Fundamentum

- Всё, Паша, всё, достаточно на этот раз. Сегодня явно не мой день. Отыграться уже не получиться, а тешить тебя и далее победами надо мной, прости, не хочется..
- Ладно, чего уж там, без обид. Но играть ты совсем разучился, раньше обставлял меня в два счета, а сейчас вон – слил семь партий подряд. Не порядок. Совсем мозги разжижила тебе твоя Москва…
- Паша, прошу тебя, не начинай опять этой песни.
- Не обижайся, но я тебе только добра желаю… Проехали в общем. Ты на все новогодние приехал?
- Да нет, кого там.. Числа третьего назад рвану, дела. Родителей, да тебя повидать. Чего уж боле?
- Рады, поди, до ужаса? Ты им от меня привет передавай и поздравления. Хотя и видимся чуть не каждый день – все равно – им приятно будет. Основинск это тебе не Москва, тут теплота человеческого общения нужна… Ладно, ладно, не морщись, не начинаю…
- Не морщусь я вовсе… Поздравления - передам… Да, кстати, чуть не позабыл совсем. У меня к тебе, Паша, просьба.. не то, чтобы деликатная, но не совсем стандартная, что ли. У тебя, случаем, нет какого-нибудь завалящего основания для елки? Ну, крестовины такой деревянной, или какая она там еще бывает, елку поставить… А то елку-то саму родителям привез, а поставить не на что…
- Хм… Слушай, нету… Извиняй. Мы как-то все искусственную ставим.. Да ты знаешь! Все ту же, что и в детстве, от мамы досталась. Вон, вишь, в углу стоит, красавица?! Нету основания… А может тебе это – самому сделать, дело-то нехитрое..
- Угу. Только этого мне сейчас и не хватало…
- Ах ну да, куда ж это годится - интеллигентам за инструмент браться… Сейчас, погоди, придумаем что-нибудь… Да, вот! Как же я позабыл – недавно старик Штольцман, ну ты должен помнить его, чудаковатый такой – открыл магазин, думаю – там найдем то, что тебе надо… Слышал – там есть всякие основания. Мне, кстати, тоже бы к нему заглянуть. Идем?
- Пошли.

Уже через три минуты из подъезда хрущовки вышли, выпустив вместе с собой в зимнюю улицу клубы тепла и пригревшуюся кошку, двое немолодых мужчин. Один невысокий, кругловатый, по всему видно – добряк, в валенках и шапке ушанке – Павел Иванович; другой рослый, тонкий и по-горделивому стройный, в очках и, вопреки природным минусам, с непокрытой головой и в распахнутом пальто – Константин Евгеньевич. Бывшие одноклассники, друзья-не-разлей-вода; один – просто так, другой – наполовину москвич. «Надо же, - думалось Константину Евгеньевичу, - а в городе за это время ничего не изменилось, ничего не построили, с другой стороны – ничего и не разрушили… Удивительно. Это вам не столица». «Надо же, - думалось и Павлу Ивановичу, - столько лет прошло, а мы с Костей все так же идем по Первомайской, и ничего не изменилось. Пусть идут годы, но в душе, в самой ее основе мы все те же, и мир, в сущности, все тот же».
В магазинчике у Штольцмана было людно и шумно, вероятно многие захотели прикупить себе чего-нибудь этакого к завтрашней встрече Нового года. Здесь, как, пожалуй, нигде в городе, чувствовалось приближение праздника, на окнах висела мишура и бумажные снежинки. Павел Иванович махнул кому-то рукой, а Константин Евгеньевич, к своему стыду, не смог припомнить ни одного лица.

- Будьте добры, дайте мне Основание для ненависти, - попросил молодой человек с уставшими глазами.
- Молодой человек, - старый Штольцман смерил покупателя взглядом поверх очков, - праздники на носу, а вы с такими запросами… Вы уверены?
- Уверен вполне. Что в этом такого?!
- Ну, может быть, мне лучше стоит вам предложить вот такое Основание для любви? – старик потряс чем-то над прилавком, чего ни Павел Иванович, ни Константин Евгеньевич из хвоста очереди не разглядели.
- Нет, - на секунду задумался молодой человек с уставшими глазами, - что-то не внушает доверия, на бутафорию похоже. Из Китая, небось привезли. Даже вон, расцветка какая-то неестественная… Вы и без меня прекрасно понимаете, что для настоящей любви Оснований не бывает! Так что не надо навязывать мне этот залежалый товар! Мне для ненависти Основание.
- Хорошо, - хитровато улыбнулся Штольцман и на один миг сделался жутко похожим на Деда Мороза, - но все-таки, для чего вам - для ненависти?
- На всякий случай. Год длинный будет, мало ли. Вдруг пригодится – никуда бегать не надо, есть под рукой…
- Пожалуйста.
- Спасибо.

- Что-то я не понял, чего он там такое купил, - нахмурился Константин Евгеньевич.
- Да сейчас разберемся, посмотрим, не волнуйся, - ответил ему Павел Иванович.

- Скажите, у вас есть Основания не доверять мне? – опершись на прилавок, в самое лицо Штольцману проговорил солидный мужчина, явный местный начальник.
- Нет, ты не так спрашиваешь! – нервенно взвизгнула спутница солидного мужчины – дама бальзаковского возраста, в каракуле и норке одновременно, - ты так и спроси: если у вас Основание «не доверять Степанчуку Борису Михайловичу»!
- Хорошо, хорошо, дорогая. Нет ли у вас Оснований «не доверять Степанчуку Борису Михайловичу». – и пояснил, - это я.
- Нет, Борис Михалыч, оснований не доверять вам у меня нет.
- Нету?! – хором переспросила пара.
- Нету, - подтвердил старик. Дама удовлетворенно улыбнулась своему мужчине и они под ручку вышли из магазина.

«Дела!» - подумалось Константину Евгеньевичу. «Однако!» подумалось Павлу Ивановичу.

- А мне об-Оснований… Разных, штучки три… Чтобы мысли свои отстоять можно было. Чтобы без туману и мутности, все четко и точно…
- Честно говоря, остались не очень – вон в ящике, смотрите, выбирайте… Эти? С вас семьсот пятьдесят.
- Пожалуйста.

- А я даже и не знаю чего надо-то. Список составила, да забыла дома, - расстроилась старушка. – дайте, хоть что ли тоже мне об-Оснований этих. Таких, упругеньких, не слишком мелких, не слишком крупных.
- Всё что осталось – Штольцман развел руками, - выбирайте, хорошо берут, особенно перед праздником.
- Вы-то хоть брали уже? – окликнула старушка предыдущего покупателя, и, не глядя, начала жамкать в руках, выбирая, об-Основания. - И как? Ничего?
- Мне нравится. – смущенно ответил мужчина, бережно складывая свою покупку в пакет. – Друзьям предлагал, тоже вроде понравилось, говорят.
- Давайте эти вот, черт с ней с пенсией! – заулыбалась старушка. – Один раз живем-то.

- А мне дайте Основу-всех-основ! – уверенно вышагнул вперед мужик в тулупе и вытянутых в коленях трениках. Очередь удивленно зашепталась.
- Чего вам, простите?
- Основу-всех-основ! Вон у вас в витрине на входе стоит!
- Аааа… - понимающе кивнул Штольцман, - понимаю. Но сейчас их нет в наличии, нам давно уже не завозят, а та, что стоит в витрине – не настоящая, а так, просто для красоты, в рекламных целях, так сказать.
- Не врите! - мужичок не на шутку разошелся. – Выдайте. Или прав не имею! Покупатель всегда прав!
- Да угомонись ты! – урезонил мужичка здоровенный детина. – На них очередь аж на полгода вперед. Все ждут и не дергаются. А ты ишь тут, выискался! Проваливай по-добру, по-здорову!
Начался такой шум и гам, что Константин Евгеньевич совсем уже, было, решил, что зря он все это затеял с основанием для елки; а Павлу Ивановичу впервые за день стало неудобно перед товарищем за земляков. Но вскоре коллективный разум возобладал над индивидуальным – гневный мужичок был уличен в легком подпитии и совершеннейшем отсутствии денежных знаков, и под общее улюлюканье выпровожен на улицу.

- Скажите, любезный, нет ли у вас чего-нибудь этакого, что помогло бы мне об-Основаться в этом городе? Я приезжий и здесь мне решительно нравится. Только вот не знаю, с чего начать.
- К сожалению, и для вас у меня сегодня вряд ли что-то отыщется… - старик Штольцман погрустнел. – А впрочем, вон, из того окна открывается прекрасный вид на жительство, может это хоть как-то поможет вам.

«Надо же, - думалось Константину Евгеньевичу, - удивительный магазин. У нас в Москве таких не встречал». «Вот ведь, вот ведь!» - думалось Павлу Ивановичу. Вскоре очередь дошла и до них.
- Мне, пожалуйста, основание для елки. Ну, такое, крестиком…
- И все? – продавец с ожиданием склонил голову.
- Да пожалуй. Елку поставим, Новый 2008 год встретим, а там поглядим уже. – хмуро отозвался Константин Евгеньевич.
- Пожалуйста. Спасибо за покупку и с наступающим… Вам?
- Мне? – вздрогнул Павел Иванович. – Да мы вот вообще-то вместе… С товарищем… А впрочем, дайте мне что-нибудь, на ваш вкус, чтобы хоть не без Оснований вернуться домой и проводить этот год. Вам же виднее, что предложить…

«Надо же..» - который раз думалось Константину Евгеньевичу, бредущему с покупкой по заснеженной Первомайской; и за своими мыслями он практически не замечал, слыша лишь урывками, восторженный и самую малость встревоженный, будто вот-вот должно сделаться что-то чрезвычайно важное, голос Павла Ивановича:
- Это ведь… очень… хорошо… что есть Основания… Для всего… А как же иначе-то?! Ведь как без Основания?.. Страшно… С Основанием – это совсем другое дело… Это надежно, это на века…навсегда… С Основанием.. нам… ничего не страшно… С Основанием мы… уверенны в завтрашнем дне… и никакие перемены, никакие катаклизмы… не страшны… никакие революции, никакие большевики… нельзя… ничего… разрушить полностью, понимаешь… только до Основания… можно разрушить… а оно останется… Основание останется… что ни строй на нем, все равно – Основание-то оно все то же…как манекен в магазине… обертка разная, а Основание одно… оно нужно нам… Основание… Основание…


Рецензии
Да. Вот уж в чём дефицита нет, так в основаниях для ненависти и страха. И не торгуют даже, а впаривают. И даже не в магазинах, а на дому. Каждый вечер, из каждого ящика :-) Кстати, здесь вот http://vidachok.com/2008/04/10/945/ хороший фильм на эту тему.

Лаврёнов Михаил   22.02.2009 11:48     Заявить о нарушении
А, здесь вот http://vidachok.com/2008/11/06/4820/ продолжение этого фильма.

Лаврёнов Михаил   22.02.2009 11:52   Заявить о нарушении