Пародия на произведения Гарри Гаррисона

Б.Успенский

Хомячок из бериллиевой бронзы.
       
«В далекой далекой Галактике, давным давно, отбушевали звездные войны, но …»
(Н. Е. Лукас)

* * *
На захолустой планете, на отшибе спирального рукава Галактики, жизнь текла тихо и размеренно, можно сказать со стремительностью бешеной черепахи. Именно такое впечатление сложилось у высокого светловолосого парня, который гулял по небольшому городку, столицы аграрной системы Кранты - X. Городок был грязным, благоухающим ароматом жареной селедки, с низкими строениями из песчаника цвета детской неожиданности.
Тоскливо. Совсем тоскливо, когда тебя посылают, и ты вынужден идти по указанному адресу, и не просто идти, а перед этим отдать честь самому мистеру Дабблу. Тяжела и неказиста жизнь простого суперагента и главного шкуродера Астропола. Шкуры драть агент умел, и качественно умел, судя по тому, что еще жив. Прелестная секретарша шефа не раз намекала, что это чисто временное явление, и постоянно ошибалась.
Местом встречи с продажной душонкой Синдиката служило кафе «Экзотик», уютно притаившееся на отшибе городского кладбища. А может быть, кладбище служило продолжением кафе? Этого никто не знал, но заведение пользовалось определенным успехом у местной публики даже после смерти.
Кошмар посмотрел на вывеску, поправил шляпу-ковбойку, и решительно шагнул в пропахшую перегаром дыру. Кого только здесь не было! И куда только Астропол смотрит? Чего только стоит персона известного торговца оружием, господина Бармазла. Свою последнюю систему Бармазел проверил на жене в тот момент, когда она воровала на кухне сахар. Супруга умерла весьма артистично, можно сказать с огоньком, от которого сгорела шикарная дача на берегу моря. И если бы только Бармазел посетил это заведение.
Мерзавцы, негодяи, убийцы и насильники удивленно посмотрели на посетителя и радостно поставили выпивку местному могильщику, известному в прошлом контрабандисту и мошеннику, метру Илаю. Низенький человечишка подбежал к Седому Кошмару, поклонился и шустро протянул пачку проспектов с фотографиями кладбищенских красот. Агент презрительно отверг заманчивое предложение зарезервировать для себя место, и направился к стойке, за которой колдовал бармен, крепкий парень, с завидной ловкостью поигрывавший, одновременно, киянкой и тремя бокалами.
- Здесь есть достойное пойло? – поинтересовался тайный агент.
- У нас всегда есть отличные напитки, а то…, - обиделся бармен, - Например фирменный коктейль «Девять смертей ниндзя».
- И чем же примечателен этот напиток? – удивился Седой Кошмар, пересчитывая купюры в тощем кошельке.
- О, сэр! Такое ощущение, будто сотня сюрикенов прыгает по желудку. Многие не выдерживают. Вчера вот один попробовал и…, - бармен сделал многозначительную паузу.
- И что? – опешил Кошмар.
- Чего, чего! – махнул рукой бармен, припечатывая киянкой надоедливое насекомое, - Умер!
- Ну ладно, я на работе, - почесал затылок посетитель, - А покушать?
- Новинка сезона! Только в нашем заведении: шашлык «Терминатор» в комплекте с кофе и подсахаренным алмазным порошком. Весьма помогает пищеварению.
- Тогда воды! – злобно процедил агент, - Только без ваших изысков! Просто воды.
Взяв заказ, парень занял уютный столик в дальнем углу, достал из нагрудного кармана сигару и тоскливо посмотрел на публику. Интересно, какая сволочь разболтала о секретной миссии? Впрочем, не его дело. Пусть мистер Даббл разбирается. Кошмар с видимым удовольствием прикоснулся к лицензии на убийство в нагрудном кармане, и демонстративно выложил на стол бластер с разряженными аккумуляторами.
Не успел волк астрополиции сделать глоток воды, как к нему подсел какой-то тип с сальными волосами и отсутствующим взглядом. Этот тип долго рылся в сумке, пока не вытащил диктофон устаревшей конструкции и, совсем уж музейную ценность, блокнот для записей.
- Представлюсь! – мерзко причмокивая, начал мужчина, - Журналист местной газеты «Вести», Пурсх-Ыть. Не удивляйтесь, я уроженец Урсуса – VI. Попрошу ознакомиться с Вашим некрологом и внести изменения в текст. Извольте.
- Некролог? – удивился Седой Кошмар и взял газету, на первой странице которой красовалась его голограмма в траурной рамке, - Я пока жив.
- Именно! – оживился журналист, - Ключевое слово – пока! У меня есть связи, и я могу подкорректировать сам процесс. Чем более занимательна смерть, тем выше мои акции. Вы считаете, что нужно добавить крови? Очень интересно! Это должно увеличить тираж.
- Пошел вон, гнида! – разозлился Кошмар и ударил кулаком по наглой физиономии.
- Два к семи! – торжественно произнес бармен, и посетители устремились к старенькому компьютеру зала игровых автоматов.
Связной явно опаздывал. Агент сверил часы и, чтобы скоротать время, рассматривал новости в картинках. Очень интересно. Оказывается, крупнейший компьютер местной букмекерской конторы объявил о грядущей смерти именно Седого Кошмара в системе Кошкозверя – III. Причем тут эта система, находящаяся за двадцать парсек отсюда? Наверное, ошибка. Молодой человек успокоился и, не без удовольствия, закурил толстую сигару.
Жизнь складывалась весьма неплохо, совсем неплохо для человека, которого выгнали из космофлота за тупость. Именно такой вердикт вынесла аттестационная комиссия трибунала, после того как некий курсант метко подбил торпедой адмиральский крейсер. И было с чего шуметь. Курсанта с треском выгнали из училища, и новый адмирал, в знак благодарности, устроил своего благодетеля на работу в имперскую службу безопасности. Агент оправдал надежды своего благодетеля. И как оправдал! Просто замечательно, оправдал, раскрыв постельный заговор любовницы против императора. И с кем эта недостойная дама изменяла? Не поверите, с полосатым муркусом из системы Волопаса V.
Это был звездный час Седого Кошмара. Неблагодарную герцогиню отправили на электрический стул, а вот агенту всучили новое задание. Здесь следовало думать, анализировать, размышлять до боли в мозгах. А как быть, если в голове одна извилина, и та от удара лазерным топором. Неприятная получилась история с этой извилиной. А чего взять с пьяного рыцаря, отравившегося Силой.
Двери открылись, и в заведение вошла дама. Именно дама, а не представительница древнейшей профессии, самой древнейшей профессии Галактики. Женщина эффектно подошла к бармену, сделала заказ и скептически взглянула на уровень ставок, и поманила пальцем светловолосого смертника.
Эта женщина считала Кошмара покойником, а вот у него было свое мнение на этот счет. Тем не менее, не гоже отступать тому, кто ловил императорских любовниц на месте преступления. Агент поднялся, поправил камуфляж местного пошива, и направился к прекрасной незнакомке. Бармен довольно потер руки и торопливо, то и дело роняя мел, изменил уровень ставок в пользу Седого Кошмара.
Красотка устроилась на высоком табурете, закурила, и томно закрыла глаза. А когда открыла, увидела во истину мрачное зрелище. Бравый агент, словно истинный гурман системы Вращенца I, поглощал утонченный эрзац-коньяк и… Вот в этом и был настоящий ужас. Благородный коньяк закусывался слегка протухшим салом, которое лежало в холодильнике несколько световых лет.
- Котик! Я хочу тебя! – улыбнулась дамочка, - Это так пикантно, провести вечер с будущим покойником.
- Посмотрим! – ответил тот, - Бармен, комнату!
Взяв со стойки ключи, Седой Кошмар повел красотку в номера на втором этаже. Было скучно, отчаянно скучно, а тут такое приключение. Комната была обставлена скромно, без всяких излишеств. Женщина закрыла дверь на шифр-замок, проверила индикатором наличие «жучков», и…
Седому Кошмару стало совсем нехорошо, когда проститутка разделась, отстегнула пышный бюст, сняла парик и улыбнулась избраннику. Под видом шлюхи скрывался Аарон Секира по прозвищу «Железный Девственник».
- Привет, Кошмарик! Сколько лет прошло, а ты не поумнел, - начал связной, - Мистер Даббл передает кучу приветов, поздравляет тебя с очередной наградой и повышением по службе.
- Класс! – согласился Кошмар, - Это дело надо обмыть!
- Без проблем, - кивнул Аарон, извлекая из бара бутылку местного самогона «Аромат Скунса».
- Это пить? – опешил Кошмар.
- Нет, нюхать! – хихикнул связной, - Пей залпом, а то сдохнешь без всякой пользы.
- Что забыла имперская служба в этой дыре? – проворчал белобрысый парень, - Секретарша старика Даббла ничего толком не сказала. Пока шеф был у министра, мне вручили билет в этот гадючник и сказали, что инструкции получу на месте.
- Дело в том, что светлейшую принцессу похитили пираты, причем хитро украли в подпространстве. Яхта вошла в переход и не вышла в нужной точке. Если принцесса не будет найдена, империи грозят крупные неприятности в виде небольшой войны с Центральногалактическим королевством. Жених просто в бешенстве. Я обеспечиваю техническую поддержку, а ты спасаешь мир от очередной войны. Вот так!
Агенты выпили, закусили салом, и будущее заиграло новыми красками. В полумраке допили бутылку и, пока Аарон снова принимал облик томной красавицы, Кошмар перезарядил бластер.
- Пора, касатик! Прокатимся с ветерком, и взглянем на эту дыру с высоты птичьего полета.
«Любовники», нежно обнимаясь, вышли из комнаты, и величественно, словно королевская чета, спустились по скрипучей лестнице в опустевший бар. Расплатились за место для удовольствий, причем бармен удовлетворенно крякнул, увидев достоинство купюры. Ставка, пусть и не очень сильно, снова изменилась в пользу спецагента.

* * *

Цирк господина Илая гудел, надрывался истошными воплями, кричал в порывах страстей. Расторопные агенты старого мошенника сновали по трибунам, принимая ставки на очередной поединок. Седой Кошмар сидел в лоджии, и наслаждался кофе в ожидании покушения на свою персону. Аарон, на этот раз, выглядевший не томной девицей, а простым волосатым шушунчиком, весьма виртуозно, разливал омерзительный коктейль по граненым стаканам.
- Минут через двадцать Вас будут убивать, - посмотрел на часы напарник, - Сейчас будет гвоздь программы. Вы знаете, что такое женский стальной скетч?
- Я выступал на кумите! – обиделся Кошмар, - Постоянно ношу железную, алмазную астральные рубашки, и потому меня сложно убить.
- Через пятнадцать минут посмотрим, - миролюбиво улыбнулся Аарон, - А пока, сударь, затаите дыхание. Через минуту выйдут неповторимые цветы нынешнего сезона. Не понял, почему они не значатся в моем телефоне? Как интересно, в живых должна остаться только одна. Сегодняшний вечер я проведу с победительницей.
Седой Кошмар не обращал внимания на бормотание младшего агента. Он увидел свою давнюю любовь, известную авантюристку, баронессу Патрицию Дженкинс. Почему она здесь, а не в тюрьме, агента волновало мало, но либидо не давало покоя с того самого момента, как светская львица важно прошла в свою лоджию.
Патриция! Кошмар мечтательно закрыл глаза. С ней он встретился еще в разведшколе, и сразу влюбился в этот, не обезображенный интеллектом овал лица. Даже ректор, весьма уважаемый сансей Роткив-сан, не однократно говорил императору о замечательной парочке не только любовников, но и адептов школы обоих эротик. Патриция очень скоро стала фрейлиной принцессы, прославилась как скандальная особа, которую весьма лихо удалили от двора. Она здесь?
Кошмар нервно закурил дешевую сигарету, и взглянул на арену. В чане с грязью копошились утонченные грации, мастерски замешанные на обычной животной злобе. Прекрасные убийцы неопределенной расы злобно кусались, элегантно царапались, потеряв мечи в недрах грязевой купели. Ланиста нервничал, бегал возле кромки ристалища, и весьма образно, на резиновом манекене показывал действия своих воспитанниц.
Седой Кошмар посмотрел на часы. До его убийства оставалась минута. Любил агент подобные моменты и потому старательно, без этого никак нельзя, нацепил на лоб наклейку-мишень. С титановой пластиной вместо лобной кости нечего бояться, разве открыть рот, что бы в голове меньше гудело. Выстрел был сделан точно по расписанию, весьма грамотно, в девятку на «десять часов». Парень покачнулся, подхватил пулю, отскочившую ото лба и, весьма артистично рухнул на пол.
- Ты жив? – поинтересовался Аарон, - Вмятина на голове изрядная. Как, однако, сплющило пулю. Лежи, тело! К нам идут.
В лоджию вошла баронесса Дженкинс, и склонилась над бывшим однокурсником. Нежные руки коснулись лица, выпрямили титановый лоб и, наконец, нежный поцелуй украсил этот, в высшей степени волнующий момент.
- Бедняга! – всхлипнула баронесса, - Мне будет тебя не хватать. Мариконе! Отправишься к метру Илаю, и закажешь место на кладбище, самое лучшее, возле нашего родового склепа. Прикажи принести ром!
- У меня есть бром! – поднялся с пола агент, и плотоядно посмотрел на упавшую в обморок баронессу.
Все испортил начальник местной полиции, появившийся в лоджии, как всегда во время. По-другому и быть не могло. Удовлетворенно поглаживая пухлый животик, старый служака восхищенно взглянул на баронессу, потом на белобрысого парня, и сделал пометку в квитанции букмекерской конторы.
- Они живы? – пропыхтел полицейский, и посмотрел на старенького арахнида, работавшего медицинским экспертом в управлении.
- Вскрытие покажет, - оживился медик, и шевельнул усиками, доставая из тележки прозекторский нож, - Очень интересно, господа! Я пишу диссертацию по сравнительной анатомии гуманоидов вида Homo. Это очень интересно.
- Их нельзя вскрывать! – возмутился Аарон, - Они еще живы! Это мистер Непробиваемый! Смотрите!
Пуля из крупнокалиберного пистолета со звоном отскочила, оставив на лбу суперагента солидную вмятину. Начальник полиции вытащил из кармана сотовый видеофон, позвонил букмекеру, и откровенно поставил на Седого Кошмара.
- Кто там! – открыл агент один глаз, а потом второй, - В чем дело?
- Прошу извинить, сэр! – почесал затылок полицейский, - Уходим господа! Не будем мешать отдыху. Ха, пикантно! Прямо в лоджии?
Аарон без всяких церемоний перевернул Патрицию на спину, задрал платье, коснулся щеки дамы, пухлых губ, и взвыл от боли. Светская красавица без лишних церемоний укусила нахала за палец. Тускло блеснули очаровательные клыки, сделав улыбку весьма пикантной, почти эротичной.
- Дура! – вскипел Аарон, - Волчица позорная…!
- Миледи! – улыбнулась Патриция.
- Ми-миледи, - пролепетал в ответ младший агент.
- Сударыня! Вы разволновались за меня? – зевнул Кошмар, и поцеловал пухлую руку дамы.
- Кретин! – разозлилась баронесса, вытирая платком обслюнявленную руку, - Я, по старой памяти, поставила на тебя пол-миллиона! Проживи пару дней, и я получу десять миллионов.
- И, потом? – мечтательно произнес супермен.
- Можешь сдыхать! Так и быть, похороны я оплачу! – всплакнула аристократка, - Мне будет тебя не хватать, котик! В моих владениях, на Касеросе, я поставлю тебе памятник, по самые грудечки.
- Я выигрывал кумите! – обиделся Кошмар, закурил, мечтательно отыскивая ответ в справочнике Потолока.
- Грудечки будут платиновыми, - согласилась благородная донна, достала телефон, и отправила гравиграмму управляющему поместьем.
- Согласен, - кивнул агент, - Надо выпить!
Патриция презрительно улыбнулась, поправила кевларовое платье от Крейзи, а потом весьма элегантно помахала рукой. Аарон торжественно поднес бокал жуткого пойла, известного в галактике, как «Ночь живых трупов». Кошмар сделал большой глоток, довольно срыгнул, и полез целоваться к баронессе.
- Кретин! – обиделась Патриция, - Сегодня ночью вспомним старое, а пока смотри. Видишь джентльмена в богатой одежде?
- Заморыш! Ты мне изменяешь с ним?
- Кошмарик! Это не заморыш, а господин Вара Репень, глава местного синдиката. Я внедрилась в эту организацию, стала его любовницей, а теперь должна помочь тебе, - вздохнула женщина, - Принцесса у него.
- А ты откуда знаешь?
- От господина Даббла, - рассмеялась баронесса, - Он мне даже подарил накидку из кожи молодого дермантозавра.
Последние слова донны Касерос утонули в довольном реве трибун. Победительница выпрыгнула из бассейна, и показала трибунам отрубленную голову соперницы. Глава синдиката кивнул метру Илаю, а потом что-то прошептал начальнику охраны.
- Уходим! – поднялся Кошмар, - Надо спешить.
Они покидали цирк в разгар финального поединка боев без правил. Баронесса обняла любовника, нежно говорила о любви к своему герою. В это время автоматная очередь прошила спину баронессы, и сразу запахло паленой изоляцией. Дамочка медленно опустилась на колени, выпустила изо рта струйку дыма, а затем тело вспыхнуло ярким пламенем. Кожа трещала, пузырилась, обнажая металлический каркас, синтетические внутренности, механизм часовой бомбы.

* * *

Седой Кошмар нервно ходил по гостиничному номеру, курил, выпивал стопку коньяка, закусывал салом, бил по макиваре. И так всю ночь. Аарон заперся в соседней комнате, дымил паяльником, разбирая конструкцию робота-убийцы системы «Патриция». Синдикат. За все ответит господин Вара Репень!
В дверь постучали. Агент настороженно подошел к двери, прислушался, а потом посмотрел в глазок. Это было невероятно. Возле лифта стояла Патриция, собственной персоной. Думать суперменам не положено, трудно, а главное больно, потому старый волк галактической спецслужбы гостеприимно распахнул дверь.
Патриция вытянула руки навстречу, бросилась к любовнику, но неожиданно остановилась словно манекен. Аарон выбежал из своей комнаты, воровато осмотрелся, и потащил очередного робота в комнату.
- Изумительно! – потирал руки младший агент, - Увеличенный заряд пластида, напалмовая шашка, эликсир любви. Шеф! Я поставил таймер на тридцать минут. Собираем вещи, и уходим. Встречаемся на стоянке флайеров. Пусть думают, что мы откинули копыта.
- Что? – удивился Кошмар, рассматривая ноги и руки, - У меня нет копыт!
- А рога? – хихикнул Аарон.
- Да вроде бы нет, - ответил супермен, проверяя макушку.
- Котик! – томно говорила дама, спускавшаяся по лестнице.
- Что опять? – покачал головой Аарон, увидев, Патрицию Дженкинс.
Это было выше сил прославленного агента, и он разрядил бластер в благородную донну. Патриция застонала, а потом скатилась под ноги любовнику. Воняло паленым мясом.
- Вероятно настоящая, может быть! – удивился помощник агента, - Рвем когти! Скоро рванет.
- Попробую, - пролепетал Кошмар, пытаясь откусить фальшивый ноготь покойницы.
Аарон, без лишних вопросов, схватил ученика мистера Роткива, запихнул брыкающееся тело в лифт, одновременно нажав кнопку подвальной стоянки. На стоянке было тихо, разве что полусонный смотритель уставился в монитор комповизора, не в силах оторваться от очередного шоу метра Илая.
Флайер плавно взлетел, развернулся, и серебристая молния растворилась в небе. Седой Кошмар загибал пальцы, запутался в сложных математических расчетах, достал флягу, а потом пришел в умиротворенное состояние. За спиной рвануло. Железобетонное здание вздрогнуло, а потом осело в огромной туче серой пыли.

* * *
Дон Вара был просто в бешенстве. А, что прикажете делать, если должность канцлера становилась почти недосягаемой, можно сказать эфемерной. Мафиози сидел в кресле, курил антираковую сигарету, и мрачно смотрел на сеньора Старвиделли.
- Что скажешь, Николо? – грыз ногти Вара, - Разрушена моя лучшая гостиница, погибла любимая шлюха, миллионы кредитов улетели на ветер. Какая сволочь навела астропол на подпольный завод по производству одурина?
- Седой Кошмар погиб, и теперь я не вижу препятствий для покупки должности канцлера. Ты выступишь спасителем целой империи, вернешь отцу дочь, жениху невесту, а себе спокойствие, теплую постель, неограниченную лицензию для торговли одурином, - размышлял Николо, пытаясь убедить не столько себя, сколько почтенного босса, - Тебе знаком этот фрукт?
Вара протер очки, и стал внимательно рассматривать голограмму. Высокий крепкий уроженец Гончих Псов ему сразу не понравился, особенно наглая волосатая рожа.
- Это кто? – удивился дон Вара, - Стрикулист наглый! Пусть ему намылят наглую харю, и вышвырнут с планеты! О, боже! Я потерял десять миллиардов.
- Вара! Этот стервец изнасиловал лучшую амазонку ланисты Илая. Вместо тренировок, наша прелестная убийца целыми днями развлекается в постели. А через неделю финальный бой за звание «Окровавленной Леди»! Нам грозит большая неустойка!
- Найти этого супчика, отловить, выхолостить, и продать в гарем на Скунс – VII. Опоить его одурином, пусть расскажет на кого работает. Думаешь, нам мешает старый негодяй Фиданус? – нервно ответил дон Вара, - Или может…
- Ошибаетесь, босс! - потер руки Старвиделли, - Донна Касерос нам сообщила о шпионаже в пользу этого выродка, скотины, грязного Даббла. Будем его брать? В данный момент он развратничает с нашей бойцицей!
- Брать, но сначала навестим нашу принцессочку! – зевнул босс, - Будущая королева, твою мать!
Мафиози молча поднялись, открыли дверцу телепортационного лифта, и шагнули на минус десятый этаж. Часовой, здоровенный детина почти трехметрового роста, вскочил из-за стола, а потом долго присматривался к гостям. Узнал.
- Босси! – прогрохотал охранник, - Происшествий не было, разве, что…
- Чего? – удивился Николо.
- Объект в Люкс-камере отказывается жрать, и пугает меня Седым Кошмаром! Босс! Можно я ударю? У меня же удар, как минингит!
- Остынь! – топнул ногой Вара, - Открывай коморку!
Кодовый замок едва слышно щелкнул, дверь отъехала в сторону, и отцы мафии вошли в уютную камеру, можно сказать золотую клетку, в которой томилась несравненная принцесса Астрис. Светловолосая красавица с интересом рассматривала ошейник со встроенной бомбой, нажимала кнопки до тех пор, пока ее не било током.
Девушка повернулась к гостям, мило улыбнулась, и запустила черепаховым яйцом. Не получилось. Яйцо отскочило от гравитационной защиты, и плавно покатилось под ноги дону Варе.
- Отлично! Вы просто великолепны миледи! – поклонился Николо, поднял яйцо, аккуратно его надбил, и с наслаждением выпил.
- Мне надоело здесь сидеть! – топнула ногой принцесса, - Вас отправят на эшафот! О, Кошмар! Мой маленький хомячок, перегрызет цепи!
- Не перегрызет! – рассмеялся дон Вара, - Сегодня он погиб при взрыве моей гостиницы!
- Ты, ублюдок! Чернь! Шваль! Не будешь ни канцлером, ни принцем-консортом!
- Буду, моя звездная птичка! – прослезился Вара, - Сейчас дон Николо привезет тебе подарок, изумительного евнуха. Я буду императором! Я поставлю раком всю Галактику!
- Скотина! – задохнулась от злости принцесса, - Пошли вон, козлы ублюдочные! Косорылы! Вонючие арктурианские мурлометры! Саксаульные аннарылы!
- Никакого воспитания! – пожал плечами Репень, и вышел из узилища, - Ни одного слова благодарности!
Оставшись в одиночестве, их высочество разделась, а потом прыгнула в бассейн с ароматной водой. Приятно. Девушка блаженно потянулась за бокалом коктейля «Рыжая Соня». Горячая волна приятно согрела тело, слегка затуманила мозги, а потом откатилась в сторону.
Донна Касерос, ее фрейлина, продала принцессу, заставила стать пленницей, а жених медлит, не спешит выручать даму сердца. Астрис опять тронула ошейник, а потом с интересом взглянула на камеры слежения. Хитер дон Вара, очень хитер, но…

* * *

На вилле «Домашняя орхидея» гуляние шло полным ходом. Аарон развалился на уютном сексодроме, блаженно вздохнул, и обнял боевую ханум, исполосованную шрамами. Леона таки порядком утомила ловеласа, но как можно отказывать даме, чье тело украшали многочисленные шрамы, отметины удачливых соперниц.
Седой Кошмар, сидел в кресле, курил, рассматривая в руках орден «Боевого хомячка», отлитый из бериллиевой бронзы. Агент напряженно думал, вернее, пытался заниматься этим благородным занятием, но охи и вздохи за стеной мешали сосредоточиться. Однако! С дисплея на него смотрело озабоченное лицо мистера Даббла.
- Привет, мой мальчик! – говорил начальник, - Наш любимый монарх убит! Поэтому освобождение императрицы Астрис - главное задание. У тебя неограниченная лицензия на убийство. Я поставил на твой успех!
Седой Кошмар удивленно спрятал трубу, пожал плечами, и налил себе выпивки. Как хотелось стать новым мистером Дабблом, давать мудрые советы королеве, тратить деньги не из своего кармана. Патриция! Помянул несчастную баронессу, прослезился, украшая стопку коньяка ароматным салом.
- Кто здесь? – вскочил королевский агент.
В нос ударил пряный аромат, в голове закружилось, и нежно обнимая подушку, Седой Кошмар погрузился в приятный сон. Он снова был на кумитэ, где сворачивал соперникам шеи, ломал руки, ноги, иные части тела. Бум-м! Здоровый сириусиец ударил в голову, но жестоко просчитался. Рука соперника пробила голову, чудом не задела мозга, и была сломана лихим движением шеи. Врачи долго извлекали остатки вражеской кисти, укрепляли титаном лобную кость, заменили зубы протезами из твердого сплава.
Последствия операции весьма озадачили мистера Даббла, а его прелестная секретарша упала в обморок, когда белобрысый убийца смог вспомнить значение интеграла степенной функции. Опасения оказались напрасными. Вскоре способности агента стали стабильными, и старый Даббл счел возможным отправить, гордость тайной службы с дипломатической миссией на ?-Центавра.
- Хватит валяться, скотина! – послышался властный голос, заставивший открыть сначала один глаз, а затем другой.
Седой Кошмар вяло пошевелился, попытался встать, но без особого успеха. Заботливые руки посадили агента в кресло, умастили тело токопроводящим кремом, а потом заставили выпить водки, для понижения сопротивления.
Кошмар, опутанный проводами, сидел в уютном кресле, перед пультом, подмигивавшим фиолетовыми огоньками. Алмазной рубашки не было, как и стальной, платиновой, и даже астральной, пронизанной призрачным сиянием. Никогда еще Кошмар не ощущал себя голым, можно сказать обнаженным после морального стриптиза.
Рядом с агентом, в термическом кресле скучала принцесса, пардон, уже императрица, которая ехидно смотрела на Седого Кошмара. Аарон, лежавший на операционном кресле ее не интересовал, а вот Вара был просто в восторге. Королева мрачно хихикнула, скривилась от запаха духов «Скунс», а потом плотоядно посмотрела на такого мужчину.
Николо поискал взглядом настоящего мужчину, осмотрел себя, босса прозондировал рентгеном, и убедился в своей правоте. Какая неприятность! Настоящим мужчиной оказался Аарон, а вот надолго ли, решал дон Вара. Босс развалился в кресле, пил контрабандное «Боржоми», и проверял печень, почему-то в районе головы.
- Не люблю хомячков! – философски заметил наркобарон.
Охранники радостно захлопали, а местный журналист, писал репортаж так, что ноутбук недовольно пищал. Начальник местной полиции гладил солидное брюшко, пил местную водку, и считал на калькуляторе прибыли от ставок.
- Дон Вара! – пожал плечами полисмен, - Если белобрысый умрет раньше времени, я не получу триста тысяч!
- Какая мелочь! – раздраженно отмахнулся Николо, - Не стоит беспокоить своего благодетеля глупостями!
- Это не глупости! – расплакался начальник полиции, - Рыцари Верлорды убили двух, трех моих сыновей, и одну дочку! Смерть грызунам! Смерть, согласно теории вероятности!
Врач клана, известный негодяй-членовредитель, преступник, давно находившийся в розыске, плотоядно посмотрел на клиентов, и удовлетворенно крякнул. Несколько лет назад именно доктор Прозекти вылечил дочь крестного отца от страшного синдрома Арлекино, вернул девочке радость жизни, и не только жизни, но и смерти. Юнная наркобаронесса поступила в университет, успешно училась в колледже, однако не смогла приехать в гости. Варина мечтала стать патологоанатомом, и весьма успешно проходила практику в дружественном клане дона Алессандро, боровшегося за новые сферы влияния.
- К нам приближается имперский крейсер! Все пропало шеф! – нервно говорил губернатор, - На борту находится десант полковника Алекса!
- Прекрасно! – кивнул Вара, - Именно бравые вояки должны приветствовать нового императора, правда, моя девочка?
- Никогда! – дернулась в пыточном кресле Астрис.
На экране монитора мелькали картинки высадки спецназовцев, которые рассаживались в десантные флайеры, подавляли сопротивление полиции, брали под контроль резиденцию губернатора. Еще мгновение, и громадина вокзала осела в облаке фиолетового дыма.
- Прекрасно! – потер руки Вара, - Обалдиновая бомба взорвалась точно по расписанию. Посмотрим!
Спецназовцы бросили на землю штурмовые бластеры, блаженно улыбались, обнимая друг друга. А потом, прямо на поле космодрома, началась безобразная оргия. Бравые парни обнимались с аборигенами, срочно уничтожали стратегические запасы спиртного, совокуплялись в непристойных позах.
- О, боже! – шептала императрица, увидев жениха в объятиях горной обезьяны.
Король был явно доволен, ласкал обезьяну, называл ее милой красавицей, чудом Вселенной. Центральногалактический монарх повалил свою пассию на бетонные плиты, а потом… Астрис закрыла глаза, и разревелась, словно девчонка.
Мафиози были просто в восторге. Николо удовлетворенно потирал руки, предвкушая скандал среди коронованных особ. Орда журналистов уже вела репортажи по всем линиям Лонг-связи, захлебываясь передавали подробности любовных похождений на Крантах-X.
- Предлагаю начать с деретизации! – предложил Вара, - Когда мелкие хомячки сильно размножаются, истощают запасы, нужно регулировать численность популяции.
- Он еще и мутант! – плотоядно облизнулся врач-садист, - Надо провести вскрытие!
- Для начала следует подарить их Величеству домашнего евнуха! – погрозил пальцем Вара, - Кто-то должен присматривать за супругой.
Кошмар был в бешенстве. Маленький блестящий хомячок попал в клетку. Грызуну было неуютно, даже титановая пластина во лбу ныла, говоря о том, что надо бежать отсюда, как можно быстрее перебирать лапками в сторону космодрома.
Аарон с ужасом смотрел на довольного врача, который ногтем проверял правку лезвия скальпеля. Младший агент умоляюще взглянул на императрицу, попытался вырваться, но удар в ухо оказался весьма действенной анестезией.
Седой Кошмар ощутил сладковатый привкус во рту, в голове закружилось, поплыло, затанцевали в дьявольском хороводе мафиози, лекарь, императрица, несчастный Аарон. Маленький блестящий грызун снова бежал по полю, засеянному берилловыми колосками. И хомячок грыз вкусные зерна, набирался сил, становился мудрее. Мудрее? Бронзовым хомячкам всегда было больно думать, поэтому умная мысль быстро улетала, не выдержав одиночества. Именно мозговая стерильность помогала выжить не только во времена звездной экспансии, но и стать любимыми паразитами межпланетных спецслужб.
А хомячок бежал от страха, чтобы спрятаться в зарослях, нырнуть в лужицу, стать частью вкусного капрума. Заросли по-прежнему оставались недосягаемой мечтой, воздушными замками, миражом безводной пустыни. Лес, близки спасительные заросли ароматного капрума, источавшего неповторимый аромат жизни бериллиевых хомячков. Прыжок, и… Клетка захлопнулась.
Кошмар открыл глаза, и посмотрел на мафиози. Вара Репень недовольно поморщился, ощутив неприятный аромат коричневой лужицы на пыточном кресле. Лужица увеличилась, потекла по ножкам кресла, коснулась пластиковой коробочки, мерзко зашипела, и по корпусу пробежали голубоватые искры. Треск, истошный вопль императрицы, свет погас. Воняло паленой изоляцией, пронзительно выли сирены, слышалась виртуозная игра слов на местном наречии.
Агент ощутил, как хватка электронных держателей сначала ослабла, а потом исчезла вовсе. Седой Кошмар осторожно встал, снял штаны, понюхал их, и понимающе улыбнулся. Всего одна таблетка, и фекалии становятся, смертельно опасными для любой электроники. Именно биохимики секретного центра придумали это в высшей степени эффективное средство. Нужно только сделать вид, что ты по-настоящему испугался, и все пойдет, как по…
В темноте истерично, перекрывая королевский визг, исполняли свою театральную партию мафиози. Кошмар внутренне настроился выступить спасителем Отечества, но в это время ярко вспыхнули лампы. Мафиози сидели в пыточных креслах, лекарь-садист лежал на столе, а королева сладко обнималась с Аароном.
Такой подлости Кошмар не мог представить, хотя с воображением у него было туго, в виду отсутствия такового. Поигрывая ампутационным ножом, агент подошел к Варе. Мафиози испуганно смотрел по сторонам, нервно задергался, увидев любовные игры королевы, покосился на лезвие ножа, и потерял сознание.
Дон Николо очнулся, пробормотал проклятия, и вытащил из-под стола бластер. Он ничего не имел против смерти босса, но при этом страшно не терпел грызунов, более того боролся с ними, организовав подпольную службу деретизации. Слишком медленно поднимал мафиози оружие, слишком картинно прицеливался, а противник не дремал, ибо рефлексы опережали законсервированные извилины мозга. Ампутационный нож сверкнул никелированной молнией, и эта же молния погасла в груди Николо. Советник недовольно хрюкнул, посмотрел на лезвие, и грохнулся на пульт управления.
Боевики ворвались в коридор, и остановились, увидев босса в столь непрезентабельном виде. Всесильный мафиози бился в истерике, просил пощады, обещал распустить свою политическую партию, и отдать в пользу голодающих детей несколько мешков веганской дури.
Хомячок вырвался на волю, и это было страшно. Седой Кошмар не знал пощады, размахивая ногами так, что Аарон с трудом закрывал императрицу. Бей своих, чтобы чужие боялись! Своих Кошмар едва не погубил, а вот чужие совершенно не испытывали страха. Бандиты с интересом снимали движения агента на видеокамеру, чтобы изучить на досуге приемы рукопашного боя имперских спецслужб.
Агент остановился, вытер со лба пот, и чрезвычайно удивился, не увидев вражеских трупов. Посмотрел в большое зеркало, а потом покачал головой. Враги оказались собственным изображением. Едва сдерживая злость, Кошмар выстрелил, и едва не поплатился за это. Луч бластера отразился от зеркальной поверхности, прожег дырку в потолке, пролился расплавленным пластиком на голову венценосной особы.
- Козел! Альдебаранский косорыл! – возмутилась Астрис, выстригая ножницами челку, - Сгною в тюрьме!
- Ваше величество! – покачал головой Аарон, - Я…
- Меня защищайте, кретины! – топнула ногой красавица, и ударила Вару ногой в причинное место, - Отзови своих долбодятлов!
- У-а! – кивнул наркобарон, а потом невероятно тонким голосом крикнул, - Пошли вон!
Бандиты почтительно кивнули, посовещались немного, и торопливо ушли в букмекерскую контору делать ставки. Вара сидел в кресле, и с ужасом смотрел на таймер, отсчитывавший последние мгновения жизни. Аарон удовлетворенно крякнул, проверил контакты, и довольно кивнул императрице. Астрис загадочно улыбнулась, поставила перед мафиози видеофон, на экране которого нудный философ рассказывал о начальных шагах в загробном мире.

* * *

В городе было неспокойно. Высадка имперских солдат на космодроме заставила выйти народ на улицы с требованием убрать руки от благородного дона Вары, кандидата в президенты от партии Бывших Уголовников. На импровизированной трибуне господин Илай рассказывал о человеческих качествах Репня, деловой хватке мафиози. Народ курил дурь, блаженно улыбался, и хлопал в ладоши.
Именно в этом потоке беспричинного веселья никто не обратил внимания на высокого светловолосого парня, спешившего за влюбленной парочкой. Демонстранты, подобно стаду баранов, кричали здравицы дону Варе, причем так слаженно, что шум над городом постепенно перерастал в радостное блеяние. Какое кому дело, что извращенцы, не желающие курить обалдин, спешат подальше от всеобщего веселья.
Астрис тяжело остановилась, перевела дыхание, и жалобно посмотрела на своих спасителей. Что еще оставалось делать, если жених изменял своей любви с подчиненными, отравленный обалдиновыми парами, отец убит, а будущее выглядело туманной дымкой на горизонте.
- Надо уходить! – сказал Аарон, плотоядно облизнулся, и посмотрел в сторону стоянки флайеров, - Я спрятал спасательную капсулу в ста километрах к югу от озера Висельников. Мистер Даббл нас подберет на орбите.
Аарон бесшумно, словно призрак, скрылся за углом, а бравый агент стал настраивать себя на борьбу, медитировать, перекачивать силы из головы в мышцы. Это была великая традиция Роткив-сана, можно сказать философская концепция, позволявшая выживать в любых условиях. Искры посыпались из глаз, рассыпались мириадами звезд в космической черноте, и мгновенно погасли.
Аарон лихо подлетел на краденном флайере к укрытию Астрис, но застал там только Седого Кошмара, лежавшего в луже крови. Императрица снова исчезла, оставив после себя едва уловимый аромат обалдина. Младший агент выпрыгнул из машины, понимающе кивнул, увидев проломанный череп, и без лишних церемоний посадил раненного коллегу на заднее сиденье.
Со стороны местного полицейского управления послышался рев тяжелого глайдера, и вскоре бронированное чудище показалось из-за поворота улицы. Аарон мрачно сплюнул, прыгнул в сиденье, и рванул на себя рычаги управления. Двигатели флайера недовольно заурчали, и машина рванула с места.
Секира оказался в своей стихии, ибо дух соревнования его захватывал с самого детства. Именно участие в коммерческих гонках с выбыванием воспитало в нем безжалостного бойца. Вот и сейчас, он снова был гонщиком, выигрывавшим Большой Шлем гонок «Мертвая голова». Полисмены открыли огонь без предупреждения, и Аарону с трудом удавалось избегать серьезных повреждений.
Седой Кошмар, у которого включилась система регенерации, разработанная лучшими учеными империи, постепенно приходил в себя. Агент пересчитал количество пальцев на руках, потом еще раз. Все сходилось, следовательно, умственные способности не пострадали.
Полицейский глайдер сократил расстояние, оттеснив Аарона в лабиринт городских трущоб. Пилот посмотрел на сенсоры, и понял, что в этой гонке победит не он. Из-под ажурной арки, покрытой ржавыми потеками вонючей химической дряни, вынырнули два легких полицейских флайера.
Еще мгновение, и машина беглецов мягко плюхнулась в болотистую жижу. Металлопластиковый корпус держался наплаву, а вот, на сколько его хватит, не знал никто. Аарон боялся за себя, ибо не хотелось ему умирать в чавкающем дерьме. За Кошмара не стоило бояться, поскольку спецагенты с лицензией на убийство умирают только в специальном утилизаторе.
- Будем драться! – уверенно заявил Седой Кошмар, доставая бластер из бардачка, - Я их поражаю в астрале, а ты мочи их тела!
- Опять мне черная работа, - покачал головой Аарон, перезаряжая помповый плазмомет системы «Гей», - Одень маску, а то еще шарахнут обалдиновой дурью, и секретарша старого Даббла зарыдает горькими слезами.
Агенты поспешили надеть защитные комбинезоны, маски, и приготовиться к обороне. Полицейские медлили, больше того с интересом смотрели на приготовления шпионов. Пятеро корреспондентов вели репортажи с места событий, операторы снимали стереофильм о расправе над агентами имперской разведки.
Несколько полицейских роботов-гробокопов ступили в вязкую жижу, подняли штурмовые бластеры, и застыли, словно порождения ненормального художника. По сверкающим корпусам роботов пробежали искры, противный аромат паленой изоляции, и машины медленно исчезли в густой жиже.
- Ты это чего, Кошмарик? – удивился Аарон, - Твоя работа?
- Я просто сконцентрировался, и…
- …система не выдержала пустоты! – продолжил младший агент, и рассмеялся, едва не выронив оружие за борт.
Полицейские не ожидали такого поворота событий, долго совещались, а потом вызвали помощь в виде парочки вездеходов с отборными молодцами из местных сил самообороны. Увидев достойных противников, Седой Кошмар принял позу лотоса, чтобы хлебнуть космической энергии. Получалось совсем плохо. Аарон скептически усмехнулся, достал длинный нож, и посмотрелся в сверкающее лезвие.
Между тем, доблестные полицейские выгрузили с вездеходов антигравитационные скейтборды, и вскоре первое звено солдат понеслось навстречу агентам. Выстрелы пропали впустую, ибо вояки маневрировали слаженно, и грязь возле корпуса флайера зашипела от лазерных вспышек.
Столб яркого ослепительного света накрыл куполом незадачливых агентов, развеял прахом спецназовцев, и грязевая жижа окуталась паром. Полицейские закричали от ужаса, а журналисты начали передавать жуткие репортажи о применении империей оружия массового поражения на мирной уголовной планете.

* * *

Агенты оказались в командном отсеке звездолета, готовые к битве, злые, желающие дорого продать свою жизнь. Первое, что они увидели, так это императрицу Астрис IV, которая пила легкое вино в компании с лордом Дабблом. Хорошенькая секретарша, мисс Маня, редактировала тронную речь новой самодержицы, а начальник секретной службы добродушно улыбался.
- Привет, мальчики! Мне было интересно наблюдать, как вы поведете себя в такой ситуации. Молодцы!
- Шеф! Но их величество…, - растерялся Седой Кошмар.
- Мы успели во время! – потер руки старый разведчик, - А вы прекрасно отвлекли на себя внимание. Дон Вара погиб, совершенно случайно, а вы его не видели! Понятно!
- Так точно! – козырнули агенты.
- Далее! У господина Аарона тарифный отпуск, а у Кошмара медовый месяц на Коците X. Покатаетесь на лыжах, поживете в ледяном замке, сообразите дюжину маленьких Кошмариков.
- Но я…, - растерялся суперагент, - Я холост.
- Это не проблема! – поднялась императрица, - Нам удалось освободить настоящую донну Патрицию Касерос, которая покаялась в заговоре против нашей особы, и теперь восстановлена в правах первой статс-дамы. Вы чем-то недовольны?
- Благодарю…, - поклонился Седой Кошмар, и от счастья потерял сознание.
Донна Касерос забрала своего жениха в свои апартаменты, а императрица приставила стражу, чтобы счастливый жених не сбежал из-под венца. Такова была утонченная месть самодержицы. Она позаботилась, чтобы психохирурги сделали Патрицию верной престолу, и одновременно, утонченной стервой в супружеской жизни.
Февраль 2004 г.


Рецензии
Отлично, особенно на первое апреля!
Смеялся и плакалъ...
Приколно...
Удачи

Владимир Черномаз   01.04.2008 11:28     Заявить о нарушении