Ноев Ковчег

 НОЕВ КОВЧЕГ

       Через подпространственный тоннель я вышел к звезде Диана. Вокруг звезды на общей орбите, примерно, как у нас Земля и Земля-2, уравновешивая друг друга, вращались две планеты. Но прилетел я сюда не из-за этого. Если по таким пустякам к каждой планете направлять корабль с экипажем, то на Земле и людей не хватит. Дело в том, что в Лунной обсерватории приняли радиолучевой сигнал с одной из этих планет, ученые предположили, что сигнал послан разумными существами. Мне поставили задачу проверить это предположение. Это была моя первая дальняя разведка.
       После выхода из тоннеля я вывел корабль на орбиту Дианы и направил на ближайшую планету зонд-разведчик Кибер-100. Это был совершенно круглый небольшой летательный аппарат, напичканный электронными мозгами, фактически - летающий робот. Конструктивно, он не был рассчитан на экипаж, но умельцы на космодромах ухитрялись переместить пару электронных блоков таким образом, что внутри Кибера мог разместиться один человек. Иногда это выручало. Разведчик мог работать автономно, передавая всю собранную информацию в ИВЦ базового корабля.
       Пока Кибер двигался к планете, я проверил все системы корабля, выслал телекс на Землю и, освежившись под душем, направился в спортивную каюту. Спорткаюта была моим самым любимым местом на корабле. В студенческие годы я увлекался борьбой и, хотя делом жизни избрал космонавтику, спортом заниматься очень любил.
       Наконец с поста управления послышался металлический голос, докладывающий, что Кибер вошел в атмосферу планеты. Я сел за пульт и включил экран. Если на планете есть разумные существа, то они давно уже заметили и огромный межзвездный корабль и маленький зонд и возможно сами дадут знать о себе раньше, чем их обнаружит Кибер. Однако Кибер сделал виток над планетой, а следов цивилизации не обнаружил. Но выводы делать было еще рано. Я дал команду снизиться.
       Металлический голос монотонно забубнил, передавая физические данные атмосферы планеты. Планета оказалась вполне подходящей для развития жизни, но и с высоты в десять километров Кибер не обнаружил следов разумной деятельности. Тут уже можно было делать выводы, но чтобы исследовать планету до конца, я включил Кибера на автоматический режим. Он сам знает, что ему делать. У него есть программа и мои команды ему не нужны. Вся необходимая информация о планете будет собрана, систематизирована и передана на базовый корабль. Зонд стал спускаться еще ниже и на экране крупном планом замелькали пейзажи планеты. На материках ясно просматривалась богатая и разнообразная растительность. Какие-то травоядные животные паслись на лугах возле рек. Но, увы, никаких признаков "существа разумного".
       Нужно было начинать исследование второй планеты. Но по регламенту время подходило к отбою. Легко поужинав, я направился в комнату отдыха, решив, что после восьми часов сна полечу на вторую планету сам.
       После отдыха я выборочно просмотрел запись результатов по¬иска за период моего сна. Данных о планете накопилось много. Оказывается, сутки на ней длились 23 часа, кислорода в атмосфере содержалось около 20 %, климат теплый, довольно богатый растительный и животный мир... Но, увы, увы.… Сделав окончательные выводы, я пошел готовить к вылету планетолет. Когда я уже лежал в пилотском кресле, готовый нажать кнопку "пуск", в наушниках, как гром среди ясного неба раздалось: «Вижу человека разумного. Девушку...» Пока я прошел через шлюзовую камеру, торопясь к центральному экрану, времени прошло немало. Но Кибер как в рот воды набрал. Ни слова, ни полслова. Я забеспокоился и вызвал его на связь.
       -Все системы функционируют нормально,- забубнил монотонно Кибер,- объект потерян, обнаружить не могу.
       Я, торопясь и чертыхаясь, снял шлем и включил экран.
       Кибер завис над берегом моря. Небольшой песчаный участок, окружен¬ный экзотическими скалами, просматривался как на ладони, На влажном песке виднелись следы босой человеческой ноги! А на большом камне, в нескольких метрах от берега, лежала одежда.
       - Где же человек? - Крикнул я. - Почему не задержал?
       - В деятельность разумных существ могу вмешиваться только по специальному указанию, - отчеканил мне Кибер. Он был прав. Вмешиваться в деятельность разумных существ он мог только по моему указанию или в том случае, если мне грозила опасность.
"Но почему именно девушка?" - Подумал я. Кибер уверенно сказал, что видит девушку. Откуда она тут?.. Я дал указание повторить момент встречи еще раз. Изображение исчезло, но через секунду появилось снова.
       …Зонд с огромной скоростью двигался над береговой полосой. Вот мелькнул маленький пляж и что-то на камне. Еще непонятно что. Но мозг робота мгновенно обработал информацию и определил, что это человек. Все антенны повернулись в сторону пляжа. И вот уже на экране крупным планом обнаженная девушка, лежащая на прибрежном, плоском, как стол, камне. Внешне она выглядит как обычная девчонка с моей планеты. Девушка испуганно переводит взгляд прямо на меня - это она смотрит на пролетающий зонд... Вот приподнимается и протягивает руки к одежде... На какую-то секунду камень пропадает из кадра.… Это Кибер стал разворачиваться. В следующую секунду камень уже пуст, возле него виден всплеск. Одежда осталась на камне.
       Я повторил запись несколько раз. Девушка была среднего роста и отличного телосложения. Длинные черные волосы в беспорядке рас¬сыпались по плечам. Симпатичное лицо с правильными чертами, живые, внимательные глаза. Откуда она здесь? За сутки исследования планеты на ней не обнаружено ничего, что можно было бы отнести к творениям разумных существ. Правда недостаточно исследованы горы и океан.
       Океан… Может действительно из океана? Но судя по внешнему виду... Да и одежда... Но кто знает, может у них на дне океанов города?
       Зонд завис над самым камнем, вращая своими антеннами и продолжая изучать местность. Я оторвался от экрана и стал снова надевать шлем. Надо лететь. К тому же для исследования океана нужна лодка. Кибер не был предназначен для работы в воде. Занятый своими мыслями я не сразу обратил внимание, что металлический голос что-то бубнит в наушниках: «…Женского рода, рост сто шестьдесят два сантиметра, вес пятьдесят семь килограммов, страдает заболеванием печени, находится в состояние моральной угнетенности, по внешнему строению можно отнести к человеку земному. Для полной идентификации необходимо исследование ДНК».
       - Ну, на счет женского рода я без тебя догадался, - ответил я роботу, словно человеку,- а вот на счет угнетенности и человека земного - проверим….
       Бурча себе под нос, я перевел базовый корабль на автоматический режим, занял место в планетолете и нажал кнопку "пуск".
       Сбросив лодку в том районе, где был замечен человек, я приземлился рядом на небольшое плато среди прибрежных скал. Полагаясь на «ученость» Кибера, на планету вышел без скафандра. Взял только защитный гравитационный пояс с пристегнутым к нему бластером. Пояс был тяжелым, неудобным, но без него выходить на незнакомые планеты не разрешалось.
       Разместившись в маленькой кабине зонда, я переключил его на ручной режим и направился к сброшенной лодке. Расконсервировав ее, снова перевел Кибера на автоматический режим, поручив ему исследовать горные районы, а сам направил лодку к берегу и бросил якорь в знакомой уже бухте.
       Место это было, в общем-то, неплохое. По Земным, конечно, меркам. Небольшой песчаный пляж окружали живописные скалы. Несколько каменистых крохотных островков виднелось невдалеке от берега. Один, совсем маленький, находился метрах в пятидесяти от песчаного пляжа. Как раз на нем и лежала черноволосая красавица. Откуда вот только взялась эта красавица? Поразительно, но если бы я ее встретил на Земле, то не отличил от других земных девушек. Но еще поразительнее то, что на планете не обнаружено ни малейших следов жизнедеятельности разумных существ. Нa всей планете дикая, нетронутая природа, а разумные - вот они, отдыхают на песочке. Чертовщина какая-то! Неужели в воде живут?.. Мало ли, вдруг у них на дне города под воздушными куполами. Поломав еще немного голову над этой проблемой, я решил заняться на всякий случай исследованием океана. Так сказать, для очистки совести.
       Лодка в автоматическом режиме не работала, поэтому мне пришлось сесть за пульт управления. Предполагая, что разумные существа не должны жить на большой глубине, я направил лодку параллельно береговой полосе. А чтобы потом быстро найти это славное местечко, я оставил возле камней радиобуй.
       По техническим данным лодка имела гораздо меньше возможностей чем, Кибер - разведчик, но зато она была хорошо приспособлена для длительного пребывания экипажа из двух человек. Кратковременно в ней могли разместиться десять человек. Однажды, при проведении спасательных работ, в такую лодку втиснулось двадцать семь человек. Даже шутка такая ходила: лежачих мест – два, сидячих – десять, стоячих – двадцать семь.… Кроме блока управления с командным пультом, она имела блок приготовления пищи, с программным управлением, блок отдыха на два человека, энергетический блок и блок обработки и передачи информации не базовый корабль. Лодка могла двигаться на любой глубине со скоростью до двухсот километров в час, естественно и плавать по поверхности воды, а также летать на высоте до пятидесяти метров со скоростью почти тысяча километров в час. Выше она летать не могла, потому что летала по принципу зкранолета. Сесть она могла только на воду. Нe от хорошей жизни ее можно было посадить на песок или мягкий луг, но взлететь с такой поверхности она не могла. Даже выполнять обратное шлюзование на ней было трудно. Требовалось очень точно влетать на приличной скорости в шлюз, чтобы попасть на амортизаторы.
       Время от времени я всплывал и внимательно осматривал берег, от которого далеко не удалялся.
       Через несколько часов горы кончились, и началась холмистая равнина, покрытая буйной травянистой растительностью розового цвета. Это было очень красиво. Деревья тоже были розовые и очень странные. На них было всего два листа. От корня до макушки, симметрично ствола росли два здоровенных листа. На некоторых холмах виднелись стада животных, которых я не встречал на других планетах. По внешнему виду они походили на что-то среднее между слоном и коровой. Чутъ поменьше и полегче слона, а на голове два мощных рога.
       Вдруг передо мной открылось устье большой реки. Как известно из опыта жизни, разумные существа селились всегда возле рек. Я опытом пренебрегать не стал и повернул лодку вверх по течению реки. Взлетев на максимальную высоту, я внимательно осматривал окрестности, все еще надеясь увидеть какие-нибудь следы творений разумных существ. Но кроме знакомых уже мне животных никто и ничто не нарушало спокойствие огромной равнины. Разве, что я сам нарушал покой этой планеты. В отличие от зонда, двигающегося бесшумно, лодка при движении издавала характерный свист.
       Проходил час за часом, воздух стал заметно суше, травянистый покров скуднее, стали появляться отдельные деревья и даже рощи. Видимо сказывалось изменение климата. Все - таки я накручивал уже третью тысячу километров. Вдали опять показалось большое стадо животных. Животные, напуганные мной, бросились вглубь степи. Издалека мне показалось, что это лошади. Приблизившись, я с удивлением обнаружил, что животные действительно, как две капли воды, похожи на лошадей. Это меня озадачило не менее, чем странное появление и исчезновение женщины на берегу океанской бухты. Такой поворот событий запутывал меня еще больше. Не было зарегистрировано ни одного случая, чтобы на планетах, разделенных тысячами парсеков, обитали совершенно одинаковые животные. Похожие – да, но совершенно одинаковые… Как, впрочем, и одинаковые разумные существа. Вот, представьте, что среди толпы европейцев вы видите азиата. У него такие же руки, ноги и голова, но все - таки он отличается. Так же и человекоподобные разумные существа с других планет. Сразу узнаешь, что это инопланетяне. Бывалые пилоты, по внешнему виду могут сказать с какой планеты тот или иной человекоподобный.
       Я повернул лодку к реке, намереваясь произвести посадку для отдыха и связи с Кибером и базовым кораблем. Выбрав укромную заводь, я сел и, поставив лодку на якорь, заглушил двигатель.
Пока готовился обед, я вышел на крыло подышать свежим воздухом.
       То ли я засиделся в рубке лодки, то ли воздух был такой здоровый, но мне захотелось сойти на берег и пробежаться по этой красноватой, не все - таки траве. Да и разве можно сравнить спорткаюту с настоящим лугом.
       Надев защитный пояс, я задраил лодку и перебрался по крылу на берег. Сделав несколько упражнений для разминки, я разулся и босиком побежал вдоль реки, посматривая по сторонам, чтобы в случае опасности успеть включить гравитационную защиту. Трава приятно щекотала босые ноги, от реки несло свежестью, и у меня было такое ощущение, что нахожусь на Земле, и сейчас за поворотом реки покажется мое родное поселение. Чувствуя необычайный прилив сил, я пробежал, наверное, километров пять. Пора было возвращаться. Река, огибая встретившийся на пути холм, поворачивала в сторону. Я вбежал на холм и увидел такое, что резко бросился на землю и замер в неудобней позе.
       Впереди на берегу реки, возле нескольких низкорослых деревьев, большая группа обнаженных темнокожих людей, именно людей, жарила на кострах туши каких-то животных. Насколько я мог рассмотреть, уровень развития этих «гомосапиенс» был самый, что ни на есть низкий. Оружием им служили копья и дубинки, на головах красовались какие-то уборы из птичьих перьев. Тела, украшали яркие, разноцветные узоры.
       Лежа на вершине холма, я внимательно наблюдал за действиями аборигенов. Наготовив себе мяса, они разделили его и принялись за трапезу, усевшись на землю, тут же у костров. Двое аборигенов что-то не поделили, и между ними возникла потасовка. Но тут поднялся третий, то ли уже вождь, то ли еще вожак и, взмахнув несколько раз дубинкой, быстро успокоил спорящих.
       Вдали показалась еще одна группа аборигенов. Когда они приблизились, я увидел, что двое из них шли под угрозой оружия. В спину им упирались копья "братьев по разуму". Похоже, это были пленные. Подошедшие аборигены стали о чем-то спорить с вожаком. Вожак молчал, потом замолчали все остальные и подняли вверх руки со сжатыми кулаками. Вожак после небольшой паузы то-же поднял руку вверх. Двое аборигенов тут же схватили под руки одного из пленных и поставили его на колени перед вожаком. Вожак ударил его дубинкой по голове, аборигены подхватили обмякшее тело и повесили над костром. У меня волосы зашевелились на голове: "Вот это порядочки у них, вот это охотничьи страсти!
       Я потихоньку отполз назад, встал на ноги и побежал к лодке. Хотя аппетит мне был испорчен, я все - таки поужинал и запросил информацию с базового корабля по аборигенам. Но Кибер опять оказался прав. Ведь, действительно, существа такого уровня развития не могли посылать в космос радиосигналы. Из собранной Кибером информации явствовало, что аборигенов на планете много, живут они в пещерах, некоторые племена поедают себе подобных. Впрочем, в этом я успел убедиться сам. Однако о черноволосой красавице никаких новых сведений не поступало. Она как в воду канула. Причем, в самом прямом смысле.
       Поразмыслив, я решил вернуться на берег океана и продолжить поиски в районе того самого пляжа. Закончив сеанс связи, я взлетел и направил лодку на максимальной скорости к берегу океана. Между тем подошло время отдыха, к тому же начало темнеть, но я решил немного нарушить график и продолжал движение, надеясь засветло добраться до намеченного места. Однако было уже совсем темно, когда я посадил лодку у знакомого пляжа. Включив гравитационную защиту, я лег отдыхать, намереваясь подольше поспать утром, поскольку график пришлось нарушить.
Но выспаться мне не удалось. Утром, строго, по графику, меня разбудил Кибер. Ровным, бесстрастным голосом он сообщил, что найден фотонный космический корабль. Для определения его принадлежности сделан запрос на Землю.
       От такого сообщения у меня сразу пропал весь сон. Я быстро привел себя в порядок, прихватил кой - какую еду и, задраив лодку, взобрался в тесную кабину Кибера. "Леший бы взял этих конструкторов",- поворчал я вслух, с трудом уместившись на самодельном кресле, и приткнув под ногами пакет с едой.
       Через несколько минут Кибер завис над обнаруженным кораблем. Огромная махина фотонного звездолета незнакомой мне серии, находилась в неудобном узком ущелье. Присмотревшись получше, я увидел, что это уже не космический корабль, а только его остов. Судя по всему, он стоял тут не одну сотню лет. Более того, он уже повалился на бок, но падение его задержала отвесная стена, горного ущелья. Носовая часть с открытыми люками, возвышалась над краем пропасти, и в звездолет можно было войти с верхнего уступа ущелья.
       Выбравшись из зонда, я увидел, что к старому звездолету ведет довольно заметная тропа, а край пропасти основательно утоптан. Из глубины ущелья тянуло смрадным запахом. Посмотрев внимательно вниз, я понял, в чем тут дело. Вся местность вокруг звездолета была завалена костями и останками трупов животных и аборигенов. На разложившихся останках росли странные деревья, состоящие из ствола и единственного, во весь ствол, красного листа с белыми прожилками.
       В средней части звездолета так же виднелись два открытых шлюза. Насколько я мог разобраться, эти шлюзы предназначались для выхода планетолетов. Но самих планетолетов в шлюзах не было. Все внешние устройства звездолета давно пришли в негодность, корпус поржавел и корабль представлял собой жалкое зрелище.
       Я оставил Кибера у звездолета, а сам пошел по тропе протоптанной аборигенами. Через несколько сотен метров тропа вывела меня к небольшому горному озеру.
       Пройдя еще немного, я вышел на каменистое плато, дальше уже виднелись пологие склоны поросшие травой.
       Вернувшись к ущелью, я осторожно вошел внутрь звездолета. Кругом торчала какая-то арматура, разрушенная обшивка, бесчисленные провода. В сложных лабиринтах переходов и отсеков было темно, и я постоянно натыкался на какие-то острые предметы. В лодке у меня имелись хорошие магнитные осветители, поэтому я вновь взобрался в неудобную кабину Кибера и вернулся на берег океана.
       Переключив Кибера на автоматический режим, я направил его на дальнейшее изучение этой странной планеты, а сам решил на лодке лететь к звездолету. Снявшись с якоря, я уже хотел войти в лодку, как вдруг мне показалось, что за мной кто-то наблюдает. Мгновенно ткнув на поясе кнопку гравитационной зашиты, я оглянулся. Нигде ни¬кого не было... Спустившись в лодку, я взял трассер и с его по¬мощью "прощупал" каждую щель и каждый камень на ближайших скалах. Но, увы, индикатор не показал наличие живых организмов на ближайшем обозримом пространстве. Решив, что это мне показалось, я задраил люк, взлетел и взял курс на горное озерцо возле старого звездолета.
       Лодку я оставил за большими валунами подальше от тропы аборигенов. Это на тот случай, если аборигены вновь посетят звездолет.
       Взяв осветители, трассер и "Циклон", я, обвешенный аппарату¬рой, как истинный разведчик, направился к старому звездолету. За время моего отсутствия никаких изменений не произошло. Видимо срок очередного жертвоприношения еще не наступил. Устанавливая в звездолете осветители, я стал внимательно осматривать отсек за отсеком. Летательный аппарат относился к какому-то старому виду фотонных межзвездных кораблей. В академии я изучал фотонные звездолеты, но этот вид кораблей мне был не знаком.
       Видимо, на таких кораблях летали еще задолго до открытия подпространственного тоннеля, а может корабль прилетел вообще не с Земли. В общем-то, конструкция его была ясна. В центре, примерно по оси звездолета, располагалась шахта для двух лифтов, вокруг нее вилась лестница, видимо на всякий пожарный случай. В носовой части располагались пилотский и штурманский отсеки. Рядом - блок безопасности и живучести. Ниже - информационно-вычислительный. Еще ниже - жилые и вспомогательные. И в самом низу располагались топливно-энергетические отсеки. В общем-то, фотонный корабль являлся по существу небольшим летающим городом. Экипажи этих кораблей состояли из нескольких сотен человек. Ведь полеты к дальним звездам длились десятки лет. Но в центре управления полетами помнили о каждом корабле, в каком бы дальнем уголке нашей Галактики он не находился.
       Подпространственный тоннель был открыт, когда я учился на последнем курсе академии. В связи с открытием тоннеля рассказывали такой забавный случай. Фотонный корабль Стрела-М выполнял регулярный рейс к звезде 5104, где на одной из ее планет добывали ланидий. Экипажу Стрелы почему-то не сообщили, что открыт подпространственный тоннель и в межзвездных полетах произошла фактически революция. Выйдя на орбиту звезды, командир Стрелы послал легкий планетолет за ланидием. Нужно было взять приготовленные контейнеры с ланидием и лететь обратно. Когда планетолет совершил посадку на планету, пилот Крутов открыл шлюз и вышел на бетонные плиты посадочной площадки. Вышел и видит, что от диспетчерской к нему идет его товарищ Костин из Центра управления полетами. Год назад Крутов расстался со своим другом на Земле отправляясь в рейс к звезде 5104 .Стрелу никакой другой корабль догнать не мог. Крутов на глазах у изумленного Костина молча вошел обратно в планетолет и закрыл люк. Крутов решил, что у него не все в порядке с психикой и стал думать, сообщить об этом командиру или нет. Он боялся, что его отстранят от полетов.
       После мучительных раздумий Крутов все же сообщил командиру о происшествии. Потом, когда разобрались, все долго смеялись. Да и сейчас эту историю вспоминают как одно из самых забавных происшествий в косморазведке.
       Устанавливая осветители, я заглядывал в каждый закуток звездолета, чтобы все-таки пролить свет на эту странную историю. «Пролить свет» - в прямом и переносном смысле. Конечно, осветители можно и не ставить на каждом повороте коридоров, а ходить с одним, держа его в руках, но все инструкции написаны кровью. Именно сзади, из темных углов и нападает на пилотов всякая нечисть. Поднявшись в верхние отсеки, я с удивлением обнаружил, что звездолет не настолько уж заброшен, как кажется на первый взгляд. На пыльном полу ясно виднелись следы обычной человеческой обуви. Они вели в пилотскую кабину. Присмотревшись, я заметил, что размер следа маленький, скорее всего женский. Пройдя по следам, я подошел к одной из немногих уцелевших дверей. Она оказалась запертой. Однако индикатор не показывал присутствие живых организмов. Кроме меня, разумеется, но мой код был заложен в трассер, значит, за дверью никого не было. Я, почему-то был уверен, что если попаду в зак¬рытую комнату, то раскрою тайну черноволосой купальщицы.
       Вырезав с помощью "Циклона" аккуратное отверстие в стене рядом с дверью, я нагнулся и вошел в отсек. Увы, вопреки ожиданиям, никакого открытия я не сделал. Это была обычная каюта одного из членов экипажа. У стены разобранный пульт связи, на стене разбитый экран... Перед пультом кресло, а на кресле.… А на кресле шкура, какого-то животного. Осмотрев кресло, я осторожно сел в него. Шкура, заменявшая изношенную обивку, приятно согревала спину.
       Возле экрана на стене виднелась полустертая звездная карта. Под иллюминатором, на деревянном кривоногом столике, лежали какие-то непонятные круглые предметы. В противоположной стене виднелась еще одна дверь. Я подошел к ней и легонько нажал плечом. Дверь открылась. Взяв осветитель, я вошел в комнату. В маленьком помещении оказалась спальня. На грубо сделанной деревянной кровати лежали подушка и одеяло. Рядом с лежанкой стояли два деревянных стула.
       Над кроватью, на крючке висела вполне современная куртка. Прикинув размер куртки, я определил, что она должна принадлежать рослому человеку. Все говорило о том, что если здесь люди и не живут, то, по крайней мере, бывают часто. И не только та девушка, но и еще кто-то. Вот только где, они?
       Подойдя к иллюминатору, и осмотрев сложенные на столике предметы, я засмеялся. Оказалось, что на столике лежала обыкновенная посуда. Круглые, металлические миски и чашки. Рядом стояла горелка, работающая на жидком топливе. Я разжег горелку и поставил на нее захваченный с собой пакет-суп. Пока он грелся, я отремонтировал поврежденную переборку при помощи того же "Циклона". Эта портативная установка вообще была незаменима, как в дальней разведке, так и в быту.
       Подкрепившись и прибрав за собой посуду, я провел внеплано¬вый сеанс связи и передал всю собранную информацию на базовый корабль. Если изображенная на схеме звездная система из нашей Галактики, то принадлежность корабля можно будет легко определить. И тогда все встанет на свои места.
       Уложив телексон в чехол и собрав остальные приборы, я вышел из каюты и закрыл дверь. В коридоре еще раз осмотрел следы на полу. Фантазируя, я представлял, что здесь бывает та самая девушка. И если проявить терпение, то можно ее как раз тут и встретить. Прав¬да может появиться и хозяин большой куртки. Но как ни странно, следов обуви большего размера на полу не было...
       Размышления мои были прерваны нестройным шумом гортанных криков. Выглянув осторожно в проем шлюза, я увидел, что к звездолету приближается большая группа аборигенов. Один из дикарей шел без головного украшения, в спину ему упирались копья нескольких воинов. Я сразу понял, что это опять пленный, но на этот раз его хотят не съесть, а принести в жертву своему богу, или как там он у них называется.
       Подойдя к обрыву, воины образовали полукруг, и к пленному вышел самый разукрашенный дикарь, наверное, главный среди них. Этот раскрашенный стал что-то говорить, но пленный вдруг резко метнулся к ближнему воину, столкнул его в пропасть, пробежал по ее краю и заскочил через открытый шлюз в звездолет. Чуть не столкнувшись со мной, он отпрыгнул в сторону и остановился весь дрожа и глядя на меня удивленным взглядом, как вполне разумный человек. Но хотя он и дрожал, вид у него был устрашающий, и моя рука невольно потянулась к оружию. Абориген осмысленным взглядом проследил за моим движением и вдруг встал на колени. Я поразился. Ясно, что он просил пощады и защиты. Но что для этого требовалось сделать, я не знал.
       Аборигены, от которых сбежал пленный, подошли почти к самому звездолету, но внутрь войти не решились. Они долго спорили, размахивая руками и оружием, но наконец, сговорились и ушли. Почему они не вошли в звездолет, я не понял, возможно, это место у них считалось священным. Но как бы там ни было пленный остался жив. Увидев, что аборигены ушли, я попытался жестами объяснить своему гостю, что можно идти. Но дикарь смотрел на меня преданным взглядом и продолжал стоять на коленях. Подумав, я собрал осветители и, покинув звездолет, направился к озеру. Уж не знаю, что думал дикарь, но за мной он не пошел, а остался в звездолете
       Благополучно добравшись до лодки, я взлетел и взял курс к знакомому пляжу, где оставил радиобуй. Вечер я посвятил отдыху. Искупался в море, полежал на песочке, и пораньше лег спать.
       На другой день, с новыми силами, я опять взялся за исследование океана. Но, увы, как и раньше, поиски оказались безрезультатными. Совершенно, упав духом, я загрустил, потому, что не знал, что делать дальше. К вечернему сеансу связи, я решил, что все-таки лечу на вторую планету, а здесь оставлю Кибера. Это решение я принял потому, что в голову мне пришла неожиданная мысль, а не летают ли жители этих планет на каких-нибудь космических летательных устройствах. Может у них это в порядке вещей. Может быть эта дивчина специально прилетела сюда искупаться. Прилетела и улетела, а я ее тут ищу.
       Однако мы предполагаем, а судьба располагает... Во время вечернего сеанса связи я получил такое известие, что мне пришлось изменить все свои планы. Информационно-вычислительный центр базового корабля передал, что на схеме, найденной мною в заброшенном звездолете, изображена Солнечная система. Наша родная Солнечная система. А с Земли пришел телекс, в котором сообщали, что этот звездолет не Земного происхождения. Принадлежность его пока не определена, но работа над этим продолжается.
       Это известие буквально поразило меня. Получается, что звездолет неизвестно чей, а в пилотской кабине карта Солнечной системы. Здорово!.. А ведь если бы я был повнимательней, то и сам сумел разобраться со схемой в звездолете. Ничего себе разведчик. Не разведчик, а недотепа какой-то.
       Расстроенный собственной ошибкой, я несмотря, что время приближалось к отбою, опять в нарушение инструкции взлетел и направился, к старому звездолету. Причалив лодку у тех же камней, что и прошлый раз, я взял приборы и направился знакомой тропинкой к старичку фотоннику, чтобы еще раз внимательно осмотреть его снаружи и внутри. Я был уже у самого входа в шлюзовую камеру, когда сзади послышался характерный конский топот. Обернувшись, я увидел, что верхом на лошади ко мне приближается та самая девушка, которую Кибер обнаружил на берегу океана. Увидев меня, девушка резко остановилась. Я хотел с нею объясниться жестами или еще как нибудь, но только стал снимать со своих плеч многочисленные приборы, как она развернулась и поскакала прочь от меня. Оставив аппаратуру на тропинке, я бросился, за ней вдогонку. Но разве может человек догнать лошадь? Вернувшись к лодке, я взлетел и снова ринулся в погоню. Догнал незнакомку я уже на равнине. Скакала она быстро, почти пятьдесят километров в час. Я стал заходить то с одной стороны, то с другой, пытаясь ее остановить. Но она, не сбиваясь с направления, скакала все дальше и дальше. Судя по ее упорству, она не просто так мчалась, а имела определенную цель.
       Впереди показалась широкая река. Снизившись почти до земли, и пугая огромной машиной лошадь, я стал прижимать ее к воде.
       Всадница сопротивлялась этому, но лошадь уже устала и инициатива перешла в мои руки. Наконец, то ли девушка сама решила остановиться, то ли лошадь окончательно выбилась из сил, но они остановились у самого берега реки. Меня это устраивало во всех отношениях, так как я увидел, что мы приближаемся к лесу. В нем я бы их потерял. Сев на воду, я вышел на берег и медленно направился к незнакомке. Девушка, не слезая с лошади, что - то быстро заговорила и направила на меня свое оружие. Но я, остановившись на мгновение, снова двинулся, вперед. Девушка направила оружие на кусты, росшие по берегу реки, и верхушки кустов, словно срезанные, упали на землю. Тогда я направил свой бластер на небольшой островок посреди реки и нажал гашетку. Через минуту, когда утих треск горевшей земли и развеялся пар, островка не было. Девушка закричала что - то резкое на своем языке и снова направила на меня оружие.
       Тогда, опять нарушая инструкцию, я отстегнул защитный пояс и бросил его вместе с бластером в сторону. Протягивая к ней руку, я снова осторожно двинулся вперед. Она посмотрела на меня как то странно, закричала еще громче и беспорядочно замахала своим оружием.
       Я сделал еще один шаг, и вдруг земля ушла у меня из-под ног. В первую секунду я подумал, что она в меня выстрелила, но оказалось, что я упал в какую-то яму. Сверху на меня посыпались ветки и трава. Встав и осмотревшись, я понял, что попал в охотничью яму. Мне еще повезло - посреди ямы торчал заостренный кол. Хорошо, что яма предназначалась для крупного животного.
       Посмотрев вверх, я увидел, что девушка стоит на коленях на краю ямы и смотрит на меня. Я улыбнулся и развел беспомощно руками. Девушка тоже улыбнулась, покачала головой и стала говорить что-то ласковое и ободряющее. Похоже, мы стали находить общий язык.
       Как выбраться из этой ямы я не знал, ведь у меня не было никакого инструмента. Единственно подходящим орудием был воткнутый посреди ямы кол. Я вытащил его и стал делать в стене уступы, чтобы по ним выбраться наверх. Девушка что-то сказала и исчезла с края ямы. Через секунду она появилась снова и, встав на колени, бросила мне нож. Я обрадовался, воскликнул: «О!» - И сделал выразительней жест рукой, подняв большой палец. Девушка заливисто засмеялась, сделала такой же жест и тоже сказала: "О!» И снова как то странно посмотрела на меня, внимательно вглядываясь в лицо.
       Ну вот, можно было считать, что первый языковой контакт состоялся. Осталось только выбраться из этой проклятой ямы и вообще из этой нелепей истории.
       Я стал торопливо вырубать ступени в стене, а проще говоря, углубления, по которым можно было бы выбраться наверх. Девушка по- прежнему стояла на коленях у края ямы, и что-то говорила мне. Насколько я мог понять по интонации, подбадривающее.
Я уже сделал порядочно ступеней и мог бы дотянуться до незнакомки рукой, как вдруг случилось нечто непредвиденное и страшное.
       У края ямы мелькнули обнаженные тела аборигенов, девушка вскрикнула, но предпринять что либо не успела. Ее плотным кольцом окружили войны с копьями в руках. Такие же вооруженные воины встали вокруг ямы. Копья почти упирались мне в голову, Один из аборигенов указал жестом, чтобы я вылезал из ямы. Жест был достаточно понятен и я, подтянувшись на руках, выбрался, наконец, из этой проклятой ловушки. Острые копья угрожающе закачались у самого лица. На какое-то мгновение у меня потемнело в глазах, и я чуть не потерял сознание. Вот уж влип, так влип ... Один из дикарей протянул руку к моему ножу. Я с сожалением отдал ему свое последнее оружие.
Положение было ужасное. Я не мог даже вызвать помощь. Защитный пояс я бросил где-то в траву, а на последнем сеансе связи доложил, что согласно регламента, отдыхаю. Следующий сеанс связи через семь часов. Если я не выйду на связь, тогда, только обнаружится мое исчезновение. Если я буду жив, то Кибер, конечно, найдет меня, но буду ли я жив через семь часов?
       Между тем аборигены успели убить коня и теперь резали его тушу на части. При этом один из воинов пользовался ножом, остальные следили за его действиями и восторженно галдели.
       Я посмотрел на девушку, Она сидела на траве в стороне от общей толпы аборигенов под охраной двух воинов. Голова ее была опущена и вся она выглядела растерянной и поникшей. Чувствуя ответственность и за нее, я сделал волевое усилие и максимально сосредоточившись, стал анализировать обстановку. Судя по поведению дикарей, в данный момент они нас есть не будут. (Боже, до чего дожил!) Пока им хватит коня. Было бы идеально, если момент для побега подвернулся сейчас. До реки рукой подать, нырнул бы в воду и ушел от них. В лодке оружие есть, но убивать их я бы не стал, а только усыпил. Но меня охраняло слишком много воинов.
       И хотя одежду мою копьем не пробить, голова была не защищена. Если начнется потасовка, то против такой толпы мне не выстоять. Следовательно, нужно ждать более благоприятного момента. Если мы и через семь часов будем на этом месте, то Кибер легко найдет меня здесь. Ах, если бы меня охраняло только два воина! Ах, если бы, кабы...
       Я снова посмотрел на девушку. Она сидела в той же позе, поникшая и безучастная. Mой пояс и ее оружие аборигены подобрали и отдали своему то ли вождю, то ли вожаку. Он, рассматривая незнакомые предметы, крутил и вертел их в разные стороны. На моем поясе для включения защиты, или применения оружия нужно было набрать определенный шифр на кодовом замке. Аборигену это конечно не суметь сделать. А вот принцип действия оружия незнакомки я представлял себе не ясно. И поэтому боялся, как бы этот полудикарь не уложил нас всех наповал. Впрочем, нас могло не зацепить, а возникшая паника пришлась очень кстати.
       Но ничего такого не случалось. Вождь, закончив разглядывать наше оружие, подал какую-то команду своим воинам. Они задвигались, засуетились. Те, что рубили тушу коня, прекратили свое занятие и взвалили куски мяса прямо себе на плечи. Мои охранники стали подталкивать меня копьями в спину, и мы направились в сторону видневшегося вдали леса. Девушку вели сзади. Ее охраняло по-прежнему, двое воинов. Изредка я оглядывался и пытался встретиться с ней взглядом, но это мне не удавалось.
       Двигались мы быстро, и не успело еще окончательно стемнеть, как пришли в становище аборигенов. Оно располагалось в удобном месте. На берегу лесного озера в скальных обнажениях природа создала множество разнообразных пещер и пещерок. В них и поселились эти дети природы. Лагерь охраняли вооруженные воины. Когда мы подошли, из пещер высыпало множество женщин и детей.
В отличие от мужчин на головах у них не было никаких украшений, а на теле - лишь легкие набедренные повязки, сделанные, как мне по¬казалось, из какой-то травы. Женщины старались потрогать нас руками, воины им этого почему-то не позволяли, женщины сердились и громко кричали. Из пещеры вышел самый главный вождь. У него было разрисовано не только тело, но и лицо, а на голове красовался пышный убор из птичьих перьев. Толпа аборигенов расступилась перед ним. Он подошел сначала ко мне, потом к девушке. Около нее задержался, и общупал со всех сторон руками, как собственную вещь. На наше оружие, которое ему принес один из воинов, он даже не взглянул, а продолжал хищно всматриваться в красивую цивилизованную девушку. Аборигены опять зашумели, некоторые стали поднимать вверх руки со сжатыми кулаками. Жест этот был мне уже знаком, и я заволновался. Неужели не будет отсрочки хотя бы до утра?
       Вождь тоже поднял руку и все замолчали. Он сказал что-то негромко двоим воинам, они подхватили девушку под руки и повели к пещере, из которой он только что вышел. Перед самой пещерой девушка оглянулась, и я встретился с ней взглядом. Лицо у нее было заплаканное, в глазах страдание и мольба о помощи. Сердце мое разрывалось на части от сострадания к ней, от собственной беспомощности и бессильной ярости на дикарей. Хотя, в общем-то, во всем случившемся я был виноват сам. Защитный пояс с бластером по инструкции снимать категорически запрещается, а я, желая доказать инопланетянке свои мирные намерения, снял его. То, что она поняла меня, доказывали ее дальнейшие действия, но от этого нам теперь не легче.
       Девушку завели в пещеру, двое воинов остались у входа, надо полагать для ее охраны. Аборигены опять вразнобой закричали и завыли и опять стали поднимать руки вверх.
       Мне стало все ясно. Выше животных инстинктов уровень развития у них пока не поднялся. Вождь что-то сказал, толпа утихла, и один из воинов принес ему обожженную на костре дубинку. «Однако не так он и глуп, этот дикарь,- подумал я, - девушку решил взять себе, а меня отдать на съедение своим соплеменникам. Пусть, мол, попробуют нежненького мяска и успокоятся».
       Вождь направился ко мне. Я, желая показать смирение, сам встал на колени и опустил голову. Двое воинов взяли меня под руки, а остальные стали расходиться. Одни сели на землю, другие занялись костром. Видимо для меня.
       - Ну, или сейчас, или никогда, - подбодрил я себя мысленно и приготовился к решающей, может быть последней в своей жизни схватке.
       Вождь зашел мне за спину. В тот же миг я, не оглядываясь, из неудобного положения, ударил ногой одного воина в солнечное сплетение и тут же освободившейся рукой захватил второго воина и бросил его через себя прямо на валявшийся рядом большой валун. Старый вождь не растерялся и замахнулся на меня дубинкой, но я опередил его и, сбив ударом ноги на землю, бросился к пещере, в которую завели девушку. Один из воинов, охранявших пещеру, метнул мне в грудь копье. Удар был настолько сильным, что я упал. Воин подскочил ко мне, но я уже поднялся и опять ударом ноги сразил его. Хотел броситься на второго охранника, но за спиной у него возникла девушка и ударила камнем по голове. Девушка перепрыгнула через упавшего воина, схватка меня за руку и мы хотели спастись бегством, но было уже поздно. Со всех сторон к нам бежали дикари, и путь к побегу оказался отрезан. Я почти силой втолкнул девушку обратно в пещеру, подхватил два оброненных копья и тоже заскочил в каменное укрытие. Почти следом за мной в узком проходе возникла фигура дикаря. Я неловко ударил по нему своим примитивным оружием. Воин схватился за грудь и с воем отскочил в сторону. Та же участь постигла второго и третьего воинов. Это охладило пыл дикарей. Они поняли, что теперь нас не так просто взять. И наскоком не справиться.
       Аборигены отошли от пещеры и на какое-то время оставили нас в покое. Я разобрал кострище посреди пещеры и подкатил к входу несколько камней, чтобы в наше убежище нельзя было ворваться неожиданно. Убедившись в достаточной прочности заграждения, я повернулся к девушке, чтобы, наконец, рассмотреть ее как следует. Она подошла ко мне вплотную и осторожно потрогала ладонью мою грудь, словно что-то искала. Я понял, что она видела, как тот дикарь ударил меня копьем. Мое сердце наполнилось нежностью к этой, в общем-то, незнакомой мне девушке-инопланетянке, стойко перенесшей вместе со мной все выпавшие на нашу долю испытания. Я привлек ее к себе и обнял. Девушка глубоко вздохнула, положила голову мне на грудь и затихла. Я был молод и она была тоже молода, и к тому же очень красива. Она мне очень нравилась и я надеялся, что и я ей симпатичен.
       Выражаясь языком инструкций, можно было сказать, что установлен полный контакт с инопланетной цивилизацией. Но канцелярский язык в данном случае не подходил. В этот миг во всей вселенной не нашлось бы двух существ более близких друг другу, чем мы.
       Однако праздновать победу было еще рано. Хотя сейчас мы находились в относительной безопасности, неизвестно, что может произойти в течение ночи. Кибер появится только на рассвете.
       - Моменто мори, - сказал я негромко, вспомнив одно старинное изречение. Девушка вскинула на меня взгляд и, вопросительно глядя прямо в лицо, что-то быстро заговорила. Я ничего не понял, но слово «мори», обозначавшее смерть, повторенное девушкой несколько раз, я разобрал ясно. Или она действительно поняла сказанную мной фразу, или совершенно случайно в наших языках оказались похожие слова, обозначавшие разные вещи. Решив это проверить, я напряг свою память - ведь учил же в академии древние языки - и сказал: "Земля".
       -Земля,- с акцентом, но понятно повторила девушка и радостно закивала головой.
Я указал на нее рукой и сказал: "Человек разумный". Она в ответ опять закивала головой и опять заговорила быстро и возбужденно. Я, конечно, ничего не понял и, с трудом подбирая слова, сказал на нескольких языках: «Не понимаю». Она отстранилась и стала с недоверием всматриваться в мое лицо. Потом вытянула руку в сторону выхода из пещеры и сказала на знакомом мне языке: "Вода". Теперь уже я понимающе закивал годовой. У нее радостно заблестели глаза и она, стараясь говорить неторопливо и помогая себе руками, стала мне что то объяснять. Я не понимал, она страдальчески морщилась и начинала объяснять все сначала. Наконец с трудом я понял, что она объясняет мне план побега. По ее плану мы должны незаметно выскользнуть из пещеры, подняться по скалам вверх, а потом спрыгнуть в озеро. План теоретически был осуществим, потому что действительно, в одном месте скалы прямо нависали над водой. Правда нас могли поймать при выходе из пещеры, сбить копьями пока мы поднимаемся на скалы, или мы могли сами разбиться на подводном камне, прыгнув неудачно в озеро. К тому же я боялся, что дикари тоже умеют плавать, хотя лодок я не видел. .
       О побеге я не помышлял, зная, что утром Кибер меня легко найдет. Но объяснить ей этого я не мог. Девушка же настойчиво, с помощью слов и жестов продолжала подталкивать меня к побегу. Я тоже объяснялся с нею больше жестами, чем словам. Со стороны, наверное, нельзя было без смеха смотреть на наши ужимки и кривлянья. Нам и самим иногда, становилось смешно глядя друг на друга. И мы, помня, что пока еще в плену, начинали тихонько смеяться.
       Занятые своими делами мы почти не следили за поведением дикарей. А между тем уже стемнело и на становище стало тихо. То ли все легли спать, то ли ушли на охоту, то ли еще что. Не слышно было ни женских, ни мужских голосов. Только напротив выхода из пещеры горел большой костер и возле него суетилось несколько вооруженных дикарей Сторожа, наши расположились метрах в двадцати от пещеры и пока их не сморит сон, пока их бдительность не притупится, о побеге нечего было и думать. Мы решили выжидать.
       Ночью в пещере стало прохладно. Девушка начала мерзнуть и зябко поводить плечами. Я тоже легко одетый, ничего не мог ей предложить. Подумав, я снова, правда уже не так решительно, привлек девушку к себе и сев на камень посадил ее на колени. Так, тесно прижавшись друг к другу, мы просидели несколько часов, продолжая наблюдать за поведением дикарей. Во второй половине ночи на страже осталось только два воина, остальные легли тут же у костра. Некоторое время эти воины старательно несли свою службу, оставаясь на ногах и прогоняя сон резкими движениями и прыжками. Но, наконец, и они сели на землю, повернувшись лицом в нашу сторону. Таким образом они надеялись облегчить себе службу и укараулить нас. Но изредка дрема брала, свое и голова то у одного, то у другого падала на грудь. Правда каждый из них тут же спохватывался и вновь зорко всматривался в нашу сторону.
       У нас и самих уже начали слипаться глаза. Девушка встала на ноги и вопросительно посмотрела на меня. Она ждала от меня действий.
       Выждав, когда в очередной раз у наших сторожей опустились головы, мы тихо выбрались через валуны из пещеры. Выбрались и тут же убедились в правильности нашего плана. Выход из становища в степь был перекрыт множеством костров и миновать их не замеченными мы бы не смогли. Не теряя ни секунды, мы стали карабкаться вверх по скалам. Но сторожа не зря ели свой хлеб, а вернее мясо. Не успели мы подняться и на десяток метров, как они нас заметили. Сторожа подняли вой, всполошив весь лагерь. Ярко запылали костры, и стало светло, как днем. Но тут аборигены сделали ошибку. Они не стали кидать в нас копья, а решили взять живыми. Вождь послал группу воинов в обход скал по пологому склону, чтобы перехватить нас там наверху, как только мы поднимемся. Несколько аборигенов ринулось за нами следом. Мы, уже не стесненные скрытностью, стремились как можно скорее добраться до намеченного рубежа, отклоняясь от вертикального подъема все более и более в сторону.
       Погоня, как говорится, наседала на пятки. Вдруг толпа дикарей опять громко взревела. Вверху тоже раздались крики. Аборигены, видимо, уже считали, что мы у них в руках. Однако мы упорно продвигались вперед. Я боялся только одного, как бы какой горячий и нетерпеливый воин не подал пример остальным бросать в нас копья или камни.
       Но вот можно прыгать. Девушка поворачивается ко мне и машет рукой. Я киваю ей в ответ. Она удобнее ставит правую ногу и, оттолкнувшись, прыгает в воду. Я тут же следую ее примеру.
       Прыгнули мы удачно и, вынырнув, торопливо поплыли к противоположному от становища берегу. Дикари, увидев, что мы от них уплываем, опять дико завизжали и бросились в обход озера, наперерез нам. Значит, к нашему счастью, плавать они не умели и мы выиграли у них несколько минут.
       Выбравшись на берег, мы наспех отряхнулась и побежали в сторону реки. Когда до нее оставалось уже не далеко, позади послышались крики дикарей. Они бежали по следу, который мы оставляли на траве. Я, пожалуй, еще мог прибавить ходу, но спутница моя была на пределе. Она бежала, тяжело дыша, прижав руку к правому боку.
Но вот впереди показалось темное пятно. Это лодка. Это наше спасение. Но и дикари приближались. Подскочив к лодке, я жестом указал девушке, чтобы она поднялась на крыло, а сам, бросив якорь в капсулу, оттолкнул поплавок от берега. Тяжелая лодка, медленно разворачиваясь, стала отплывать на середину реки. Я бросился к другому якорю. Подняв его, я хотел взобраться на крыло, но не успел. Дикари были буквально за спиной. Толкнув последний раз лодку, я бросился в спасительную воду.
       Вынырнул я у противоположного крыла. Взобравшись на лодку, я торопливо набрал код на шифр замке и откинул входной люк. Но бояться было уже некого. Аборигены прекратили преследование, никто из них не пытался взобраться на лодку, никто не бросал в нас копья. Они молчаливо стояли на берегу и удивленно глазели на лодку.
       - Вот же недотепы,- сердито сказал я вслух,- сначала гонялись за нами всю ночь, как за дичью, а теперь начали извилинами шевелить.
       Сейчас, когда оружие было у меня в руках, я мог бы уложить их навечно на этом берегу, но делать этого конечно не стал.
       Я устало погрозил им кулаком и повернулся к девушке, она терпеливо стояла у леера, по прежнему держась за правый бок. Значит действительно печень у нее была не в порядке.
Я помог ей спуститься в каюту и усадил на мягкий диван. Пока готовился обед, я поставил перед гостьей в пластмассовом судке свежие фрукты. Потом принес ей сухую одежду и, взяв себе пару яблок, вышел в командирскую рубку. Переодевшись тоже в сухое, я запустил энергоустановку. В иллюминатор било видно, как дикари бросились врассыпную, испугавшись шума двигателей, Повернув лодку против течения, я взлетел и направился к лагерю аборигенов.
       Приблизившись к лагерю, включил излучатель и усыпил дикарей примерно на один час. Я надеялся, что этого мне будет достаточно.
       Посадив лодку и причалив к берегу, я заглянул в столовую. Девушка спала, навалившись на стол. В захватах, стояли нетронутые судки с едой, яблоки рассыпались по полу. Сухая одежда лежала на рундуке. Я попытался ее разбудить, но она не просыпалась, а только вяло и бессвязно что-то бормотала. Тогда я взял ее на руки и отнес в спальный кубрик. Положив на постель, осторожно снял с нее мокрую одежду и, потеплее укрыв одеялом, пошел на поиски наших вещей.
       Ее оружие и свой защитный пояс я нашел легко. Они были в одной из пещер, А вот нож найти не мог, хотя осмотрел всех воинов, лежащих неподвижно у костров. Возможно, что он был у тех дикарей, которые преследовали нас ночью.
       Подходило время утреннего сеанса связи. Я прекратил поиски и вернулся на лодку. Глянув еще раз в сторону стоянки дикарей, я вдруг ясно увидел на темном небе характерный силуэт парашютиста. Я закрыл глаза и тряхнул головой. Парашютист исчез. – Уже галюники начинаются,- проворчал я вслух и спустился внутрь лодки.
       Доложив на базовый корабль, что у меня все в порядке и что контакт с разумными жителями установлен, я, наконец, почувствовал, как сильно устал. Хотелось есть и спать.
       Но в лагере аборигенов оставаться было неразумно. Я опять взлетел и направился к старому звездолету.
       Сев на озеро, я на этот раз не стал прятать лодку, а причалил прямо к берегу, по которому проходила тропа аборигенов. Проверив все системы лодки, я задраил входной люк и принялся, наконец, за еду. Хотя перед сном много есть не рекомендуется, я съел даже больше обычного. Уж очень проголодался после этой нервотрепки. После еды глаза сами начали закрываться. Зевая и спотыкаясь, я пошел в спальный кубрик. Но широкий двухспальный диван был занят гостьей. Делать себе что-то временное и неудобное - не хотелось. Я посмотрел на сладко спящую девушку, подумал и осторожно лег рядом. Едва коснувшись подушки, погрузился в забытье.
       Проснулся я так же внезапно, как уснул. Открыв глаза, увидел, что гостья уже не спит и внимательно рассматривает мое лицо. Она спокойно лежала и смотрела на меня, и это было очень странно, потому что лежали мы обнявшись и прижавшись друг к другу. Как это случалось, я объяснить не мог, но сам тоже лежал тихо и смотрел на нее. Обнять ее сильнее я не решался, а отстраняться не хотелось. Так мы лежали довольно долго, наконец, она смущенно отвела взгляд и осторожно освободилась от моих рук. Погрозив пальцем, она натянула мне на лицо одеяло, спрыгнула на пол и, подхватив свою одежду, скрылась за переборкой.
       Я посмотрел на часы. Оказывается мы проспали весь день. Я чувствовал себя отдохнувшим и полным сил. Если бы не присутствие девушки, то можно было подумать, что все случившееся просто приснилось мне. Но, увы, ничего не приснилось. Немного болевшая грудь от удара копьем, тоже напоминала о бурных событиях произошедших ночью.
       Теперь предстояло установить языковой контакт с представительницей … э… фу ты, даже язык не поворачивается - с представительницей инопланетной цивилизации. Языковой контакт необходим как воздух, без него я не решу все те загадки, в которых окончательно запутался.
       Я встал, быстро оделся и вошел в кают-компанию. Гостья стояла перед зеркалом и расчесывала волосы. Ну, точь в точь как обычная земная девушка. Увидев меня, она вздохнула и развела беспомощно руками. Я нарочито серьезно и пристально всмотрелся в нее, потом опять жестом руки с поднятым пальцем показал, что она выглядит отлично. Девушка засмеялась и положила расческу на столик. Я тоже улыбнулся, взял ее за руку и повел показывать лодку.
       Мы обошли с ней все основные и вспомогательные помещения. Показал ей даже сауну и научил пользоваться автоматом приготовления пищи. Обойдя все отсеки, мы вышли на крыло лодки. Девушка села на край консольного поплавка, и опустила ноги в воду. Глянув вопросительно на меня, она указала рукой на воду. Я понял, что она хочет искупаться в озере и зовет меня с собой. Все - таки она была удивительная девушка! Пережила такое, а сколько непосредственности и обаяния. Я сел с ней рядом на поплавок и, покачав головой, сказал, словно она могла понять: «Нет, боюсь, если опять чего натворю, то уж точно отстранят от полетов». Она, положив руку на мое плечо и страдальчески сморщившись, напряженно вслушивалась в звуки моей речи. Но, конечно, ничего не поняла и отрицательно покачала головой.
       -Фобос,- сказал я, опять вспомнив одно древнее слово обозначавшее страх. У моей собеседницы опять засветился взгляд, и она быстро заговорила, заглядывая мне в глаза. Я ничего не понял, стукнул от досады кулаком по поплавку и побежал в лодку за ларингофонам. Вызвав на связь базовый корабль, я с двумя поясами и ларингофонами вышел снова на крыло. Надев наушники на себя и на девушку, я настроился на волну базового корабля. Теперь наша речь будет передаваться в ИВЦ и расшифровываться. А через какое-то время мы сможем свободно разговаривать друг с другом. Вообще-то это надо было сделать давно. Ну, уж как получилось.
       Настроившись, я указал на себя и сказал: «Александр». Девушка закивала головой, показала на себя и сказала: "Юнона." Разговор на таком уровне можно вести и без переводчика, но начинать лучше с простого.
       Назначение ларингофонов она, видимо, поняла, и мы начали игру в названия. Сначала указывали на окружающие предметы и говорили друг другу их названия. Потом перешли в лодку и встали перед экраном. Теперь показывали не только предметы, но и разнообразные движения и каждый называл показанное на своем языке. Даже завтракать, а вернее ужинать, мы сели перед экраном. Проголодались, кстати, мы оба, крепко, Тем белее, что гостья моя не ела целые сутки. Уплетая за обе щеки, мы время от времени поднимали то стакан, то яблоко и называли каждый по - своему. Все это ускоряло расшифровку языка.
       Покончив с ужином, мы вышли прогуляться на берег озера. Я с нетерпением ждал, когда можно будет разговаривать со своей новой знакомой. Столько хотелось спросить. Спутница моя испытывала, по-видимому, такие же чувства, по крайней мере взгляд ее говорил об этом. Но дальше выразительных взглядов дело пока не шло. Правда, мы знали, как зовут друг друга.
       Внезапно из-за скалы показалась группа аборигенов. Они шли по тропе, на которой стоят мы. Занятые своими делами, мы и не заметили, как они подошли. Аборигены, увидев нас, остановились. Один из них, сказав, что- то остальным, направился в нашу сторону.
 
       Юнона испуганно глянула ни меня. Я насторожился, хотя было ясно, что воин идет с мирными намерениями. Мне даже подумалось, что он хочет отдать нож.
       Воин подошел ближе, положил на землю копье и, переступив через него, встал на колени. И тут я узнал его. Это был тот самый воин, с которым мы встречались в старом звездолете. Я подошел к нему и, взяв за локоть, поставил на ноги. Воин, почтительно наклонившись и положив руку на грудь, что-то стал говорить. Когда он закончил свою речь, я показал на себя и сказал: «Александр». Отчего, думаю, не побеседовать, опыт есть. Но воин, в отличие от Юноны, глядел на меня непонимающе и молчал. Я указал на девушку и сказал: «Юнона». Потом стукнул себя в грудь и сказал: «Александр». У аборигена мелькнула в глазах мысль, он положил руку себе на грудь и важно произнес: «Тор». Наверное, это был не просто воин, а какой-нибудь вождь. Мне захотелось сделать ему подарок на память. Я сходил в каюту и принес зажигалку. Потом насобирал немного сухой травы и на глазах у изумленного аборигена поджег ее. Загасив траву, я вложил зажигалку в руки аборигена и стал учить, как ею пользоваться. Абориген соображал туго, да к тому же пугался возникающего внезапно маленького язычка пламени. Ho, в конце концов, я научил его пользоваться этой мудреной для него штуковиной.
       Отдав зажигалку новому хозяину, я важно пожал ему руку и сделал знак, чтобы он шел к своим соплеменникам. Тор отступил назад, поднял копье и протянул его мне. Я принял подарок. Тор поклонился, что-то опять сказал и с достоинством удалился.
       Юнона неодобрительно смотрела на меня. Да, действительно, быстро я все забыл. Могли появиться аборигены с более воинственными намерениями.

       Я внял голосу здравого смысла, и мы перебазировались в безопасное место. На тот самый пляж, где я впервые увидел Юнону. Теперь я понял, почему она там находилась. Как раз потому, что была в безопасности. Оставалось узнать, где ее жилье и где остальные разумные жители планеты.
Едва я причалил к берегу, как Юнона, скинув одежду, бросилась в воду. Она весело плескалась и звала меня присоединиться к ней. Я уже решился составить ей компанию, как в наушниках послышался металлический голос: «Произведена полная расшифровка языка. Возможен синхронный перевод».
       Я удивился. На расшифровку языка требовалось, как правило, несколько часов, а тут не прошло и часа и уже возможен синхронный перевод.
       -Почему так быстро? - Спросил я.
       -Язык был расшифрован ранее. Подобным языком пользовались цивилизации заселявшие Землю до нашей эры,- монотонно ответил все тот металлический голос.
       «Неужели прав профессор Ярцев, что мы все ветви одной цивилизации»? - Подумал я.- «Может действительно есть какая то сверхцивилизация, которой стало тесно на своей планете-колыбели и она расселилась по другим планетам. Причем расселение началось давно, и у некоторых групп связь с родной планетой оборвалась. Развитие пошло совершенно самостоятельно. Может и у нас на Земле дело обстоит так же»?
       Торопясь скорее распутать клубок противоречий, я решил тут же начать разговор с Юноной.
       - Юнона! - Закричал я возбужденно. – Юнона!
       Я закричал так громко, что она испугалась и, выскочив из воды, бегом бросалась ко мне.
       Я торопливо надел на нее наушники и глядя в глаза, медленно я внятно сказал:
       -Юнона, ваш язык расшифрован, мы можем разговаривать. Слышишь меня Юнона? Говори!
       Испуг на лице Юноны медленно сменился улыбкой. Она некоторое время смотрела на меня, наклонив голову, словно прислушиваясь, потом схватила за руку и стала быстро и радостно что - то говорить. Но в наушниках вместо перевода, я услышал: «Говорите медленно». Судя по растерянному виду Юноны, она ничего не поняла, и мне пришлось ей объяснить.
       -Юнона, - сказал я, - нужно говорить медленно, четко выговаривая слова. Поняла?
       -Да, поняла. - Ответил голос в наушниках.
       -Ну, вот и хорошо! - Обрадовался я. - Смотри Юнона!..
       Я выровнял рукой песок и нарисовал на нем Солнечную систему.
       -Смотри, Юнона,- продолжил я, - вот Солнце, вот Венера, вот Земля. Я прилетел с Земли. Объясни мне, если можешь, откуда на вашей планете появился фотонный звездолет с картой Солнечной системы?..
       -Милый друг, - Раздался в наушниках голос робота, дословно передавший слова Юноны. При наличии некоторой фантазии можно было считать, что это она и говорит.

       -Милый друг,- спросила Юнона, - ты человек или робот?
       -Человек, - пробормотал я удивленно.
       -Ты правду говоришь, друг мой? Ты не из спецслужбы? - переспросила Юнона.
       -Ну, конечно, человек! - Воскликнул я. - Разве не видно?
       -Ты, действительно, не понимаешь мой язык?
       -Я не понимаю твой язык…. Я человек…. Я не из спецслужбы…. Я клянусь тебе!
       Юнона приблизилась и осторожно потрогала мои руки, лицо.
       Она долго изучала каждую морщинку на моем лице, каждую ресничку.
       Взгляд ее наполнился теплотой и нежностью.
       - Разве с этого нужно начинать разговор, друг мой? Или ты все уже забыл?
       Ее губы приблизились к моим, я осторожно обнял ее и почувствовал, что она вся дрожит. Я взял ее на руки, осторожно опустил на песок и сел рядом. Юнона прижалась ко мне и тихо зашептала на ухо:
       -Сначала мне показалось, что ты робот и послан спецслужбой. Потом я была уверена, что ты человек... Но когда тебя ударили копьем в грудь и ты остался невредим, у меня опять закралось подозрение, что ты робот... Хотя у тебя такие нежные руки. Ты такой сильный, что не боишься копья?
       -Нет, что ты,- я тихо засмеялся,- это у меня одежда такая. Она может защитить и от более сильного оружия. Но камнем по голове бить не желательно…
       -А потом я подумала: может ты пират или еще какой-нибудь преступник... Но у злодея не может быть такого честного и открытого взгляда... Хорошо, что мы не перестреляли друг друга при первой же встрече. От моего оружия ты бы погиб?
       -Да, у тебя сильное оружие. Но мой защитный пояс спасет меня от любого оружия. Я имею в виду оружие личной безопасности. Из лучевой пушки можно и планету на куски разнести.
       -Такое сильное оружие создано? - Удивилась Юнона. - Вот видишь, как я тут от жизни отстала. Но лучше отстать от жизни, чем расстаться с ней. Когда ты встал перед вождем на колени, я, честно признаться, попрощалась с жизнью. Если в управлении узнают, что вождь погиб по моей вине, мне запишут порицание. Скажут: невыполнение обязанностей, любовные увлечения, припишут еще что-нибудь. Слушай, а давай скажем, что у тебя вынужденная посадка. А?.. Аварийная посадка в неустановленном месте... Нападение... Самооборона... Все, так сказать, в пределах закона. Как - то надо перед начальством выкручиваться... У тебя есть разрешение на полеты? Ты, вообще, кто?
       Юнона закончила свой сбивчивый монолог и вопросительно посмотрела на меня. Мне было ясно, что она меня не поняла. Впрочем, я ее не понял тоже. Мне стало смешно над нами обоими, я засмеялся и сказал, что разрешения на полеты у меня нет.
       -Может, тебя правительство послало? - Спросила Юнона и испуганно вскинула на меня взгляд.
       -Нет, - ответил я, - я не из спецслужбы, я вообще не тот за кого ты меня принимаешь, Я прилетел с Земли.
       -Я поняла, - ответила Юнона,- я даже уверена, что ты из «Северных». Только среди них еще встречаются такие крепкие мужчины. Я как увидела твою пышную шевелюру, так сразу подумала, что ты из «Северных». Я угадала, друг мой? Северные мужчины надежные друзья. На них всегда можно положиться.
       Я сокрушенно вздохнул. Мы явно не понимали друг друга. Во всей этой истории не хватало какого-то звена для того, что бы все соединилось в единую цепочку и стало понятным нам обоим. Необходимо было направить разговор в нужное русло. Но как это сделать, я не знал.
       -Послушай, Юнона, я прилетел с Земли, это очень далеко. Ты знаешь такие понятия, как вселенная, звезда, планета? - Спросил я ее.
       -Ну, конечно, друг мой! - Воскликнула Юнона. - Ты думаешь, что я тут всегда жила и ничего не знаю? Нет, я ведь как все девушки закончила училище. А ты, разве, не слышал обо мне? Ведь моя история получила широкую огласку. После гибели моих родителей дедушка взял меня сюда. А когда дедушка умер, я осталась на его месте, сама назначила себя смотрителем заповедника, поссорилась с начальством, и отказалась выйти замуж за Гектора. Мне уже объявлено за это порицание, стоит мне получить еще одно порицание и спецслужба вернет меня на Землю. «Общее Мнение» меня уже не защитит и мне придется выйти замуж за Гектора... Как же ты не слышал обо мне? Ведь для того, чтобы составить «Общее Мнение» проводится опрос всех граждан. Две третьих высказались в мою защиту. Ну, да я знаю вас, Северных, вы всегда имеете свое мнение и вообще плохо участвуете в делах Общества. Но даже для Северных, ты, мой друг, выглядишь странно. Ведь и у них изучают Общий язык, а ты почему-то не знаешь Общего языка. И ведешь себя слишком уверенно. А главное, техника твоя не соответствует положению рядового гражданина. Даже когда сюда прилетал сам Гектор, у него был только один планетолет. Правда, у него была вооруженная охрана, но ты и без охраны хорошо справляешься…. Но все твои странности мне симпатичны и еще при первой встрече у реки ты вызвал у меня доверие.
       Юнона замолчала, долго смотрела на мое грустнее лицо, потом тихо произнесла:
       -Тогда я не знаю, что мне думать и как себя вести, но ты мне симпатичен, друг мой. Я тебе верю. Пойдем ко мне в гости, я покажу свой дом, а ты расскажешь о себе.
       Она поднялась с песка, оделась и повела меня вдоль берега моря. Подойдя к скалам, Юнона сунула руку в щель между камнями, что-то там нажала, один валун медленно повернулся и перед нами открылся вход в широкий освещенный грот. Большая часть его была занята водой. Лишь вдоль одной стены узкой полоской тянулась суша. Пройдя по каменистому берегу подземного озера, мы подошли к большим стеклянным дверям, встроенным прямо в отвесную скалу. Юнона опять повернула какой-то замаскированный рычаг, за дверью вспыхнул яркий свет, она открылась и мы вошли в уютный круглый зал. В нем были ровные, приятного тона, стены, мягкая мебель, встроенные шкафы.
       Юнона подошла к стене, опять повернула рычаг, часть стены бесшумно откинулась вниз, и перед нами образовался балкон.
       -Здорово! – Воскликнул я, восхищенный открывшимся видом на море.- Наверное, отсюда ты и следила за мной?
       -Да, отсюда,- ответила Юнона,- но не с балкона, а через перископ. Сначала я подумала, что ты из спецслужбы и решила спрятаться. Хотя это и смешно.
       Юнона подкатила к балкону столик, два кресла и стала доставать разные кушанья из многочисленных шкафов и холодильников, встроенных в стену.
       -Но потом вижу, что твое поведение довольно странное и не соответствует представителю закона. Но и на пирата ты не походил. Тогда я решала на всякий случай понаблюдать за тобой, сначала все выяснить, а потом доложить начальству. Ну а что из этого получилось - сам знаешь.
       Юнона усадила меня в кресло и стала наперебой предлагать разные блюда. Сидеть за столом в защитном поясе было так же неудобно, как спать на потолке. Будучи твердо уверенным, что нахожусь в полной безопасности, я снял неудобный пояс и положил рядом с собой. Я пробовал все, что она давала, и даже хвалил, но думал о другом. Из головы не выходили слова произнесенные девушкой: «Смотритель заповедника». До меня стал доходить смысл некоторых явлений и событий. Однако далеко не все мне было понятно. Я хотел снова начать разговор с Юноной, и объяснить ей все-таки кто я и откуда. Но сделать этого не успел. Вся стена, которая располагалась напротив нас, вдруг засветилась, на ней появилось изображение лысого мужика, который стал громко и сердито что-то говорить Юноне. Что он говорил, я не понимал, но по испуганному и бледному лицу Юноны видел, что разговор серьезный.
       Юнона оставалась в ларингофонах и все, что она отвечала, переводилось мне. Правда говорила она очень мало, так как мужчина не давал ей высказываться, постоянно кричал на нее и перебивал. Юнона пыталась доказать свою невиновность, но зто ей плохо удавалось.
       -Я думала, что он из спецслужбы, поэтому не сразу доложила...
       Юнона повернулась ко мне и сказала, кивнув на экран:
       -Он прика... Он просит тебя назвать личный номер.
       Я пожал плечами и сказал, что у меня нет никакого личного номера, и вообще я не знаю что это такое.
       Юнона показала на мои часы с браслетом и спросила:
       -А это что? Разве не личный жетон с номером? - И она подняла свою левую руку, на которой тоже был браслет.
       Я у нее и раньше видел его, но думал, что это просто украшение.
       Юнона, оглядываясь на экран, торопливо объяснила мне, что каждому гражданину Общества присвоен определенный номер. Номера зарегистрированы в Управлении спецслужбы, где хранятся и личные дела всех жителей планеты…
       -Юнона,- перебил я ее, - скажи своему начальнику, что я прилетел с другой планеты. К вам прилетел представитель другой цивилизации! Это величавшее событие! А мы говорим, черт знает о чем.
       Юнона пыталась объяснить по своему, почему-то игнорируя мои слова, но начальник не слушал, а еще больше сердился и кричал. Чтобы не смотреть на эту сцену я вышел на балкон. Внизу покачивалась на волнах лодка, вдали, над скалами виднелся планетолет. Да, техника солидная, не зря Юнона удивилась моей оснащенности. А ведь есть еще Кибер и звездолет. В голове появилась новая идея. Показать эту технику лысому оратору. Я срочно вызвал к себе Кибера. Вскоре он повис над балконом.
       -Юнона! - Позвал я девушку.
       Она печальная, с поникшей головой вышла на балкон, держа ларингофоны в руке, Я одел их на нее и, глядя в глаза, твердо сказал:
       -Юнона, я пытался объяснить тебе, что прилетел из другого мира, но мы не поняли друг друга. И твой начальник не поверил и посчитал меня преступником. Ерунда какая-то…
       -Это не мой начальник, это Гектор. Он сенатор. Он сказал, что уже давно засекли над заповедником не опознанные летательные аппараты. Меня обвиняют в укрытии пиратов. Сегодня к нам вылетел планетолет спецслужбы, завтра он будет здесь. Я уволена.
       -Послушай, Юнона, я действительно прилетел издалека. Планета, с которой я прилетел, называется Земля, а звезда наша называется Солнце. От нашей системы до вашей очень далеко. Но каким-то странным образом мы с тобой похожи друг на друга. Каким-то странным образом наши языки близки: и у вас и у нас есть одинаковые слова. Есть и другие удивительные загадки, разгадать их мы сможем только вместе. Юнона, скажи, что сделать, чтобы ты мне поверила, чтобы поверили твои сограждане? Кстати, что это за граждане такие, которые имеют личные номера? Разве можно такое общество назвать «гражданским»? Это просто унизительно.
   - Друг мой, ты должен знать, что в начале становления нашей цивилизации, в обществе была очень высокая преступность. Получалось, что проявляя гуманность к каждой личности, мы создавали невыносимые условия жизни всему социуму. Ибо малая часть непорядочных граждан могла терроризировать большую часть сообщества, состоящую из законопослушных граждан. А сейчас мы почти искоренили преступность. Да, спецслужба может проследить за перемещением любого жителя нашей планеты. Но разве честный гражданин, будет скрывать свою жизнь от других сограждан. Мне кажется, что это правильно. Ты не согласен с этим?
   - Да, мне это не нравится. У нас, на Земле человеческое общество живет по другим законам.

       Юнона долго молчала и пристально всматривалась в меня.
       - Я тебя не понимаю, друг мой,- медленно произнесла она,- я тоже с Земли. Скажи мне, кто ты? Какое положение ты занимаешь в обществе? Я могу обратиться к Сообществу и запросить Общее мнение. Но если повод покажется незначительным, мне откажут в защите, и я больше никогда не смогу обратиться к Сообществу. С меня снимут звание гражданина, и я буду существо без прав.
       - Юнона,- взмолился я,- я не знаю почему мы не можем понять друг друга. Запроси это свое Общее мнение. Я обязательно докажу свою правоту, а иначе, зачем я сюда прилетел. Мы покажем твоим согражданам мою технику, я им все объясню, и они поверят, что я прилетел с добрыми намерениями.

       -Хорошо, друг мой,- со страданием в голосе ответила Юно¬на,- Я не знаю, как мне поступить, поэтому во всем доверяюсь тебе. Но если мы сделаем неверный шаг, то можем погибнуть…
       Вдруг дверь резко распахнулась, и в комнату внезапно вошли три человека в красивых, блестящих комбинезонах. В руках у них были лучевые пушки. Они направили оружие на нас.
       Я сделал чуть заметное движение в сторону брошенного пояса, но один из вошедших понял мой маневр, приставил к моей голове ствол пушки и оттолкнул пояс ногой.
       -Антонио! - Воскликнула Юнона, вскакивая с кресла. - Антонио, сам Великий Отец послал тебя к нам… Антонио, прошу тебя, выслушай его,- она кивнула в мою сторону. Мужчина, к которому обратилась Юнона, предостерегающе поднял руку и, не опуская оружия, сказал:
       -Я должен выполнить свой долг. Прости.
       Юнона сникла, села в кресло, но тут – же вскочила и спросила:
       -А как вы попали сюда, ведь планетолета не было, и Гектор сказал, что вы завтра прилетите?
       -Я должен выполнить свой долг, - снова проговорил Антонио.
       -Ты не ответил на мой вопрос, - нахмурилась Юнона.
       -Твой Гектор тебя обманул,- вступил я в разговор,- планетолет был вчера, но он не приземлялся, а этих, твоих агентов спецслужбы, которых ты так боишься, сбросили на парашютах. Наверное, специально, чтобы застать нас врасплох.
       Юнона удивленно посмотрела на меня, потом повернулась к Антонио и стала быстро и гневно что-то говорить. Я не понимал, что она говорит, потому что в наушниках слышался монотонный голос: «Говорите медленнее, говорите медленнее»
       Девушка наступала на Антонио, грозила пальцем и все говорила и говорила. Мужчины морщились, слушая Юнону, и отводили взгляды. Увидев, что у них ослабла бдительность, я резко метнулся к ним и, оказавшись в центре группы, завязал рукопашную схватку. Стрелять они не могли, боялись попасть друг в друга. Юнона была на моей стороне – она буквально повисла на руках Антонио, не давая ему участвовать в борьбе. Я же был в своей стихии. Через несколько минут все трое лежали на полу и корчились от боли.
       -Вы уж извините меня, ребята,- бормотал я вслух, связывая им руки ремнями от их же оружия, - уж извините, но мне иначе нельзя. Я тоже обязан выполнить свой долг.

 
       -Что будет, что будет… - Причитала Юнона, отрешенно качая головой.
       -Скажи им, что я прилетел из другой звездной системы, - попросил я Юнону.
       Юнона выполнила мою просьбу и стала переводить ответы Антонио.
       - Прилетел из другой системы на этих детских игрушках?.. – усмехнулся Антонио.
       - О! Вот это разговор не мальчика, но мужа! Нет, не на этих. На орбите у меня межгалактический звездолет.
       -Это надо доказать.
       - Так я хочу доказать, но вы меня не слушаете!
       Антонио скривил губы.
       - А вот представь, что возле твоего жилища приземляется планетолет, из него выходит точно такой же человек, как ты и говорит, что прилетел с другой планеты.… Ведь ты подумаешь, что тебя просто разыгрывают. И техника у тебя похожа на нашу. Да и случаи подобные были. Пираты выдавали себя за инопланетян, а потом брали в заложники мирных граждан и требовали выкуп.
       Я задумался. Доля истины в его словах была.
       -Хорошо, - сказал я, - ответьте мне на один вопрос и я улечу.
       Антонио вздохнул.
       - Ты улетишь, а Юноне отвечать придется. Не завидую ее участи.
       - Я ее не оставлю вам на растерзание. Я ее возьму с собой. Земляне своих в беде не бросают! И вообще, я буду просить ее выйти за меня замуж.
       Антонио саркастически усмехнулся.
       - Ну, вот, ты и проговорился… Ты с Земли.
       - Да я два дня вам говорю, что прилетел с Земли, а вы не слышите меня!
       - Слышим, но на Земле о тебе не знают. Нас послало правительство узнать, кто ты такой.
       -Ха! Что, президент должен знать каждого астронавта? Для этого есть Центр Управления Полетами… Ладно, не будем спорить.… Скажите мне, откуда в старом фотонном звездолете карта Солнечной системы? И вообще, откуда он тут взялся?
       Антонио глянул на меня презрительным взглядом и отвернулся.
       Я тоже замолчал, не зная, что говорить. Всегда думал, что встреча с инопланетной цивилизацией произойдет торжественно, это будет великий праздник. Мы кинемся в объятия друг друга… Правда, объятия были. Что было, то было. Но всенародного ликования по этому поводу нет. И шапки в воздух никто не кидает.
       Юнона подошла ко мне, положила руки мне на плечи.
       - Друг мой, - сказала она, пристально глядя в глаза, - про Командора Ноя знает каждый ребенок. Ты действительно не знаешь об этом ничего?
       - Не знаю я никакого Ноя, но я не про него спрашиваю, я спрашиваю, откуда взялся фотонный корабль с картой Солнечной системы!? Я прилетел из Солнечной системы, которая находится на противоположной стороне Галактики. Кроме меня сюда никого не посылали. Никого. А в ущелье старый фотонник с картой моей звездной системы…. К тому же такие корабли на Земле не строили….
       - Друг мой, ты хочешь сказать, что прилетел с планеты Земля, которая находится в Солнечной системе?
       - Да, да, да! Именно это я и хочу сказать!
       - Планета, о которой ты говоришь, является нашей исторической родиной. После планетарной катастрофы, Командор Ной привел звездолет на новую планету, которую тоже назвали Земля и человеческая цивилизация начала свое развитие заново.
       - И где же эта цивилизация находится? Кроме четырех человек, никого не вижу.
       - Так я же говорю: на Земле…
       - Господи вразуми меня, я ничего не понимаю, - пробормотал я, садясь в кресло.
       - Ну, мы сейчас находимся на планете Венера. Здесь заповедник. А человеческая цивилизация находится на второй планете, которая называется Земля.… На орбите Дианы же две планеты….
       Я молча хлопал глазами переваривая услышанное.
       - И когда же это произошло? Когда вы сюда переселились?
       - Несколько тысяч лет назад.
       - А Ной, это кто?
       - Это наш Командор, который привел свой корабль на Диану, после катастрофы на Земле.
       - То есть такой человек действительно существовал на самом деле?
       - Ну, конечно, это каждый ребенок знает.
       - А ведь я, пожалуй, слышал о Ное. Я, думал, это сказка. Я помню одну фразу из этой легенды: «Взял он с собой каждой твари по паре»… А лошади на корабле были?
       - Конечно, были, но не лошади, как животные, а их ДНКа. И ДНКа других животных были.
       - ДНКа?? - Моему удивлению не было предела.
       - Ну, конечно, друг мой, ты же понимаешь, что в маленький корабль невозможно поместить по другому всех животных имеющихся на Земле.
       - Нет, пока не понимаю, и что уж совсем непонятно, так это то, что и вы и мы звезду называем Диана.
       - Да, это странно. А еще странно, что Великий Отец ничего не говорил о возрождении жизни на Старой Земле. Он не мог об этом не знать.
       - Кто это: Великий Отец?
       - Можно еще сказать Высший разум. Он же нам помогал делать наклон оси Новой Земли.
       - Наклон оси?...
       - Ну, конечно. Иначе не будет смены времен года. И на Старой Земле это делал Высший разум. И то, что у вас для равновесия на орбите Земли, с другой стороны Солнца вращается Утопия, и у нас вокруг Дианы вращается две планеты - все сделал Великий Отец. Это же не само собой все сделалось. И расстояние от планеты до звезды, и крупные планеты с большой массой для перехвата метеоритов… Это все сделал Великий Отец. Командор Ной был избранным и мог общаться с Великим Отцом. Ты должен знать такие вещи. Это даже в женских училищах изучают.
       Я молча смотрел на Юнону, с трудом переваривая эту информацию.
       Антонио повернулся в мою сторону:
       -Это ты с молодыми девушками так можешь разговаривать, но не со мной.
       Я помог Антонио встать и подвел к окну.
       - Смотри, Антонио, вот лодка, вот кибер-разведчик, а вон там, подальше планетолет.… Это ты видишь собственными глазами. Да на орбите звездолет… Лодку и Кибера я оставлю здесь, пусть ваши специалисты посмотрят мою технику и скажут свое слово. Я, думаю, они разберутся…. Мы сделаем так: я вас отпущу, чтобы вы рассказали обо мне своему начальству, а мы с Юноной побудем некоторое время у меня на корабле, потом снова встретимся и поговорим. Да и мне тоже надо кое что обдумать.
       Я собрал валявшееся оружие и пошел к выходу.
       Антонио раздраженно сказал что-то Юноне и отвернулся.
       - Он просит оставить оружие. Без него им лучше не возвращаться. За утерю оружия их выгонят со службы.
       - Хорошо, - согласился я,- оружие будет лежать на площадке возле планетолета. Мы улетим, а вы придете и возьмете свое оружие.
       - Он просит развязать руки хотя бы одному человеку,- опять перевела Юнона слова Антонио.
       - Ну, это уж слишком, - я тоже начал злиться,- пусть выкручиваются, как хотят, пусть зубами грызут, времени у них много. Пошли Юнона.
       Юнона тяжело вздохнула и последовала за мной.
       Мы прошли через грот с озером и выбрались на тропинку среди камней. Но не успели сделать и десяток шагов, как из-за большого валуна мне на спину прыгнул человек в такой же одежде, как Антонио. Я обвешенный тяжелыми лучевыми пушками, сразу рухнул на землю. Откуда ни возьмись, появились еще двое агентов. Они навалились на меня и стали заламывать руки. И это им почти удалось, как вдруг из-за камней выскочило десятка два аборигенов. Началась такая свалка и неразбериха, что было вообще непонятно кто на чьей стороне. В этой сумятице я сумел выхватить бластер, переключил его на травматический режим и стал нажимать гашетку, целясь во все, что двигалось вокруг меня. Через минуту на ногах стояли только Юнона и я. Из грота выскочил Антонио. Руки у него были уже развязаны. Он был настроен воинственно, но увидев результат баталии, сник и остановился. В моих глазах именно Антонио был виновником всех моих бед. Я не сдержался и врезал ему по физиономии с левой руки, так как в правой держал бластер. Антонио повалился, но оперся на валун и удержался на ногах. Он смерил меня взглядом, криво усмехнулся, но в драку ввязываться не стал. Я убрал бластер в чехол и встал перед Антонио в боевую стойку. Он понял меня и стал махать руками и ногами с такой скоростью, что мне пришлось отступать. Он явно хотел взять реванш за свое первое поражение. Чувствовалось, что передо мной умелый боец. Но мой противник не знал, что перед ним чемпион Земли по борьбе. Выбрав момент, я захватил его руку и провел бросок через плечо. Антонио сгруппировался и, едва коснувшись земли, вскочил на ноги и снова пошел в атаку. Я еще немного отступил, выбрав между камнями площадку попросторнее. Между тем, за нами наблюдала уже не только Юнона. Постепенно приходили в себя и подчиненные Антонио и аборигены. Люди вставали на ноги, отходили в сторону и молча следили за нашей схваткой. Никто не пытался ни помочь, ни помешать. Я уже решил закончить представление и пару раз врезал Антонио как следует. Однако он падал, мотал головой, упрямо поднимался и снова шел в атаку. Наконец между нами встала Юнона. Мы прекратили мутузить друг друга и, тяжело дыша, разошлись в разные стороны. Я осмотрелся и увидел среди аборигенов знакомое лицо. Оказывается, мне на помощь опять пришел Тор. Я подошел к нему и обнял как брата. Тор положил копье на землю, переступил через него и стал произносить короткие фразы, помогая себе жестикуляцией.
       - Вот,- сказал я специально для Антонио,- цивилизации стоящие на разных ступенях развития и то понимают друг друга. А нам с тобой должно быть стыдно за то, что мы тут устроили. А ведь мы, оказывается, братья! У тебя и твоего начальства с чувством здравого смысла дело обстоит плоховато. Может быть я скажу с излишним пафосом, но я надеюсь, что разум восторжествует. Очень надеюсь, и жду сообщения, что вы готовы к разговору.
       Я взял Юнону за руку, и мы пошли к планетолету.
       - А вдруг у нас ничего не получится, и я больше никогда не увижу свой дом, - сказала Юнона, с грустью оглядываясь назад.
       - Получится,- твердо ответил я,- мы же с тобой поняли и полюбили друг друга. И другие люди поймут и полюбят друг друга!
 


Рецензии
Ноев ковчег -это слишком пафосное сравнение у вас...Спасение это на самом деле не идея даже...

Юрий Алексеев 5   23.06.2018 15:23     Заявить о нарушении
Вопрс спорный.... По мнению инопланетян, человечество однажды спаслось от катастрофы, улетев на другую планету. Командора звали Ной.

Сергей Спехов   23.06.2018 17:24   Заявить о нарушении
На это произведение написано 8 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.