Проклятье звезд

Дженифер всегда засыпала первая, сложив обе ладошки под щекой. Смытая с лица косметика делала ее маленькой и нежной девочкой- подростком, хотя она так старалась казаться старше. Разница в годах у них была восемь лет, но если Теду это нравилось, то ее это пугало. Они были знакомы всего четыре месяца. Всего или уже?
До нее у него не было серьезных увлечений- так, небольшие флирты, легкие, короткие связи, которые рвались, не выдержав испытания на прочность, словно гнилые нити. Сначала правда, ему показалось, что так будет и с ней, но то ли привычка, то ли странное желание иметь рядом близкого, надежного, а главное- любящего человека, дали ему возможность сделать серьезную остановку на каком - то этапе жизни. Он вполне сознавал свою эгоистичность- ведь он поступал так, как хотелось ему и только потому, что это устраивало его, а то, что она искала в нем и хотела видеть, его не обязывало ни к чему.
Тед знал, что она разорвала свои отношения с семьей и болезненно переносила этот разрыв, но в его глазах это особенно ничего не меняло. Он просто не придавал этому значения. Ведь он сам в том же возрасте, что и Дженифер, а может даже раньше, ушел в одиночное плавание по волнам жизни- барахтался, учился плавать, пробовал держаться на воде, пытался причалить к пологим или крутым берегам, в зависимости от ситуации, многое перетерпел. Нередко, обессиленный натыкался на случайный спасательный шлюп, временно дающий ему передышку и глоток спасательного воздуха. Тогда и пришло осознание, что так, промежутками, жить можно, но не долго. Пока ты молод, здоров, пока есть силы, ты в состоянии спорить с судьбой и доказывать, возражать, но дальше, с годами все будет сложнее и серьезнее. Тед бросил вызов самому себе. Это было даже интересно и забавно- он сам себе ставил условия. Удивительная игра, в которой сам себя контролируешь, понимая, что твоя же ложь, лень или обман обернутся против тебя. Все очень коротко и ясно, сухой арифметический расчет.
Он стал серьезно учиться, исключив из собственноручно составленного списка развлечения, пьянки и продолжительные студенческие сборища. Все уменьшалось до приличных размеров, и даже количество друзей. Иногда, особенно в первое время, ему приходилось стискивать зубы и мысленно привязывать себя самого к стулу, чтобы не сбежать, но незаметно это переросло в выработанную привычку, а потом вдруг стало действительно интересно учиться. Именно здесь, за этим удивительным поворотом его жизни и появилась обратная сторона его настырности.
Он влюбился, как обычный школяр, а объектом любви стала загадочная, мерцающая таинственным светом далёкая и безграничная Вселенная с её необьятными мирами и галактиками. За годы учебы он привык думать, мыслить, заставлять постоянно работать свой мозг. Потом это стало потребностью, такой же как глоток воды в жаркий день. Без этого уже было невозможно жить. В скупой и сухой математике, в причудливой физике, в прикладных науках он находил особую прелесть, а квантовая механика и астрономия просто пленяли его. Несколько лет накапливался в нем потенциал, чтобы в один день он смог понять, что готов отдать себя полностью, без остатка науке, которая отныне управляет всеми его чувствами и мыслями.
Появление Дженнифер не испугало его, она органич¬но и естественно влилась тонким ручейком в его жизнь. Она не была тем репием, который, прилипая, не отдерёшь, скорее, она стала тем воздухом, которым хотелось дышать. К тому же она сама не думала уходить от него.
Обсерватория, в кото¬рой вскоре стал работать Тэд, располагалась в таком живописном месте, что порой ему казалось, что он находится в самом сердце старой Европы. Его бабушка со стороны отца была француженкой, хотя отец никогда не говорил об этом, чувствуя себя коренным американцем.
Скорее космополитом, - считал Тед, зная что отец никогда не принадлежал ни к какой партии, не интересовался политикой- ни внутренней, не внешней и даже не думал о будущем своих детей, которых у него было пятеро.
Тэд был четвертым, младше на несколько лет была Тина -весёлое и озорное существо с живыми, блестящими глазами, полными безудержного смеха. Даже отец при всей его суровости и некотором безразличии к детям, не мог оставаться равнодушным, глядя на ее очередную проделку. Она была любимицей всей семьи.
Когда Тед встретил Дженни, то в первый момент был поражён её удивительным сходством с Тиной. Со временем сходство улетучилось, а под маской непринужденности скрывалась трепетная и легкоранимая душа, задумчивая и склонная к излишней сентиментальности. Дженни легко и естественно приняла его таким, как он есть - импульсивным, уходящим в свои мысли, забывая порой о её присутствии. В такие минуты, он словно растворялся в воздухе, но видя это, Дженни не обижалась, пыталась понять его, а главное, не мешать. У нее была потребность в общении, в желании находиться рядом с кем- то, чувствовать тепло и голос живого человека, а не телевизора или приемника. Оставаться одной для нее было утомительно и тяжело.
Тэда продолжали волновать иные миры. Изученная и разложенная по полочкам земная жизнь казалось ему до примитивизма скучной. Он постоянно думал о других мирах, безоглядно поверив в существующий живой разум если не в Солнечной системе, то в отдалённых спиралевидных галактиках уж точно. Все его время и мысли занимала космогония, а когда ему нужна была передышка и глоток свежего земного воздуха, а так же слово живого человека, то он с радостью замечал, что не один. Рядом была Дженнифер.
Тэд не был единственным из астрономов, кто искал разумный мир в недрах Галактик, но порой поиск и желание во что бы то ни стоило найти иную жизнь блокировали все его мысли от вмешательств и суеты серых будней. Привыкнув к новому телескопу, который был установлен на юго-востоке Флориды в подмогу знаменитому в Аресибо, как к своему старому и доброму другу, Тэд каждый день смотрел в небо, делая добросовестно и скурпулезно всю ту необходимую рутинную работу, которую многие коллеги с радостью отдавали ему. Он мечтал о новых, более глубоких исследованиях, позволяю¬щих проникнуть в далекий мир космоса, он даже во сне видел искрящуюся Галактику, состоящую из спиралевидных ветвей, вдоль которых располагались молодые звёзды и звёздные ассоциации, а в ядрах которых происходили взрывы гигантской силы. Не замечая грани между сном и реальностью, он уно¬сился мыслями ввысь, в сияющее мириадами звёзд черное небо, туда, где с кошачьей грациозностью по небосклону проносились хвостатые кометы, а астероиды совершали головокружительные полёты, притягиваясь гравитационными полями планет. Вездесущие космические лучи, собираясь, концентрировались в диске нашей Галактики, неподалеку от плоскости Млечного пути, ничтожно малые массы планетарных туманностей, всего сотые доли массы Солнца, постепенно остывая, превращались в белых карликов, а туманности, расширяясь со скоростью 30 км/сек рассеивались в меж-звёздной среде и от них оставались только очертания да названия, занесён¬ные в звёздные каталоги и карты.
Особенно он любил наблюдать за небом в теплую летнюю ночь, но пока только сновидения по настоящему приближали Тэда к желанным грёзам.
-Да, доктор. Я всё поняла. Спасибо.
Дженнифер повернулась и тихо прикрыв за собой дверь, вышла из кабинета. Медсестра проводила её до дверей клиники, мило улыбаясь. Она привыкла подбадривать таких как Дженни, профессионально угадывая по их лицам о неожиданном и совершенно нежданном сюрпризе, приподнесённом врачом.
Было только одиннадцать часов утра. До конца рабочего дня Тэда была уйма времени, которое надо было чем-то заполнить. Дженни не любила тишину. Ей нужно было общение, особенно сейчас. Да, сейчас, пожалуй, больше, чем когда -либо. Она решила позвонить ему, но разговор оказался не долгим- Тэду мешали его коллеги, которые сидели рядом, а ей, наверное, сама реальность происходящего.
-Я позвоню маме. - подумала Дженни после разговора с Тэдом, но так и не решилась набрать её номер. -Ей не до меня. Маленькой Анне только 10 месяцев и у них своих проблем достаточно. А мне так нужно с кем-то поговорить! Может с Джулией? Но хватит ли у нее терпения? Она ведь любительница говорить, а не слушать.
Дженнифер опять почувствовала одурманивающее чувство голода -такое внезапное и резкое, что казалось, оно застало её врасплох и потому начало куражиться - доводить её до тошноты, переворачивать нутро, причиняя неприятные ощущения, вплоть до боли, особенно внизу живота. Она схватила сумку и забыв уже о звонке, выскочила за дверь.
В ближайшем кафе она заказала пепси и сдобную булочку с шоколадом, но от приторного запаха ванили ее чуть не вырвало, она тут же заказала стейк и салат. В последний раз такое чувство голода у нее было лет десять назад, когда она с отцом и матерью застряли в дороге- в машине сгорел предохранитель. Эта поездка втроём была, пожалуй, последней в их совместной жизни, потом мать ушла от отца, а три года назад она вторично вышла замуж. Отец тоже не заставил себя долго ждать и Дженни осталась одна. За эти годы она привыкла принимать самостоятельные решения, уверенная, что свои проблемы она всегда сможет решить, но только сейчас, она впервые засомневалась в этом.
Доктор сказал ей, что плод развивается нормально. К этому сроку завершается формирование основных органов и плод уже даже по внешнему виду напоминает маленького человечка, а скоро можно будет узнать пол ребенка. В ушах все еще звучали его уговоры, а ведь она ничего не сказала ему о том, что сейчас ей совсем нежелателен этот ребенок и о предполагаемом аборте. Неужели его врачебная практика подсказала ему о ее сомнениях и колебаниях?
-Бог дал вам возможность познать себя в новом, непривычном для вас качестве. У вас родится чудесный малыш, который кроме хлопот и волнений подарит вам ни с чем не сравнимое счастье- быть матерью! –звучал в ушах голос врача.
-Ему легко говорить о ребенке.- думала Дженифер.- Но разве мне справиться с ним одной? Я даже не знаю, захочет ли Тэд его рождения. Ведь он в полной мере отвественен за любой предпринимаемый шаг.
Разве они думали всего каких- то три или четыре месяца назад, что вопрос может быть поставлен ребром- дать или нет жизнь тому, кто должен появиться после бурных ночей любви? Они так упивались и гордились каждый своей свободой, молодостью и любовью! Дети не входили в планы на будущее. О них вообще не было разговоров. Она предохранялась и была спокойна.
Недели три назад она почувствовала внутренний дискомфорт, но уик- энды и праздники, проведенные с Тэдом, Риком и другими друзьями на берегу океана, отвлекали ее каждый раз от сомнений и от нелепой мысли о возможной беременности. Месячные у нее были слабые, но это не было поводом для беспокойства.
Известие о том, что в ней живет ребенок -было подобно внезапному вторжению незнакомца в чужой дом. Его никто не ждал и не особенно желал, но в данном случае это не имело никакого значения. Вопрос вставал перед ней иначе и решить его надо было однозначно- впустить его в этот мир или закрыть перед ним двери?
Все остальное- эмоции, холодные рассуждения, жалость или далекие мечты и тому подобная пустая ерунда, отступали в сторону. Сейчас в ней жил ее ребенок. Он рос, дышал, ел, находясь в убежище и имея все необходимое, кроме одного- права голоса, а в его положении это могло оказаться роковым.
Врач сказал, что скоро плод начнет шевелиться, еще немного и она сможет это почувствовать, хотя после осмотра ей показалось, что ребенок уже начал свою активную деятельность, словно лишний раз отстаивая свои позиции, свой единственный шанс появиться на свет с криком, в унисон с матерью, забрав у нее положенную ему кровь, гены, внешнее сходство, характер, способности. Он - ее плоть, часть ее тела, души.
-Он? Мальчик? - она задумалась.- Ну конечно! О девочке она даже слушать не хочет. Хватит девочек! Она, мать, бабушка, маленькая Анна. У нее будет сын! –Так значит я жду его появления?!- вдруг спросила она сама себя. -Но захочет ли этого Тэд? Ее точил червь сомнений и Дженни вновь задумалась, а желудок вновь потребовал порцию еды. Ее ошеломило это странное чувство голода, которое появилось несколько дней назад и нарастало с каждым часом.
Это Он -ее с Тэдом ребенок требует своей порции еды, чтобы в один прекрасный миг с криком ворваться в жизнь, наполненную шумом и суетой, смехом и радостью. Только она в состоянии разрешить ему это, только она вольна решить этот вопрос, она, если захочет, то может дать начало новой жизни, которое станет и ее, Дженифер, продолжением. Но черт возьми, это так не просто решить все сразу одной.
Дженифер отодвинула пустую тарелку и принялась за булочку. Им обоим стало легче- ей и малышу. Она даже прикрыла от удовольствия глаза.
-О боже! Ну почему же меня опять так трясет? Неужели он опять проголодался? Сколько же я могу есть? А откуда он знает мое имя? Он меня зовет...
Она открыла глаза. Реальность удивительно точно приняла внешность Джулии, которая легонько трясла ее за плечо.
-Дженни, что с тобой? Ты что, спишь?
-Ах, Джулия, а я думала, это он…- Она вдруг замолчала, на закончив своей мысли, сообразив по взгляду подруги, что сказала что- то не то. -Да, нет, все нормально.
-Предположим, но тогда скажи, о ком ты говорила сейчас. Ты кого - то ждала? Тэд должен придти?
-Мы все кого- то ждем. Не так ли? А я… я просто я плохо спала ночью и чуть было не заснула здесь. У меня, наверное, проблемы со сном- то хочется спать, то нет, да и сегодня что- то особенно душно. Может это бессонница? Как ты считаешь? Дженифер поймала удивленный и пристальный взгляд подруги и попыталась взять ситуацию в свои руки. -Пустяки, скоро все пройдет, не беспокойся. Мне просто надо отдохнуть.
Она попыталась улыбнуться.
-Подруга, ты действительно неважно выглядишь. Выпей-ка вечером снотворное, чтобы хорошо выспаться. Я знаю, что такое бессоница…
-Неужели она тоже беременна?- подумала вдруг Дженни и ей стало удивительно весело.
-И не забудь про стакан теплого молока с ложкой меда. Это рецепт моей бабушки, но ты знаешь, это классно успокаивает. Хотя, если хочешь знать мое мнение, я предпочитаю снотворное. Выпьешь и проваливаешься в пропасть, никаких звуков, шума, света, совсем как в черной дыре…
-Конечно, я так и сделаю, Джулия. Спасибо тебе. - сказала Дженни, но про себя подумала, что никаких медикаментов без разрешения врача она принимать не будет, даже снотворное, хотя в последнее время она действительно стала спать тревожно.
Джулия продолжала что- то говорить, но взгляд Дженни задержался на
новых часах подруги.
-Правда красивые?- улыбнулась Джулия, поймав взгляд подруги.- Я только вчера купила...
-Они точные?- удивила ее своим странным вопросом Дженни. Как будто это не предназначение часов показывать точное время.
-Ну конечно. Почему ты спрашиваешь?
-Значит уже двенадцать?
-Ты куда- то торопишься?
-Да, мне надо уходить, извини. Тэд обещал приехать на обед. Созвонимся. - Дженни оставила на столике деньги, схватила сумку и на ходу попрощавшись с опешившей подругой, быстрым шагом, не оглядываясь, вышла из кафе.
Она надеялась, что Тэд приедет в обеденный перерыв. Правда, он у него очень короткий, но так часто бывало, особенно в первые дни, когда они только познакомились. Он уезжал с работы под любым предлогом. На пороге, едва закрыв ногой за собой дверь, он сбрасывал одной рукой рубашку, а другой расстегивал ремень, а она с радостью распахивала ему свои объятья. Он был такой большой радостью в ее жизни.
Запыхавшись, она с надеждой открыла дверь, но дома ее ждала тишина, а значит и времени на размышление у нее было с избытком. Она сбросила с ног туфли, оставила на столике сумку с ключами и босиком прошлась к дивану. Мягкие подушки сразу же заботливо приняли очертание ее тела. Дженни только приятно смежила веки, чтобы подумать, помечтать, как острая боль внизу живота заставила ее вскрикнуть.
Странно, после утреннего осмотра у нее появилось ощущение, что врач повредил ее малыша. Чем это объяснялось -внезапной болью или внутренней интуицией?
В любом случае это было неприятно. Она уже не могла расслабиться, а ей так хотелось заснуть, сладко улыбаясь самой себе. Назойливым роем настырных осенних мух кружились мысли, разбегаясь в беспорядочном вихре.
Дженни, теряя грань реальности, уносилась то в свое недалекое детство, то в затуманенное и нечеткое видение будущего. Ей нужно было заглянуть вперед. Что там? Каким будет оно окажется для них? Есть ли в нем место для ее малыша? Загорится ли там его звездочка?

У Тэда с утра было чудесное настроение. Сегодня пятница, и приближающийся уик-энд подбодрял его. Прошлые выходные они так замечательно провели на природе! Вот и завтра они опять возьмут с собой побольше пива, приготовят мясо, овощи и на нескольких машинах отправятся куда- нибудь в глушь, где никого нет, кроме комаров и светлячков, где тишина нарушается только птичьим перезвоном, да смехом друзей возле костра. А какие жирные и маслянные звезды в чистом небе ночью! Вооружившись небольшим телескопом, он по вечерам любил рассказывать Дженни о галлактиках и созвездиях, о греческих мифах, связанных с ними, в которые сам был влюблен. В эти выходные он обязательно расскажет ей о волосах Вероники, о том, как жена египетского царя Птолемея отрезала свои прекрасные волосы и поместила их в храме Афродиты в благодарность богине за победу над ассирийцами, дарованную её мужу и как на следующий день жрец-астроном Конон сообщил царской чете, что жертва была принята и он наблюдал ночью на небе новое созвездие в виде женских волос.
Уже почти четыре месяца, как он был знаком с Дженни, но она никогда не звонила ему на работу, логично объясняя это тем, что незачем по пустякам отрывать его от любимого дела.
-Мы обо всем всегда можем поговорить вечером. У нас для этого найдется время. С этим он был абсолютно согласен, может поэтому, сегодня, когда он услышал по телефону ее голос, то понял, что случилось нечто экстроординарное. В ушах так и звучал ее взволнованный голос.
-Тэд, я не могла больше ждать. Я должна с тобой поговорить. Мне это просто необходимо. Ты знаешь, я сама не думала, что это может быть столь важным для меня, для нас…
-Послушай милая, ты о чем? Я совершенно не понимаю тебя. Ты можешь говорить конкретно? -проговорил он, теряясь в догадках. -Чего ты не можешь ждать?
-Я сейчас нуждаюсь в твоем решениии.Ты меня хорошо слышишь?
-Ну конечно, говори.- поторопил ее Тэд, не желая показывать свое удивление и растерянность при коллегах. Чем же она могла быть так потрясена, что у нее даже голос дрожит. Он привык к ее уровновешенному характеру, а здесь поднялась целая буря эмоций.
-Я была у врача…- она произнесла и замолчала.
-У врача? У какого врача? Ты о чем?- переспросил Тэд, но пока его губы только повторяли вопрос, он уже понял о чем она говорит.
-Я беременна.- она вновь сделала паузу.
-Так...- он не мог найти подходящих слов. Мозг лихорадочно подыскивал их, но в вечность уходили так нужные и важные мгновения. Он был застигнут врасплох. У него и так сегодня сложился тяжелый день, а тут еще Дженни. Глаза, мечущиеся по стенам комнаты, избегая любопытных взглядов коллег, наткнулись на календарь- 13, пятница. Вот и не верь потом в это наваждение. Чертова дюжина, да еще и в пятницу. Мог бы он поверить в это раньше?
Дженни задела его кажущаяся беспечность. Тонкий кабель телефона не мог ей передать ощущения человека на другом конце провода, но его молчание она приняла по своему и ее эмоции переливались через край.
-Тебе все равно, я это чувствую.- она не могла себя сдержать и расплакалась.- Но ты же не будешь отрицать, что...
-Подожди, милая, не нервничай. Давай по очереди. Что тебе сказал врач?- глупее вопроса он пожалуй и не мог бы придумать. Что собственно говоря, ей могли сказать, кроме того, что она беременна?
-Ты о чем?- переспросила она.
-Я спрашиваю тебя, -прикрывая рукой трубку, он понизил голос, - Какой срок? Тебе сказали, какой срок?
-Три месяца.
Он присвистнул - почти столько, сколько они встречаются.
-Почему ты молчишь? Неужели тебе все равно?
Тэд внезапно осознал ее состояние. Она оказалась совершенно одна перед фактом.
-Послушай, милая, мы встретимся позже и поговорим. Не торопи события. Думаю, мы вместе найдем хорошее и верное решение. Все будет в порядке. Ты ведь не очень расстроилась. Правда? -он понимал, что она, наверное, ждет от него совершенно других слов, но, как назло не находил их. Дженни ему нравилась, но о детях он не думал, он просто к этому еще не готов. Конечно, сделай она аборт, все было бы нормально. Хотя, кто знает, может он ошибается?
-Врач сказал, что плод развивается нормально и если я собираюсь стать мамой, то мне надо переходить на иной режим.
Она продолжала говорить о том, что врач ей порекомендовал- какое питание, распорядок дня, словно решение уже было давно и окончательно принято.
Если бы увидел ее глаза, дрожащие руки, то возможно, понял бы, что она говорила, только чтобы быть уверенной в его поддержке, неважно какой, но он сам был ошеломлен известием. Позже, под впечатлением разговора с Дженнифер, он перематывал словно на кассете снова и снова их диалог. Обычно она умела держать себя в руках, но в этот раз в ее голосе было столько отчаяния и волнения. Она беременна! Словно она первая женщина на планете, которая забеременела! До нее никто не имел детей и ей предстоит первой это испытать.
Время приближалось к обеду. Тэд был голоден, но понимал, что вместо ланча у него, пожалуй, будет серьезный разговор с Дженни. Оставалось минут сорок до полудня, когда в привычном раскладе полученных данных, выдаваемых компьютером, появилось что- то пугающе новое. Тэд внутренне сжался, словно лев перед прыжком, но вспомнив, что уже не раз обжигался в подобных ситуациях, делая поспешные выводы и вызывая снисходительные, а порой и насмешливые улыбки более опытных коллег, расслабился.
-Нет, - сказал он сам себе.- Черт тебя подери! Ты меня больше не проведешь. У меня в этот раз хватит терпения не попасться в твою паутину. На сегодня мне уже вполне хватает утреннего разговора с Дженни, чтобы что- то вновь могло бы испытать меня на прочность. Для пятницы это более, чем достаточно.
Но пока он себя успокаивал, руки автоматически вцепились в клавиши, пропуская через компьтер полученные данные и одновременно просчитывая и анализируя их. Через несколько секунд был получен ответ. Результат был ошеломительный! Тэд почувствовал, как сильно забилось сердце. Может в этот раз он не ошибся?
Его охватило почти детское ликование. Он хотел крикнуть Алекса, но краем глаз увидел, как тот шептал что- то на ушко новой молоденькой секретарше, отчего щечки Хелен отчаянно запылали, что было видно даже сквозь стеклянные прозрачные двери.
-Постоянное общение с прекраснным полом дает мне силу и энергию.- только утром Алекс сказал Тэду.-Не перестаю тебе удивляться. Неужели тебе вполне хватает одной Дженни? А сколько вы уже встречаетесь? Четыре месяца?- он присвистнул- Ты с ума сошел, дружок. Смотри, чтобы она не подвесила тебя на крючок.
Но Тэд только отмахнулся от него, как от назойливой мухи.
Дженни была так привлекательна и независима, что Тэд не предполагал о наличии в ней одновременно еще и слезливости, которая странным образом перемешивалась с отчаянной решительностью. Словом, коктейль из абсурдно составленых компонентов, но она ему нравилась и он хотел ей помочь, правда еще не зная как.
-Тэд, - отвлек его от мыслей прямо под ухом голос Алекса, - мы идем обедать. Ты представляешь, у нее еще никого не было. Она девственица.
-Ты о чем? -спросил недоуменно Тэд, погруженный в свои мысли. -А, о Хелен.
-Так ты с нами?- полувопросительно сказал Алекс. -Уже время. Кажется, сегодня утром кто- то говорил о бифштексах, об урчащем желудке? Я ничего не путаю?
-Я…-Тэд замялся, подыскивая нужные слова. -Мне нужно позвонить. Срочно.- он натянул кривую улыбку, сам еще не зная точно, что же ему надо будет сделать в первую очередь в перерыв.- Знаешь, я пожалуй, попрошу тебя захватить мне что- нибудь, ну например, пару бутербродов. Я не так голоден, как думал. Да и вообще, я кажется поправился, надо сесть на диету, хочу сбросить вес.
- Живот начал расти? Прямо сегодня? -Алекс ухмыльнулся.- Бывает, мой друг, бывает, правда, раньше это бывало только у женщин, но ведь у нас, у астрономов всякое случается, так что я вполне тебя понимаю. Общение со звездами не всегда дает положительные реакции, здесь, как и в любом деле бывают удивительные результаты. Это зачастую зависит от …
-В следующий раз мы поговорим о том, что от чего зависит, Алекс.
-Как знаешь. Я пошел, меня ждут. Очередная пчелка, которой захотелось сладенького. А я, как ты понимаешь, никому не могу отказать. Я же такой добрый и славный малый. Жу-жу-жу...
Как только за ними закрылась дверь, Тэд схватил выданную машиной последнюю информацию и лихорадочно стал сверять полученные данные. В таких ситуациях он предпочитал работать только с бумагой, складывая ее на столе в нужном порядке. Испарина от волнения покрыла лоб. Он протер его бумажной салфеткой и не глядя бросил ее в урну для бумаг.
Запись космического радиоизлучения была не типичной, но пока не было ясно- смодулирует ли сигнал? Тэд всегда верил, что эта торжественная для него минута однажды настанет. Внутри него все трепетало. Сколько он об этом думал, мечтал, представлял, но все это было ерундой по сравнению с тем, что он испытывал сейчас. Предательски дрожали коленки, а бумага прыгала в дрожащих руках, словно живая. Ему даже пришлось положить ее на стол и придерживать локтями.
-Нет, нет, Тэд, погоди.- говорил он сам себе.- Ты уже дважды обманывался. В третий раз лучше не рисковать. Что- то совсем не хочется увидеть себя в очередной раз в дерьме.
-Ха, ну а если кто- то другой расшифрует первым эту информацию? Первый - он ведь всегда первый.- спорил с ним его внутренний голос. -Кто помнит имя второго астронавта, который ступил на Луну?
Повторная информация, которая либо подтвердит его догадки, либо, наоборот, развеет окончательно воображение, должна поступить только через несколько часов. Он не был столь наивным, чтобы не понимать, что радиоизлучение Галактики является серьезной помехой для того, чтобы обнаружить сигналы искусственного происхождения. Мощность этого сигнала, пробившись сквозь целый лес препятствий, была ничтожно мала. Он не стал ее обрабатывать, чтобы узнать направление и скорость- побоялся торопить события, но на него опять волной накатилась сладостная истома первооткрывателя.
Необъятны просторы Солнечной системы, но еще больше неподвластны уму и воображению пределы, а вернее, беспределы Вселенной. Сколько же там звезд, карликов, обитаемых планет с наличием разумной жизни, имеющих свое измерение? Может с одной из них и был послан этот сигнал?
-Стоп, - остановливал он свои мельтешашие мысли, не давая им преждевременно оплести паутиной мозг, но они все равено пробивались и шептали, шептали…
Внеземная цивилизация обязательно столкнется с тепловым радиоизлучением атмосферы Земли, а если сигнал пробился, то значит верхняя граница интервала длины волны может быть только до 10 метров, но если предположить, что они столь развиты, что ищут в космическом пространстве разум, то может быть для них нет преград? Если мы, земляне, пытаемся вынести приемную и передающую аппаратуру для межзвездной связи за пределы планетной системы или же поместить ее на искусственные спутники, значит и они, как минимум, должны это уметь. Им, конечно, может помешать радиоизлучение нашего солнца, которое даже в спокойном состоянии превышает миллиард кВт, к тому же его излучение происходит одновременно во всех направлениях, но в направлении перпендикулярном к поверхности зеркала, антена будет излучать в миллион раз больше, чем солнце, значит радиоизлучение нашего светила не будет помехой и если этот сигнал действительно искусственного происхождения, то Земля, обнаруживая его, должна находиться в направленном радиолуче, который связал бы напрямую две цивилизации.
О чем бы в этот момент Тэд не думал, он прекрасно понимал, что надо выяснить природу сигнала, а для этого нужно время, т.к. его мощность должна регулярно меняться, имея определенные и обязательные промежутки.
Тэд вздрогнул, когда бесшумно открылась дверь и Алекс с улыбкой на лице (словно она была к нему прилеплена намертво) протягивал ему бумажный пакет с бутербродами.
Обед уже закончился, а ему показалось, что прошло всего несколько минут.
-Поешь, дружок, мы специально с Хелен решили вернуться пораньше, чтобы покормить тебя. Ценишь? -он насмешливо смотрел на Тэда, ожидая ответа или привычной колкости, которой они нередко безобидно цепляли друг жруга.
-Да, да, конечно.- поспешно заверил его Тэд, стараясь спрятать свое нервозное состояние. Он мельком бросил взгляд на часы. До конца обеда действительно оставалось минут пять, к тому же при одном запахе мяса у него во рту появилась предательская слюна, обильно выделяемая голодным и ревущим желудком.
Прошелестев бумагой, Тэд вытащил из пакетов содержимое и почти не замечая вкусовых качеств, проглотил. Пока он ел, Алекс рассказывал о прекрасном характере Хелен, отмечая ее вкус, остроумие, понимание, сговорчивость. Если бы он говорил об этом в первый раз, а то в каждой новой девушке он находил почти одни и те же достоинства- в основном приятную внешность, рост (Алекс терпеть не мог маленьких и полненьких) и быструю сговорчивость.
Тэд не мог больше слушать пустую болтовню.
-Алекс, - перебил он его на самом интересном месте, -ты знаешь, мне кажется, получен сигнал…
-А, ты вот о чем! А я думаю- что с тобой происходит? От иной цивилизации?
Тэд не сразу почувствовал подвоха в словах Алекса.
-Да.- возбужденно ответил он, пытаясь в глазах друга увидеть то же радостное и нетерпеливое ожидание и удивление.
-Как и в прошлый раз?- спокойно и чуть насмешливо спросил Алекс.
-Да ты посмотри сначала, посмотри раскладку…- начал было Тэд.
-А сигнал смодулирован? -Алекс пристально смотрел на Тэда.
-Еще нет, Алекс, я тоже этого жду. Я решил сегодня остаться после работы. Час, два мне погоду не сделают, а кто знает, может быть…Так часто бывает- когда не ждешь, тогда и выскакивает.
-Я не знаю, что у тебя там выскакивает, но ведь на станции остается дежурный. Ты передай ему свои расчеты, пусть он все и проверит. Это, в конце концов его работа. Шеф, кстати, уезжает в отпуск на две недели, сегодня зайдет попрощаться, так что ты не дури. Выпей холодной воды.
-О чем ты говоришь? Неужели ты не понимаешь? Я же столько лет мечтал об этом, я каждую ночь видел во сне, что…
- У меня своей работы вполне хватает, чтобы я придумывал себе другую перед концом недели. К тому же мне за это не платят, как и тебе, впрочем. -он оттолкнул от себя предложенные Тэдом листы, перевернув их лицом вниз.- А как же Дженни? Если я не ошибаюсь, вы должны были встретиться? Разве не так?
-Черт! – удрученно вскрикнул Тэд. -Как же я мог забыть? Она же позвонила и мы…
-У нее что, неприятности?
-У нее?- Тэд вскинул глаза, пытаясь спрятать за наивным взглядом светлых глаз новость, услышанную от Дженни.
-Извини, я случайно услышал часть вашего разговора и понял, что у вас какие- то проблемы. Она что, беременна?
По тому, как Тэд опять закопался в ворохе бумаг, Алекс понял, что прав.
-Не переживай, -попытался он было успокоить Тэда,- каждая женщина рано или поздно через это проходит. Ерунда! Пятнадцать минут на аборт и все в порядке. Можно снова жить спокойно... до следущей беременности. Ты на это проще смотри.
Голова друга вылезла из- под листов.- Смотри, Алекс! Да посмотри же! Попробуй разобраться, а потом скажешь, что я не прав. Но я готов поспорить об заклад- в этот раз я не ошибся. Ты, кажется, недавно купил катер. Я ставлю свою машину против твоего катера. Идет?
Алекс скосил губы в сторону. – И на чем ты потом собираешься ездить на работу? Велосипед купишь? Так что же с Дженифер?
-Да у нее неприятности на работе, но все это ерунда.
-На фоне межгалактических проблем, может быть, но только не для нее самой. А разве она работает?- притворно удивился Алекс.-Ты же говорил, что она никак не может найти работу.
-Ну да, она хотела устроиться, но пока не получается.- Тэд не умел красиво врать, но его вовремя спасла Хелен, которая вошла с пластиковым стаканом кофе и протянула его Тэду.
-Спасибо, Хелен. Это так кстати.- пробормотал Тэд. Мужчины уткнулись каждый в свои бумаги, не желая в ее присутствии продолжать прерванный разговор.
За час до конца работы в комнату вошел их шеф- Роберт Мэриленд. Тэд намеревался, невзирая на возражение друга, рассказать о полученном сигнале, но Алекс, незаметно для всех, больно наступил ему на ногу. Поговорив о предстоящем уик-энде, о том, кто из них куда намерен отправиться отдыхать, Роберт вышел. Тэд недовольно пробурчал, едва только дверь закрылась: -Какого черта? Я что, просил тебя?
-Не торопись, дружище, не делай глупости, разве тебе двух оплошностей мало? Докажи сначала мне. К тому же время работы подошло к концу, а тебя там Дженни ждет. Или я не прав? Думаю, ты поблагодаришь меня в понедельник.
-Черт!- не сдержался Тэд.- Вечно так! Одно к одному. Но я не хочу пока уходить. Я должен остаться. Пусть вы все мне не верите!- воскликнул он.- Но я знаю, что я прав, понимаешь, я это чувствую. Я проверю еще раз, я поймаю его, я хочу это сделать, пойми меня.- добавил он, но уже скорее самому себе, чем Алексу, который только пожал плечами.
-Значит ты не идешь? Так тебя понимать? Хелен, милая, иди, я догоню тебя через секундочку.- крикнул он появившейся в дверях девушке и вновь обратился к Тэду:- Тебе решать…
-Я хочу попросить тебя об одной услуге…-промямлил Тэд.
-Позвонить Дженни, чтобы она не обижалась? Пусть подождет, пока не смодулирует сигнал? Не так ли?
-Ты смеешься надо мной? Но ты тоже был одержим идеей поймать этот чертов неуловимый сигнал! А иначе для чего мы все здесь? Ты понимаешь мое состояние? Я столько этого ждал! Позвони Дженни, скажи, пусть подождет немного, посидит в кафе или лучше пойдет домой, если ей там будет скучно.
-Лучше бы ты решал свои собственные проблемы, чем межгалактические.
Тэд только улыбнулся ему. -Пока, Алекс.
-Хорошо, я скажу ей, чтобы подождала, но ты сам потом все объяснишь. Я ухожу. Смотри, если поймаешь, держи удачу покрепче, она такая скользкая и вертлявая!

Вскоре все служащие станции ушли, отключив освещение и приборы, и только компьютер на столе Тэда, подключеныый к антене, продолжал бесшумно выдавать назойливому и дотошному искателю инопланетного разума в бесконечности Вселенной, информацию. Бумага выходила уже с расшифрованными и обработанными данными. Тэд молча и терпеливо их рассматривал. Пока все было, как обычно, но эти выкладки не поколебали его решимости задержаться на станции. Ведь сегодня он получил сигнал! Внутренний голос подсказывал, что разгадка близка и ему очень хотелось удостовериться в этом самому, но новых всплесков на записывающее устройство пока не поступало.
Тэд верил, что земля не может быть единственным обиталищем разума, особенно после лекций, прочитанных величайшим физиком планеты, человеком, чье тело было неподвижным, но ум, отключенный от земной действительности, был в состоянии понять многое. Изолированный от людского мира своим физическим недугом, он, концентрируясь, способен был заглянуть в отдаленные уголки космического пространства. Его гениальный ум даже в такой казалось безнадежной ситуации, способен был работать и творить, а его нечленораздельная речь трансформировалась через специально созданную для этого случая аппаратуру.
После лекций Стивена Хоукинга, после умного взгляда его маленьких глаз, которые поблескивали их- под толстых стекол очков в роговой оправе, Тэд поверил окончательно, в то, что он может и должен внести свою лепту в исследование.
Сейчас он верил, что в его руках лежит тонкая нить, которая приведет к новым мирам. Все равно они должны когда- то заявить о себе, так почему бы не сейчас? Тэд прекрасно сознавал, что если даже все так, как ему хотелось бы, то главное, с чем ему еще придется столкнуться- это дешифровка сигнала. Уровень цивилизации, пославшей сигнал, может быть несравненно выше, чем у землян, да и скорость получения информации может быть выше, но что бы там не было, он думал только о том, чтобы подтвердилась его гипотеза. Он отбрасывал возможность послания «разлагающего» характера, хотя и понимал, что такие послания для одних цивилизаций могут быть нормой, тогда как для других- могут обернуться полной катастрофой. Любая цивилизация на определенной ступени своего развития может иметь свои индивидуальные источники радиоизлучения. Это было логично, но Тэд продолжал упорно ждать сигнала, отвергая в душе то, что он может оказаться чем угодно- начиная от гудков маяка космической навигации до помех от солнечного ветра, несущего заряженные частицы.
Несколько лет назад Джил Тартер- ведущий исследователь в программе НАСА по поиску разумной жизни во Вселенной, предложила осуществлять поиск сигналов по ряду параметров, в частности, она определила цель, на которую наводится инструмент, частоту сигнала, а так же чувствительность приемной аппаратуры. Конечно же, диапазон, в котором целесообразно вести межзвездную связь -21 см- это длина волны излучения межзвездных атомов водорода, самого распространенного химического элемента во Вселенной, но почему не отдать предпочтение диапазону других волн, да и разве не может быть иных вариантов, о которых мы просто пока не догадываемся? Любой, даже самый слабый радиосигнал может стать началом новой страницы истории земли.
-Но пока кроме беспорядочного космического шума я еще ничего не услышал.- Тэд вновь принялся спорить сам с собой. Он со злостью вспомнил те свои старые ошибки, когда сломя голову принимал помехи космоса за искусственные сигналы, посланные инопланетным разумом.
-Ну хорошо, пусть они не обнаружили наши сигналы, - спорил он сам с собой,- хотя импульсная мощность, развиваемая только передатчиком из Аресибо превышает мощность всех электростанций земли, а посланная информация доступна приблизительно 300 000 звездам. Но сколько же они будут молчать и почему?
Специальные приемники на земле прослушивают 16 миллионов частот для нахождения другого сигнала, отличного от нашего. Информация, принимаемая на радиотелескопах обрабатывается компьютерами со скоростью 50 миллиардов операций в секунду, расшифровывая полученные электромагнитные сигналы. Еще только 10- 15 лет назад мы об этом даже не мечтали, а сегодня аппаратура земли следит и охотится за едва заметными отклонениями в колоссальном объеме информации, но как же легко пропустить их или еще хуже- обмануться…

Дженнифер вышла из дома только к концу рабочего дня. После работы Тэд обычно встречался с ней в ресторане, где они ужинали и шли гулять по городу или в кино. Так было каждую пятницу, но в этот раз все было иначе. Она увидела только Алекса. Он шел к ней, улыбаясь издалека. Она все поняла и едва не расплакалась, а дослушав, повернулась и ушла. Целый день прошел в ожидании, а ей так нетерпелось поговорить.
Она вернулась домой. На скорую руку приготовила себе два сэндвича с толстыми кусками ветчины и сыра, уложив между ними зелень и ломтики помидора и полив все обильно майонезом. Стакан апельсинового сока завершил ее нехитрый ужин. В квартире было тихо, Тэд так и не позвонил. Раньше в ожидании его она включала телевизор, чтобы тишина не билась о пустые стены. Она не любила одиночество, но сейчас она вынуждена была остаться наедине со своей большой проблемой.
Главным для нее по- прежнему оставлось одно- готова ли она стать матерью? Готова ли она стать самым близким и лучшим другом для своего ребенка, помочь ему встать на ноги, обрести уверенность в жизни? Выдержит ли она сама бесконечную череду бессонных ночей, болезни, капризы, да и нужно ли это ей самой? Выдержит ли она оставшиеся 30 недель беременности, когда придется ходить с огромным животом и противными коричневыми пятнами на лице? Ей только восемнадцать!
Она закрыла глаза. Тяжелой волной накатывала сонливость, но в памяти вдруг всплыла брошюрка с гороскопом, которую она недавно купила, но так и не посмотрела. Куда же она ее положила? Может Тэд, прочитав, выбросил? Дженни осторожно встала с дивана, поддерживая руками живот (в памяти еще свежа была боль), неторопливо прошлась босиком на кухню. Ну конечно, брошюра была здесь- в стопке старых журналов и газет. Она налила себе яблочного сока, уселась поудобнее на высокий стул и стала листать страницы.
Отдельной главой был гороскоп для детей. Быстро глазами пробежала оглавление и нашла нужную страницу. Ребенок должен был родиться к Новому году.
-Ничего себе Рождественский подарочек!- сказала она сама себе и стала с любопытством читать.
“Козерожка”, 22 декабря- 20 января. Он поразит вас необыкновенной взрослостью и серьезностью в детские годы. Он дисциплинирован, не хулиганит, не шумит, но и холпот доставит не меньше других детей. Он послушен, спокойно выслушает ваше “нет”, но все равно сделает по- своему.
-Ну и характер!- подумала она и стала читать дальше.
Однажды он уйдет из дома и будет долго гулять один. Нет, он не попадет под машину и не ввяжется в опасную историю, но лучше все же избежать такой ситуации. А для этого попытайтесь стать его близким другом и добрым, мужрым собеседником. Он обязательно поймет серьезный разговор.
У Козерожки сильная воля, он четко знает, что хочет и всегда добъется этого, нравится вам это или нет, сегодня или через месяц. Если вы не хотите подорвать его веру в собственные силы, ничего не делайте без его согласия. Помогите преодолеть робость и неуверенность- эти черты характера могут мешать ему в общении с людьми, сделают некоммуникабельным, если их вовремя не искоренить.
Дженни быстро пропустила то, что советовали делать ей. Больше хотелось узнать каким он может быть человеком. Кем станет, если верить написанному, к чему его будет тянуть, что будет интересовать?
“Козерожка” очень рабооспособен, упрям при достижении своей цели, ему мешает некоторая медлительность и депрессивность, но если вы научите его ценить время и весело смотреть на жизнь, он многого добъется. Сезанн, Матисс, Киплинг, Эдгар Аллан По, У. Коллинз, но и Геринг, Эдгар Гувер, Жанна Д’Арк, все они родились под знаком Козерога. Научите его быть веселым и раскрепощенным, пусть он лучше будет как Элвис Пресли.
-Пусть. –легко согласилась Дженни и вздохнула. Все ее мысли возвращались к ребенку.
-Как ему там сейчас?- подумала она.- Конечно, когда я спокойна, то и ему, наверное, хорошо. Доктор сказал, что у него уже сформировались крупные кровеносные сосуды и даже сердце, а совсем скоро определится пол.
-Это будет мальчик.- уверенно ответила она самой себе на незаданный вопрос и улыбнулась. -У меня будет сын.- И тут же подумала о том, что значит она все же хочет, чтобы он родился, раз думает о нем? Попыталась представить его себе, но получился расплывчатый образ крохотного, розового существа, теплого, несмышленного и полностью зависящего от нее, от ее любви. Разве ей будет жалко потесниться в этом мире и разрешить ему постоять рядом, восхищенными глазками встречая рассвет? Нет, конечно, но червь сомнений копошился внутри. Она не заметила, как задремала, уйдя в мир сновидений, где было просто, легко и спокойно. Даже Тэд отступил назад, постепенно растворяясь в бледно- голубой дымке ее сна.

В это самое время, он, реальный и живой, в ожидании нового сигнала, проверял данные и информацию, получаемые из Годдарского центра космических полетов НАСА. Астрономы, фиксируя рентгеновские излучения приходящих на землю из космоса, обнаружили, что небольшая группа отдаленных галактик содержит огромное облако раскаленного газа, которое стремительно движется в хаотическом направлении. Непоседливые астрономы давно ищут в недрах космоса предполагаемое темное вещество, собственно то, из чего в основном состояла и состоит вся наша вселенная. Эйнштейн, первым высказав мысль о ее расширении, предполагал ее замедление, а в конечном итоге и равновесие, о чем можно было бы только мечтать.
Тэд привык к астрономическим цифрам и поэтому масса газа не особенно удивила его- всего- то в двадцать триллионов раз больше массы нашего солнца, но в перечень вопросов клином врезался один- почему не рассеивается в пространстве это облако горючего газа? Что его сдерживает, почему оно продолжает гигантским сгустком двигаться по спиралям галактик по определенным траекториям, почему не расстворяется, не исчезает? Значит существует какая- то граница у Вселенной?
Проходило времени, уже на небе появились первые звезды, но полученный сигнал так и не смодулировал.
Как же он был наивен, когда еще студентом мечтал открыть новые звезды, скопления, понять природу странных черных дыр, а по сути, оказалось, что даже простого послания с космоса ему не суждено принять.
-Черт подери, как же был прав Алекс, когда наступил мне на ногу. Вот я глупец! Наивный мечтатель, искатель разума в безднах холодных звезд!- он зло рассмеялся над самим собой. -Я из- за них забыл о Дженни и о моем ребенке. Я думал отговорить ее, отказаться от мысли родить. Дженни, дорогая, ты умница, ты сильнее меня, а я слепой и безнадежно глупый эгоист. Я всегда думал только о своей работе, о звездах- этих призрачных искорках рассеянного света, но не думал о том, что у меня может родиться ребенок, который будет носить мою фамилию. Мы с Дженни станем для него хорошими родителями и он никогда не будет одинок, а я буду со стыдом вспоминать минуту слабости и растерянности, но...- он помахал перед носом пальцем- никто и никогда не узнает об этом. Хоть в этом мое преимущество- что вы, господа бездушные небесные создания, немые.
Тэд встал, потянулся, размял спину, руки и подошел к окну.
-Через пол- года родится моя главная звезда.- сказал он звездам и всему мирозданию, которые молча слушали его.- Родится моя самая яркая и важная звездочка, а вы, хладнокровные и бесчувственные космические объекты, ждите на своих орбитах, когда я вновь подумаю о вас, когда обращу на вас взор человека, ставшего отцом. Да что вы понимаете, бездушные островки химических реакций и веществ?! Мне наплевать на это! У меня теперь есть дела поважнее.
Он отключил компьютер, выключил свет, попридержал ногой закрывающуюся дверь, чтобы она не сильно хлопнула за спиной, отгораживая его от работы, которая ранее была приоритетна, и вышел в коридор. Пожилой секьюрити на выходе приветливо попрощался с ним, пожелав приятного и солнечного уикэида.
-Дженни, милая, я иду.- сказал Тэд, уже не глядя на звездное небо, все в всполохах света. Одинокая белая машина сиротливо стояла на большой стоянке. Старенький Форд надо бы поменять, но Тэд привык к нему, как к старому другу и все оттягивал неизбежную перемену, хотя даже старые друзья иногда оказываются ненадежными. Вот и в этот раз машина не завелась. До ближайшего гаража было не близко, да и какой гараж работает в пятницу до поздна? Пришлось самому открывать и смотреть двигатель.
Но не звезды ли наказали его за минутную слабость и изрядную долю презрения к ним? Кто стоит над нами? Бог, судьба, провидение?

Дженни проснулась в тревожном ожидании, не понимая, что же с ней происходит. Внутри нее мутным трепещущим клубком перекатывалась, нарастая, тупая боль, следом появился, леденя душу, страх- мерзкий и липкий.
-Боже, что со мной? Где я? Может мне все снится? Какой противный сон! - она ущипнула себя за щеку.- Но нет, нет, это не сон. Мне действительно больно! Я не сплю…Надо позвонить Тэду. Время… Как, уже десять часов?! Но где же он? Может с ним что- то случилось? Он знал, что я жду его. Он мне нужен, нужен именно сейчас и как никогда. Тэд, дорогой, мне так больно, мне очень плохо…
Резкий звонок телефона оглушил ее громким перезвоном после долгих часов тишины. Она быстро вскочила.
-Тэд, подожди, милый, я иду. Я вот сейчас…
Не сразу поняла, почему вдруг пошатнулись стены и запрыгали в бешенной скачке перед глазами картины в красивых рамках, столик с фужером, новые занавески на окнах, которые она только неделю назад поменяла. Ей следовало бы на мгновение остановиться, присесть, отдохнуть, но одна только мысль, что на другом конце провода Тэд, и что она наконец услышит его голос, заставила ее ускорить шаги. Длинный шнур телефона запутался в ногах и не удержав равновесия, она упала на пол, одну руку прижав к животу, второй защищая лицо.
Телефон продолжал звонить. Не открывая глаз, она протянула руку и с трудом сняла трубку.
-Дженни, милая, это ты?- веселый голос Джулии, который звал ее, был противным, словно принадлежал не ей, а мерзкому трехрогому зверю. Дженни только застонала, выронив трубку. Сознание, словно жалея ее, быстро умчалось прочь.

Тэд провозился с машиной еще минут тридцать, пока наконец мотор привычно и негромко заурчал в вечерней тишине.
Около его дома стояла машина скорой помощи. Фигурка девушки с копной рыжих волос возле санитаров показалась ему знакомой.
-Это же Джулия.- сказал он сам себе, ощущая, как предчувствие беды и неясной тревоги подкрадывается все ближе и ближе. Он быстро припарковался, выскочил из машины и побежал. Носилки уже заносили в карету скорой помощи. Джулия увидела Тэда, и подойдя к нему, грустно, словно она была в чем- то виновата, сказала:- Привет. Знаешь, ей было очень плохо. Она потеряла много крови.
Он не стал дослушивать ее и бросился к носилкам, но двери машины уже закрылись и сверкая вертушками, сопровождаемая воем сирены, машина сорвалась с места. Тэд хотел было поехать следом, но Джулия остановила его.
-Подожди, давай сначала пойдем к тебе. В больнице ты пока не нужен. Поверь мне.
Когда он открыл дверь, то ему показалось, что они перепутали квартиру- пол был в крови.
-Боже мой,- сквозь зубы произнес он, - что это? Ради бога, Джулия, объясни наконец, что произошло?
-Я же тебе сказала- она потеряла много крови.
-В ее положении…- Он посмотрел на девушку.- А ты знала, что она беременна? Она тебе говорила?
-Я узнала, когда приехала сюда. Дженни все время повторяла:- Мой малыш. Мой ребенок, мой Козерожка. Он нужен мне. Я хочу его оставить.
-Козерожка?- удивленно переспросил Тэд.- Что это такое? О чем ты?
-Дженни так говорила. Тэд, ты ничего не трогай. -сказала она.- Я сама все уберу.
-Нет, Джулия, спасибо тебе, но я должен сам все сделать сам, иначе я сегодня сойду с ума. Ты лучше подожди, я уберу и мы вместе поедем в больницу. Только не уходи…- его голос задрожал.- Мне не хочется оставаться одному. Особенно сейчас. -честно признался он, не стесняясь своей слабости.
-Хочешь кофе?- спросила Джулия.
-Пожалуй, больше всего на свете мне хочется... – но он не закончил мысли.- Да, свари, пожалуйста, только очень крепкий.
-Хорошо. Мне, думаю, тоже не помешает, хотя я не имею привычки вообще пить на ночь, а тем более кофе, но иногда нам приходится делать исключение. Если тебе нужна будет моя помощь, крикни меня.- она закусила нижнюю губу и вышла в кухню.
Тэд даже не слышал ее последних слов. Он с остервенением принялся мыть пол. Сколько же крови она потеряла? Он не хотел думать об этом, но мысли- такие же скользкие и липкие, как свернувшаяся кровь Дженни, лезли в голову, пугая своей откровенностью.
-Бедная девочка. Как же тебе было плохо. Ты позвонила мне, а я… Идиот!! Но разве я знал, что так все может кончиться? Упрямый осел, я сидел и ждал- когда смодулирует сигнал, а она в это время лежала, истекая кровью. Мой ребенок?! Как же я мог забыть о вас обоих? Нет, Дженни, милая, -он обратился мысленно к ней, - сейчас главное, чтобы у тебя все было хорошо. Ты мне нужна. Вот видишь, я опять думаю о себе. Ты же знаешь, что я законченный эгоист, привыкший думать только о своих проблемах, решать только свои собственные задачи. Я поздно все понял, но, поверь, ты мне очень нужна. Это правда. Не знаю, захочешь ли ты после всего случившегося остаться со мной, нужен ли я тебе буду, как это было раньше?
Он закусил губы до боли и выжал тряпку. Вода стекла с нее темно- бурыми полосами, пузырясь и оставляя на его руках пятна. Ему было противно смотреть на пол, на свои руки, но мысль о том, что в происходящем виноват он сам, заставляла его с ожесточением вновь и вновь собирать сгустки крови.
В последний раз он провел по полам, вымыл руки, вытер их досуха и пошел на кухню, откуда доносился приятно щекочащий запах кофе.
Джулия молча протянула ему книжку с загнутой страницей. У Дженни была такая странная привычка- загибать последнюю страницу прочитанного вместо того, чтобы использовать закладки. Заголовок бросился в глаза тем самым странным словом, который только недавно удивил его - Козерожка (22 декабря- 20 января).
-О боже…Теперь мне все понятно. Джулия, а я не мог понять…
-Да, я тоже не сразу поняла.
-Он должен был родиться на Рождество. Это было бы так чудесно!
-Не надо Тэд. - пыталась успокоить его Джулия. -Подожди, может все будет хорошо.
-Ты так думаешь?- с надеждой в глазах посмотрел на нее Тэд.- Как ты узнала, что ей плохо? Или это случилось при тебе?
-Я позвонила ей. Она взяла трубку, но молчала, только слышно было ее дыхание, я звала ее, но никто не отвечал, а потом я услышала стон и сразу приехала. Дверь была незаперта, ну а остальное ты и сам уже знаешь. Кофе?
Он кивнул головой.

Только утром Тэду разрешили зайти в палату к Дженнифер. Она спала. Тонкие руки лежали поверх белого одеяла, к запястью правой руки была подключена капельница. Глаза были закрыты и только едва заметное подергивание век напоминало о том, что жизнь еще теплится в этом обессиленном теле. Лицо было бескровным и на фоне белоснежной подушки казалось серым и чужим. Он сел на стул возле кровати и дотронулся до пальцев ее руки.
-Прости меня, родная. - прошептал он, не желая будить ее, хотя в этот момент ему больше всего на свете хотелось, чтобы она слышала его, рассказать ей о чем он мучительно думал всю ночь, не смыкая глаз. – Я знаю, что не должен был оставлять тебя одну. Это я во всем виноват. Я видел, сколько ты потеряла крови, девочка моя, могу только представить, как тебе было плохо и больно. Дженни, милая, я потерял голову. Знаешь, я опять… Нет, обещаю тебе, я никогда больше не буду об этом говорить. К черту все! Сейчас я хочу только одного- чтобы ты поправилась, чтобы мы вместе вернулись домой. Без тебя в нем так скучно и пусто. Только после случившегося я понял, как ты мне нужна. Я поздно прозрел, но я обещаю, я всегда буду с тобой рядом. Я возьму отпуск, мы с тобой поедем отдыхать, ты так этого хотела. Поверь мне, Дженни. Ты слышишь меня? Милая?
Он увидел, как вздрогнули ее веки, но глаза все еще были закрыты. Вошла медсестра. Она проворно сняла показания приборов, подключенных к телу Дженни, проверила прозрачную капельницу, из которой живительный раствор переходил по капельке в вены.
-Она скоро проснется. -негромко сказала она Тэду, увидев его напряженный взгляд. -Минут через двадцать.
-Скажите, как она? А ребенок?- он старался забыть о той луже крови и отгонял, как назойливую муху кошмарные мысли.
-Вы сможете обо всем спросить у доктора.- уклонилась от ответа медсестра.- Он скоро зайдет в палату.
-Спасибо.- Тэд не почувствовал, как у него смежились веки, и опустив голову на грудь, он заснул, устав от бессонной ночи и ожидания. Очнулся от того, что Дженни дотронулась пальцем до его небритой щеки.
-Дженни…- только и выдохнул он, боясь громким возгласом напугать ее.- Милая, ты как?
Она не произнесла ни слова, только заблестела предательская влага в уголках глаз, да судорожно сжались тонкие пальцы.
-Все нормально, поверь! Все будет хорошо! Вот увидишь! - он улыбался. -Ты проснулась. Мы снова вместе!
-Я видела его, Тэд… - еле слышно проговорили ее губы.
-Кого?- вырвалось у него. Он не сразу понял о чем она говорит.
-Ребенка.- тихо произнесла она.
-О, боже! -Тэд отвел глаза. Он не мог смотреть на нее. -На как ты могла…
-Его несли на подносе.
Каждое слово жестоко било Тэда по голове. Один удар был сильнее другого.
-Нет, милая, ты, наверное, просто что- то перепутала. А может тебе это приснилось?
-Я его видела, ви-де-ла.- вновь повторила она с расстановкой.- Это был наш ребенок. Был, Тед, но его больше нет. Я с ним вчера говорила весь день, пока ждала тебя, а он меня слушал…
Тэду показалось, что она сходит с ума. Он наклонился к ней, но Дженни смотрела раскрытыми глазами сквозь него, устремив взгляд в крохотную точку на стене.
-Я обещала ему быть хорошей и доброй мамой. Я только –только успокоила его, пообещав, что сохраню ему жизнь и он мне поверил. Я это чувствовала. Мы понимали друг друга. Он так боялся смертного приговора, который мы собирались ему вынести. Он так хотел родиться, увидеть мир, солнце, свет, нас с тобой…- она разрыдалась, не в силах справиться с нахлынувшими чувствами.
-Дженни, милая, что ты говоришь?
-Я полюбила его. Я так ждала его. Ты понимаешь, он мне верил, а я…
-Родная моя! - он целовал ее пальцы.- Дженни, все будет хорошо. Нам нужно только время.
-Но его не будет.- жестко сказала она, вложив в эти слова все оттенки боли, которая мучила ее.- Его никогда не будет. Я обещала ему, понимаешь, но не сдержала слова. Я- обманщица, лгунья, я- просто последняя дрянь.- она хотела умышленно сделать себе больно, чтобы заглушить другую, которая рвала ее на части изнутри.
-Ты не виновата, Дженни, не ругай напрасно себя! - пытался он ее успокоить. -Это я, я должен был придти раньше. Тогда все было бы по- другому...
-Ему было очень больно. Я знаю. - шептали ее блеклые губы. -Он плакал и пятился от инструментов, он был еще жив, но у него не было шансов. Сердечко моего ребенка билось, как птичка в клетке. Он так хотел быть с нами, а я поскользнулась и упала, и не сумела защитить его. Он умер, Тэд, они положили его на блестящий, холодный поднос, а его глаза смотрели на меня. Он, наверное, и не знал, что я и есть его мать.
-Нет, девочка моя, не думай об этом, не говори ни о чем. Прошу тебя! Мы с тобой поженимся. Сразу же, как ты выйдешь из больницы. У нас еще будут дети- сначала мальчик, а потом девочка…
-У нас никогда не будет детей.- очень тихо, почти шепотом сказала она. Тэд не сразу понял смысл этих слов и только собрался вновь утешить и успокоить ее, как вдруг осознал сказанное.
-Нет, только не это. Нет, ради бога, Дженни, скажи, что ты ошиблась! Этого не может быть, милая!- с надеждой в голосе он смотрел на нее.
-У меня не будет детей, понимаешь? У меня... никогда…- шепотом повторила Дженни, словно боясь самой себе еще раз признаться в этом.


Рецензии
Тема молодежи интересная,актуальная и даже поучительная, жаль если не читают???

Татьяна Лозицкая   27.02.2015 17:43     Заявить о нарушении
На это произведение написаны 3 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.