Завещание Ротшильда

Высокий стройный мужчина с добродушным выражением лица, маленькая черная острая бородка. Одевается он очень скромно, стараясь быть незаметным. Анхель Мозес Бауэр. Он живет в еврейском гетто Франкфурта на Майне. В 1743 году у него, в доме на Judengasse родился сын, названный Мейером. В этом же году Анхель открывает свою ювелирную лавку.
Антиквары, объясняя, как найти молодого торговца, говорили: Rot Schild (нем. Красный щит). Этот Rot Schild в свое время был чьим-то гербом (римский орел на красном фоне) и украшал фасад дома.
С раннего детства мальчик начал работать в лавке отца, занимавшегося куплей-продажей старинных монет и медалей. Оставшись в 12 лет сиротой, он был отправлен родственниками для обучения к знакомому раввину. Однако, юный Мейер вскоре понял, что карьера священнослужителя – это не его стезя, и вернулся во Франкфурт, где продолжил отцовское дело. Унаследовав мастерскую отца, он решил сменить фамилию с Бауэра на Ротшильда.
 
Вскоре он переезжает в Ганновер и начинает работать в банкирской конторе Оппенгейма. Способный молодой человек быстро продвигается по службе, постигая все секреты и тонкости банковского дела. Скопив денег, он в 1766 году возвращается во Франкфурт и открывает собственную контору, а уже через несколько лет, благодаря упорному труду, предприимчивости и умению заводить нужные связи, становится банкиром ландграфа Гессен-Кассельского.

В июне 1765 года Ротшильд доставил наследному принцу Вильгельму, который интересовался старинными монетами, первые монеты, за что получил вознаграждение в 38 гульденов 80 крейцеров. Таким скромным было начало величайшего придворного банкира всех времен. В одной из торговых книг за 1778 год он упоминается как торговец "антикварными медалями и монетами". Нет никакого сомнения в том, что в молодые годы Ротшильд был искусным, находчивым торговцем монет, он сумел приноровиться к вкусу князя и по-деловому использовать его пристрастия. Уже спустя несколько лет он даже отважился ходатайствовать о получении какого-либо придворного звания, так как любой титул придавал еврею-торговцу уважение в придворном обществе, что возвышало его над его единоверцами.
Чин придворного фактора (по обычаям того времени в общественных местах придворный фактор носил парик, но, будучи евреем, не смел его пудрить) был наградой за поставки монет и медалей, продолжившиеся до 1806 года..
29 августа 1770 года Майер Амшель женился на дочери коммерсанта Вольфа Соломона Шнапера, проживающего недалеко от дома Ротшильда. Род тестя принадлежал к старым еврейским семьям Франкфурта. Приданое невесты составило 2 тыс. 400 флоринов. Гутле Шнапер была простой, скромной и очень хозяйственной женщиной. В счастливом браке она подарила своему супругу десять детей: пять сыновей и пять дочерей. Ведение домашнего хозяйства и воспитание детей занимало очень много времени. За всю свою жизнь она так и не покинула еврейского квартала и до самой смерти оставалась жить в том же доме, где их семье суждено было добиться наивысшего процветания.

 Пятеро сыновей Мейира Ротшильда.
Старший сын, Амшель Майер, родился 12 июня 1773 года, 16 ноября 1793 года он женился на Еве Ганау. В документах имена отца и сына - Майер Амшель и Амшель Майер - часто путали. Лишь при ближайшем и более подробном изучении удавалось установить, кто из них имеется в виду. Часто встречается и различное написание Майер и Мейер. Амшель умер 6 декабря 1855 года.
Соломон Майер, второй сын, родился 9 сентября 1774 года. 26 ноября 1800 года он женился на Каролине Штерн, а умер в один год со своим старшим братом, 27 июля 1855 года.
Натан Майер, третий сын, оказавшийся самым талантливым из "Пяти Франкфуртцев", появился на свет 16 сентября 1777 года. Он был женат на Ганне Коэн из семьи южных евреев. Но уже 28 июля 1836 года он умер.
Четвертый сын, Карл Майер, родился 24 апреля 1788 года, 16 сентября 1818 года женился на Адельхайд Герц. Он умер 10 марта 1855 года. Из пяти франкфуртцев трое братьев умерли в один и тот же год.
Якоб или Джеймс, самый младший, родился 15 мая 1792 года, 11 июля 1824 года он женился на своей племяннице Бетти Ротшильд. Смерть настигла его 15 ноября 1868 года.

Уже в 1817 году четверо из этих сыновей получили от австрийского императора дворянское звание, а в 1822 году – титул барона. И только представители английской ветви несколько дольше пребывали в «простолюдинах». Лишь в 1885 году Натаниэль Ротшильд, правнук Мейера Амшеля, тогдашний глава Лондонской биржи, был возведён королевой Викторией в достоинство пэра, а, следовательно, и лорда Англии.

Примечательным для сыновей и дочерей Ротшильдов является их стремление сочетаться браком с известными семьями, принадлежащими к верхнему израильтянскому слою, имена которых были у всех на слуху. И эта политика, характерная для придворных факторов, способствовала продвижению дома Ротшильда. Дочери вышли замуж в семьи Вормса, Зихеля, Байфуса, Монтефиоре.
Когда Майер Амшель стал стареть и болеть, его часто в деловых поездках заменяли сыновья. Тайны всех деловых сделок оставались в кругу семьи. Уже в молодые годы оба старших сына были агентами военного казначейства Гессена. Но особым отличием для отца и сыновей считалось назначение императорским фактором при дворе Франца II за заслуги, которые они, как поставщики армии, имели во время наполеоновских войн.
Придворные факторы всегда стремились иметь дело с поставками для армии. При определенном риске это всегда было выгодным предприятием, и большинство семей евреев верхнего слоя в Германии заложили основу своего состояния именно благодаря поставкам для войск. Наполеоновские войны, продолжавшиеся почти четверть века, предоставили Ротшильдам возможность проводить различные финансовые операции на высоком уровне и с большой выгодой для себя.
 Майер Амшель, предчувствия свою смерть, созвал родных и вместо прежнего составил новое завещание.
 В нем он оговорил правила, по которым должен был действовать в будущем Дом Ротшильдов.
Вот эти правила:
(1) Все ключевые позиции должны занимать члены семьи, а не наемные сотрудники. В бизнесе разрешается участвовать только мужчинам.
Возглавлять бизнес должен старший сын старшего сына, если остальная часть семьи согласна. Именно по этой причине Натан, особо смышленый, в 1812 году был назначен главой Дома Ротшильдов.
(2) Члены семьи должны были жениться на двоюродных и троюродных родственниках, сохраняя состояние. Поначалу это правило строго соблюдалось, однако, позднее, когда на арену вышли новые еврейские банки, некоторым Ротшильдам было разрешено жениться на избранных членах новой элиты.
(3) Амшель запретил своим наследникам проводить какую-либо общественную перепись имущества Ротшильдов и публикацию размера состояния. "Любой, кто нарушит эти правила, и предпримет какие-либо действия, противоречащие им, нарушит завещание и должен понести наказание".
(4) Ротшильд распорядился, чтобы женщины семьи, их мужья и дети получили свою долю в семейном бизнесе. Они не должны были лишь участвовать в руководстве. Любой, оспаривающий это правило, терял свою долю.

Мощь Дома Ротшильдов была основана на ряде важных факторов:

(A) Полная тайна, обусловленная семейным контролем надо всеми деловыми сделками
(B) Почти сверхъестественная способность извлекать преимущества из всего, что есть под рукой.

В завещании говорилось, что всю свою долю в фирме, свои ценные бумаги, свой винный склад он за 190 тысяч флоринов продает сыновьям, которые в дальнейшем остаются самостоятельными владельцами фирмы. Дочери, их мужья и наследники полностью отстранялись от деятельности торгового дома, а не только от просмотра книг. Из 190 тысяч 70 тысяч Майер оставил фрау Гутле, остальные деньги получили пять его дочерей. В конце завещания Майер Амшель советовал своим детям жить в согласии, любви и дружбе.

 Через два дня после составления завещания, 19 сентября 1812 года, Майер Амшель ушел из жизни.
В популярной литературе можно прочитать, что сыновья Майера Амшеля уже миллионерами начинали свою деятельность, а внуки даже были миллиардерами, но все это сильно преувеличено. Миллионером не начинал никто из сыновей, включая и Натана в Лондоне.
У них, конечно, был солидный капитал, но миллионы, которыми они стали обладать уже в конце жизни, они заработали сами. Миллиардерами стали последующие поколения, уже в XX веке, это были даже не их внуки.

Тайна успеха сыновей Майера Амшеля кроется прежде всего в строгом следовании основным принципам, которые постоянно внушал им их отец и оставил в своем завещании.
Первое из этих основных положений побуждало пять братьев всегда вести дела в постоянном содружестве. Это был завет, оставленный умирающим отцом. И если когда-либо над ними всходила счастливая звезда, то они были полны решимости никогда не нарушать этого правила.
После смерти отца любое предложение, с какой бы стороны оно ни исходило, было предметом совместного обсуждения, любую даже самую незначительную операцию они проводили по заранее обговоренному плану, прилагая общие усилия. Прибыль всегда делили поровну.
В течение многих лет они жили далеко друг от друга: Франкфурт, Вена, Лондон, Париж, Неаполь. Но это обстоятельство не мешало их тесному взаимопониманию. Даже наоборот, из этого они извлекали определенную пользу, так как всегда были информированы о положении дел в различных столицах. И каждый в своем городе мог более целесообразно подготовить дела, которые следовало осуществить всей фирмой.
Второе основное положение, которое они никогда не выпускали из поля зрения, заключалось в том, чтобы никогда не гнаться за непомерно высокой прибылью, любую операцию держать в определенных рамках, и насколько позволяет человеческая предусмотрительность и мудрость, оградить себя от случайностей. В этом основном правиле: Servare modum finemgue tenare - знать меру и никогда не терять цель из виду - заключается один из главных секретов их силы.
Немалое влияние на успех их предприятия оказали и личные моральные качества пяти братьев.
Благодаря справедливости своих требований, пунктуальности своих действий, простоте и ясности изложения своих предложений и четкому их исполнению они постоянно пользовались доверием всех правительств и знатных семей, что является одним из решающих факторов процветания любого банка. Сотрудничество и взаимная поддержка двух братьев была почти легендарной.
Пять братьев рассредоточили свое предприятие в пяти важнейших центрах. Одновременно это были и главные центры политической жизни. Амшель Майер, старший сын, вел все дела родового дома во Франкфурте, куда сходились все нити фирмы. Натан и Джеймс еще при жизни отца переехали в Англию и Францию и основали свои фирмы в Лондоне и Париже. Соломон поселился в имперской столице Вене, откуда князь Меттерних правил всей политикой в Европе. Карл Майер основал свой банк в Неаполе, который через империю Бурбонов обеспечивал деньгами и другие итальянские города, даже Ватикан.
Натан рассказывал о своих начинаниях:
"Во Франкфурте было слишком мало места для всех нас. Я вел дела с английскими товарами. Как-то приехал один англичанин, полностью владевший рынком. Он строил из себя великого человека и вел себя так, как будто оказывал нам милость, продавая нам свои товары. Я каким-то образом обидел его, и он отказался показывать мне свои образцы. Это случилось во вторник. Тогда я сказал отцу:
"Я сам поеду в Англию!" Я говорил только по-немецки, но это ничего для меня не значило. В четверг я уже уехал. Чем ближе была Англия, тем дешевле становились английские товары. Прибыв в Манчестер, я истратил все свои наличные на покупки. Все было очень дешево, и я получил большую прибыль. Вскоре я понял, что из этого предприятия можно извлечь тройную пользу: заработать на сырье, окраске и на собственном изготовлении. Фабриканту я сказал: "Я поставлю тебе сырье и краску, а ты мне - готовый товар". Таким образом, я получил тройную прибыль и стал продавать дешевле других.
За короткое время с моими 20 тыс. фунтов стерлингов я получил 60 тыс. фунтов, двойную прибыль. Для достижении успеха я использовал только единственный принцип. Я сказал сам себе: "Что могут другие, то и я смогу". Так я достиг уровня того англичанина с образцами и многих других. У меня было еще одно преимущество: коммерсантом я стал экспромтом, без всякой подготовки. Я все брал с собой и на месте заключал договор".
В 1803 году Натан переехал в Лондон, а в 1803 или 1804 году основал там еще и сегодня существующий банк "Натан Майер Ротшильд и сыновья". В 1812 году Джеймс основал в Париже фирму "de Rothschild Freres" ("Братья Ротшильды"). В 1816 году Соломон открыл в Вене банкирский дом "С.М. фон Ротшильд", в 1820 году Карл Майер фон Ротшильд стал главой филиала в Неаполе. Родовой дом во Франкфурте вел Амшель Майер фон Ротшильд. Эти "Пять Франкфуртцев" руководили всеми банками как единым совместным предприятием. Их содружество прежде всего уменьшало риск, возможный при крупных государственных займах. Так называемые пул-договоры обеспечивали общность интересов. Каждые три-пять лет братья встречались на собрании общества. Эти "пять пальцев одной руки" сумели до конца века пользоваться определенной международной привилегией на эмиссию крупных государственных займов.

"Самый крупный вклад в процветание семьи внесла новая техника Натана по выдаче международных займов."

Конечно, секретов процветания семьи Ротшильдов немало:
 это и хранение информации, и стремление "гулять с королями",
 и то, что работа была частью их жизни, и то, что они посвящали ей время и энергию.

Источники:

http://psylive.ru/?mod=articles&gl=22&id=6
 Дмитрий Вайншельбаум Короли кредитов и кредиторы королей: дом Ротшильдов вчера и сегодня
http://berkovich-zametki.com/Nomer23/Vajnshelbaum1.htm

http://www.interus-bank.ru/vzlet.html
http://www.axtrader.ru/news/152.html


Рецензии
Очень интересно, хотя я бы предпочла читать маленькими отрывками - меньше устают глаза.
Загляни ко мне на Пинг-понг!

С теплом
~*

Вера Петрянкина   23.11.2007 19:17     Заявить о нарушении
Верочка, благодарю. Чтобы написать покороче, надо вдохновиться, да переработать.

Валентина Томашевская   27.11.2007 14:09   Заявить о нарушении