О музах

Наверняка некоторые представители всей пишущей братии неоднократно задавались вопросом: муза – она одна неповторимая на всех или музы столь же многочисленны и разнообразны, как и наши милые загадочные дамы?

Будь муза в единственном экземпляре – она давно бы давно уже «с глузду сдвинулась» от обилия претендентов на её благосклонность!
Если бы муз было несколько, но в строго регламентированном кворуме и с распределением по партиям, фракциям и комиссиям, как в парламенте, то тут бы не обошлось без банальной бюрократии и оголтелой коррупции. Музы, в этом случае, заседали бы в своих чертогах, решали бы исключительно свои вопросы и абсолютно наплевали бы на свой авторский электорат.

Поэтому, по моему твёрдому убеждению: у каждого поэта, писателя, да и просто графомана – своя неповторимая муза! Кроме того, я убеждён, что у муз существует своя строго выстроенная иерархия. (Опус мой вновь «отдаёт» классификацией, но такова уж моя природа – педантично разложить всё по полочкам, чтобы немного отойдя, охватить взглядом всю «картину»).

Музам классиков «всеобщая занятость» не грозит – большинство классиков уже на погосте и безработным музам ничего другого не остаётся, как искать новых гениев по всем помойкам, подвалам и узилищам! Они твёрдо убеждены, что настоящие гении погрузились на самое дно и настоящие художники обязательно должны быть голодными и неухоженными. Этим музам свойственна особенная одержимость, но зачастую не хватает средств и «связей» в издательских кругах. Поэтому дорога музы классика к читателю, зачастую, трудна, длинна и витиевата. Редкий классик доживает до прижизненного признания. Некоторые классики, ввиду гениальной незаурядности их муз, вообще к признанию относились и относятся откровенно наплевательски. Одержимость муз классиков бывает настолько запредельна, что толкает авторов на откровенно эксцентричные и сумасшедшие поступки от противостояния «власть имущим» вплоть до уничтожения себя и своих трудов.

Музы современных талантливых, но непризнанных широкой общественностью авторов трепетно и ревностно их лелеют, не особенно распыляясь, ибо мечтают вырастить из своих подопечных полновесных классиков, что непременно поднимет и их (муз) собственный рейтинг в пантеоне. Музы непризнанных авторов – неимоверные трудоголики: дни и ночи напролёт кружат над своими подопечными, заставляя их штудировать словари, «юзать» в инете, рыскать в архивах и путешествовать по просторам планеты в поисках наиболее интересного, с их точки зрения, материала. С добросовестностью домохозяек непризнанные музы подкармливают авторов внезапно упавшими мелкими гонорарами, рачительно растягивая средства до следующей «получки». Будучи очень общительными, по натуре, они обожают дружеские авторские попойки, но ни на секунду не упускают своих авторов из вида – не дай бог засмотрится на чужую музу!

Графоманские музы не особенно разборчивы в выборе партнёров и любвеобильны ко всякому встречному. Их армия наиболее многочисленная, разномастная и воинственная! Личный состав этой армады обошёл по численности поголовье крыс и тараканов, уступая только микроорганизмам.
Более-менее удачливые графоманские музы становятся страшно заносчивыми, попав в мягкий брошюрный переплёт. Они злорадно поглядывают на других своих товарок из-под витрин бывшей совковой «Союзпечати» и щеголяют разномастными безвкусными, будто с китайского рынка, «одёжками».
Их «жёлтые» коллеги верещат с тех же витрин и из подземных переходов наиболее громко, ввиду своей особенной дешевизны, лживости и беспринципности, с особой тщательностью «обсасывая» любые реальные скандалы и бесцеремонно раздувая несуществующие!

Графоманские музы, имеющие могущественные связи в «верхах», разъезжают в твёрдых переплётах с непроницаемой тонировкой. Держатся обособленно. Им совершенно нет дела ни до кого, кроме собственных амбиций. Они скрупулёзно просматривают свои тиражи, как биржевую ведомость, подбивая по ночам гонорары. Мнят себя классическими музами и брезгливо сторонятся всех остальных.

Гламурные графоманские музы эпатируют с глянцевых журналов показной «рублёвской» роскошью, напыщенностью и как бы аристократичной утомлённостью от всего сущего, фальшиво улыбаясь друг другу во все свои вставные отполированные зубы, и втайне (а иногда и явно) желая непременного и скорейшего банкротства зарвавшегося конкурента. Они нисколько не менее порочны, чем их продажные «жёлтые» коллеги, склоняя своих авторов к самым разнообразным грехопадениям от мелкого тусовочного разврата и покуривания «травки» до откровенного сожительства с издателями и спонсорами. Некоторые идут дальше – в кричаще яркий твёрдый переплёт, дабы увековечить своё очередное пособие по кулинарии или садоводству, а то и гнусно посягнуть на ставшую бестселлером Камасутру, опошлив народную многовековую мудрость своими якобы эротическими романами. Гламурные музы обожают PR во всех его проявлениях и лезут вон из кожи, чтобы попасть в СМИ (особенно на TV), снисходя до сотрудничества с «жёлтыми». Беззастенчиво стелятся под рекламодателей. Особую любовь гламурные музы испытывают к шоу-бизнесу, щедро подкармливая эстрадную «попсу», не гнушаясь откровенным плагиатом. Они даже придумали этому соответствующие термины: «римейк» и «кавер-версия», дабы «отмазаться» от бдительных и юридически подкованных «муз» из когорты Фемиды.

«Лузерская» часть графоманских муз самореализуется в Интернете. Изредка, обзаведясь где-нибудь «левыми» нелитературными доходами, занимаются эксгибиционистским «самиздатом» (слово-то какое!). Они заполонили всевозможные порталы и сайты, образуя большие и малые «группировки». Большинство из них тешат своё тщеславие, довольствуясь малым – рецензиями от себе подобных, не воспринимая своё увлечение всерьёз, рефлексируя в своём хобби. Эти музы – наиболее добродушные и безопасные, часто – талантливые, но ленивые и прагматичные. Авторы этих муз, как правило, занимаются самыми разнообразными видами деятельности, зачастую весьма далёкими от литературы. Наиболее амбициозные из «лузерских» муз мечтают о «карьерном росте». Удаётся это далеко не всем, ввиду всё той же врождённой лени и/или невозможности сконцентрироваться исключительно на литературном творчестве.

В среде «лузерских» муз встречаются и экстремалы, не гнушающиеся откровенной порнографией и матерщиной, позиционируя себя как некий андеграунд. Многие их «шедевры» из разряда «нетленки» очень остроумны, и харизматичны. Излюбленные «тусовочные» места этих муз – на «Udaff.com» и на волнах радио «Шансон». Вполне очевидно, что эти музы необычайно опасны и поражают, в первую очередь, неокрепшую психику муз прыщавых подростков, которые мгновенно впитывают эти экскременты и пытаются подражать новоявленным «авторитетам».
Такая вот петрушка получается…

Я уже определил «социальное положение» моей ироничной и ленивой музы. Мы с ней уже обо всём договорились и не питаем иллюзий. Вы, мой дорогой читатель, (он же – писатель) можете со мной не соглашаться, но таково моё скромное мнение.
Д.М.


Рецензии
Как интересно!Я бы так распределить их не смогла.
У меня тоже когда-то была Муза - дама романтичная и непостоянная.
Писала я тогда только стихи.
Но потом Муза испарилась, объявился Муз. Уселся на подоконник так, что сначала был виден только его профиль. Потом повернулся и сказал, - работать надо.
С тех пор стихи пишу редко, зато регулярно пишется проза.
Так вот и живём - я, муж, Муз, кот и компьютер. И все довольны друг другом.
Удачи вам!
с уважением,

Наталия Антонова   26.10.2014 09:11     Заявить о нарушении
Спасибо! Доброе слово и кошке приятно!
Храни Бог всех вас - и Вас, Наталья, и мужа, и Муза, и кота, и компьютер!:-)
Творческих успехов Вам и благополучия!

Дикий Медведь   24.11.2014 19:30   Заявить о нарушении
На это произведение написано 27 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.