Монашество-бескровное мученичество

Расскажу вам кое-что, что вчера удалось по крупицам унести в разговоре с подругой моей мамы Фотинией- женщиной высокой духовной жизни. Батюшка её был с ней строг. Она в миру не замужем ( муж по-моему умер). Она как-то обмолвилась: «Батюшка, отчего вы со мной так строги? К монастырю что-ли готовите?». А он её говорит: « через час в наш храм приезжает матушка, ты ей поможешь в строительстве» ( Фотиния как и моя мама инженер- они ещё учились вместе). Она: « как - прям всё бросить?» – «У тебя 1 час».
Ну, она быстро домой, взяла - что на глаза попалось - шлёпки, полотенце, щётку зубную и паспорт.
Через час она уже ехала с матушкой игуменией в один из монастырей, располагающийся не далеко от знаменитого села Бородино.
И что с ней там было - рассказать можно в принципе, но я за последовательность не отвечаю. Как говориться, нужно каждому знать своё место. Ведь искушения приходят каждому по уровню.

1. Она приступила к реконструкции келейного корпуса. Была сильная жара- бригада рабочих ушла в запой, раба Божия Фотиния суетится по- инженерски, по- малярски, по-человечески- а работать всё равно некому- бригада пьёт. Сняли с корпуса крышу- меняли кровлю. Естественно, после жары грянул гром и пошёл дождь. Сестры, послушницы и монахини спали в прямом смысле этого слова под дождём – бригада пьёт.

2. Одна инокиня имела как-то послушание пропалывать грядки. Огород располагается около монастырской стены.
За монастырской стеной стоит деревенский - домик- центр баптистов. Сами понимаете, что это такое. Стоит инокиня, полет, в молитве и трудах. И что дальше?
Вдруг откуда не возьмись на огороде появляется девочка лет 12. Инокиня полет, не обращая никакого внимания. Девочка проходит к стене, и как - бы сквозь забор направилась в сторону дома баптистов. Как призрак. Инокиня бросила полоть, в позе пистолета осознала, что это не девочка, а кто-то, кто принял облик девочки, а именно враг. Инокиня помолилась, и дальше как ни в чём не бывало начала пропалывать грядки.

2. Фотиния легла спать в келию. В 5.00, естественно, подъём. Вдруг она просыпается где-то в районе 3.00 от неприятного чувства. Чувство, как будто на неё кто-то смотрит. Открывает глаза - на неё смотрят 2 больших глаза и женского высохшего лица: пронзительно и холодно. Тётя Света подумала, цитирую: «Да отвали же ты от меня!»- и начала читать «Отче наш». Женщина исчезла, как будто её и не было, и больше не вернулась. Фотиния спокойно встала утром и пошла на молитвы.
3. Наступала осень. Время собирать картошку. Одна маленькая инокиня таскала вёдра: одно за другим. А другая инокиня говорит Фотинии: «вот смотри, бегает с вёдрами как муравей туда- сюда. А до келии дойдём, она жалобно прошепчет: «Сестра, отнеси меня до кроватки. Я её возьму на ручки, а она как пушинка. У неё вместо позвоночника студень. Некогда в монастыре болеть».
4. Одна инокиня спала по 2 часа - всё остальное время: молитва, послушания, молитва, послушания. Вертелась активнее всех – как электровеник. Поступила в монастырь в безнадёжном состоянии - рак, последняя стадия. Постригли в иночество: живёт, работает. Никто не проверял, некогда: но ведь бегает же уже долго.....
5. Двое паломниц - трудниц спали в башне. Вдруг ночью одна из них проснулась. Кто-то зашёл в келию: чёрный силуэт, но отчётливо видно, что в рясе. Походил. Так же незаметно вышел. Одна паломница говорит: «ты видела?» Другая отвечает: «видела». На утро полуживым от шока паломницам инокини объяснили, что это тут в порядке вещей. И главное молиться, а остальное ерунда.
6. Их всего 12 насельниц. Они выполняют самую грубую мужскую работу, т.к. им почти никто не помогает. И несмотря ни на что (с мирской точки зрения ад) они радостные. Шутят только сами над собой и то по- доброму. И им явно или не явно помогают Ангелы, Пресвятая Богородица и Сам Господь Бог.

Всё это сочла нужным записать после разговора с удивительной маминой подругой тётей Светой (так я называла её в детстве), р.Б. Фотинией.
Мы с ней ещё долго говорили о новомучениках Оптинских. Я ей рассказала о том, что они мне очень близки. И ей тоже. Она говорит: «Катя- ты только скажи: Отец Василий, иноки Трофим и Ферапонт - придите ко мне в скорби моей. И они тут как тут». Они тоже ей чудным образом помогали.
Слава Богу за всё!
       Монашество - бескровное мученичество.


Рецензии
Нам не понять...Мы в Миру...У каждого свой путь...Мы не знаем каким путем нас поведет Господь и зачем...Спасибо Вам.Успехов.

Мария Старцева   30.01.2010 01:43     Заявить о нарушении