Ночь нежных цветов

   Крокусы в моей жизни – как аленький цветочек: появляются на миг и освещают жизнь.
   Пятилетним ребёнком в Дагомысе, тогда ещё непритязательном курортном посёлке, не знающем своего пышного валютно-курортного будущего, я разделяла жизнь своей молодой и красивой матери. А значит, были походы в горы, ночные вылазки через страшный железнодорожный мост, песни у костра: жизнь била ключом. Но дети обычно ночами спят, поэтому понять, явь то была, или сон, мне не дано. Однако помню лица веселящейся компании взрослых и тьму за пределами круга, освещённого костром. Моя подруга – сверстница спит, мне скучно. Рядом – тёмные кусты… ой?! - Нет. Чего-то недодали мне родители: я не боюсь темноты и зверей. Я вообще плохо знаю, что такое страх. Напряжение перед боем? Или потаённое действие за спинами родителей?
   И вот ущербно-бесстрашное дитя уходит в горный лес. Сразу за кустами, где костёр не слепит глаза, тьма исчезает: полная луна освещает поляну. А там, в её центре, вокруг тёмного куста, белеют звёзды-воронки крокусов. Они не спят! Они шелковистые и прохладные, нежные и ослепительно белые!
   Сколько времени я провела на коленях перед цветами – не знаю, но меня хватились. Крики ищущей меня мамы вырвали из оцепенения, и я бросилась к костру: поделиться радостью, показать.
   - Цветочки! – кричала я (то, что это крокусы, узнала позже, когда подросла и стала читать книги по цветоводству). – Цветочки!
   Мама легко меняла настроение. Как! Её Ляля посмела уйти ночью в лес? Цветочки какие-то! Отшлёпать и уложить спать, чтобы не мешала взрослым веселиться…
   Цветочков никто не видел. Я хранила их образ в памяти. 

   Годы шли. К государственным экзаменам мы с подругой готовились в альпинарии Ботанического сада МГУ, благо пропуска студентов биофака давали нам такую возможность. И там, среди камней, цвели крокусы: сиреневые. Уж не знаю, как мы смогли сдать экзамен – нежные цветы отнимали всё внимание.
   И уже значительно позже, когда наше экспедиционное судно зашло в немецкий порт Киль, мы с юным студентом Игорьком обнаружили бывший дворцовый парк, а ныне Ботанический сад Киля, и в нём – чудесную дорожку по склону холма, усыпанного крокусами и подснежниками…
   Какие там были деревья? – Не помню. Прикован взгляд: начало апреля, холод, ветер – и капли белых и сиреневых цветов в зелёной траве!
   Вечером решили прогуляться более близкие мне по возрасту мужчины. Их тянет в центр города, меня – в сад! Как же, ведь они не видели крокусов! А сад открыт, не огорожен, гуляй – не хочу! Я победила – идём к саду. В нём – слабое освещение, только от уличных фонарей. И тут мои защитники начинают явственно трусить. Как же! Заграница. Их могут убить, выскочив из-за куста… Идут за мной нога за ногу, спотыкаются. Чувствую себя, как подсадная утка, ведущая героев прямо в засаду. Настроение мерзкое: зачем им мои крокусы?..
   Вот и не было их. Спали цветочки – ни одного белого пятна на тёмной траве. Герои зафыркали.
   Так что же было в детстве? Ведь те, дагомысские, крокусы ночью не спали? Может, кильские цветы не пожелали показаться трусливым и равнодушным?
   Ушли из сада в пустынный, ярко освещённый витринами и фонарями центр. Удивительно: там коллегам не было страшно! Даже фотографировались около чего-то похожего на публичный дом с неприличной рекламой…
   А крокусы опять ушли в мою память. Мою – и юного Игорька. Вот это – отрадно.


Рецензии
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.