Гадание на блюдце, или Дух ты здесь?

 
Сумерки медленно вползли в комнату через неплотно закрытую форточку. Противно, пронзительно заскрипела открывающаяся дверь. «Сквозняк…» - ежась, шепотом заметила Ира. «Сквозняк…» - эхом вторил ей пронесшийся мимо ветер, он задул свечу, звоном отозвался в подвесках люстры, с шорохом раздвинул шторы, и ушел в никуда, громко хлопнув входной дверью.
- Страшно что-то, - испуганно заметила Наташа: - может, не будем гадать.
- Всех завела, всех уговорила вместо празднования старого нового года гадать, а теперь гадать не будем? Нет будем, Наташа, будем. – Денис не дрогнувшей рукой зажег погасшую свечу и прикоснулся пальцами к блюдцу, его примеру последовали все, кроме Наташи. Она считала себя в гадании человеком знающим, обремененной колдовской наследственностью.
- Кого вызывать будем? – Алла испуганно поглядывала на блюдце из-за плеча Федора.
- Давайте Ленина, у меня к нему много вопросов, - Федька, как будущий историк, считал, что в истории не должно быть белых пятен.
- Да, и тебя пошлют верным путем товарищ Федор, - заметил Денис. – Девчонки, неужели у вас нет никого, кому бы вы доверяли.
- У меня есть, - Ирка смутилась, но одобряемая всеми, предложила, - давайте императрицу Елизавету позовем.
- Вообще-то я думал о ваших бабушках и прабабушках, но раз императрицу, то императрицу.
Все вцепились пальцами в блюдце, и Денис с завыванием произнес:
- Вызываем дух великой императрицы Елизаветы, – блюдце, пригвожденное к столу восемью руками, стояло намертво. – Денис выдержал паузу, и уверенный в невозможности появления духа, весело поинтересовался: - Дух ты здесь?
Блюдце еле дрогнуло в сторону «Да», все ахнули и отдернули руки, словно одновременно обожглись. Наташка с испугу слетела со стула, на котором стояла, что бы руководить гаданием, ведь иначе из-за спин ей не видно круга с буквами.
- Ну, чего вы остановились, - не очень уверено, дрожащим голосом обратилась она к друзьям: Надо продолжать, дух уже здесь.
- Где здесь? – Ирина, побледнела, - Он где? Здесь, это, в каком смысле?
- В смысле, вопросы задавайте, - сердито прошипела Наташка.
- Про крепостничество можно, или о политике, - неуверенно предложил Федька.
- Мы про себя спросить хотели, а ты про политику. – Алла как всегда одернула друга.
- Так спрашивайте, кто вам мешает, - обиделся тот.
- Дух, скажи, когда я выйду замуж, - спросила Алла.
Блюдце тяжело дернулось, но на вопрос не ответило.
- Когда я на тебе женюсь, - еще больше обиделся Федька. - Вопросы у вас какие-то не серьезные. Нашла, что у духа спрашивать, ты лучше у меня спроси, я тебе сразу отвечу.
- Да, знаю я твои планы, сначала институт, потом аспирантура, а потом и о ребенке подумать можно. А вдруг, мне другой вариант подскажут.
- Дух, скажи ей, что кроме меня у нее другого мужа не будет. - Блюдце опять дернулось.
- Она с нами наверно разговаривать не хочет, или ей кто-то мешает, - предположила знаток гадания Наташа.
- Мешают, это точно, Алла с Федей отношения выясняют. Ну, никого не стесняются, даже духов. Дух, Вам кто-то мешает? – Решилась спросить Ира
Блюдце резко и уверенно уперлось стрелкой в «Да», все стали нападать на Аллу с Федькой, но умная Наташа заметила, что дух и сам назовет вредителя, и стрелка показала на Дениса.
- Я? Но почему? – его сказу же оттерли на второй план и шесть рук вцепились в блюдце.
- Спросите, ему уйти? - диктовала Наташка, но дух согласился на присутствие Дениса в комнате. На просьбу Дениса узнать, почему ему нельзя быть за столом, дух шустро сообщил, что Денис – ведьма. Наташка сразу же уселась за стол, она то же хотела, что бы ее выгнали, но духу она не мешала. Блюдце, казалось, приподнялось над столом и носилось от буквы к букве с такой скоростью, что руки гадающих, иной раз повисали в воздухе, а блюдце проскакивало под ними, сообщая все новые и новые подробности будущей жизни собравшихся. Императрица оказалась разговорчива, но некоторые слова вышедшие из обихода, друзья понимали только по смыслу всей фразы, твердый знак в конце некоторых слов они быстро перестали замечать. Наконец Ирина решилась задать тот вопрос, ради которого вызвала Елизавету.
- Скажите, кого вы больше всего любили?
Блюдце застыло, потом тяжело вздохнуло: «Алешенька», тишина и печаль повисла в комнате. Никто из присутствующих не ожидал, что вдруг почувствует невыносимую тоску от желания, давно ушедшей жизни, вернуть все обратно, и еще раз увидеть его, известного только ей Алешеньку. Все притихли, словно нашалили, или прикоснулись к чему-то чужому, запретному. Сначала никто не замечал, что свеча колышется в такт шуршанию невидимого платья и тяжелые вздохи раздавались то в одном, то другом конце комнаты.
Денис встал и мысленно предложил даме кресло, в котором сидел до сих пор. Кресло скрипнуло под весом невидимого тела, а прохладное прикосновение к руке в знак благодарности, вызвало у Дениса мурашки от физического контакта с духом.
- Может, отпустим ее? – шепотом спросил он, близость духа его пугала. Все обернулись на него, и увидели, что кроме Дениса из его угла, на них смотрят женские грустные глаза. – Императрица устала, мы узнали у нее и так много интересного. - Денис подошел к столу, и так как остальные стояли в полном онемении, опустил пальцы на блюдце: - Дух уйди.
Шелест платья остановился за его спиной, над его руками промелькнули женские пухлые ручки с перстнями на пальцах. Блюдце презрев все устои гадания, промчалось по кругу: «Лапонька». Форточка, открытая для возможности духам прийти и выйти, захлопнулась, задетая длинным шлейфом платья императрицы.

Все молчали, Денис от пережитого захотел есть, Наташка ушла отпаивать Ирину валерьянкой, та в полуобморочном состоянии все спрашивала: «Какой Алешенька? Я про нее читала, там не было Алешеньки». Денис прорвался в ванную, и почти силой выбил у Ирины признание, что в холодильнике должна стоять кастрюля с макаронами по флоцки. После чего отправился на кухню, оставив подруг, рыдать на плече друг у друга. Правда, ему показалось, что в комнате подозрительно притихли Алла с Федей, но любовь дело такое…

Трехлитровая кастрюля, наполненная макаронами, подняла боевой дух Дениса, но в комнате что-то упало гремя костями. Потом это что-то быстро, на четвереньках, помчалось к входной двери. Денис с макаронами на вилке, выглянул в прихожую… Федька с перекошенным лицом пытался воткнуться головой в шапку лежащую на полу, а белая, как смерть Алла уже одетая, никак не могла справиться с замком.
- Вы куда? – Денис помог открыть дверь.
- В церковь, - икая от рыси на четырех точках, сообщил Федька, - свечку ставить.
- Так ночь на дворе, третий час, закрыто все, - крикнул Денис убегающим друзьям.
- Ничего, мы подождем, - заявила Алла, и столько твердости было в ее голосе, что Денис поверил, ничто и ни кто не заставит их свернуть с намеченного пути.

Тут и девчонки пришли одеваться, Наташка повела Ирину к себе, потому что после сегодняшнего гадания, ей было страшно оставаться у себя дома одной. Денис взял кастрюлю и сел поудобнее в кресло, решив, что духи духами, а макароны по-флотски никому не навредят, опять открыл крышку.
- Не понял, - он ошалело глядел в пустоту кастрюли. – Где макароны?
Денис вернулся на кухню, убедился, что других кастрюль пахнувших макаронами нет, вилка то же свидетельствовала о бывшем наличии флотской кухни. Он выпрямился и прислушался к себе, веса в желудке трех литров макарон не ощущалось, а одна проглоченная впопыхах макаронина потерялась где-то в бездонности голодного организма.
- Дух, ты здесь? – заподозрив неладное, спросил Денис. Вообще-то, он не ждал ответа, поэтому подавился собственной слюной, услышав перезвон фужеров в стенке. Как-то не очень уютно знать, что ты один на один с каким-то духом, да еще и в чужой квартире. Холодок с низа живота быстро расползался крупными мурашками по всему телу, и Денис был бы уже готов убежать прочь, но негодование, выраженное урчанием голодного желудка, оставили его на месте: – Так, - откашлявшись, начал он следствие, - и кто ты такой? – фужеры проиграли что-то бодрое. Денис не был знатоком музыки,но внезапная догадка озарила его: - Итальянец, только итальянец мог сожрать мои макароны! - Пламя свечи на мгновение озарило комнату яркой вспышкой: - Я из итальянцев только и знаю графа Калиостро, в кино видел, похоже, он был действительно мошенник из мошенников.
Свеча затрепетала, ветер внезапно резко открыл форточку, она громко стукнула по стене. Фантики от конфет сорвались со стола, и как стая рассвирепевших птиц, ринулись атаковать Дениса. Пока он от них отмахивался, принесенный им стакан чая, слетел с журнального столика на колени.
- Ладно, - заорал Денис, - квиты. Извини за мошенника, но макароны я тебе не прощу.
Тишина повисла в комнате, Денис обиженно сопел и пытался стряхнуть с джинсов уже впитавшуюся воду. Дух тоже помалкивал. Часы тихо тикали, считая минута за минутой уходящую ночь. Где-то пускали салюты, кто-то пытался петь, а Денис никак не мог понять, что он собственно делает здесь один, в пустой квартире. Стул проскрипел и чуть отодвинулся от стола. Денис принял приглашение и пересел, теперь он и дух могли объясниться чрез блюдце.
- Я глубоко признателен вам за столь чудесное блюдо. Ваш повар превзошел себя, может, подскажите рецепт?
- Ну, ты даешь, - удивился Денис. – Это макароны по-флотски чудесное блюдо? – но тут же осекся, поняв, что для него это было бы сейчас вкуснейшим ужином. – Ладно, проехали. Ты лучше скажи, как ты тут оказался, насколько я помню, тебя мы не звали.
- Свет из окон вашего дома был так притягателен, очаг такой уютный, я решил, что вы ждете гостей и будете рады моему появлению. Ведь чем больше гостей, тем благополучнее дом, и тем больше достатка и счастья ждет вас в новом году.
- Круто, только это Иркина квартира, - Денис засомневался, достаток, он определял холодильником полным продуктов, а счастье возможностью спать по утрам сколько хочешь. Правда, имея в наличии пустую кастрюлю из-под макарон, согласился: - Ладно, пусть у Ирки будет достаток. Жаль, что не сейчас, а то я есть хочу.
- Приношу вам свои глубокие извинения, но взамен могу предсказать ваше будущие.
- Из моего будущего меня интересует только одно. Когда я сегодня поем?
Бокалы мелко зазвенели, будто невидимый Джузеппе Калиостро засмеялся, и блюдце пронеслось по кругу: «Ты женишься на той, которая сейчас придет».
- Ничего себе, - возмутился Денис, я ведь не про жену спрашивал.

Кто-то зашуршал в замке ключом, дверь открылась и в прихожую зашла Таня, старшая сестра Иры, вернулась с работы – повар в ресторане. Она устало поставила большие сумки, и села на табурет, у нее не было сил даже раздеться. Денис удивленно смотрел на нее, пытаясь что-то сопоставить, но тут одна из сумок завалилась на бок, из нее выкатилось громадное красное яблоко. Слюни сами собой скопились во рту, он подскочил к Тане и упал перед ней на колени:
- Признайся, у тебя в сумках еда? – руки потянулись к ее сапогам и он аккуратно стал их расстегивать, чтобы ни коем образом не вспугнуть эту богиню изобилия.
- А что там еще может быть, - вяло махнула рукой Таня. – На новогодние праздники в ресторане в основном пьют. Вот и принесла, не пропадать же добру. Тут салаты, студень, заливное, колбаска, фрукты.
- А макароны? По-флотски? – жалобно простонал Денис. Он еще не осознал весь перечень еды, принесенный девушкой.
- Ну, ты совсем спятил. Кто ж макароны в новогоднюю ночь есть будет?
- Это я не для себя, - выкладывая из сумки пакеты и тарелки, сообщил Денис через набитый рот. – Это я для друга-итальянца.
Шторы на кухне качнулись, мандарин скатился со стола и упал на колени Тани, он был ярким, как теплый луч летнего солнца после грозы.
- Слушай, Денис, с первого класса тебя знаю, но не подозревала, что ты такой чудной. Таня потрепала его по плечу, заботливо по-матерински подложила ему в тарелку колбаски, и вдруг почувствовала такую нежность к этому большому доброму парню.
Денис поднял на нее глаза, и впервые понял, что любит свою бывшую одноклассницу. Любит давно, но только сегодня он понял, как ему не хватало ее до сих пор.

Первыми вернулись Ира и Наташа, они подсели к столу, и пир продолжился. Когда чайник закипел в очередной раз, приплелись Алла с Федей, они промерзли до костей, но дождались открытия церкви.
Остатки еды были уничтожены. Алла с Федькой долго мялись, но, в конце концов, раскололись. Федька, повернутый на исторических фактах, решил уточнить, действительно ли Гитлер застрелился в сорок пятом, или это был его двойник. Они вызвали его дух, но тот сразу начал толкать речь, потом Гитлер «кратенько" процитировал им «Mein Kampf», затем заявил, что через такую молодежь он может вещать в массы. Федька понял, что влип и пал на колени, умоляя духа уйти, но ему пришлось расшибить лоб, что бы упросить Гитлера покинуть их при условии, поставить за его упокой свечку. Иначе, тот ни в какую не соглашался, а уже собирался переселиться в Федькино тело, оно ему приглянулось.
- Ну, и что поставили? – хором поинтересовались друзья.
- Ага, и не одну. Все, насколько денег хватило, - печально призналась Алла, с тоской глянув на Федьку. – Мне мама как раз перед уходом деньги подарила на колечко, так мы их все и бухнули.
- Зря, надо было хоть что-то себе оставить, - посочувствовала Наташа.
- Ну, нет уж. Может ты и храбрая, а я не хочу, чтобы Гитлер во мне сидел, - решительно заявил Федька.
- Так надо было головой думать, кого звать, а не одним местом - одернул его Денис, - тогда бы не пришлось на четвереньках до церкви скакать и деньги невесты тратить.

Утро медленно вползало в форточку, ветерок отдул штору, и загасил последнюю свечу. Ночь старого нового года закончилась, не нужными стали магический круг и блюдце. В эту ночь кто-то нашел что искал. Кто-то просто устал праздновать и устраивался на ночлег. Денис прошел в полумрак комнаты, коснулся блюдца:
- Духи вы ушли? – первый луч солнца прорвался через ночь и отблеском скользнул по потолку. – Ушли, - вздохнул Денис. Он оглянулся на друзей, притихших, уставших после этой странной бессонной ночи. Стало почему-то весело:
- Кстати, а в крещение тоже гадать можно.
 Реакция была не однозначна…


Рецензии
На это произведение написано 19 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.