Унесенный ветром

(черновик)

Джош - дебиловатый верзила, весь в скринсэйверных веснушках "Starfield" на дубовом лице. Деревенская координация движений, речь отрывиста и толчково водопадна. И лишь мужественная улыбка скрашивает облик этого хилли-билли*. Громыхая ведром, звеня сбруей, неуклюже вползает он в богатые дома для реализации своей цели на этой земле - подмывки окон.

Сколько лет тебе, Джош? Думаю, 25-30. Чего ты хочешь от жизни? Мыть ****ские окна, зарабатывая на нее, жизнь. Что еще, кроме этого? На викэнд - если хорошая погода - жрать на патио барбекю, пить пиво, базарить с друзьями и подругами. А если - нет? Жрать в доме стэйк, глотать виски, трындеть по сэлл-фону <с друзьями и подругами>. Джош взбирается на крышу. Етить, день достаточно ветреный, но эти ветреные дружбаны... решили не упускать случая подзаработать - все четверо периодически поднимаются на крышу (лифт, лестница), а затем, промывая окна, опускаются вниз (веревка, брат). Подъем-спуск, изнутри-наружу. Когда вода станет слишком грязной - набрать чистой. Отлить. Переговорить по сэлл-фону.

Или вот ты - дома. Радость встречающей стороны - Баркли и Снупа. Выкрики из толпы, визги восторга. Степенно заходишь в избу, выносишь корм. И ты хозяин тоже. Что еще так не знает никаких границ, как ни собачья благодарность и преданность, Джош? Джош - труженик, Джош - хозяин. Завсегдашний гавкалка Баркли получает твое сдержанное "shut up". Эффектно. Весело.

Или же: ты спускаешься по своей веревке, отталкиваясь ногами от небоскребного члена; паук? Да. Спайдэрмэн низшего разряда, могущий только опускаться. Трудолюбиво свиваешь свою паутину, чтобы затем самому же и развить ее, - часть твоих активов. Да, эти грязные засранные веревки - твои бывшие деньги; да. Свою паутину ты носишь с собой; весомейшая составляющая твоих средств производства; иногда запутываешься в ней; она запутывается сама в себе. Долбанные никчемные веревки, занимающие полтрака*. Уепищная перевозная утилитарная сеть, имеющая ценность только для тебя, да для таких вот толпоёпов, как те трое, что висят на собственных веревках...

В ногах шевелится нижний город. Там играют в пешеходов и машинки, и в прочие незаметные отсюда удовольственные игры. Здесь, на высоте - лес устремленных в космос жилищных фаллосов, соперничающих друг с другом габаритами, экстерьером/интерьером, а также местоположением. Тож своя игра, браток. Как и у тебя, верно? И только ветру это все, мягко говоря, похер. Он волен, волен, как...

Ты брызжешь на стекла водой (знаю, - тебе порой хочется поссать на них - зачем ходить вниз?), затем отжимаешь воду сквиджером*, и протираешь тряпьем для солидности. "Воздушный посудомойка". Ничего, что я о тебе - в женском роде? Слово "посудомой" мне не нравится, затруднюсь объяснить причину. Впрочем, если ты увидишь в окне голую бабу, то реагируешь соответственно, - тут я согласен. И зачем эти сучки иногда тебя дразнят? Просто ума не приложу. Или, может быть, наоборот, - они дают тебе маленький энтэртэйнмент от доброты души своей. Кто знает?

Спустим этот вопрос на тормозах. Спустим. Вот он, твой тормоз - назовем его карабин, что ли? - и когда надо опуститься, ты ослабляешь веревку на своем тормозе. - Уупсь вниз. Справные сбруя с карабином, крепкие веревки - что еще надо для полнющего счастья?!

Ну вот, бля! Резкая перемена ветра, а ты только начал спуск... Твоё внимание ориентировано... В другом направлении... Тебя бьет об дом башкой, и ты заученно целуешь эту хрень всей мякотью своего мозга (мозжечка?) "К счастью, я успел зажать веревку на тормозе", - счастливо грезишь ты, грезилко грязный. И летишь пожухлым листом вниз-вниз-вниз. <Осень.> Твои ладони давно превратились в кусок дерьма, остальное тело ожидает та же участь. На тебя смотрят нижние люди. Какой-то гла ша тай кричит: "Этот парень падает!" Наблюдающий твой полет даун возбужденно хихикает. Кто-то от неожиданности роняет свой кофе: бумажный стакан падает, обдавая случайных проходимцев блевотными брызгами павшей пьяной твари. Коричневая пена и возбуждающий адре налино запах. Пред кровное.

<Оранжевый а брик ос. Из тех, через которые - кажется! - просвечивает вечное (?) солнце. На бывшей обращенноксолнцу стороне - стыдливые вишневые веснушки. Целый рой. Созвездие. Лежит на малиновой пластиковой раздаточной салфетке (placemat actually). С нее улыбается малиновым же языком лохматый пёс. Очень похожий на Баркли. Только коричневый. Долларовый магазин, 1.08 пос. налогов.>

Опустившееся физическое тело сминает крышу глянцевочерного лимузина, перелетает на капот. Твои бурые лохмотья отмывочно обретают благородный римский цвет (красный!), и ты "отходишь"... пожалуй, так и не придя в себя за время полета. Лимо вез людей в аэропорт, возможно, по каким-то жизненно важным делам. Желторукий шофер-индус на какое-то время теряет управление машиной, пассажиры визжат.

<Виизззг сссжжат.>

Машина остановлена; шофер <шО фЭр> в шоке, пассажиры - тоже; но вскоре начинают колотиться душевно. Всё! - они уже не попадут на свой рейс!!!!!
-------

* - белый отброс общества, потомственный дебил; североамериканское
* - мелкий грузовик
* - выжималка для воды


Рецензии
Это как мой сын ездит на велосипеде изображая мотоцикл. Вау! Я поворачиваю, а там... Нет, очень добрый рассказ.

Надежда Ширяева   26.10.2010 21:47     Заявить о нарушении
Благодарю. "Я поворачиваю, а там..." - что?
С улыбкою,

Дон Боррзини   27.10.2010 05:55   Заявить о нарушении
Не помню. Не запоминаю его фантастические рассказы.

Надежда Ширяева   27.10.2010 08:22   Заявить о нарушении
С улыбкой.

Надежда Ширяева   27.10.2010 08:22   Заявить о нарушении
На это произведение написано 8 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.