Лилин друг. Рассказ второй

   Лилин друг. Рассказ второй
   Прошел год, как Лиля с мамой и папой поселилась на даче. Лиля окрепла, и те, кто долго её не видел приходил в изумление, как воздух взморья и чистые, деревенские продукты действуют на ребёнка. Из худенькой, бледной, с синяками под глазами, Лиля превратилась в крепыша с розовыми щёчками. Но, окрепла Лиля не только физически, она возмужала и духовно. Ей открылись многие тайны мирозданья, которых раньше она не знала. Приливы и отливы на взморье, звёзды, которые висят над самой крышей. А потом, одна из звёзд срывается и, падая вниз, яркой чертой отражается на темном небе. А летний дождь, такой сильный, что за стеной воды ничего не видно. Он так лихо барабанит по железной крыше, что кажется, где-то рядом играет взвод барабанщиков. А после дождя, радуга, такая красивая, переливается и играет своими волшебными полосками. Она, как живая, колышется и манит пробежаться по ней над взморьем.

А капли дождя на растениях, в которых отражается небо. А расцветающие весной цветы на фруктовых деревьях, с такими прекрасными, ароматно пахнущими, нежными лепестками, которые растут, растут и постепенно превращаются в плоды. А животные, чего у них во дворе только не было. Кроме коз, мама с папой завели кур и уток, кроликов и поросят. И вся эта разноголосая толпа, целый день крякала, хрюкала, кудахтала и бекала. И это, не считая её любимцев, кошки Дашки, и собаки Рекса. За этот год, живя в деревне, Лиля узнала столько, сколько бы не узнала за несколько лет жизни в городе. Она, по любой погоде гуляла во дворе, и за целый год даже не чихнула. Длительное пребывание на воздухе делало её только крепче. Она не докучала ни маме, ни папе, во дворе у неё всегда были дела. У неё было много друзей, как среди людей, так и среди животных.

Она частенько отлучалась из дома и ходила в гости к соседям, дедушке Ивану и бабушке Вере, которые жили наискосок. Свои внуки их посещали редко, и им нравилась шустрая малышка, которая всем интересовалась и заглядывала во все уголки. Но, оно и понятно, свой-то двор она уже давно изучила, теперь настала очередь соседских подворий. Лилин папа, к тому времени, устроился работать в кормоцех и частенько приезжал домой на лошади. Лошадь была белая в яблоках. Лиле она очень нравилась, но, она была такая большая, что подходить к ней близко, Лиля опасалась. Но однажды, папа позвал Лилю и спросил.
- Хочешь покататься? У меня есть немного свободного времени, и мы с Ветерком тебя приглашаем.

И уже через пять минут, Лиля гордо восседала на Ветерке. Папа вел лошадь под уздцы. Так они и доехали до конца улицы, на зависть всем местным ребятишкам. И с того дня, это стало каждодневным ритуалом. И где бы Лиля не находилась, к обеду, она всегда спешила домой. Она не хотела пропустить свой коронный выезд на Ветерке. Но однажды, папа приехал не на Ветерке, а на бричке. Бричка была не простая, она была на мягком, резиновом ходу. И запряжен в неё был молодой конь, по кличке Гнедой. В отличие от спокойного и даже слегка флегматичного Ветерка, Гнедой нетерпеливо перебирал ногами, раздувал ноздри и фыркал, словно говоря – «Ну, скоро вы там?»
- Не подходи к нему близко – сказал папа – Конь с норовом.

И Лиля стояла в стороне и внимательно его рассматривала. Гнедой, в нетерпении стал рыть передним копытом, кося на Лилю своим большим чёрным глазом. И тут, Лиля ему сказала.
- Тебя наверно кто-нибудь обидел, да? А теперь ты, хочешь обидеть других, правда?
Звук детского голоса изумил Гнедого. Он перестал рыть копытом, и посмотрел на Лилю, склонив голову на бок. И они посмотрели в глаза друг, другу. Какая-то незримая связь установилась между ними. И Лиля поняла, что Гнедой, очень хороший и добрый конь. Она вынула из кармана конфету, развернула и, положив на ладошку, протянула Гнедому. Что бы взять угощение, Гнедому пришлось сделать два шага в её направлении. Огромный конь, запряженный в бричку, наезжал на стоящую у забора маленькую девочку.

Именно это и увидел папа, когда вышел из калитки. Он замер, затаив дыхание. Ведь любой окрик мог спровоцировать Гнедого и тогда, он понесётся, смяв под копытами и колёсами пятилетнюю Лилю. Но Гнедой, не дойдя до Лили остановился, вытянул шею и губами взял угощение с маленькой ладошки. Он стоял и хрустел конфеткой, а Лиля, глядела на него и улыбалась. Наконец он схрумкал угощение и снова ткнулся в Лилину ладошку, но, конфетки больше не было. Лиля погладила его морду и Гнедой, осторожно отошел назад. У папы вырвался вздох облегчения. Ну, Лиля, ну укротительница. Ни с кем из взрослых Гнедой не находил общего языка, а вот с Лилей, нашел. И когда папа посадил Лилю в бричку, и дал ей вожжи в руки, Гнедой радостно заржал. И хоть сзади Лили стоял папа и придерживал вожжи, но впереди, на месте возницы сидела Лиля, и Гнедой был этому очень рад.

С тех пор, как только папа приезжал на бричке запряженной Гнедым, тот, подъезжая к калитке, радостно ржал, давая Лиле понять, что он уже здесь. И Лиля, каждый раз выбегала, гладила его морду и угощала чем-нибудь вкусным. Больше всего Гнедой любил сахар и конфеты, но, и от сочной морковки или вкусного куска пышки, тоже не отказывался. И всё бы ничего, так бы это и продолжалось, но однажды, Гнедого запрягли в председательскую двуколку. И надо же было председателю поехать по трассе мимо улицы, где жила Лиля с родителями. Председатель потихоньку трусил на козлах, абсолютно не придерживая вожжи, и Гнедой спокойно бежал рысцой. Но вот и улица, где в угловом доме живёт Лиля. Гнедой, не долго думая, сворачивает и остановившись, призывно ржёт. Председатель, очнувшись от полудрёмы, ничего не понимая, начинает хлестать Гнедого кнутом.
- Пошел! Что встал! Какого… ты сюда заехал!... Ах ты.....

Но Гнедой, не обращая внимания на удары, снова призывно и жалобно заржал. И в этот момент, с сахаром в руке, из калитки выбежала Лиля. Гнедой, рывком кинулся к ней, словно ища у неё защиты. Председатель кубарем вылетел из двуколки. И ругаясь, на чём свет стоит, поднял кнут и пошел к Гнедому, замахиваясь для удара. И тут, его остановил звонкий детский голос.
- Не бейте его!... Не смейте бить Гнедого!.. Он хороший!...
Председатель так и онемел, когда увидел, как из-под головы Гнедого вынырнула маленькая девочка. Она так сердито и серьёзно смотрела на него, что председатель, только и смог сказать.
- Да, я, в общем-то, и не собирался его бить.
И подойдя ближе, и обращаясь уже к Лиле, спросил.
- А ты, смелая девчушка, и не боишься его? Ведь он, норовистый.
- Это он с теми норовистый, кто его обижает. А мне, он лучший друг!

И достав из кармана ещё два кусочка сахара, она дала Гнедому. Гнедой, сладко жмурясь, хрустел сахаром, а Лиля, гладя его по ноге, приговаривала.
- Бедненький, попало тебе, они не понимают, что ты не можешь проехать мимо, когда тебя ждёт друг!

С того дня так и повелось, кто бы не ездил на Гнедом, но все знали. Если Гнедой проезжает поблизости от дома, где живёт Лиля, то лучше его не останавливать, он всё равно не будет слушать ни уговоров, ни кнута. Он подъезжал к калитке и призывно ржал и, получив своё угощение и проведав Лилю, ещё быстрей бежал туда, куда нужно было ездоку. И никогда не опаздывал, потому, что дружба маленькой девочки придавала ему силы и улучшала настроение.


Рецензии