Картина

Музей... Место куда мы пару раз ходили с классом и то это было очень давно. Мне было  двенадцать лет . Я был молодой высокий парень, который ничего к тому времени не смыслил в искусстве.
Когда мы подошли к  картине Карла Брюллова "Последний день Помпеи", сначала я мельком взглянул на репродукцию, на которой помимо мрачного фона на заднем плане  был отражён ужас людей, наблюдавших вулкан Везувий и лицезревших разрушение города Помпеи и уничтожение трёх городов: Помпеи, Геркуланума и Стабия. Затем я мельком взглянул на музееведа, который что-то говорил себе под нос смотря на нас равнодушным взглядом. Кажется, ему было всё равно слушаем ли мы его или смотрим по сторонам в поисках чего-нибудь более интересного
-Виктор, - вдруг услышал я голос матери, - тебе неинтересно?
Я лишь улыбнулся. Когда экскурсия закончилась, мама молча взяла меня за руку и мы вышли из зала.
Когда мы пришли домой, мать прочла мне сорокаминутную лекцию на тему примерного поведения.Из её слов я понял, что я вёл себя как не подобает воспитанному человеку.
-И в кого ты у нас с отцом такой? - удивлялась она. - Ни культуры, ни воспитания. Даже не стараешься быть лучше.
Я с упрёком взглянул на неё. Она считала отца чуть ли не Богом. Я же не очень его уважал. Это был самовлюблённый человек, который, порой, бил её так, что она месяц ходила вся в синяках и шрамах. Он же постоянно выходил сухим из воды. Каждый раз на следующий день после скандалов, которые кстати говоря, происходили, в основном, по его вине, он приходил с букетом цветов. Мама очень любила цветы, поэтому она сразу же прощала отца.
 Теперь же, когда я решил с женой и дочерью пойти в музей, я невольно вспомнил своих родителей, которые спустя несколько дней после посещения музея, полетели на экскурсию в Прагу, оставив меня у маминых родителей. Отчего-то в тот день всё складывалось особенно плохо. Всё началось с того, что у отца сломались его любимые часы, купленные мамой. Однако мама не придала этому особой тревоги.
 "Иван, - сказала она, - нашёл из-за чего переживать. Я куплю тебе такие же. Даже лучше".
 Отец с издевкой взглянул на маму и, ударив её по лицу, бросил в сумку железную мыльницу. Вдруг раздался звук разбитого стекла. Мама вопросительно посмотрела на него. Он же с ужасом обернулся и стал разбирать вещи. Вдруг он крикнул своим приятным голосом: "Жанна, зеркало!" .
В глазах мамы отразился неописуемый ужас. И она, впервые в жизни взглянула на отца ядовитым взглядом.
 - Зарубин, что ты наделал?! - спросила она. -Это же плохая примета!
 Отец же дрожащими руками собрал осколки и выбросил их в ведро. Мама же со слезами на глазах посмотрела на меня. Затем собрала самое необходимое и они с отцом отвезли меня к бабушке. Я заметил ещё одну особенность. Обычно молчаливая у бабушки, мама в этот день рассказала практически обо всём, сказала бабушке, что я люблю из еды, какую музыку предпочитаю, про мои любимые книги, любимые мультфильмы, любимые кинофильмы, поделилась с бабушкой об успехах отца. И даже дедушка, не любивший папу, в этот день не перебил её ни разу. И лишь в конце он взглянул на огромные настенные часы и сказал:
 - Жанна, опоздаешь.
Мама же начала торопливо собирать вещи. Отец же с грустью посмотрел на бабушку и дедушку и сказал:
 - Как это ни грустно, нам пора.
 Дедушка с улыбкой взглянул на него и сказал:
 - Ну я надеюсь, когда вы вернётесь, мы тут пир горой закатим.
 Вдруг папино лицо побелело и он, слабо улыбнувшись, сказал:
 - Даст бог, свидимся. Ведь всё может быть! Вы же сами знаете,сколько сейчас несчастий... Может быть мы не встретимся больше. Может быть, мы с Жанной...
 Тут дедушка взглянул на отца ещё яростнее чем когда-либо. Его глаза налились кровью. Руки сжались в кулаки. Мне казалось, что ещё минута, и он его ударит.
-Не смей так говорить! - крикнул он. - Не смей хоронить мою дочь! Или же, - тут он с подозрением посмотрел на папу, - ты думаешь, что с нами что-нибудь случится. Так вот, не дождёшься, Ваня.
Отец же, понимая, что сказал лишнее, взглянул на дедушку с раскаянием и, попрощавшись с бабушкой и дедушкой и погладив меня по голове и поцеловав в щёку, вышел. Мама же с грустью окинула тревожным взглядом квартиру и, поцеловав бабушку и дедушку, заплакала. Дедушка же холодно взглянул на неё и сказал:
-Я так понял, вы с Иваном сговорились. Вы не бойтесь, мы с матерью ещё вас переживём.
Мама горько усмехнулась и сказала:
-До свидания, папочка, мамочка. Я обещаю, как прибудем на место, я позвоню, - после этого она улыбнулась и, поцеловав меня в щёку, вышла.
Однако своё обещание мама не выполнила. Дедушка с тревогой ожидал звонка телефона. В девять часов вечера бабушка включила новости. И вдруг по телевизору показали разбитый самолёт. После этого показали списки погибших. Тут бабушка вскрикнула и истерически заплакала. Я попытался её успокоить, но она словно не слышала меня. Она что-то говорила, но из всех её слов я расслышал только одно: "Доченька, за что же ты оставила меня?"
 Тут дедушка сказал, чтобы я пошёл спать в бывшую мамину комнату. Сам же он пошёл за сигаретами.
 На балконе же он посмотрел на небо, освещённое звёздами. Это небо было сегодня каким-то трагично чёрным.
 И вдруг дедушка словно бы побелел. Я не понимал, что с ним, и выйдя на балкон, обнял его. Он же повторял одно: "Прости меня, Иван. Прости за то, что я всю жизнь... всю жизнь ненавидел тебя"
Тут он обернулся и увидел меня.  Он обнял меня и спросил:
 - Витёк, почему ты не спишь?
 В тот момент, мне казалось, что я его не слышу. Сейчас у меня перед глазами были мои родители. Они сидели рядом и о чём-то разговаривали. И я ясно слышал голос отца:
 "Витенька, я очень люблю тебя и маму"
 Дедушка же с яростью смотрел на небо и повторял: "Жанна, Иван, почему же вы так говорили? Что ж вы торопились-то туда, откуда никто не приходит".
 Он достал из ящика фотоальбом и достав свадебную фотографию, внимательно посмотрел на неё. На ней были счастливые мама и папа. Мама была в красивом белом платье и белоснежной фате, отец же был в синем костюме, белой рубашке белых носках и серебристых ботинках.
 Вдруг с дедушкой что-то произошло. Он взглянул на фотографию с яростью и бросил её на барную стойку
 - Радуйтесь, прорицатели несчастные! - крикнул он. - Избавились вы от нас и от Вити! Я ненавижу вас обоих!
 Теперь, посмотрев на эту картину, я понял, эта картина напоминает мне о моём детстве и о тех драгоценных минутах, проведённых с родителями, которые уже не вернуть никогда и ни за какие деньги.


Рецензии