Как в Санкт-Петербурге авторов приравняли к БОМЖам

Как в Санкт-Петербурге авторов приравняли к БОМЖам, уличным пьяницам, торговцам барахлом, или Супероперация второго отделения милиции Адмиралтейского района


Статья ГК "Авторское право" регулирует отношения, возникающие всвязи с созданием и использованием произведений науки, литературы и искусства (авторское право), фонограмм, исполнений, постановок, передач организаций эфирного или кабельного вещания (смежные права).

Предпринимательская деятельность определяется ст. 2 ГК РФ как самостоятельная, осуществляемая на свой риск деятельность, направленная на СИСТЕМАТИЧЕСКОЕ получение ПРИБЫЛИ от пользования имуществом, продажи товаров, выполнения работ или оказание услуг лицами, зарегистрированными в этом качестве в установленном законом порядке.

Целью предпринимательской деятельности является ПОЛУЧЕНИЕ ПРИБЫЛИ.
Предпринимательской является лишь такая деятельность, которая осуществляется СИСТЕМАТИЧЕСКИ. РАЗОВАЯ услуга или производство товаров НЕ ЯВЛЯЕТСЯ предпринимательской деятельностью.

Основными участниками предпринимательских отношений являются не индивидуальные предприниматели, а СПЕЦИАЛЬНО СОЗДАННЫЕ ОРГАНИЗАЦИИ - ЮРИДИЧЕСКИЕ ЛИЦА.

Лицензирование является формой государственного контроля за деятельностью ЮРИДИЧЕСКИХ ЛИЦ.
(В.Ю. Бакшинскас. Правовое регулирование хозяйственной деятельности. Уч. пос., М., 2008, стр. 14, 15, 17, 25.)

Лицензирование производится на деятельность, связанную с опаностью для человека: медицину, продовольственную продукцию, химикаты, стратегические средства производства и тому подобные. Книжная продукция к требуемому к лицензированию перечню не относится.

Мой город, в которм я родилась, выросла и живу сейчас знают в мире, как объект, приближенный к культуре, на периферии к нашему городу относятся с восхищением, и когда я говорю, что я из этого города, то в ответ вижу восхищенный блеск в глазах. Я всегда бываю искренне рада такой реакции на мой город.
Действительно, многие историко-культурные места нашего города уникальны, этого мало сказать, в них слышна поэзия, музыка, и витает то эмоциональное настроение, которого многие ищут в прекрасных местах нашего Петербурга. Но бывает очень обидно и стыдно за наш город, когда у станций метро вопиющий гадюжник из мусора, плевков, разлитого пива, ужаснейшего вида урн, бомжеватого вида ларьков с алкоголем и прочей дрянью, когда по улицам ходят источающие нечистотами запахи бродяги, когда барахлом трясут чуть ли не на каждом шагу, когда автомобили отбирают чистый воздух у горожан, когда нам заявляют, что посажено сто деревьев, но молчат о том, что вырублено при этом 500, когда в музеях и библиотеках гардеробщицы хамки и грубиянки (да, кухарки же управляют государством), когда в книжных магазинах в отделе приличной литературы стоит девушка-продавец в штанах со сниженной талией и приседая, показывает уважаемым покупателям свое провинциальное отхожее место, когда скамеечки на улицах затоптаны, и чаще всего на них "отдыхают" курильщики и пьяницы, когда в фитиле вечного огня пакеты и мусор, когда разрушают могилы солдат, когда продают ордена Великой Отечественной, когда сквернословят на улицах, когда с пониманием относятся к проституции (двойной позор для нашего города), когда избиения, убийства и многие черные стороны современной жизни цинично оправдываются, но только, простите, какое отношение ко всему этому имею я, и такие как я, если я не делаю того, что перечислила только что выше.
Сегодня еще раз убедилась, что в нашем городе обижать слабых и беззащитных – взято за правило.
Бред начался с самого начала. Наряд, или рейд (не знаю, как это у них называется) из четырех человек ОВО Адмиралтейского района появился у Юсуповского сада где-то в начале третьего часа дня. Господа в милицейской форме не представились, сказали убрать книги и идти в машину. Я сказала: хорошо, сложила книги, села в машину и в машине предупредила, что платить не буду. (Ни один из торговавших здесь барахлом, или чужими книгами задержан не был, задержан был только я – автор, поэтому я и предупредила про деньги.) В машине отчаянно пахло бомжами, или милиция так пахла - запахи для интеллигентной женщины не слабые. «Друзья» привезли меня во второе отделение милиции Адмиралтейского района, обосновав свою выходку, как задержание за предпринимательство в неположенном месте, без документов, без лицензии. Да, действительно сегодня паспорта и инвалидной книжки у меня не было, но и сотрудники милиции (кстати, с заплывшими глазами) так и не отыскали требуемую мною бумагу на запрет торговли автором своих произведений (Гражданского Кодекса Российской Федерации).
В отделении был цирк с оформлением бумаг. Причем суть нашего разговра заключалась в следующем: я просила документ и статью закона о запрете продажи авторами своих произведений у Юсуповского сада (люди идут мимо, покупают хорошие, интересные книги, радуются и благодарят автора), а господа милиция в составе двух человек требуют у меня документы. Получается, что то, что я Виктория Леонтьева на слово они не могут поверить (показала свои книги и фото в них), а то, что авторам запрещено продавать свои произведения у Юсуповскго сада я должна верить им на слово. Вот они сказали: авторам нельзя, и я должна им верить. Сказали – нельзя, я верю, а мне, что я Виктория Леонтьева – не верят, даже с фото и книгой. А они сказали – я должна им верить. Где логика? На каждый запрет должен быть официальный документ и статья закона. Но ни во втором отделении милиции, ни у сотрудников ОВО Адмиралтейского района необходимых мне документов не нашлось. Тогда я спросила, вы хотя бы знете, господа, «Статью об авторском праве»? Но "господа" не знли. Принесли мне книжку – Административное право. Я сказал, что это не те Законы. Они сказали, что те. Я сказала, что найдите в Аминистративном праве статью об авторском праве. Такую статью в Административном праве они не нашли. Затем с угрозами тыкали мне какие-то бумаги в нос, я сказала, что дайте почитать, они не разрешили. Забрали все свои бумаги и отнесли кому-то там, кому не сказали. Я обещала описать этот случай. Сотрудники ОВО Адмиралтейского района вскоре покинули стены второго отделения милиции с вопросом, можно ли будет купить у меня книгу об этом случае (!). Где тут логика? А вы, читатели, понимаете что-нибудь в этой психологии? Меня оставили. В помещении были в двух клетках под замками двое мужчин, и двое без документов южной национальности без клеток.
Вскоре вышел чин. Он не славянской национальности, с усами и явно ниже меня ростом, говорит с акцентом. Стал разговаривать со мной грубо и на ты. Я осадила его, перешел на вы. Сказал, что "ты" - "вы", какая разница.Прошу документ с печатью и подписью о запрете продажи автором экземпляров своих произведений у Юсуповского сада. В ответ: какой еще документ, таких документов не бывает. «Вот именно», - подумала я. Он: сейчас прокурор покажет все документы. Мне стало очень смешно, явно тот человек заропортовался и на своей работе потерял человеческое обличие, он уже не понимает кто перед ним, зачем перед ним, и что за случай; этому уже пора на лечение, а то человек совсем плохой. Я сказала в ответ спокойно: «Денег не дам», потому что вспомнила, что больше от Юсуповского сада никого в милицию не забрали. Чин с усами начал нервно кричать о том, что он мне про деньги ничего не говорил. Я сказала, чтобы он не повышал на меня голос и тот угомонился, сказал мне снова о прокуроре и удалился. Я стала читать газету, потом дала свой сотовый по очереди обоим мужчинам в клетках, и те позвонили своей родне, а так им не разрешали здесь звонить. Потом одного мужчину в клетке я угостила леденцами, второй отказался. Мы мирно побеседовали. Потом я слушала на плеере «Калинов мост», «Только бы остаться самим собой». Потом, наконец, пришли мои (сорвали с работы) с моими документами и инвалидным, объяснив мое задержание (дословно): когда ей сказали убрать книги, она стала пререкаться (то есть: мое "хорошо" - это называется пререкаться).
Так вот, дорогие читатели, все-таки в этот день одну книгу у меня купили со словами благодарности и похвалой в мой адрес, и это были стихи. Так что, не верьте, что стихи сегодня не читают, а в магазинах книжных авторам втирают очки по поводу того, что стихи не популярны, их не покупают. Это, дорогие мои авторы, ложь.
Самое удивительное во всем этом то, что все это происходит со мной в моем городе. В моем городе допропорядочного, законопослушного автора забирают в милицию за продажу моего же авторского труда, а барахольщиков не трогают, в моем городе неотесанный чин говорит мне ты, кричит на меня, а сам даже не представился, в моем городе авторов приравняли к БОМЖам, уличным пьяницам, торговцам (в Гражданском Кодексе такого сравнения не прописано), причем в милицию попал только автор, в моем городе процветает беспросветное хамство, в моем городе душат бедных (ни одного наименования лекарства я не получаю бесплатно, в месяц моя семья тратит на лекарства и врачей пять тысяч рублей (!) и после этого смеют вопить о каком-то моем предпринимательстве?! Я сижу с этими книгами голодная, тащу всю эту тяжесть на себе на метро, а мой Hb в это время = 85. Как вам, всем несчастным хамам после этого не стыдно? Кто такие законы издает – давить бедных людей, бесчестный, не знающий всю тяжесть этой жизни. Что, Питер, очередной раз отличился? Город мечты провинциалов, посмотрите, что они, провинциалы, в этом городе натворили. Самим петербуржцам некуда деваться, все заполонено безвкусицей, серой плесенью, мерзостью, низменностями. Гадюжник, а не город.А                ведь люди тянуться к добру, к возвышенному. Покупая мои книги и книги Татьяны Марюхи читатель жалуется, что устал от грязи и физической и моральной, я слышу слова благодарности, от этого я счастлива. Люди удивляются, что книги мои слишком дешевы, а половину своих тиражей я вообще раздаю. Господа чиновники, задумайтесь, что вы творите. Бергите свой народ. Берегите добрых интеллектуалов, иначе вы потеряете свой народ. Народ идет ко мне, делится, беседует. Народ рад, и я рада.
Я вынуждена не от хорошей жизни (хотя это даже порой опасно, некоторые подходят злобные, их сильно раздражает то, чего нет у них - способность сочинять) сама сидеть на улице и продавать свои экземпляры, у меня нет возможности нанять продавца, платить проценты магазину, заниматься предпринимательством. Это может позволить себе только автор с достатком.
Меня по моему звонку отправили в Сектор торговли Администрации Адмиралтейского района. С какой стати меня относят к торговле, непонятно. В Гражданском Кодексе Российской Федерациине прописано, чтобы автора, обладателя исключительных прав с правом на распространение, относить к торговцам, торговле. Такого в Статье нет.В Секторе торговли некто (по моему звонку не представилась) нервным тоном громко (хотя я хорошо слышу) сказала:
1. Правильно, что забрали в милицию (нарушение исключительных прав автора).
2. Идти торговать на рынок (я должна стоять со своими книгами, в том числе с поэзией среди рыбы, капусты и вещей, слышать брань и прочий рыночный балаган и ждать у моря погоды, так как на рынки интеллектуалы не захаживают; такого правила - продавать свои экзепляры согласно исключительному авторскому праву - в Гражданском Кодексе Российской Федерации не прописано.
3.Купить столик и сидеть со столиком (я должна изыскать дополнительные средства на оборудование, притащить это оборудование на себе туда, куда укажет Сектор торговли и ждать у моря погоды, потому что вряд ли Сектор торговли знает, куда захаживают интеллектуалы, это знают только сами интеллектуалы, а торговцы к оным не относятся; в Гражданском Кодексе
не прописано, чтобы автор продавал свои экземпляры на столиках в местах, указанных Секторами торговли местных Администраций).
3. Тороговать по лицензии (о лицензии смотри выше).
4. Взять разрешение на земельный участок (в ГК РФ
не прописано, что для осуществления исключительного права автор должен обладать таким разрешением).
Таким образом, инкогнито сотрудники милиции Адмиралтейского района, инкогнито Сектора торговли Администрации Адмиралтейского района нарушили Статью ГК РФ "Авторское право".
Сотрудники милиции Адмиралтейского района оболгали автора, Леонтьеву Викторию, незаконно в нарушение
Статью ГК РФ "Авторское право"доставили в отделение.
Автор, согласно
 Статье "Авторское право" ГК РФимеет возможность поддерживать свою жизнь своимтворческим трудом.

Статистика
Сборник "Безответная любовь":
например, из восьми проданных книг, трое покупателей были женщины, остальные - мужчины. Причем, мужчины сильнее и глубже переживают личную драму безответной любви, чем женщины.
А я думала, что эта книга будет для женщин, написана она от лица женщин.
Претензии мужчин о цене на книгу "Безответная любовь": почему так дешево ценится это чувство, обидно.



В проекте – фотосессия: «Петербург – задворки, или У хорошей хозяйки во всех углах чисто».


Рецензии
Как же Вы правы уважаемая Виктория! Петеребуржцы,интеллигентные и образованные,бьются за выживание среди варягов,наводнивших наш прекрасный город. Удачи Вам в делах ваших и здоровья!

Сергей Сушилин   02.03.2009 17:46     Заявить о нарушении
Спасибо, Сергей!

Виктория Леонтьева   02.03.2009 18:45   Заявить о нарушении
Вдвойне ужасно, если книга у Вас хорошие! Читаю с заинтересованнолстью Вас дальше.

Нина Турицына   27.11.2010 12:10   Заявить о нарушении