Дрезонда - дочь света и тьмы Продолжение

Глава 49


Как только Саша пришла в лабораторию, Дрезонда и старуха немедля отодвинули ее в дальний угол и полностью овладели ее сердцем и разумом.
Профессор чувствовал себя очень неловко перед сотрудниками и сразу постарался увести Дрезонду.
- Саша, - обратился он к ней, еле сдерживая свой гнев, - пойдемте, я покажу свой кабинет.
- Аркадий Владимирович, какой Вы не понятливый, я же просила называть меня Дрезондой, - кокетливо ответила она, и крепко прижавшись к Роману, вышла вслед за профессором.
- Что это Вы себе позволяете? - вспылил Аркадий Владимирович, как только они вышли в коридор.
- Ах, какой Вы обидчивый. Я же сказала, все обсудим дома. А сейчас нам с Романом нужно побыть вдвоем. Вы уж простите нас.
Старуха обрадовалась, что, наконец, вместе с Дрезондой сполна может насладиться крепким, молодым мужским телом.
О присутствии Саши они и не думали вовсе.
 Саша почувствовала это и решила на этот раз взбунтоваться.
Как только они вышли на улицу, она попыталась помешать Дрезонде и упала со ступенек крыльца, в надежде на то, что, падая, она получит травму, и Роман не будет заниматься любовью с ней в таком состоянии.
Но Дрезонда сразу же разгадала ее коварный план и помогла ей удачно приземлиться на последней ступеньке.
Роман подбежал к ней, подхватил на руки и, осыпая ее поцелуями, шептал:
- Милая, дорогая, единственная, ты сильно ушиблась?
Дрезонда ничего не отвечала, она высвободилась из его рук и страстно поцеловала его.
Она делала то, что давно хотела сделать Саша, но в силу своей замкнутости и стеснительности не решалась открыть своих чувств.
А поскольку их желания совпали, и эти поцелуи шли от Сашиного сердца, то именно Саша ощущала в это время неземное блаженство.
Она снова была благодарна Дрезонде и вновь с радостью стала ею, не пытаясь противиться ее воле.
Но в этот момент к ней присоединилась старуха и начала нашептывать на ухо Роману такие непристойности, что даже у Дрезонды дух перехватило.
Сгорая от страсти, она потребовала немедленно взять такси, отвести ее домой, и овладеть ею.
Дома началось такое, что Дрезонду-Сашу до сих пор при воспоминании бросало от стыда в краску.
Старуха полностью овладела Сашиным телом, и вытворяла с ним такое, что даже видавшим виды проституткам не снилось.
Роман, конечно же, был на седьмом небе от счастья. Такого наслаждения он в своей жизни не испытывал никогда.
И когда старуха, насытившись сполна любовными утехами, отключила свою память, а вместе с ней и свои желания, Роман прошептал:
- Мне кажется, я умер и нахожусь в раю. Теперь моя жизнь без тебя дорогая не имеет никакого смысла.
И он, с нежностью и благодарностью, взглянул в глаза Саше.
Дрезонда, только что, сгоравшая от ласк и неуемной страсти, ответила ему холодным и отчужденным взглядом.
- Что с тобой любимая? – испуганно прошептал Роман.
И в ответ получил жесткий и смертельный, как выстрел в сердце, удар:
- С этой минуты забудь все, что между нами было. И никогда, слышишь, никогда не говори мне о любви. Отныне, как любимая, я умерла для тебя. Когда воскресну, скажу сама.
С этого момента нас будут связывать только деловые отношения. Крепко запомни это. Иначе быть большой беде.
Дрезонда-Саша понимала, что не в силах бороться с властной старухой так вкрадчиво и лживо завладевшей ее разумом.
Если Дрезонда вошла в душу Саши с ее согласия, то старуха внедрилась в ее разум обманом.
Посоветовав Саше просто покрасить чудо травой волосы, она благодаря этому перенесла всю свою память в ее сознание и тем самым в любое время могла полностью блокировать или контролировать Сашин разум.
Поэтому когда старуха почувствовала, что Саша влюбилась, в ее памяти сразу же всплыли приятные воспоминания об ее многочисленных любовных утехах, и ей снова захотелось освежить свою память.
Надо отдать должное, что старуха до этого времени никогда не злоупотребляла своей властью над Сашиным разумом. Она подключала свою память лишь только тогда, когда это было нужно для достижения задуманной цели.
Саша поняла это и чтобы впредь не провоцировать старуху на подобные поступки, она решила заглушить в своем сознании истинные чувства к Роману до тех пор, пока старуха вместе с Дрезондой не выполнят задуманное ими дело и не покинут ее тело.
За то время пока старуха с Дрезондой находились в ее теле, в ее душе, в ее сознании, она многому научилась у них, и была благодарна им за это.
И даже когда старуха вытворяла такое с ее любимым Романом, и сердце ее от сознания того, что она не в силах что-либо изменить, сжималось от щемящей боли, она понимала что многое из того, что она увидела, обязательно в будущем подарит Роману лично от себя.
Роман ничего не мог понять. Почему его любимая девушка, минуту назад так страстно и горячо любившая его, отказывается от него.
Единственное что он понял, что это совсем не простая, застенчивая и безропотная девушка, которую он увидел впервые, когда открыл дверь.
Сознание того, что ее отец обладал сверхъестественной силой, и мог спокойно повлиять на разум своей дочери, заставило его поверить в слова Саши.
Он принял ее условие, и с того самого времени их связывали только деловые отношения.
Однако надежда на то, что скоро все изменится, и Саша сама скажет ему о возрождении своей любви, не покидали его.
Поэтому всякий раз, когда со стороны Дрезонды возникал хотя бы малейший намек на чувства, Роман с надеждой и трепетом всей душой порывался к ней, но холодный и рассудительный взгляд Дрезонды, останавливал его на месте.
Время шло, и Роман теперь уже окончательно убедился в том, что его избранница, действительно не от мира сего. Она обладает феноменальными способностями во всем, к чему только прикасается.






Глава 50


Вечером, после того злополучного случая в лаборатории, когда вернулся с работы Аркадий Владимирович, она попросила Романа сделать так, чтобы Нина Дмитриевна на время ушла из дома.
Когда они остались втроем, она чуть-чуть приоткрыла занавес окутавшей ее тайны.
- Аркадий Владимирович и Роман послушайте меня внимательно и постарайтесь понять.
 Я совсем не та, за которую вы меня приняли, когда приютили в своем доме.
Да, я действительно Саша и действительно из Султановки. И в тот момент, когда я пришла в ваш дом, у меня не было никаких других мыслей, кроме одной: найти в вашей семье приют и пойти учиться.
Сегодня все изменилось. Неизвестные вам люди напомнили мне об этом, и я стала, как это не покажется странным для вас, абсолютно другой. Настолько другой, что вы даже не сможете себе представить.
Скажу вам одно, при любых обстоятельствах я никогда не причиню вам зла.
 В этом я абсолютно уверена, во всем остальном я для самой себя так же не предсказуема, как и для вас.
Аркадий Владимирович, ни о какой учебе сейчас не может быть и речи. Для меня будет достаточно того, что вы оформите меня на работу лаборанткой в свою лабораторию, и я буду иметь возможность половину рабочего дня проводить в институтской библиотеке.
Надеюсь, Вы сможете подобрать для меня такую работу, чтобы я обоснованно и без всяких подозрений могла находиться в библиотеке.
- Но что я тебе могу предложить?
- Чтобы Вы не предложили, я выполню все достаточно быстро и грамотно. Надеюсь, в этом Вы не сомневаетесь. А чтобы у Вас отпали всякие сомнения, постараюсь раз и навсегда рассеять их.
Я знаю, что группа ученых Вашей лаборатории под Вашим руководством занимается разработкой нанотехнологий, а если конкретнее то конструированием нанороботов с определенно заданными свойствами, способными выполнять любые операции, в том числе даже на клеточном уровне, непосредственно вмешиваясь в изменение ДНК и генетической код наследственности.
К сожалению, с моей точки зрения, вы слишком долго топчетесь на месте и никак не можете найти выход из создавшейся ситуации.
Обещаю, я помогу Вам найти ошибку в Ваших исследованиях при одном условии, что Вы, как профессор с мировым именем, в ближайшее время, откроете свою частную научную лабораторию, в которой будете только формальным руководителем.
На самом деле руководить там буду я, и все работы будут проводиться только под моим контролем.
О финансировании не беспокойтесь. У нас будет достаточно средств, чтобы иметь самое лучшее оборудование и самых талантливых специалистов. Первым из них будет Роман, а остальных я постараюсь подобрать в ближайшее время, скажем примерно через полгода.
И в довершении всего попрошу Вас подойти ко мне поближе.
Аркадий Владимирович, пораженный поведением Саши, а точнее Дрезонды, ее точными сведениями о секретных научных исследованиях, повинуясь ее требованию, вплотную подошел к Дрезонде.
Дрезонда подняла руку, дотронулась до тщательно уложенных в тугой, объемный узел своих волос, и они сверкающим водопадом, всей своей тяжестью упали до самого пола.
Роман смотрел на все происходящее, как завороженный. Он впервые видел такие красивые, сверкающие, иссиня-черные, почти живые волосы. Они поражали своей притягательной силой и неземной красотой.
Дрезонда, слегка коснувшись ими Аркадия Владимировича, уверенно произнесла:
- Дорогой профессор, к сожалению, Вы очень плохо заботитесь о своем здоровье. У Вас наряду с множеством других заболеваний, достаточно большая злокачественная опухоль. Клетки, которой полностью заполнены турбулентным белком.
Судя по выражению Ваших глаз, Вы уже знаете об этом и надеялись избавиться от болезни с помощью нанороботов.
Но пока Вы добьетесь ожидаемых результатов в своих исследованиях, турбулентный белок полностью поглотить все здоровые клетки вашего организма.
- Что за турбулентный белок? – только и мог сказать профессор.
- Вот видите, Вы даже не знаете этого. А еще мировой светила, - подтрунила она над ним.
Я по мере возможности и необходимости буду посвящать Вас в секреты моих исследований.
А пока обещаю Вас полностью вылечить. Для этого, прежде всего, нужна лаборатория и деньги и, конечно же, начиная с завтрашнего дня свободный доступ к научной библиотеке.
Ну, как Вы согласны?
Профессор не мог ни здраво рассуждать, ни осознавать, что происходит здесь и сейчас в их квартире. Он только мог безвольно подчиняться напору и воле этой таинственной Дрезонды.
- Что Вы молчите? – спросила Дрезонда, умело и виртуозно, собирая свои волосы в тугой узел.
- Скажите, Ваш отец жив? – спросил профессор, абсолютно не осознавая, почему он задал именно этот вопрос.
- Не знаю, - ответила Дрезонда, и немного помолчав, добавила – лично для меня он умер навсегда.
И в ту же секунду в комнате резко распахнулось окно и вместе с ветром в комнату, как камень, брошенный кем-то с улицы, с треском и шумом влетел Сашин отец.
Профессор, схватившись рукой за сердце, молча сполз на диван, а Роман, бледный как полотно, с широко открытыми от ужаса глазами, медленно пятился к двери.
В первую минуту Дрезонда тоже растерялась, она уже стала забывать, тот случай, когда поздним вечером на улице вдруг как из-под земли возникла фигура отца.
Потом, опомнившись, смело подошла к отцу и протянула руку. Рука повисла в воздухе, а отец испарился.
Но за то время, пока она, растерявшись, смотрела на него такими же безумными глазами, как Роман и профессор, он успел произнести страшные слова, которые еще долгое время мешали ей наладить контакт с семьей профессора:
- Не верьте ей, она уничтожит Вас так же, как уничтожила и меня.
- Что это было? - приходя в себя и еле шевеля губами, спросил профессор.
Дрезонда сама не знала, как объяснить все то, что здесь произошло. Она мучилась и терялась в догадках, что за силы преследуют ее.
Как только она делает очередной шаг к разгадке тайны, которую ей до конца так и не поведала старуха, тут же возникают потусторонние силы, которые пытаются остановить и запугать ее.
Скорее всего, этот шаг приближает ее к победе, которую она должна одержать в борьбе с темными силами.
- Профессор, Вы разве не читали научные статьи о том, что учеными изобретено новое психотропное оружие, позволяющее создавать на поверхности и в атмосфере любые виртуальные образы, - стараясь быть уверенной и спокойной, ответила Дрезонда.
- Да, но причем тут наша квартира. И потом, мне не понятно, почему это фантастически реальное изображение возникло именно в тот момент, когда я спросил тебя о твоем отце.
Из этого следует, что за нами постоянно кто-то наблюдает и при этом отчетливо слышит каждое произнесенное нами слово.
Кому это нужно? Я Вас спрашиваю? – разъяренно спросил он.
- Я не могу сейчас ответить, потому что сама не знаю. Оставьте меня одну минут на пять, может я смогу прояснить, что происходит на самом деле.
- С превеликим удовольствием. Постарайтесь воспользоваться своей магией и объяснить нам, кто Вы и зачем сюда приехали, наконец, - вспылил профессор и, обратившись к Роману, который все это время стоял как парализованный, добавил, - пойдем сынок, подождем, пока наша незнакомка слетает в преисподнюю.
Дрезонду до глубины души задели слова профессора, и она еле сдержалась, чтобы не нахамить ему. Но брошенные слова, как заноза, застряли в ее сознании.
Оставшись наедине, она вновь распустила свои, только что собранные волосы, надеясь с их помощью найти ответ.


Глава 51


То, что ее волосы обладают пока непонятными для нее фантастическими свойствами, она поняла сразу же, как только помыла свои белокурые волосы таинственной травой, сорванной в лесу у старого дуба, и превратилась в жгучую брюнетку.
 Через завесу своих волос она прекрасно могла видеть весь человеческий организм изнутри. Пред ее глазами полностью раскрывалась человеческая плоть. И пораженные органы всегда подавали ей необычный сигнал в виде слабо мерцающих светящихся точек.
Когда это произошло впервые, Дрезонда очень сильно испугалась. Но с того момента, как таинственная трава, сорванная под дубом, буквально в считанные секунды высохла у нее на руках, отдав ей все свои соки, она уже перестала удивляться.
При любых необычных и таинственных проявлениях своих возможностей, старалась собрать всю свою волю в кулак, тщательно все обдумать и принять рациональное решение.
И после ее первого случая проникновения в человеческий организм, она вдумчиво и скрупулезно вновь прочла все, что читала раньше об анатомии и физиологии человека.
А как только появилась в семье профессора, буквально за два дня прочла всю литературу, которая имелась в их квартире, где хоть вскользь говорилось о медицине.
Дрезонде это не составляло особого труда. На то, чтобы прочесть одну страницу уходило секунды две не более. Стоило только взглянуть на страницу, и ее глаза моментально сканировали весь текст.
 Мало того, полученная информация в ее сознании просеивалась как через сито, и в памяти оставалось, только то, что было важно и необходимо для достижения заданной цели. Отбор информации происходил под четким и неусыпным контролем старухи.
Дрезонда прекрасно понимала, что ее дар с исключительной точностью устанавливать диагноз, будет ее основным заработком для выполнения еще не совсем ясной цели.
Она так же помнила и о том, что когда сильно напрягала свою память и пристально смотрела на волосы, то слышала обрывочные фразы разговора невидимых людей.
Это приводило ее в неописуемый ужас. Всякий раз ей казалось, что она сходит с ума. Поэтому Дрезонда никогда до конца не прислушивалась к тому, о чем говорят невидимые люди.
 Она встряхивала головой, переводила свой взгляд и старалась думать о чем-нибудь приятном.
Однажды любопытство взяло верх над разумом, и когда до ее сознания начали доходить обрывки фраз, еще больше сосредоточила всю свою память и свой взгляд на волосах.
Вот тогда Дрезонда впервые отчетливо услышала голос старухи, которая и рассказала ей о том, что отныне память ее полностью сосредоточена в волосах Дрезонды.
И то, что знала и помнила старуха и за время земной жизни, и потусторонней отныне полностью доступно и Дрезонде.
Еще она сказала ей, что теперь волосы Дрезонды, это своего рода антенны, с помощью которых она в будущем без труда может осуществлять связь, как с потусторонним миром, так и с инопланетной цивилизацией.
Но для этого ей придется много работать и пополнить свою сложную память всеми техническими новинками, которые существуют на данный момент в мире и с помощью полученных знаний самой создать таких нанороботов, которые без труда откроют ей дорогу в любую точку вселенной.
Тогда же она сообщила и о раковых опухолях и о виртуальном белке, но как бороться с заболеванием века ни обмолвилась, ни словом.
 Полученные с помощью научных трудов, находящихся в библиотеке профессора, и разложенные по полочкам знания, позволяли Дрезонде делать уже кое-какие выводы о природе рака и о методах его излечения.
Сейчас она хотела узнать, кто так неустанно и пристально следит за всеми ее передвижениями и почему появляется виртуальный образ отца, канувший в неизвестность.
Дрезонда пристально уставилась на волосы и напрягла все свои силы. Стояла мертвая тишина. Даже голоса старухи не было слышно. Такое было впервые.
Откуда-то издалека послышались тихий стон. Дрезонде показалось, что стонет старуха. Потом раздался душераздирающий крик, скорее всего, кричал кто-то другой. И снова наступила мертвая тишина.
Дрезонда ждала, что услышит хотя бы голос старухи, но ожидания были напрасными.
Пришлось звать Романа и профессора, так и не найдя ответ на заданный профессором вопрос.


Глава 52


Как только Дмитрий Аркадьевич вошел в кабинет, он сгорая от нетерпения, выпалил прямо с порога:
- Так кто же Вы, наконец, и зачем приехали к нам? Кому, и с какой целью нужно применять столь сильное психотропное оружие, чтобы предупредить нас о безопасности и именно в лице того человека, который когда-то помог мне вылечить сына.
Кому мне больше доверять, ему, который спас Романа от безумия, или Вам, которая обманом и хитростью проникла в наш дом, завладела сердцем сына и теперь пытается убедить меня в том, что я неизлечимо болен.
- Я понимаю и принимаю Ваше возмущение. Но к великому сожалению не могу сейчас ответить на заданные Вами вопросы.
Прошу Вас, дайте мне время и как только я разберусь, кто и зачем использует виртуальный образ отца, Вы будете первым, кто узнает об этом.
Надеюсь, профессор Вы не станете отрицать того, что я обладаю уникальными возможностями и смогу с их помощью, или с помощью магии, как Вы выразились, сделать прорыв не только в медицине, но и в других областях науки.
Профессор не знал что сказать. То, что прибывшая из Султановки дочь Никифора, обладает не только магией, но еще и наделена уникальными, просто фантастическими способностями видеть своими глазами весь человеческий организм изнутри, не было никаких сомнений.
 Такое впечатление, что ее глаза это своего рода лаборатория, в которой размещается самое новейшее оборудование.
Но правда ли то, что она действительно не знает природу возникновения виртуального образа отца, или старается скрыть это, пытаясь тем самым отвести от себя подозрения.
- Хорошо, я постараюсь поверить Вам, только расскажите мне истинную причину исчезновения Вашего отца.
Дрезонда без утайки рассказала об отце все, что знала, не скрыла даже тот случай, когда отец с матерью заблудились в лесу.
Профессор несколько раз просил ее пересказать подробно, не упуская ни одной мелочи о том дне, когда пропал Никифор.
- Напряги свою память и постарайся вспомнить, что тебе показалось странным в людях, которые пришли к отцу в тот день, – просил ее профессор.
Дрезонда сосредоточилась и отчетливо вспомнила, что пришельцы старались не смотреть в ее сторону и постоянно отводили глаза.
- Глаза.
- Что такого странного ты в них заметила?
-Мне кажется, что у них вообще не было глаз.
- Тебе кажется или их действительно не было?
-Тогда я сомневалась, а сейчас точно представила, что глаз действительно не было, были маленькие, черные зияющие дыры.
- И больше ты никогда не видела ни отца, ни пришельцев?
- Нет, конечно, я же Вам сказала, только один раз передо мной возник виртуальный образ моего отца, и в тот день я была на волосок от смерти.
Дрезонда рассказала в подробностях весь ужас, который ей пришлось испытать в тот день.
- Где сейчас этот мальчик? - спросил, молчавший все время Роман.
- Он сейчас в деревне с мамой. Как только я встану на ноги, то обязательно заберу его в Москву. Вы можете позвонить ему, и он все подтвердит, - и Дрезонда протянула профессору телефон.
- Зачем еще раз травмировать ребенка, - в задумчивости ответил профессор.
В комнате повисла тишина.
Дрезонда надеялась и даже чувствовала, что профессор хоть и сомневается, но из дома ее не выгонит и обязательно будет с ней сотрудничать.
 То, что он сейчас услышал, настолько заинтриговало его, что он забыл об опасности и думал только о разгадке только что свалившейся на него, как гром среди ясного неба, необъяснимой, фантастической, неразгаданной тайны.
Ему хотелось одновременно, и стать участником разгадки этой тайны и излечиться от тяжелой болезни.
- Хорошо я согласен делать то, что ты скажешь. Но только до того момента, когда почувствую, что это ни к чему хорошему не приведет.
С завтрашнего дня я устрою тебя на работу лаборанткой. Ты будешь обязана не только мыть лабораторную посуду, но и ходить в библиотеку за литературой. А чтобы это не вызывало ни у кого насмешек, литературу будешь приносить согласно подготовленного мною списка.
Ну а то, чем ты будешь конкретно заниматься в библиотеке это уже твое дело.
С учетом сложившихся обстоятельств, - и профессор многозначительно посмотрел на Романа, - я бы не хотел, чтобы ты оставалась жить у нас. Поэтому завтра же Роман займется поиском квартиры для тебя. Первое время пока ты не станешь на ноги, я буду оплачивать все твои расходы.
Что касается частной лаборатории, то открыть ее я смогу только тогда, когда ты окончательно убедишь меня в своей гениальности и, кроме того, обеспечишь финансирование этой лаборатории, как ты только что обещала.


Глава 53


Буквально через месяц Дрезонда представила профессору такой обзор научной литературы по излечению рака, что профессор, внимательно прочитав все, произнес всего лишь одну фразу:
- Это просто фантастика. Ты действительно гениальна.
Через два месяца, она потребовала у профессора, чтобы он вплотную начал заниматься подготовкой документов по созданию частной научной лаборатории.
- О деньгах не беспокойтесь, - предупредительно ответила она, не дав Аркадию Владимировичу даже задать вопроса.
Но он все-таки не выдержал и спросил:
- Ты хоть знаешь, какие это деньги? И где за такой короткий срок можно достать их.
- Почему достать? Их можно заработать, что я и сделаю. Через две недели у Вас будет достаточно денег, чтобы не только оплатить все расходы по созданию лаборатории, но и арендовать здание и закупить все необходимое оборудование.
Так что не теряйте даром времени и срочно приступайте к работе. Через две недели, чтобы был заключен договор аренды и подписаны все документы с поставщиками оборудования.
Верьте мне. Я ведь Вас никогда не подводила, если только не считать случая с виртуальным образом отца. Но, я уверена, что обязательно исправлю свою ошибку.
Первое время в лаборатории будем работать только мы вдвоем с Романом. Хочу сразу предупредить, мы там будем находиться круглосуточно. Так нужно для работы.
- Но…
- Никаких но. Роман будет работать только со мной. Диссертацию он защитит быстрее, чем Вы думаете. Для этого у него будет предостаточно материала. Только Вы ему пока ни о чем не говорите. Я скажу сама.
- Что в первую очередь я должен делать?
- В первую очередь Вы должны мне дать на две недели отпуск за свой счет.
 А потом я напишу заявление об уходе.
- К чему такая конспирация? Не лучше ли сразу написать заявление об уходе.
- Можно было бы и так. Но вдруг мне в это время понадобиться посетить библиотеку, а пропуск, как известно при увольнении отбирают.
- Ты как всегда права.

Спустя две недели Дрезонда поздним вечером позвонила в дверь профессорской квартиры.
Дверь открыл Роман. По выражению лица было видно, что ее приход явился для него неожиданностью.
- Отец дома? - сухо спросила она.
- Дома, в своем кабинете - ответил Роман и посторонился в сторону, дав Дрезонде возможность пройти.
Роман сильно любил ее, но брошенные ею слова в тот злополучный день навсегда врезались в его память и не давали возможности выразить свои чувства.
Он смирился с этим невыносимым испытанием. Ему оставалось только одно, оберегать свою любимую от несчастий и беды.
Отчужденность в отношениях помогала переносить эту мучительную боль разлуки.
Сегодня она впервые после двухмесячной разлуки пришла к ним домой.
Правда, они встречались изредка, мельком в коридорах института или в лаборатории
Как только Дрезонда входила в лабораторию, Роман тут же покидал ее стены.

Когда в дверь постучали, профессор читал очередную научную статью.
- Ниночка, входи, ты мне не помешаешь, дорогая.
Он оторвал голову от статьи и с улыбкой посмотрел на дверь.
Дверь отворилась, и на пороге появилась, улыбающаяся Дрезонда.
- Это ты?
- А кто же еще. Аркадий Владимирович. Вы что забыли? Сегодня последний день нашего с Вами оговоренного срока.
И она торжественно выложила на стол из своей объемной сумки целую кучу денег.
- Здесь хватит на все, - весело сказала она. – Через три дня мы с Романом должны приступить к работе в нашей лаборатории. У Вас все готово?
Профессор был ошарашен. Он, конечно, тешил себя надеждой, что все произойдет, так как сказала Дрезонда, но абсолютно в этом не был уверен.
 Хотя здание для размещения лаборатории уже нашел и даже заключил договор аренды с первого октября, как настаивала Дрезонда.
 Лицензия на осуществление научной деятельности почти была готова, осталось только вручить кое-кому из чиновников солидный гонорар, что позволит почти в тот же день получить ее на руки.
 Переговоры о поставке оборудования тоже прошли успешно, и поставщик обещал, как только заказчик сделает предоплату, оборудование без промедления будет доставлено по нужному адресу.
Оставалось только дело за деньгами. И вот они на столе, и Аркадий Владимирович растерян как маленький ребенок.
Если эта девчонка так быстро достала такую сумму денег, не значит ли это, что она действительно всесильна. Это пугало и настораживало одновременно.
Ведь если задуматься всерьез, то его семья поневоле становится заложником этой опасной девицы.
 Если она в один прекрасный день, добившись с их помощью того, чего ей нужно, посчитает, что они ей больше уже не нужны, то, вполне возможно не задумываясь, с легкостью уберет их со своей дороги, как не нужный балласт.
- Профессор, как Вы могли такое подумать? - с огорчением сказала Дрезонда. - Ваша семья стала для меня вторым домом с того дня, как я переступила порог Вашей квартиры. И если я бываю иногда жестокой и бессердечной по отношению к Вам и Вашему сыну, то это лишь только тогда, когда бывает нужно для успешного выполнения задуманной мною работы.
- Ты так легко прочла мои мысли?
- Не совсем, так как Вам показалось. Просто Вы, не отрываясь, смотрели прямо мне в глаза, а если бы отвели взгляд в сторону, мне не удалось бы так быстро пробраться в Ваше сознание.
Давайте ближе к делу. Скажите, мы с Романом можем приступить к работе в намеченный срок?
- Я думаю да. Если и будет задержка то на один, два дня.
- Это плохо. Приложите все силы и постарайтесь обеспечить нам место для работы ровно через три дня.
- К чему такая точность. Что может произойти за два дня?
- Я не успею в срок выполнить работу, за которую уже получила такие бешеные деньги.
- Откуда они у тебя?
- Узнаете все немного позже, когда будут готовы первые результаты нашей работы. А сейчас позовите Романа и оставьте нас наедине. Обещаю, я долго его не задержу.
Роман действительно пробыл наедине с Дрезондой минут двадцать не больше.
Из кабинета они вышли вдвоем. Дрезонда, попрощавшись, сразу же ушла, а Роман, ни слова ни говоря, закрылся в своей комнате.
Через три дня они приступили к работе.


Глава 54


 С тех пор прошел год. Роман появлялся дома изредка лишь только для того, чтобы проведать родителей.
 Все свое время он проводил в лаборатории. Она стала для него вторым домом. За это время он успешно защитил диссертацию и по заданию Дрезонды открыл еще одну частную лабораторию, где официальным учредителем был уже он, а не отец.
Нина Дмитриевна гордилась успехами сына, но ее материнское сердце постоянно болело за него.
Чувство страха за его жизнь никогда не покидало ее с того момента, когда он пришел повидать их с отцом после двухнедельного круглосуточного пребывания в лаборатории.
Роман был абсолютно лысым.
- Что случилось? - вскрикнула Нина Дмитриевна, когда Роман снял с головы туго натянутую на лоб кепку. – Ты что заболел? - держась за сердце, настойчиво требовала она объяснить причину, по которой сын сбрил волосы.
- Мама, успокойся. Ничего страшного не произошло. Просто мне так удобно. Не надо тратить лишнее время по уходу за прической, - пошутил он.
Но тревога, поселившаяся в тот день в ее сердце, еще больше усилилась, спустя три месяца.
За это время Роман ни разу не пришел домой. А последние две недели даже перестал звонить и отвечать на звонки. Не отвечала на звонки и Дрезонда.
Встревожившись за жизнь сына, Нина Дмитриевна настояла, чтобы профессор сам сходил в лабораторию.
 До этого Аркадий Владимирович бывал там часто только первую неделю после открытия, потом неизвестно по каким причинам, Дрезонда запретила ему бывать в лаборатории.
 На его вопрос, с чем это связано, она даже не потрудилась объяснить.
Просто ответила, что услуги профессора им пока не нужны, и посоветовала ему вплотную заняться своей на время заброшенной в институте научной работой.
Аркадий Владимирович спорить не стал, тем более что Дрезонда заранее предупредила его о том, что он будет являться лишь фиктивным руководителем лаборатории.

Лаборатория находилась в небольшом одноэтажном, довольно непривлекательным на первый взгляд, отдельно стоящем здании.
Когда профессор вошел в здание, он немного растерялся.
 За то время пока он отсутствовал, здание превратилось в фантастическое, гениальное по своим задумкам и непревзойденное по масштабу применения достижений научно-технического прогресса.
 Дрезонде удалось максимально внедрить и использовать для работы все технические новинки.
- Добрый день. Рады Вас видеть в стенах нашей лаборатории, - раздался невидимый, мелодичный голос.
Профессор стоял в зеркальном коридоре. Прямо напротив него находилась глухая стена, сплошь усеянная всевозможными кнопочками и ручками. И никаких дверей, никаких окон.
- Добрый день, - ответил Аркадий Владимирович и продолжал стоять как вкопанный.
Он растерялся и не знал, что делать дальше.
Зеркальные стены отражали на нем свои лучи, в глазах слепило, как от солнечных зайчиков.
- Вы к Роману? – спросил все тот же мелодичный голос.
- Да, - машинально ответил профессор.
- Его нет. Он в длительной командировке.
- А можно….
- Александра Никифоровна, Дрезонда, как Вы хотели выразиться, в командировке вместе с Романом. Через неделю они будут на месте. Я передам, что Вы заходили. До свидания.
Голос замолчал. Зеркала, только что играющие лучами, как-то сразу потускнели, и на смену солнечных лучей от стен зеркал пошел мощный поток теплого воздуха, который настойчиво вытеснял профессора на улицу.
Не в силах сопротивляться, а тем более оставаться в этом фантастическом, нагнетающим страх, коридоре, Аркадий Владимирович вышел на улицу.
 Непримечательная на вид дверь сразу же захлопнулась.
- Интересно, - подумал он, - а они всем открывают входную дверь в царство фантастической техники или еще до входа в зеркальный коридор, уже заранее знают, кто к ним пожаловал.
Чтобы убедиться в этом, Аркадий Владимирович подошел к первому прохожему, это был пожилой мужчина, и спросил:
- Извините, Вы не подскажете, что находится в этом здании? – показал рукой в сторону здания, из которого вышел пять минут назад.
- Не знаю. Наверное, какая-то очередная никому не нужная контора. Я тут живу по соседству, видел, как иногда туда заходили и выходили люди. Но это было очень редко.
А что Вам нужно?
- Мне приятель подсказал, что по этому адресу находится химчистка. Вот я и приехал сюда, - и профессор показал на свою объемную сумку, в которую жена наложила всякой всячины для Романа.
- Так зайдите и узнайте, так ли это.
- Я пробовал, но никто не открывает.
- Давайте попробую я, - предложил отзывчивый прохожий и направился к зданию.
Аркадий Владимирович остался стоять в сторонке.
Старик долго стучал в дверь, потом досадливо махнул рукой и крикнул профессору:
- Нет тут никого. И не химчистка это вовсе, видите вывеску НИЛ «Ген». Я же говорю очередная никому не нужная контора. Так что Ваш приятель ошибся.
У нас здесь поблизости химчистки никакой нет. Спросите еще у кого-нибудь, может, подскажут.
Профессор убедился в том, что дверь в этот храм науки открывают только знакомым людям.
Когда он вернулся домой, то успокоил жену и сказал, что Роман с Дрезондой уехали в командировку.
- А почему они не отвечают на звонки? – все еще встревоженная долгим молчанием сына, спросила жена.
- Скорее всего, находятся в зоне недосягаемости.
(Продолжение следует)


Рецензии