1. Наш двор

 

Первые ощущения - не в доме, а в саду, посаженном папой вокруг него. Живое шуршание листьев, пряные ароматы лета, влажные осенние стволы Там же проявилось и первое творчество, сотворчество. Выбегала выплакивать свои детские обиды к дереву, и как-то незаметно эти всхлипы с обрывками фраз становились песенкой. Возвращалась домой, что-то про себя напевая. И потом многие взрослые переживания переводились в песенки, шутки

Стихотворный цикл «Молчание», вылившийся уже в эмиграции, почти не содержит песен. Да, и стихи другие, ближе к прозе. Может, потому, что здесь нет моего сада?

Когда-то мы ещё вернемся с вами в этот очарованный сад старого кишиневского дворика. Там от водопровода к лоханке, и от дома к сараю вечно снует моя занятая по хозяйству бабушка. Но если Вы придёте, она сделает передышку в саду и изумительно чисто и размеренно почитает Вам из любимой русской классики. «Ещё одно последнее сказанье, и летопись окончена моя» - разносится по двору, пробуждая дворовых собак и привлекая сюда их многонациональных хозяев.
 
Возвратятся домой родители, и, стряхнув усталость рабочего дня, вынесут из погребка красное вино и соленья. Теперь их черёд исполнить для вас дуэтом старинные романсы. Мама кокетливо откинет со лба каштановую прядь, папа возьмёт её руку, и как же звучно и слаженно зазвучат их голоса без всякого аккомпанемента.
 
Раскатистое ку-ка-ре-ку все же перебивает. Это подошла позабавить всех своим номером «моя подружка», так она сама говорит, престарелая Евгения Ивановна. За ней исполненный значимости вышагивает огненно-красный петушок и последним нежно вкатывается отливающий зелёным с золотым селезень.
 
 - Спой, Петенька, - ласково обращается хозяйка, - и солист, не заставляя долго ждать, ещё и ещё оглашает руладами двор.
 - Васенька, кланяйся! Уточка, смешно распушив перья и подогнув изумрудную шейку, отвешивает на стороны поклоны.
Все смеются и громко хвалят это обычное здесь представление. Никто и вида не подаст, что знает, как тяжело даётся существование моей артистичной подружке и её мужу, отказавшимся от офицерской пенсии за погибшего на войне сына: «За кровь сына деньги не берём!» У нас не принято говорить о грустном, просто подбрасывают им кто дровишки, кто уголь. Мой папа приносит старичкам, так же как и своей парализованной матери, моей второй бабушке, заработанные по выходным, совхозные овощи.

Братика Масика все ласкают, а он только и знает, что спать в коляске под вишней, ещё и мошек отгоняй. Стоило ради этого выпрашивать его у родителей, с крыши не прыгать, по забору с мальчишками не ходить! Зато двоюродная сестра Нелька, пока соседи у нас, замечательно разрисовала углем белые стены их домов – отличная, скажу вам, подготовка для будущего графика!
 
Вы, конечно, поинтересуетесь, откуда я обо всем знаю? Отвечу: сижу на самой верхней ветке нашей общедворовой шелковицы. Про меня забыли, и хорошо. Был шум знаете, помогла немного бродячим цыганам. Отдала им одежду из родительского шкафа (только ту, что по праздникам носили). Потом еще разрешила загорелым цыганским деткам собрать урожай в нашем саду. У них своего нет, а это очень плохо - не иметь своего сада…

 


Рецензии
Не иметь своего сада - это очень печально.
Отдала. - Это широта души.

Варакушка 5   20.05.2018 06:53     Заявить о нарушении
На это произведение написано 6 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.