Зимняя осень

Татьяна Петровна медленно шла по запущенной аллее старинного парка. Она смотрела под ноги, будто бы что-то искала и боялась проглядеть. Дорожка была усыпана листьями. Потемневшие, сморщенные, уже высохшие и ломающиеся под ногами и яркие, желтые, красные, с прозеленью, вроде бы еще молодые, еще живые, но уже облетевшие с веток, уже с печатью угасающего дня.

Еще вчера она проходила по этой аллее, не задумываясь, не размышляя над бренностью земного существования. А сегодня… Вдруг увидела осень во всей своей красе и во всей своей неприглядности. Осень… Осень жизни? А впереди только зима. Зима с ее вьюгами и буранами, метелями и морозами; с ее оттепелями и нескончаемой стылой тоской. Татьяна Петровна зябко поежилась. Сильный порыв ветра швырнул ей в лицо букет ярко-желтых листьев. Она вздрогнула. Остановилась. Щемящее чувство тоски и одиночества нахлынуло как-то вдруг и сразу. Пронизывающий ветер крутил и вертел вороха листьев как в пьяном угаре. Татьяна Петровна увидела одинокую лавочку под старой березой, будто бы специально забытую кем-то для нее. Присела. Закрыла глаза.
Маленький желтый листочек тихо опустился ей на колени.

- Танечка! Танюша! – Владимир подхватил юную жену на руки и закружил с ней в волшебном вальсе. Осенние березы кружили вместе с ними. Золотой листопад осыпал и одаривал. – Навсегда! На всю жизнь! Вместе!

- Таня! Таня! Прости! - Владимир прятал измученный взгляд. - Не могу больше обманывать ни тебя, ни себя. С поникших берез лился, струился золотой листопад.

И потекла, побежала вперед река жизни. Где широко, спокойно и плавно, а где бурлила, становилась стремниной. То полноводной гладью ластилась на солнце, а то мелководьем промерзала почти до дна.

Татьяна Петровна слепо разглядывала макушки деревьев. Листья почти все уже облетели, а вот на самом верху еще крепко держались. Еще не верили, что пришла их пора. Так и жизнь ее. Почти вся уже в прошлом. Только где-то в глубине тлел маленький костерок, обещая, что не все теплые дни прожиты, что еще есть время для света и тепла, радости и покоя.

Она сидела не чувствуя пронизывающего ветра, не замечая срывающихся капель холодного дождя; вся ушедшая куда-то вглубь своего сознания, решающая что-то очень важное для себя. Жизнь почти прожита. Татьяна Петровна всегда надеялась и рассчитывала только на себя. И детей сама подняла. Вон, какие взрослые и самостоятельные стали! Внуков ей подарили! Добрых, умных! Да, что говорить, не зря жила. Вот только к старости как-то не была она готова… А пришли и болячки, и немощь. И стало казаться, что в тягость она детям, что мешает им. И гордость, присущая ей, все давила и давила, не позволяя принять от сыновей их заботу и ласку. А сегодня вот взяла да и ушла из дома, никому ничего не сказав. Не знала мать, как рассказать сыну о своих страхах, об ощущении одиночества и ненужности, вдруг накативших на нее.

Старческая рука сжала маленький желтый листочек березы. И вдруг пальцам стало теплее, по ладоням пробежали горячие искорки и устремились вперед, вперед. Вот уже руки утратили тяжесть, сковывающую их последнее время; из головы медленно уходил звон, так тяготивший ее; тиски, сжимавшие грудь, ослабели и вздох оказался легким и свободным. Теплая волна пробежала по ногам и охватила все тело. Татьяна Петровна замерла.
- Умерла я, что ли? Да нет, жива! И вроде как легко стало. – Она вздохнула. Страха не было! Ни перед жизнью, ни перед старостью, ни перед смертью! Маленький желтый листочек бился в ее руке как волшебное сердечко.

- Бабушка! Бабуленька! Вот ты где спряталась! А мы тебя все равно нашли.
Татьяна Петровна открыла глаза. Ее маленькая внучка стояла перед ней и радостно щебетала:
- Бабуленька! А мы нашли тебя!

Сын стоял поодаль сердито и нежно глядя на мать.

- Ну, нагулялась? – В его голосе слышалась такая тревога и любовь, что осень замерла на миг. Сквозь тучи пробился шальной солнечный лучик и озолотил и березу, склонившуюся в поклоне над лавочкой, и старушку, сидевшую на ней, и маленькую девочку, весело щебетавшую и прижимающуюся к бабушке, и взрослого сына, почувствовавшего вдруг себя и мальчиком, и мужчиной одновременно.
Незаметная слезинка скатилась по щеке у Татьяны Петровны и упала на маленький желтый листочек, лежащий у нее на коленях.

Осень вздохнула и устремилась вперед…
 


Рецензии
Замечательный, трогательный рассказ. Победы вам в конкурсе! Жму зеленую.
С уважением

Рина Волошина   25.10.2012 15:42     Заявить о нарушении
Грустный. Но действительно замечательный.

Людмила Лебедева   22.10.2013 21:43   Заявить о нарушении
На это произведение написано 15 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.