По дороге к Амстердаму. Глава 6

- Привет, милый, - мурлыкал в трубку женский голос.
- Ыыы... - только и смог прохрипеть я.
- Вечером я за тобой заеду. Будим тусоваться. Отказ будит принят как оскорблене. Целую. До вечера.
Короткие гудок и тишина. С трудом разлепив глаза я посмотрел на час. 7 утра. И чего это ей не спится. Элиза... Лиза... Черт. Давненько её не слышал. Её и её братца Лео (по паспорту Леонид). Брат и сестра. Родние или двоюродные я не знаю. Но сколько я себя понмю они всегда были вместе. А знал я их давно. С самого детства. Мой отец дружил с их родителями. Милая семейная пара - жена стерва, муж подкоблучник. И пара детей, до которых и тому и другому было абсолютно наплевать. Так они и росли. Сироты при живых родителях.
Детки выросли. Отделелись от родителей. Чем они занимались теперь я не представлял. Вроде бы учились (точнее числились в каком-то ВУЗе) продвигали какие-то идей, вращались в непонятных кругах и не спали по ночам. Я не думаю, что с их образом жизни сон был крепким и здоровым. Трудно заснуть, когда в голове мысль о том, что возможно завтра не проснешься. Или проснешься. Но за тобой уже придут. И лучше бы ты не просыпался! И поэтому они не спали. Рыцари ночных клубов. Дети тусовок. Их знали в любом заведении, работающем после полуночи, они были вхожи в дома самых разных людей. Наверное в мире не было порока, которого они бы не изведали.
Лео - умный, высокообразованый, стильный, обаятельный падонок. Любил портить девочек, разрушать союзы, охмурять чужих жен. И что самое главное - все ему сходило с рук. Такой фантастической фартуны не было ни у кого. Если удача повернулась к тебе задо, то воспользуйся ее удобным положением... Он пользовался им во всю! Часто повторяя, что нет тех, кто не дает, есть те кто плохо прости, он заслужил звание настоящего казановы всех тусовок. Прибывшим туда девушкам говорили, что бы они остерегались его. И все они упорно обжегались. Перед его обоянием трудно было устоять. Его умом ни возможно было не восхищаться. Его приключения заставили бы покраснеть законченного жигало. Его душа была настолько черна, что поморщились бы отпетые негодяи. Он был крайне неоднозначным человеком. Мы довольно часто общались, созванивались. И хотя ко мне он хорошо относился, я инстинктивно искал подвох. Трудно было доверять человек, у которого в голенище сапога припрятана заточка, а в рукаве пара тузов. Я и не доверял.
Его сестра - Лиза, отдельный эпизод в моей жизни. Можно сказать, она была маленькой жизнью. Жизнь в жизни. Красивая, умная, стильная, хитрая, коварния. Роковая женщина. Такой она запомнилаь многимлюдям, в чьих кругах она вращалась. Мне она запомнилась горячими губами. Страстью пожара. Гибкостью пантеры. В шестнадцать лет я впервые переспал с жещиной. Это была Лиза. И я тоже был у нее первым. Все случилось внезапно. Мама с сестрой уехали в санатории. Отец укатил на объект в другой город. А я остался один. Она пришла в гости. Пили чай. Потом я распаковал папин бар. Решил почуствовать себя взрослым мальчиком. Мы пили виски, обжегающий горло и желудок. Но я делал вид, что смакую его, как в старых фильмах, про американских мафиози. Она сделала глоток, второй, поморщилась, поставила стакан на столик (через несколько лет она научится пить любой алкоголь бутылками, и перестанет морщиться даже от "мерзавчика" из ближайшего ларька). Села рядом со мной на подлокотник кресла. Я обнаглел и положил руку ей на бедро. Она взяла мою ладонь и подтянула выше. Ближе к ширинке своих джинс. Дальше я помню, как мы неумело целовались, потом пошли в мою спальню. Но кровать там была неудобная, одноместная и она потащила меня в спальню к родителям. Сегодня я врядли смогу восстановить события той ночи. Мне было страшно, и в то же время инетересно. Я привыкал к новым ощущениям. Новые запахи, необычные прикосновения. Все было не так, как я видел в порно, скачанном из сети, и не так, как мне рассказывали некотрые продвинутые друзья.Об этом трудно поведать, это не передать словами. Это надо испытать. Вас спроять: "Как прыгать с парашютом?" Что вы ответите? "Поправил снаряжение, шагнуть из самолета, выдернуть вытяжной парашют, тянуть за стропы, корректируя направление," - все что скажете вы. Но как передать тот кайф полета, который вы испытываете, рассекая лазурную гладь неба? Как? Вы понимаете, о чем я?
Уже в то время Лиза снимала квартиру отдельно от родителей. Она закончила школу экстерном, поступила в институт. Отец ежимесячно выдавал ей не малую сумму денег на проживание. Она была только рада этому. Жила своим умом, в своей квратире, в свое удовольствие.
Через неделю она позвонила мне и спросила: "Приедешь сегодян на ночь?"
"Приеду," - сказал я, соврал родителям, что еду к другу собрал рюкзак и поехал кней. И вновь ночь. Её горячее дыхание на моей щеке, её теплое тело рядом со мной. Мы учились. Познавали все друг на друге. Совершали ошибки, о которых не говорили вслух, испытывали новые ощущения. Долгие, бессонные ночи. Мы не говроили нежностей, и не клялись в вечной любви. Это не было живтоной похотью. Это была платоническая любовь... Любовь наоборот. В наших действиях не было ничего развратного. Наши потсупки убивали нас. Утром мы становились чужими, не понимая, почему ночью были так близки. Пили дрогой, крепкий кофе, смотрели в окон, курили первые сигареты, давясь неприятным дымом (хотя это тоже были новые ощущения, которые постепенно вошли в привчку), смотрили в окно, на потолок, в телевизор. Но толькто не друг на друга. Потом одевались и шли по своим делам. До следующей встречи. Она могла произойти на следующую ночь. А могла через месяц.
Внезапно все закончилось. В одно холодное феварльское утро мы проснулись и поняли, что пора заканчивать. Что в этих встречех нет абсолютно ни какго смысла. Его не было изначально. Но понимание этого пришло гораздо позже. Мы не виделись полгода. Может больше. Однажды, в каком-то ночном клубе я встретил ее, обнюханную наглухо, с пустым взглядом и сдвижениями сомнамбулы. Она вспомнила меня, не смотря на свое состояние. Мы обменялись телефонами. Потом она уехала. Я остался. На следующий вечер она позвонила, сказала, что заедет за мной. Спросила адрес. Мы катались по клубам всю ночь. Этот поход перед глазами слился в единое цветное пятно. Как и многие другие ночи, проведенные с ней.
Вот и сегодня намечался похожий вечер. Я не лицемерил, говоря, что был бы не против прокатиться по ночному городу с Лизой. Посмотрел на экран мобильника. Пятница. Сегодня пятница. Черт, я даже и не заметил этого. ПО мне хоть четверда, хоть понибота... Время сейчас проходило сквозь меня, не оставляя следов. Хотя,возможно просто я их не замечал.
Когда я брился, позвонил отец.
- Эдик, чем занимаешься? - спросил он.
- Бреюсь, пап, - ответил я, держа трубку на расстоянии от уха, что бы не заляпать ее кремом.
- Это хорошо! - обрадовался он - Через полчаса я заеду за тобой. Поедем утрясать все дела с визой.
И положил трубку. Вот только этого мне сейчас и не хватало. После нескольких дней запоя. После того, что произошло за последнее время. После всего этого ехать с отцом. Я понимал, что это единственный шанс, когда я смогу сказать ему "нет". Более удобного шанса не будит.

- Пап, ты знаешь, я не хочу никуда ехать.
Отец изумленно поднял брови.
- Как это не хочешь? Сынок, не глупи. Вот в мое время я о таком даже не мечтал.
- Пап, сейчас не твое время.
- Это твой билет в жизнь.
- Нет, это моё движение вникуда.
- Хорошо, чего ты хочешь? - отец внимательно смотрел на меня.
- Я не знаю, - честно признался я, так и не сумев подобрать нужного ответа.
- Тогда позволь мне решить, что лучше для тебя.
- Нет, отец, не позволю!
Лицо отца исказилось гневом.
- Как это не позвольишь!!! Сопляк! Я тебя растил! Пооил! Кормил! А ты!!! Ты должен стать моей опорой в старости! Ты мой сын! Для этого ты и рожден!
- Так значит ты выращивал меня, как жеребца, которго решил вытавить на скачки и сорвать гран-при? - заорал я в ответ, - Я продукт твоего эго, отец? Я твой хирый рассчет?
Он не отвелил. Лишь ударил тыльной стороной ладони по лицу. Ударил. И попал. Из носа потекла теплая, вязкая жидкость... А я лишь рассмеялся в своей правоте. И он хотел ударить меня еще раз, но я поймал его руку в полете.
- Останови машину, - спокойно сказал я.
Отец резко затормозил посреди дороги. Во вотрой полосе. Я вылез из машины, захлопнул дверцк и пошел прочь...

Вот такой разговор мог бы состяться тогда. Мог бы... Если бы я не промолчал. Если бы я имел смелость. Если бы я собрался с силами. Если бы... Слишком много этих самых "если". Я не смог. И это лучше всего характеризует конкретную ситуацию. Я не отказался сесть в машину отца, я не отказалсяехать с ним в посольсто, я не отказался подписывать какие то бумаги. Я не отказался от той жизни, которую выбрали за меня! Кто я? Трус или волк? Почему все произошлоименно так? И где правда? Почему в нужный момент мы не находим слов, хотя сотню раз репитировали эту речь в своей голове? А если открываем рот, то все звучит как-то неубедительно.
Сидя на кухне я методично уничтожал кофе. Кружку за кружкой. Из нирваны меня вывели настойчивые физиологические позывы моего организма. Это возможно и спасло меня от страшной участи, когда моя кровь превратилась бы в чистый кофеин, а желудок мой лопнул, не выдержав того объема жидкости, который попал в него. Я прошел в туалет, сделал свои дела, потом в ванной подешел к арковине, умыться, и тут меня скрутил жуткий приступ. Меня рвало кофем, потом еще чем-то непонятным. Вскоре из желудка вышло все содержимое, но спазмы не прекращались. Я лежал на холодном кафеле, скрючившись пополам, задыхался, хаватл ртом воздух. Потом все внезапно прекратилось. Я приподнялся на локтех, привалился к стене и, кажется, заснул.
Проснулся я в липком, холодном поту. Рубашка прилипла к телу, спина закоченела и жутко ныла. Во рту стоял горький привкус непонятно чего.
Я тяжело перевалился через край ванной, повернул рычаг смесителя. Из крана с шипениям вырвались струи горячей воды. Прямо в одежеде я лежал в ванной, чуствуя, как вода смывает с меня все то, что накопилось за последныи день. На часах было без четверти пять. Времени было еще море. Я должен был выехать сегодня в какое-нибудь место, где много людей. Иначе пущу себе пулю в висок. Или повешусь. или наглотаюсь таблеток. Или... Дальше свою фантазию я развивать не стал.
Чувстововал я себя паршиво. Выглядел еще хуже. Слоняясь по квартире я пытался собрать мысли в кучку, выудить оттуда наиболее ценные и все таки сделать что-то полезное.

Лиза приехала в половине девятого Мобильник затренькал в моем кармане.
- Спускайся. Я у подъезда, - сказала она. Натянул куртку, забрал со стола мелочи, распихал по караманам, вышел на лестничную клетку и вызвал лифт.
Лиза сидела в своем Pontiac'е GTO, курила тонкие сигареты и задумчиво смотрела на надпись над подъездом "Нож в печень! Цой вечен!"
- Я на своей, - сказал я, снимая совю Ауди с сигнализации.
Она лишь пожала плечами. И равнула с места. Я с трудом догнал ее на ближайшем светафоре. Было еще слишком рано, что бы игнорировать правила дорожного движения. Мы ехали довольно долго, петляя по улицам ночного города. Внезапно она свернула в какой-то переулок. Там и обнаружилась дверь, вся залитая неоном. Я не знал этот клуб. Зато Лиза его очевидно хорошо знала. И её там знали. Охрана впустила ее без проволочек. Мы вошли в узкий коридор, который привел нас в широкое помещение, обставленное в стиле хай-тэк. На чил-ауте зависали уже порядоком подуставшие клубные детки. В модных тишотках, кедах, кроссовках на широкой платформе, расклешенных джинсах, с колумбийским насморком и ветром в голове. На танцполе топталось два десятка девушек, в надежеде на то, что в эту ночь их кто-нибудь да заметит. За пультом стоял отмоороженный фрик, с пародией на ирокез на голове, с сигарой в зубах. Выглядел он отвратно. Но музыка была неплохая. Грамотное техно. Лиза уверенно прошла мимо всего этого, направилась в VIP-зону. Я следовал за ней. Мы сели на крайне неудобный диван. Не мягкий и не жесткий. Какой-то аморфный. Как моя жизнь...
- Да, видок у тебя непрезентабельный, - задумчиво протянула Лиза - Бэд трипы?
- Жизнь собачая... - задумчиво протянул я.
- Еще хуже, - ухмыльнулась она.
Подскочил официант.
- Мне абсента. Ты что будишь? - она повернулась ко мне.
- Чего-нибудь безалкогольного.
Лиза удивленно посмотрела на меня.
- Я за рулем, - развел руки я.
- Пора бы уже и пьяным уметь ездить. Не мальчик уже... - поморщилась она.
- Вот потому что я пьяным не езжу я уже не мальчик. А иначе уже давно где-нибудь под мраморной плитой сны глядл... - ехидно сказал я.
Лиза лишь хмыкнула. Я огляделся. VIP-зоны во всех клубах самое гурстное и печальное место на земле. Сюда ходят не для того, что-бы отдохнуть, а что-бы презентовать себя другим. На людей посмотреть. А главное сказать всем: "Вот сколько у меня денег! Сижу здесь, пью мартини, просаживаю полугодовую зарплату среднестатистического учителя или врача!" Если и есть в мире зона отчуждения, то это именно VIP-зона.
Внезапно взгляд выцепил в темноет диванов (освещение было подобранно так, что хотя и создавалось ощущение сумрака, но все друг друга прекрасно видели) Лео. В компании двух девушек. Они непринеужденно (можно сказать фривольно) общались за бутылкой (уже не первой) шампанского. Девушки смеялись, Лео гладил их по всем выступающим частям тела. Все шло к логическому завершению вечера в одной постели. Лиза заметила, куда я смотрю.
- Это у него новая игра... - сказала она. Ялишь непонимающе поднял брови, - Он тебе сам расскадет, если захочет.
Мы сидели, я потихоньку пил свой коктель из сока лайма и прочей ерунды. Лиза глушила абсент. Внезапно она поднялась, выразительно посмотрела на дверь туалета:
- Пойдем?
Я отрицательно покачал головой. Она лишь улыбнулась, походкой модели на подиуме прошла туда. Почему-то мне отчетливо представилась картина, как она заходит туда, смотрит на свое отражение в зеракле, улыбвется ему, достает целофановый пакетик из лифчика, высыпает содержимое на стеклянную полочку под зеркалом, разравнивает стафф кредиткой, сворачивает купюр (объязательнов в 100 баксов) и втыгивает содержимое в свое нос. Жмурится от удовольствия...
Полет фантазии прервал Лео, подсевшик ко мне на диван.
- Привте, Эд, сто лет не видились? Как ты? Как жизнь? - короче набор стандартных фраз молодого тусовщика. Спрашивали про общих знакомы, о делах, работе, кто пришел, кто ушел.
- А что это за новая игра, в которую ты играешь? - спросил я его.
- Кто рассказал? - рассмеялся он - А, ну ты ж с Лиз приехал. Вот скажи, ты же видел, как я зависал с теми двумя девушками.
- Да, - кивнул я
- И мысль у тебя была о том, что я наверняка их снялна ночь! - без лишней скромности заявил он - Так вот, это фигня. Я сделал так, что они поверили, что я хочу их снять. И уже считают, что я в их руках. В этом и состоит игра. Заставить человека повретиь в то, что он хозяин ситуации. Они уже разогреты, на уме у них уже перспектива постели со мной. Ключевое слово "со мной". И вот тут-то я и делаю свой ход. Я растворяюсь в ночи. А разогретые, но неудовлтворенные телки сдаются первому встречному, не моргнув карьим глазом, находящимся ниже поясницы. Мне же в награду достается мысль о том, что сейчас, трахаясь где-то с каким-то козлом на его месте они видят меня, и будь их воля они бы прилепили ему на лоб мою фотографию.
Лео улыбнулся мне совими тремя десятками белоснежных зубов.
- А теперь мне пора сваливать, - сказал он, резко поднявшис с дивана - Лиз передай, что я у Макса на квартире. Да, и еще, не рекомендую ухлестывать за этими двумя. Одна довольно плотно сидит на метадоне, а вторая просто дура. Береги себя, старичок!
С этими словами словами он исчез в толпе. Вот вам и Лео. Наглядный пример. Все красочно, живописно, ярко и говорит само за себя.
- Эй, малыш, давай познакомимся, - к мне за столик подсела девушка лет восемнадцати. Длинные волосы, стройнавя фигурка, ухоженная,, полопавшиеся сосуды на белках глаз. Стандартная клубная дива.
- У меня нечем разнюхаться, - оборвал её я.
- Ну и дурак, - по детски поджав губы она встала и пошла куда-то в сторону.
Почему-то после всего этого мне стало особенно противно сидеть здесь. Мне казалось, что это не люди, а спруты с гигантскими волосатыми щупальцами сидят здесь. И поглащая кокаин, экстази, спиды, винты, барбитуры они пытаются заполнить свою внутреннию путсоту. Только чем?
Я не стал углубляться в размышления на эту тему. Просто встал, пробрался сковзь толпу людей, набежавших в клуб и пошел прочь. На улице накрапывал легкий дождь, но не смотря на это у клуба толпился народ. Все жаждали попасть на модную вечеринку.
- Эй, парень, назад уже не запустим, - остановил меня охранник на входе.
- Это радует! - улыбнулся я ему - Это не может не радовать, мать твою! - орал я, пробираясь сквозь толпу.
Запрныгнув в машину я резко сдал назад, дал по газам и с пробуксовкой покатил по улице под свист толпы возле клуба.


Рецензии
Прекрасная, сильная глава.
Удачи и добра.
С теплом

Илана Арад   02.10.2008 07:19     Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.