Борис Мельц. У русского языка нет будущего

Сейчас много говорят о будущем русского языка, предлагают разные реформы, от орфографической до грамматической, вводят всякие улучшения, придумывают новые слова и т.д. Увы, никто еще не посмел сказать, что король голый. Как его ни наряжай...

Русский язык - попросту незадавшийся язык. Со своими дремучими корнями он неспособен освоить современную технику, выражаться кратко и точно. Забавно следить за его потугами, как он наворачивает на себя один суффикс, другой, лезет вон из кожи - а сказать, того что нужно, не может. Там, где английскому достаточно сказать "user", русский беспомощно барахтается. Лучшее, что он может изречь - "пользователь" (12 букв!), но такого и слова-то нет, и звучит оно как будто речь идет о быке-осеменителе. Потому так мало в России людей практичных, способных к делу. Users в России не водятся. Да и слово "использовать" (12 букв!) - такое длинное и тяжелое, что пока его выговоришь, уже не останется времени на использование чего-либо.

А слово "здравствуйте" (12 букв!), которое по идее должно быть легким, коротким, с него начинается всякая речь... Ни один из иностранцев не может это вымолвить, да и мы сами скрипим зубами, пока произносим, и выбрасываем труднопроизносимые "д, в, вуй": остается "зрасте" (с бессмысленнo усеченным корнем). Попробуйте выразить по-русски такие элементарные понятия, как "site", "server", "office". Язык онемеет, потому что у него просто нет в запасе таких слов. Вот и приходится заимствовать "сайт", "сервер", "офис". Практически все слова в научном, интеллектуальном, политическом, экономическом, деловом, культурном языке - заимствованные. Посмотрите на газетный текст - там русскими остаются только слова бытового обихода, физических действий, эмоций, а почти все, относящееся к культуре, технике, интеллекту, взято из других языков.

В романо-германских языках тоже много латинских корней, но они для них родные, а для нас чужие. И торчат эти непроглоченные слова, как кости в горле. "Коммунизм", "социализм", "партия", "капитализм", "менеджмент", "ваучер", "приватизация"... Слова эти неродные, и мы ими пользуемся, как заклинаниями, не вникая в смысл. Оттого возникают у нас дурацкие идеологии - системы слов, которыми мы не знаем, как пользоваться. Они нас куда-то ведут, что-то приказывают, и мы, как дураки, строим неведомый коммунизм или капитализм, не понимая, что и зачем.

В английском огромное количество слов, и у каждого слова - огромное количество значений. По всем этим параметрам русский на порядок уступает английскому. Там, где в русском имеется одно слово, в английском - несколько, и поэтому процесс мышления гораздо более точный. Вот хотя бы взять слово "точный": оно у нас одно. А в английском "exact", "precise", "accurate", "punctual". И у каждого - свой оттенок точности. Мы кое-каких слов поднахватали - "аккуратный", "пунктуальный", но на них в английском есть свои слова, более точно выражающие, например, понятие аккуратности: thorough, tidy, neat. Если производить взаимный зачет слов между русским и английским, то русский запнется на втором слове. Эта как два решета с разным размером ячеек. В русском - широкие, и через них тонкие вещи проваливаются, не находят выражения в языке. А английский - мелкое сито, оно все на себе держит, тончайшие оттенки. Вот еще слово "оттенок": по-английски это и shade, и tint, и hue, и touch.

Русский язык был хорош для средневекового, феодального общества, когда разговор шел о каких-то конкретных вещах: о растениях, животных, домашней утвари, семейной жизни, простых ремеслах. Но для выражения идей русский плохо приспособлен, тяжело ворочает отвлеченными понятиями. По науке или искусству мне гораздо легче понимать английские тексты, чем русские. Хотя и приходится смотреть в словарь, но ясно, что хочет сказать автор. А по-русски все слова, вроде, знаешь, но соединяются они с трудом, и в результате смысл по дороге теряешь. Чтобы соединить два слова в русском, какие нужны усилия! Тут и согласование по роду, числу и падежу, и глагольное управление. Весь труд уходит на синтаксис и морфологию, а на семантику уже не остается времени. Русский рад, когда ему удается как-то слова вместе составить по правилам, а что они значат - это уже дело второе.

Отсюда страшное словоблудие, извержение звуков без смыслу и толку. На английском были бы невозможны такие "ораторы", как Брежнев или Горбачев, которые ухитрялись говорить часами, ничего не сказав. А народ их слушал, потому что вроде речь идет по правилам, слова склоняются, спрягаются, согласуются - уже хорошо. Это, собственно, были не речи, а такие своеобразные песни, где повторялись одни и те же припевы, с маленькими различиями. По-английски нельзя так тянуть, переливать из пустого в порожнее. Каждое слово имеет свой собственный вес, и если нет мыслей, то и говорить нечего. А русский сотрясает воздух перекличками окончаний. 90% того, что пишется по-русски, просто нельзя перевести на английский, это повисает в воздухе, как бессмыслица или повтор. Английский язык весь направлен на смысл, у него нет лишний жировых отложений, он работает каждым мускулом, каждой буквой. А русский рас-тяг-ива-ет-ся безразмерно, как резина. Все эти суффиксы и падежные окончания по десять раз выражают одно и то же, а для понимания смысла они вовсе не нужны. Зачем эти "а", "я", "ая" на конце четырех слов подряд? - "широкА странА моЯ роднАЯ". Может быть, это и хорошо, чтобы протяжно петь, но для скупого, точного выражения смысла такой тянущийся способ звучания имеет мало проку.

Я допускаю, что у русского языка есть своя красота, которая выражается в поэзии и в песнях, там, где звучание опережает, а порой и заменяет смысл. Русскому языку выпала удача иметь таких поэтов, как Пушкин, Блок, Пастернак - наверно, и им повезло, что они родились в русском языке (хотя не думаю, что Шекспиру или Байрону меньше повезло оттого, что они родились в английском). Но для ученого, технолога, бизнесмена, организатора, интеллектуала родиться в русском языке - значит повесить на свою мысль тяжелые вериги. То, что просто выразить на английском, выражается по-русски с огромным трудом, коряво и часто невразумительно. Это язык песни, а не мысли. В нем есть какое-то отталкивание от (и даже враждебность к) мира понятий, идей, технических приборов, орудий, знаков.

Вот и в предыдущем предложении я допустил неловкий "англицизм", потому что по-русски нельзя к одному и тому же слову подвести два разных предлога, требующие разных падежей, - а в английском нет падежей и, значит, нет проблемы управления ими. Простейшее логическое действие: отнести к одному предмету два разных понятия (отталкивание от/враждебность к) - по-русски не поддается выражению.

Недаром вся компютерная техника - техника вычисления, информации - говорит по-английски. Да и в философии вряд ли можно достичь каких-то профессиональных результатов, пользуясь языком, неспособным к логическому расчленению понятий. Русская философия - это прекрасные мечтания и горькие раздумья, охи да вздохи - и ничего предметного, точного, ясного. На Западе русской философией считается творчество Достоевского, а те, кого мы считаем философами, типа Соловьева, Розанова, Шестова, здесь вообще неизвестны их просто нет в мире профессиональной философии.

Конечно, в России были великие ученые: Лобачевский, Менделеев, Павлов, Вернадский, Колмогоров... Большой ум сумеет выразить себя на любом языке. Но все-таки результат гораздо скромнее, если приходится плыть против течения, если ум изощряется, чтобы преодолеть сопротивление языка, совладать с его логической неточностью и синтаксической громоздкостью.
Нобелевские премии в 20 в. выдаются не только ученым, но и английскому языку - за его заслуги перед разумом и наукой.

Пока в культуре господствовали религия, идеология, литература (песни, лозунги, проповеди, анекдоты), русский язык справлялся со своей задачей быть языком великой культуры. Русский язык хорошо умеет возвеличить, подольстить, задеть, обругать, обидеть. У него большое сердце, хотя вряд ли доброе. Но в мире техники, информации, искусственного разума у него нет шансов на выживание. У русского языка - прекрасное прошлое, грустное настоящее... Возможно, как мертвый язык, через два или три века он будет вызывать интерес филологов и историков, - как язык Достоевского и Толстого, Ленина и Сталина, русской литературы 19 века и русской революции 20 века.

Я не хочу выразить высокомерного презрения к русскому языку: я сам в нем нахожусь. У меня нет лучшего способа выражения своих мыслей. Но даже и частичное усвоение английского привело меня к мысли об ограниченности русского языка, его неприспособленности к задачам технического и научного прогресса. Мне кажется, в большой перспективе этот язык вообще не имеет будущего. Уже сейчас, за десять лет свободного развития (без железного занавеса), он наводнился тысячами, если не десятками тысяч английских слов. По своему количеству и удельному весу они уже едва ли не превышают исконно русские слова. Общение компьютерщиков, бизнесменов, ученых-естественников происходит практически на английском, хотя к английским корням и добавляются морфологические признаки русских слов. Можно предвидеть, что за два-три поколения совершится необратимая эволюция, которая приведет к поглощению русского английским. Русский, может быть, сохранится как язык поэзии, бабушкиных сказок и песен, но использовать его в коммуникативных системах 22 или 23 века будет просто нерационально, и постепенно он начнет забываться. Английский станет в России тем, чем он стал в Индии, - и безо всякой политической колонизации. Техническая, культурная, языковая колонизация действует более эффективно.

Я сознаю странность и даже щекотливость своего положения. Жалуюсь на русский язык - и кому? Тому же русскому языку и его носителям. Жалуюсь на своего начальника тому же начальнику - а кому еще жаловаться? Мне кажется, в такой трагикомической ситуации находятся сегодня многие: они не могут перешагнуть границ своего родного языка, но и не могут не чувствовать, как им тесно внутри этих границ.


Рецензии
Игорь Ашманов:
- Сам строй английского языка очень этому способствует, кстати.
Именно, после оккупации норманнами в 11 веке, за три бесписьменных века, когда все документы писались в деревянных замках на холмах на старофранцузском, с английского языка практически слетела его флективная морфология.
Сами слова стали очень простыми, язык аналитическим, из-за этого язык стал идиоматичным, основанным на глагольных послелогах и идиомах.
А идиома - это устойчивое словосочетание, смысл которого не сводится к смыслу составляющих его слов. То есть идиому можно только знать, понять её, не зная смысла заранее или без контекста - невозможно.
Это, с привычкой офигачивать каждое новое явление идиомой, приводит к тому, что ты должен быть постоянно в тренде, в теме, в контексте.
Чтобы понимать идиомы, которые наклеивают на всё. То есть язык в настоящих условиях прямо воспитывает медийно-зависимых идиотов.
У нас не так. Менспрединг или покетколл - явления есть? Ну вроде есть. А слова в русском для них - так и нет до сих пор. Может, это к лучшему.
Потому что, например, идиома "боди-шейминг" - есть, а явления - нет. "Харрасмент", "культура изнасилования", "стеклянный потолок", "виктим-блейминг" - слова есть, а явления по сути нет.
То есть этот механизм наклеивания идиом на всё становится механизмом создания виртуальной, ненастоящей реальности. Можно выпустить наклейку без явления, без реального эквивалента.
Как напечатать долларов без обеспечения.
А англосакс привык оперировать именно наклейками. Ну вот же, написано, глутен-фри. Написано же - русские хакеры, фейк-ньюс, китайский социальный рейтинг.
Собственно, Оруэлл про речекряк всё написал уже. Писал он про себя и свой мир. Есть, кстати, популярный фейк о том, что в английском языке во много раз больше слов. Обычно распространители фейка некритично воспроизводят что-то вроде: ну вот же, в Британнике миллион слов!!!! А в Дале - сто тыщ!!!!
Мало того, что числа неверны, но говорящие даже не задумываются, что это за сравнение такое - современного словаря энциклопедического типа с лингвистическим словарем 19 века.
На самом деле, большинство великих языков имеют примерно одинаковую мощность, просто реализуется она по-разному. В английском - это идиомы, глаголы с послелогами, конвертация глаголов в существительные и наоборот и т.п.
А в русском совершенно другие механизмы. Это десятки словоформ у одной лексемы и длинные словообразовательные ряды.
Мало кто задумывается над тем, что в русском есть множество слов, которые вообще не переводятся и не могут переводиться, потому что на других языках часто нет средств различения значений для этих слов.
Часто этих слов нет и в русских словарях, потому что они - генерируются на лету носителем языка.
Например, мы прекрасно понимаем или чувствуем разницу между словами дитя, ребёнок, ребятёнок, ребятишечка, ребёночек, ребятки, ребятишки, ребята, детинушка, детина, детишки, деточка, детонька, дитятко, детёныш и так далее, потому что нам известна семантика суффиксов-модификаторов.
Но кто возьмётся перевести это на английский и объяснить разницу, какими средствами? Никак это не сделаешь. Там нет таких выразительных средств или их нужно очень долго, тщательно подбирать для каждого из словообразовательных родственников основной лексемы, а их - миллионы.
Практически к каждому русскому слову можно пристроить такой словообразовательный ряд, "перпендикулярный" словнику словаря.

Юрий Извеков   09.11.2019 17:12     Заявить о нарушении
Нет сомнений, что являясь носителем «имени» Борис Мельц, ненавидеть Россию, русский народ и русский язык определённо легче, чем, допустим, пребывая под ником И. И. Иванов.
Мы не знаем, на каком уровне овладения английским языком застрял мистер Мельц! Попробуем восполнить пробелы.

Европейские языки отпочковывались из общего индоевропейского корня в течении тысячелетий. Эллины, латины, кельты, германцы, балты, славяне. То есть русский язык является одним из самых молодых на планете. Как и Русская Цивилизация.
Более подробно я описываю это в эссе «О неизбежности закономерного. Алгоритмы Истории».
В молодости – сила! Даже смешно говорить о потенциале английского языка! Невообразимо примитивная грамматика. Отсутствие родов, падежей, окончаний, предлогов. Кучка суффиксов и послелогов. И всё! И этот примитив выдаётся за чудо.
Ну, и как я спрашиваю, выкручиваться в таком положении. Бесконечное количество синонимов и нагромождение времён, которыми пользуются только пройдохи вроде юристов и хитрованов-политиков.
Грамматический потенциал русского языка НА ПОРЯДОК выше любого европейского языка. Он моложе и эволюционно мощнее. Это как неандертальцы и сапиенсы, или те же англичане и тасманийцы.
Но даже в противостоянии европейские языки –русский язык, у английского отдельная ниша. Если французский или испанский, это замес кельтского на латинских дрожжах, то английский просто гремучая смесь.

Бриттский, сверху англо-саксонский, затем датский, норвежский, старофранцузский и латынь. Где тут истоки, корни, родные пенаты?! Может от пиктов, или всё-таки, начнём отчёт с Чосера, Шекспира, а то и Черчилля!
Господин Мельц мелко жульничает, бессовестно заявляя, что в русском языке чуть ли не 99% слов заимствованные, а "exact", "precise", "accurate", "punctual" это да!
Во-первых, статистика неумолима: в русском языке уровень заимствования один из самых низких среди развитых языков.
Английский же на 100% состоит их заимствований. Ибо он есть сборная солянка. Где его основа: язык бриттов или англо-саксов, а может язык Вильгельма-Завоевателя, натурализовавшегося во Франции норвежца?!
Кстати о ненависти. Лишь 20% ирландцев в той или иной степени знают ирландский. Остальные 80% вполне успешно ненавидят англичан на английском языке.
Хохлы с пеной у рта обсуждают законы о полном запрете русского языка на этом самом русском языке.
Человек, позиционирующий себя как Мельц, может ненавидеть всё русское, не утруждаясь знанием русского языка. Ненависть вообще можно выразить и без слов.

Последний козырь – Наука. Величайшие прорывы в области военных технологий – гиперзвуковые ракеты с неограниченным радиусом действия, лазерное оружие, ядерные двигатели с удельной мощностью на два порядка превышающие предыдущие разработки и многое другое – созданы людьми, говорящими по-русски.

Здесь отдыхают носители и английского, и китайского, и даже иврита!
Как сказала тётя Соня: «таки, мы уже полгода в Нью-Йорке, а они до сих пор не говорят по-русски».
Развитие человечества абсолютно не предсказуемо. Кто мог подумать, что Россия выиграет гонку вооружений, а Америка своими руками развалит ГЛОБАЛИЗАЦИЮ?! Никто!
Русский народ, русский язык, русская цивилизация самые молодые на планете. Просто по детерминированным законам развития мы обречены на УСПЕХ.
И нам нечего бояться, что вместо ЭВМ мы говорим компьютер, а термином хайп (hype) заменяем словосочетание «агрессивная, навязчивая реклама».
У японцев, корейцев, китайцев по-другому?!

Коллективный Запад своё отжил, как Рим в конце пятого века. Рим исчез, латынь осталась. Будущее за Россией. И если мы заберём с собой и мировое наследие в виде текстов на английском языке – не вопрос.

Ведь большинство из них создаётся китайцами, камбоджийцами, индусами и прочими бангладешцами.
Ничего личного, только бизнес.

Мы скажем спасибо «нашим англоговорящим коллегам» и пожелаем им покоя. Они много чего уже наговорили. Пришло время помолчать! Идёт смена действующих лиц.
Всем привет, всегда Ваш Л.Х.


Лев Хазарский   10.03.2020 00:54   Заявить о нарушении
Вы правы - найду время поразмыслить и добавлю еще кое-что.

Юрий Извеков   10.03.2020 11:36   Заявить о нарушении
Глубокоуважаемый Юрий!
Ваша оценка моей заметки - бальзам на душу. С учётом Вашего базового образования её ценность для меня значима особо. Если Вы посчитаете возможным добавить пару строк в развитие дискурса, буду рад.
Похоже, для большинства из нас именно сознание определяет бытие.
Каждый чувствует себя комфортно на базисе тех мифов, мемов, нарративов и симулякров, которые соответствуют его когнитивной и ментальной оценке мироздания. И я вовсе не собираюсь принимать за истину чужую ложь. Со своей как-то комфортней! О вкусах не спорят, их навязывают.
Ещё раз спасибо за отклик. До встречи на волнах креатива, всегда Ваш Л.Х.

Лев Хазарский   10.03.2020 13:24   Заявить о нарушении
Добавлю свой небольшой эссейчик на эту тему, он есть и на этом ресурсе.

ЛЕС СОГЛАСНЫХ
1.

Поляки приняли латиницу, их тексты состоят из скопления согласных да еще с массой дополнительных значков.
Если польский текст записать кириллицей, он станет в полтора раза короче и намного понятнее русскому.
Не продираться через лес согласных.
Латиница подходит для латинского языка, синтетического, простого, ясного, организованного (но со списком неправильных глаголов), без шипящих.
А для новоевропейских языков, аналитических, с множеством внешних показателей, с дифтонгами, с новообразованными звуками латиница малопригодна и каждый такой язык имеет свой, непохожий на другие вариант латиницы, где многие звуки передаются не одним знаком, а сочетанием двух, трех или четырех, да еще с дополнительными (в каждом случае своими) подстрочными и надстрочными значками, да еще в каждом из этих алфавитов есть свои дополнительные буквы и по несколько вариантов одной буквы и т. д.
Да и правила чтения в каждом европейском языке разные.
Нельзя зная, например, правила чтения английского языка, читать по испански (отсюда мы называем джип "Паджеро", а не "Пахеро"), французски, немецки.
Некоторые французские ученые из-за множества исторически обусловленных прочтений слов (когда одно слово из двух звуков записывается восемью знаками, а другое слово из тех же двух звуков в том же порядке шестью другими знаками) небезосновательно называют свою письменность иероглифической.
То же самое и с английским, почему мы читаем "даун", но "гон", по одним правилам надо бы "гаун".
Знание некоторого количества романских и германских корней создает иллюзию, что латиница как-то объединяет языки, ею записанные, но попробуйте прочитать что-нибудь по фински или по венгерски.
И языки народов бывшего СССР перевели с первоначальной латиницы на кириллицу не по идеологическим причинам, а из-за большего удобства.
Все-таки кириллица богаче, логичнее, яснее и проще в использовании, чем бедная убогая, на костылях и подпорках, латиница.
2.

То, что Кирилл выдумал искусственную азбуку Глаголицу, это очевидно, выдумать можно только только нечто искусственное.
То, что варианты Кириллицы существовали до Кирилла и Мефодия - найдены докирилловские надписи.
Кириллица естественным путем развилась в результате приспособления к нуждам славянского письма элементов уже существующих алфавитов.
То, что не без усилий Кирилла и Мефодия встал вопрос об упорядочении протокириллиц это тоже очевидно.
Организованная Кириллица живет и здравствует.
Кириллица, как и Латиница, а также греческое, арабское, еврейское, монгольское письмо имеют семитские корни и восходят к финикийскому, что называется, письму.
Что касается ведических корней Кириллицы, так это только будущее жестко предопределено, что подтверждают и данные современной науки и древние учения о судьбе (карме), которую не обманешь, и врожденные понятия существующие в любой почти человеческой голове, да и не только человеческой - всякая собака, ворона и прочие скоты знают об этом и не рыпаются.
А, вот, прошлое чрезвычайно пластично и, как все думают, что так было - так и будет, что так было, и нужное из-под земли будет выкопано в нужное время, а как оно там в земле самозародится, это уже не нашего ума дело.
Современная наука в лице Квантовой механики в современном изводе и это уже доказала.
Да, что там современная наука, Гераклит Эфесский уже допер-таки, что будущим заведует Логос, а прошлым Докса.
Так, что и Ведические корни скоро будут вырыты из-под, отмыты, очищены и отполированы.
И нынешние поколения об этом будут официально в свое время извещены и об этом (этих корнях, кто не понял).

Юрий Извеков   11.03.2020 06:01   Заявить о нарушении
Спасибо за информацию!

Лев Хазарский   11.03.2020 14:20   Заявить о нарушении
На это произведение написано 7 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.