Остаться хоть строкою на песке

Фильм "Катынь" знаменитого польского режиссера Анджея Ванды кажется совершенно не зрелищным, даже скучным порою. Лишенный захватывающей любовной интриги, лишенный эффектных батальных сцен, таких, например, как в фильме «Пианист» Романа Полански, лишенный вообще какой либо патетики и пафоса, он иногда кажется даже затянуто-скучным.

В конце концов, мало ли что случалось в истории Польши в этом самом двадцатом веке. Волны нашествий прокатывались по этой несчастной стране с востока на запад и с запада на восток, приходили и уходили австрийцы, русские, немцы; строились надолго, на века грандиозные Аушвиц-Биркенау, Треблинки и Майданеки. Потом случилось восстание в варшавском гетто в апреле 1943г, подавленное с немецкой методичностью и беспощадностью. Потом случилось новое восстание в Варшаве в августе 1944г. То самое, за которым хладнокровно наблюдали войска 1-го Белорусского фронта, стоявшие на рубеже Вислы.
Много вообще всякого происходило и до сих пор происходит в справедливых и не совсем справедливых войнах.

И всё-таки?

Что же такого особенного в этой истории, случившийся в Катыни, что не дает покоя человеческой совести вот уже столько лет?
Масштабность трагедии?
Помилуйте! Только в газовых камерах Аушвице-Биркенау погибло более миллиона евреев, десятки тысяч цыган, поляков, белорусов, тысячи и тысячи граждан из других стран Европы.
Иррациональность злодеяния?
Ничуть не большая, скажем, чем варварская бомбардировка Дрездена, за один день унесшая жизни двадцати пяти тысяч мирных жителей города.

Тогда что же?

Сутью всей этой истории, как мне кажется, есть невиданное в современной истории вероломство. И ложь палачей, не готовых сознаться в содеянной подлости даже десятилетия спустя. А также удивительная, необъяснимая, многолетняя заинтересованность властей нашей страны в замалчивании трагедии.
Официальным властям как Советского Союза, так и социалистической Польши казалось, что лучше не бередить старые раны. Кому от этого будет лучше?
Что было, то быльем поросло…

Вот попробуйте ответить на вопрос, который когда-то задала польскому народу сама история:
 - принять чудовищную правду от немцев, открывших польскому «Красному кресту» в 1943г места массовых захоронений польских офицеров под Смоленском?
 - или согласиться с чудовищной ложью советских «освободителей» в Нюрнберге, с молчаливого согласия их англо-американских союзников.

Для памяти национальной столетие всего лишь миг, поэтому боль так остается болью, потому как не произошло покаяния за это преступление. Никто о нем старался не вспоминать, как будто и не случилось ничего в том самом апреле 1940 года в лесу под Смоленском.

Восьмидесятилетний Анджей Вайда, к его чести, первым столь ясно рассказал о том, что же произошло с молодыми польскими офицерами, интернированными «победоносной» Красной Армией в сентябре 1939г. Здесь, в этой его киноверсии событий, человеческие судьбы, словно метеориты из потока персеид, сгорают в плотной атмосфере лжи, один за другим.
 
 - женщина, готовая поставить памятник своему мужу-офицеру с точной датой смерти – апрель 1940г…
 - чудом избежавший катынской бойни польский майор, готовый молчать о том, что знает, во имя новой, социалистической Польши…
 - молодой парень, готовый и дальше сражаться за свободу своей страны с новыми оккупатами...
Никому из них не надо уцелеть.
Никому.

И Анджей Вайда рассказывает об этом почти как хроникер, просто и бесстрастно.
Именно поэтому, быть может, этот невзрачный, незатейливый фильм проступает комом в горле спустя некоторое время.Это фильм о том, что поляки в Катыни были убиты дважды. Второй раз их убило молчание, которое хуже лжи.

Сегодняшние власти нашей страны родом из тех самых подразделений НКВД, что умело орудовали в Катыни, и не только в Катыни. Трудно сказать, что от них можно ожидать завтра, но совершенно точно можно сказать, чего ожидать не приходится. Не приходится ожидать, что вы скоро найдете этот фильм в свободном прокате, или в специализированных отделах, где торгуют лицензионными дисками. Но лично мне кажется, что этот фильм можно и нужно сделать обязательным к просмотру. При получении загранпаспортов, туристических виз, например.

И последнее. Анджей Вайда потерял отца под Катынью.
Он ждал его, долгие, долгие годы…


*Строки из песни Игоря и Марины Саркисовых (г.Москва)

       Никто, никто иных миров не знает,
       Чем те, в каких закаты горячи
       Где лжи без просветленья не бывает,
       А правду знают только палачи.

       Ну почему так много сил мне надо,
       Чтобы одолеть волну,
       Вцепиться в берег, чтоб остаться хоть травою на песке,
       Страну приёмную изведать, задержавшись у неё в плену,
       Полвека с ней проговорить на непонятном языке.



Опубликовано на сайте Всерссийского Гражданского Конгресса
Фото из статьи сайта ЕЖ "Катынь:хроника событий"
http://www.ej.ru/?a=note&id=7917


Рецензии
На это произведение написано 5 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.