же на экране возникли какие-то человекоподобные бесполые создания, вооружённые по самое некуда, которые беспорядочно носились друг за другом, перманентно постреливая из различных видов оружия, а потом, побросав амуницию, принимались лихорадочно целоваться. Не дождавшись продолжения, Тихон отчаянно замахал руками:
-Слышь, хорош! Хватит тваво кина! Не можешь, лучше вообще ничего не показывай…
«Хорош – это значит «хорошо»?»
-Да блин, ты чё, натурально с дуба рухнула?- Тиша, икнув, уставился на экран.
Экранчик загудел и аж порозовел, переваривая информацию, потом немного поблёк и разродился слегка расплывчатой строкой:
«Нам определённо надо поговорить.»
-Ха,- хмыкнул Тихон,- для разговора обстановка соответствующая требуется. Беседа любая, даже самая малозначительная, под согревающее хороша.
«Тебе холодно?» – тревожно замигал экранчик.
-Тьфу на тебя ещё раз, - Тиша аж скривился, - согревающее – это выпивка по-нашему!
«Я поняла так, что тебе нужен какой-то особый вид воды?»
-Да не воды, а водовки!
«Что такое водовка?»- экранчик продолжал менять цвета, из чего можно было заключить, что он находится в состоянии полной растерянности.
-Ну-у,- протянул Тихон задумчиво,- водовка, она, понимаешь, вроде как холодная, а на самом деле горячая, особливо, когда её внутрь принимаешь…
«Поняла, тебе нужна триперевироноидная перессенция», - экранчик снова поголубел, успокоившись. После чего одна из стен комнаты раздвинулась, и оттуда выкатился столик с графинчиком, наполненным какой-то буроватой жидкостью, и подрулил к Тихону. Тиша слегка вздрогнул от неожиданности, но, увидев графин, успокоился.
«Пей, абориген, я думаю, это именно то, что ты хотел»
-М-да,- Тихон косо взглянул на экранчик, - с воспитанием у тебя, видать, проблемы в детстве были… Кто ж предлагает выпить прямо из горла, да ещё и без закуси? Что я тебе, бомж какой?
Экранчик ничего не ответил, как видно, достигнув некоторых успехов в самообразовании, и через мгновение к Тише подкатил ещё один столик со стаканом и тарелкой какой-то фиолетовой бурды на нём.
-Другое дело,- Тихон тут же налил себе стакан до краёв, больше по привычке, чем из вежливости спросив экранчик,- будешь?
«Нет, это мы не употребляем внутрь. Это используется для смазки бластерно-блайзерных соединений»
-А-а,- кивнул Тихон,- Тогда за соединения!
Опрокинув стакан, и понюхав то, что лежало на тарелке, Тиша утёрся рукавом и изрёк:
  -Ну, так скажу: на бабкин самоиздат не тянет, но для твоей фигенции мутотоидной самый раз. Градусов 45, наверное…
«Правильно. Как ты определил? У тебя вмонтирован спиртометр в тело?»
-Ага, с детства.
«Ты готов к беседе?»
-Ещё нет, я только предрасположенность начинаю чувствовать, погодь,- Тихон допил из горла остатки жидкости в графине, - повторить, пожалуйста.
Появился ещё один столик с графином, за ним ещё… После пятого графина Тихон решился заглотить в себя фиолетовое кушанье и произнёс удовлетворённо слегка уже заплетающимся языком:
-И как вы эту резину жрёте, кто бы мне сказал?
«Приятного аппетита. Давай начнём беседу»,- экранчик стал светлоголубым, что, очевидно, должно было выражать удовлетворение ходом дел.
-Да иди ты в жопу,- пробубнил Тихон незлобно, - я спать хочу, ща колыбельную оформлю только…
«Погоди, а как же разговор?»- экранчик вновь порозовел.
-А я и во сне могу не хуже,- уверил Тиша и вдруг немузыкально заорал,- А как на Киевском вокзале два попа маячили, маячили, маячили, да паровоз сх..чили…
Тихон не заметил, как отключился. Очнулся он с раскалывающейся головой и смутными воспоминаниями о том, что его заставляли отвечать на какие-то идиотские вопросы, а он упорно матерился на чём свет стоит и требовал, чтобы его оставили в покое. С трудом вспомнив, где он находится, Тиша поглядел мутным взглядом на поблекший экранчик и угрюмо буркнул:
-Похмелиться бы…
«Иди ты в жопу!»- зажглась ярко-красная, радостная надпись.
-Ты чё это?- Тихон замотал головой, - совсем того, что ли?
«Чё... это... того... что... Слишком много несопоставимой информации. Слушай меня внимательно, абориген. Я была послана на вашу планету, чтобы наладить контакт с местными обитателями, теперь я уже знаю, что это называется «посиделовки». Я изучала ваш язык по книгам, но, судя по всему, они безнадёжно устарели, мне потребуется некоторое время, чтобы освоить информацию, полученную от тебя, потом я прилечу снова. Спасибо тебе, мужик, ты меня научил правильно ****еть, до встречи, на память дарю тебе эту херню.»
Снова отворилась одна из стен комнаты, и на столике к Тихону подъехал цилиндрик серебристого цвета.
«Если захочешь вспомнить нашу встречу, просто нажми кнопку»
-Эй, погоди,- Тихон был в явном замешательстве,- я ж не знал…
Но было поздно, откуда-то вновь появилось щупальце и, мягко подхватив Тишу за воротник, поволокло его к выходу. Последнее, что смог прочесть Тихон, пока экранчик был ещё виден, было:
«Счастливо, пошёл на х…»

 3.

И снова Тихон очутился на том же самом месте, откуда был извлечён, то есть, его аккуратно плюхнули в воду посреди разломанных мостков. Верный Вася наблюдал эту сцену с берега с некоторым благоговением, так как недавно бабка Наташа рассказала ему историю про сошествие Христа с небес. Но, услышав вопли Тихона связанные с очередным соприкосновением с холодной водой, Вася тут же пришёл в себя, признав сошедшего, и возопил на радостях:
-Тишка, мать твою, как живой! А я уж тут с еропланом намаялся, хотел лететь тебя вызволять… Ну, чего там было-то?
Выкарабкавшись на берег, Тихон схватил одной рукой полотенце (в другой он держал цилиндрик), и стал лихорадочно обтираться, периодически выстукивая какой-то немецкий марш зубами. Немного согревшись, Тиша глянул вверх, но тарелки и след простыл.
-Ну вот, улетела…
-А чего хотела-то?- Вася приплясывал вокруг Тихона, бессознательно суча ногами от любопытства.
-Чего-чего…- протянул Тиша, собираясь с мыслями,- поговорить хотела.
-О чём это?
-Ну, она мне свою точку зрения на межпланетное положение, я ей свою… Вот, даже подарок на память вручила, как доказательство того, что я первый межпланетный контактёр, по всему, выхожу…
С этими словами Тихон нажал кнопку, протягивая Ваське цилиндрик. В цилиндрике что-то щёлкнуло и округа огласилась залихватским матом. От неожиданности Тиша выронил его, что впрочем не причинило цилиндрику никакого вреда, сделан он был, видать, на совесть. Немного послушав, Вася уставился на Тихона в нерешительности:
-Ничего не пойму… матюги какие-то…Это чё?
-Чё-чё…- Тиша нахмурился, - послание нашей цивилизации…
-Дык ведь круто это,- Вася поглядел на Тишу с восхищением,- у тебя в руках доказательство контакта, имевшего место быть, и никакие эти… септики-антисептики… ничего возразить тебе не смогут! Что, мол, нет на свете пришельцев!
-Дурак ты, Васька,- Тиша чуть не плакал,- ну, кому я это понесу? Тем более она сама вернуться скоро обещала… Вот теперь представь, соберётся консилиум мужей учёных, пригласят, поди, со всего света, а она выйдет на трибуну или экранчик вынесет, посредством которого со мной общалась, обматерит их как положено, а потом ещё и пошлёт по известному всем адресу… Там сразу паника – кто научил словам таким безобразным? А тот, кто цилиндрик принёс, Тихон из деревни Вихрастые Бугры. Не-е… не понесу я это никуда, лучше в саду зарою где-нибудь.
-А чего ж делать-то?- Васька кажется уразумел пикантность положения.
-Гостей городских пойду ублажать, чего ещё-то? Да и бабкиного самоиздата отведать, а то башка гудит после встречи на таком высоком уровне,- с этими словами Тихон поднял продолжавший грязно ругаться цилиндрик с земли, грустно рыгнул в безоблачное небо и пошёл домой.


Рецензии
Красиво...
Тонко...
Изысканно...

Зиновий Винокур   09.08.2019 06:53     Заявить о нарушении
Спасибо на добром слове :-)

Александр Ахманов   10.08.2019 11:14   Заявить о нарушении
На это произведение написано 25 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.