Последний фараон

(Тайный хранитель)

3.

- Боги!!! Зевс, Один, Аллах, Ра, Иисус, Буда, и все остальные! Призываю вас в свидетели! Господи, за что мне такое? Ответь, Господи, когда и как я нагрешил? Зачем мне эти мучения, эти проблемы, такая жизнь? – Я стоял на маленьком глиняном выступе обрыва над мутной желтой рекой, кишащей крокодилами. Уступ, под моей тяжестью  потихоньку скользил вниз,  подозревая, что это мои последние минуты жизни, я решил высказать Господу Богу все, что думаю о нем. – Господи, я всегда был как все, ничем не выделялся, ничего особого не хотел, и разве есть моя вина, что меня втянули в эту дурацкую историю кольца Фортуны? Кому-то приспичило разбогатеть мистическим образом, а моя жизнь каждый раз становиться залогом? Почему, Господи, почему я? Есть люди, которые жаждут приключений, которые заплатят любые деньги и даже свою жизнь отдадут ради острых ощущений. Я не такой, я хочу спокойно работать, вечерами сидеть на диване и читать о чужих приключениях, а вместо этого я стою здесь и жду, когда крокодилы начнут рвать меня на части. И ты, Господи, говоришь, что все по нашим заслугам, и в искупление грехов наших? А я так не хочу! Слышишь, ты, там? Я так не хочу!
От моего крика скорость моего спуска увеличилась,  я зажмурился, потому что представил до мурашек и галлюцинации слуха, как трещат мои кости, когда крокодилы будут вертеться вокруг себя, вцепившись в меня челюстями, чтобы оторвать кусок другой. И ведь они гады, даже не подавятся, потому что жевать не умеют, просто заглотят меня и еще  всплакнут от удовольствия, наконец-то начался их процесс пищеварения. Они ведь как верблюды, могут долго не есть, но если жрут, то на полную катушку, а мне стать звеном их пищеварительной цепочки, как-то не прельщает.
- Господи, как обидно, закончить свою жизнь в желудке крокодила, - я с сожалением выдохнул остатки воздуха и приготовился к смерти. – И это кольцо Фортуны, что в нем толку? Если мной сейчас пообедают, оно просто затеряется на дне этой мутной речушки, и кому тогда будет служить богиня удачи.

Какая-то тряпка упала мне на голову, ее резкий запах и давно неопределенный от грязи цвет, вызвал отвращение. Первый мой порыв: откинуть ее в сторону, но что-то во мне подавило брезгливость,  я  вцепился в спасительную ткань не только руками, ногами, но и зубами. Одновременно глиняный уступ и я двинулись в разные стороны, я вверх, он же с шипением погрузился в воду.
Меня медленно поднимали на бескрайнюю равнину, и я уже благодарил Господа, что он услышал молитвы мои, и послал спасение, но меня вытащили только по грудь. Я увидел хрупкого араба в грязный одежде, он тыкал мне в лицо дулом какого-то оружия, и  что-то бубнил. С одной стороны я уже не готов был вернуться к крокодилам, с другой, вариант быть застреленным меня тоже не устраивал. И вдруг, что было полной неожиданностью для меня, я загнул таким матом, значение слов, которых я даже не подозревал. Араб на мгновение ошалел, потом заржал, потер перед моим носом большой палец об указательный, и сказал: «Деньга».

Я отдал ему последние доллары за свое спасение и за его услуги проводника до города, в направлении которого, по моим предположениям ушел Купидон. Слава богу, что эти жители пустыни не упускают случая подзаработать, иначе я бы уже закончил свою жизнь в желудке крокодила. Искать громадного негра среди мелких арабов сложности не представляло, он был на голову выше любого из них, и в два раза шире. Но сила и неумолимая жестокость новоявленного фараона, ужасала даже этих детей пустыни.
Роковой перстень волей случая, а вернее результат мой слабости попал в его руки, и Купидон достиг высот, которые от него мало кто мог ожидать. Он объявил себя новым фараоном, собрал войско, поднял восстание и собрался строить пирамиду в свою честь. Мечтали ли фараоны  о таком наследнике, не знаю, но реальный маленький фараон – владелец перстня, потребовал от меня, его вернуть. А как залог, что я не сбегу, теперь я временный владелец кольца Фортуны.
Вот уже полтора года, я иду по следу Купидона, и каждый раз удивляюсь, как ему удается выживать. Роковой перстень, когда-то за два года укоротил жизнь одиннадцати человек, теперь же временами мне кажется, он помогает Купидону выходить невредимым из многих ситуаций.  Он неоднократно избегал ареста, предательской пули, даже за деньги его не могли поймать охотники за преступниками, он выжил в песчаных бурях, долго жил в тайных пещерах. Его искали и не могли найти, казалось, он заранее знал все, и обо всех, я тоже не был исключением. Именно Купидон «уронил» меня с обрыва. Я давно сказал ему, что оставлю его в покое, если он отдаст роковой перстень, но оказалось, что перстень и жизнь Купидона единое целое.
Я часто жалел, что со мной не было Димыча и Тони. Димыч, все-таки киллер и сообразил бы, как лучше «уговорить» Купидона, а Тоня наверно смогла бы меня вдохновить на подвиг. Потому что сейчас подвигом для меня было двигаться дальше, я не видел  причин искать для кого-то чужую собственность. Подумаешь, я ее когда-то сам отдал Купидону, спасая свою жизнь. Если эта вещица так сильно нужна маленькому фараону, пусть сам ее и возвращает. У него вооруженная охрана, техника, деньги, а я одинокий, уставший переводчик, который хочет немного отдохнуть.

Я устал, очень устал, и этот песок, текущий через мои руки на грудь такой колючий и горячий. Он уже засыпал все мое тело, я пытаюсь дышать, но воздуха не хватает. Еще эта толпа людей вокруг, рты у всех открыты, они что-то кричат, но я не слышу, потому что воспринимаю их крики, как сплошной гул. Я прошу кого-то стоящего рядом: «Скажите им, что бы они замолчали», но толпа продолжает орать. Мне хочется покоя, я так устал…

- Гена, почему вы не дорожите жизнью? Валяться в сорокаградусную жару с сорокаградусной температурой, бредить, умолять кого-то заткнуться. Гена, это  у вас хобби такое? - Я услышал характерное резкое ударение на первый слог своего имени, неужели, маленький фараон? Пытаюсь открыть глаза и увидеть его, но мои веки такие тяжелые, как бывает во сне, и я решаю, что сплю, но голос маленького фараона продолжал меня воспитывать: - Гена, вот уже полтора года, ты бегаешь по Азии и  Африке в поисках перстня, то ты заблудился в джунглях, то тебя в пещерах завалило, то умираешь от жажды в пустыне. Теперь ты умудрился подхватить желудочную лихорадку.  Как тебе это удается?
- Я зубами цеплялся за свою жизнь, - сил хватило только, что бы выдавить это из себя.
- Гена, мы так не договаривались, но в любом случае сейчас твоя задача поправиться и отдохнуть, а потом мы обсудим твою проблему.

- Мою проблему? – от возмущения я соскочил бы с кровати и вцепился бы в горло маленького фараона: - Мою проблему? – я реально ощутит, с каким бы удовольствием я придушил своего мучителя,  моя фантазия позволяла мне многое, а сил хватило только чуть-чуть подергать пальцем руки. История кольца Фортуны, в которую я был втянут когда-то без своего согласия, уже достаточно попортила мне крови. Если бы маленький фараон не настаивал на возврате рокового перстня, я бы сейчас сидел дома здоровый, и возможно с симпатичной девушкой. Так нет же, лежи и болей, и еще это мои проблемы.

Уход, здоровое питание, привычная температура воздуха, я неожиданно быстро выздоровел. Маленький фараон потихоньку посвящал меня в тайны своего двора и историю рокового перстня.

 Много лет назад, когда фараоны правили миром, их власть была незыблемой и благословенной богами, в пустыню Египта упал метеорит.
Сначала правящий фараон воспринял это как знак недовольства им богами, но умные советники утверждали обратное. Когда же на месте падения метеорита нашли зеленоватые камни округлой формы, это стало подтверждением внимания богов к фараону, иначе как божественный дар их подарки нельзя было понять. Эти камни стали  украшениями символов власти фараонов, из них делали амулеты, жуков скарабеев, считающимися священными. Только один камень отличался от прочих, его серебристые вкрапления изображали какой-то неведомый знак «F». По-разному объясняли его значение советники, но потом сделали из него перстень, и он оставался в сокровищнице фараонов, пока один из наследников престола не откупился им от своего военачальника.
Смена поколений: развитие культуры, войны, природные катаклизмы, все это притупило мистический трепет, который испытывали предыдущие фараоны к подарку богов. В тот момент это был просто дорогой перстень с руки самого фараона. Военачальник, отмеченный подарком фараона, выигрывает войну, расширяет владения своего повелителя. На него сыпется внимание вельмож, деньги, подношения, подарки; его власть усиливается, вдруг на самом пике славы он умирает от маленькой ранки на ноге за одну ночь…  Возможно, сам фараон убрал соперника, возможно дело случая, но перстень и все состояние военачальника возвращается к фараону.
Перстень приобретает славу рокового, и этим пользуются все последующие фараоны, они дарят его  тем от кого хотят избавиться. Заложен ли рок в самом перстне или это самовнушение людей, знающих о его магических свойствах, но он фатально действует на всех. Возможно случайное совпадение, что серебристый знак на камне заглавная «F», означающая рок, но факт остается фактом. Роковой перстень исправно исполняет свое предназначение. Однако были люди, на которых перстень не влияет, это те которым от перстня ничего не надо. Как только перстень вызывает искушение, он начинает работать, и чем значительней претензии, тем дольше с новым хозяином находится перстень, тем ужаснее его кончина.

Отсюда я сделал вывод, что маленький фараон развел меня как последнего лоха. Перстень не мог погубить Тоню, до тех пор, пока она его не видела. Вот почему меня не покидала мысль, что я что-то забыл, когда собирался в эту поездку. Я забыл свою голову, ведь здравый смысл мне говорил, что роковой перстень не может повлиять на почтальона. Я сам вез роковой перстень Федору, и со мной ничего не случилось, видимо, я отношусь к тем людям, которым от него ничего не надо. Но тогда возникает вопрос, почему роковой перстень не действует на Купидона?

Маленький фараон посоветовал мне перестать преследовать владельца перстня. «Поверь, - сказал он мне, - рано или  поздно перстень сам придет в твои руки». Я послушался его, решил поехать домой, хотя бы на пару дней, но домой. Туда где растут березы, туда где поля усыпаны разноцветными цветами, и бог ты мой, как же я хочу вдохнуть такой знакомый, такой родной запах деревни.

Самолет приземлился на рассвете, я медленно сходил по трапу, соблюдая очередность и темп неторопливой толпы, хотя мне хотелось перепрыгнуть через их головы и бежать домой.
Неожиданные крики и ощущение возбуждения долетели до меня со стороны грузовых люков. Не знаю, что двигало мной, но  вместо предложенного автобуса, я пошел на шум. Шок от увиденного ввел меня в столбняк. Среди раскиданных чемоданов и вещей, лежало закоченевшее тело Купидона. Может, потому что он скрючился, пытаясь согреться,  теперь он не казался таким огромным, как при жизни. А осознание того, что этот человек, убивавший не задумываясь, не знал элементарной вещи, что  багажные отделения самолетов не оттапливаются, а на высоте холод ниже двадцати градусов, вызвал у меня к нему презрение. Он умирал долгой мучительной смертью, хотел согреться одеждой их вскрытых им чемоданов, даже костер пытался развести, но мороз сковал этого представителя жаркого юга и приговорил к смерти, через замерзание.
  Найти сейчас роковой перстень не представляло возможным, меня почти сразу проводили в автобус. Значит, мне нужно будет ждать дальнейших событий, и значит, я ошибался, Купидон не имел власти над перстнем, он умер странной смертью в необычном для себя месте. Роковой перстень продолжает свой путь.

Я почти бежал знакомой тропинкой с электрички домой. Конечно, я понимаю, что за это время дом стал нежилым, но я разведу огонь в печи,  проветрю комнаты, и все станет совсем другим. А чай из закипевшего на печке чайника согреет и вернет к жизни даже умирающего.
Вот, поворот и я вкапываюсь ногами в тропинку…, по двору моего дома бестолково бегают куры, коза привязанная у забора бодает полусгнившие доски. Через окно видна герань на подоконнике, синеватый дымок идет из трубы. Я понимаю, что это мой дом, и кто-то захватил его без моего разрешения. Теперь мне нужно выяснять отношения и выселять захватчика. Я набираю полную грудь воздуха, решительно иду по двору. Веселые анютины глазки разноцветием подмигивают мне с маленькой клумбы у крыльца, в моей груди что-то екает, я вспоминаю, что как-то рассказывал Тоне про этот дом. Тоня, действительно, только Тоня может меня здесь ждать. Дверь распахнута, я проскакиваю коридорчик и,…
- Димыч, - силы покидают меня также мгновенно, как пришло разочарование, - Димыч.
- Ну, и чего мычишь? Как та корова, которой быка обещали, а оплодотворили шприцем? – Димыч, дохромал до меня и крепко обнял. – Скажи, что рад. Ведь рад? Генка, а я уж думал сожрал тебя этот людоед в пустыне.

До поздней ночи мы разговаривали с Димычем: он о себе, я о себе. Может, с моей стороны было неосторожно рассказать про смерть Купидона и о роковом перстне, но я так давно ни с кем не разговаривал просто так, за кружкой крепкого чая.
- Знаешь, Гена, я думаю, что Купидон не случайно оказался на твоем рейсе.
- Димыч, да откуда ему было знать, что я еду домой, это во-первых, а во-вторых, зачем ему лететь в Россию?
- Нет, Гена, все очень логично, - Димыч уже сделал свои выводы. – Ты сам говорил, что всегда следовал за Купидоном, что он выходил сухим из воды в самых невероятных ситуациях. Думаю, вернее, знаю, что обладая животным чутьем Купидон давно понял, что твое присутствие приносит ему удачу. Вот тебе объяснение, почему он не убил тебя, а только пугал изображая свое покушение на твою жизнь.
- Если, пасть крокодила считать театральными декорациями, а обвал выхода в пещере  кинотрюком, то тогда конечно, он меня берег.
- Но ведь ты живой, или это не ты сидишь сейчас напротив меня? – Димыч похлопал меня по плечу.- Купидон точно знал, что только рядом с тобой он будет продолжать жить и владеть перстнем. Смерть в небе, ближе к богам, человека претендовавшего на роль живого бога на земле, изощренный подарок рокового перстня. Время Купидона было ограничено сразу, и все произошло так, как он себе и представлял – на самом высоком уровне.  Кстати, Гена, перстень действительно очень дорогой?
- Димыч, даже не думай, - я как протрезвел, - он еще не сделал счастливым ни одного обладателя, он несет смерть.
- Успокойся, друг, меня два раза учить не надо, я хочу тебе помочь. Прикидываю, как нам его найти.

Пока я отдыхал и наслаждался жизнью в деревне, Димыч активно начал разыскивать роковой перстень. Вскоре он сообщил мне, что новый владелец перстня лейтенант таможенной службы Лимарев. Этот гуляка и ловелас, разбил уже не одно женское сердце, такой современный поручик  Ржевский.
Неделю назад, а именно, ровно через пять часов, после прибытия меня и тела Купидона в аэропорт, Лимарев досматривал рейс на Париж. Долго не думая он соблазнил милую француженку Мари, что было часто и обычно в его бурной жизни. Дело случая, но Мари оказалась дочерью мэра Парижа. Лимарев отреагировал сразу, полетел вслед за ней во Францию и предложил руку и сердце. То ли дочь влюбилась без памяти, или отец побоялся скандала, но через сутки Лимарев вернулся на родину будущим зятем мэра Парижа.
  Я удивленно рассматривал небольшого роста, сухощавого, чуть лысоватого сердцееда,  чем он берет женщин не понятно.
- Вы хотели со мной встретиться? – нетерпеливо подпрыгивая, спросил Лимарев
- Извините, что отрываю вас от дел, но я пришел забрать свою собственность. – По его на мгновение застывшим бегающим глазам, я понял, что он догадался, о чем я говорю. – Вы нашли его неделю назад, вы прекрасно понимаете его стоимость. Думаю, вы не хотите огласки?
- Нет! - Лимарев испугался, - но как всякий игрок решил попробовать ускользнуть: - Я его нашел, собирался дать объявление, но замотался: работа, дела, женитьба.  Знаете, ведь я женюсь…
- Поздравляю, - я прервал его довольно грубо, мне не нравился этот  яркий представитель всеугодливых шестерок. – Верните перстень.
- Но, мне же причитается какое-то денежное вознаграждение? – Лимарев показал в улыбке ряд мелких острых зубов. Я сдержал свое отвращение, эта крыса меня раздражала больше, чем кровожадный Купидон, он же заискивающе продолжил: - У меня свадьба через месяц, надо подарок невесте сделать. Сами понимаете.
- Хорошо, завтра я принесу деньги, вы перстень. Встретимся и обменяем здесь же.

- Вопрос первый. Где ты возьмешь деньги? Вопрос второй. Ты ему веришь? – Димыч ждал меня в машине.
- Денег нет, но есть варианты изобразить их наличие. Не верю ни одному слову, движению, звуку, взгляду.
- Гена, а ты чего так возбудился?
- Что в таких крысятах находят женщины? – Я пытался скрыть свое раздражение, но оно давило меня изнутри так, что я боялся взорваться.
- Тоню что ли вспомнил? – Димыч серьезно поглядел на меня, - Может пора тебе с ней встретиться?
- Потом, когда перстень будет у меня. - Я откладывал встречу с Тоней, боялся любой ее реакции, боялся что два года обманывал себя, лелея надежду на ее любовь.

Лимарев не пришел, как оказалось, сегодня он не вышел на работу. Благо Димыч знал его домашний адрес,  мы рванули к нему. Нам не пришлось взламывать дверь и бить морду этому подлецу. В его квартире уже была милиция, Лимарев лежал с разбитой головой посреди кухни, а плачущая убийца сидела на диване в комнате, повторяя: « Так ему и надо».
Все ясно как божий день, обманутая женщина в приступе ярости убила своего любовника. Мне же придется отложить возвращение перстня и свою встречу с Тоней.

Месяц проходит тихо, хотя мы с Димычем отслеживаем всех, кто был в тот день в квартире Лимарева. Либо перстень где-то  в тайнике, либо его новый владелец еще не решился им воспользоваться, либо…

Неизвестность измучила меня, с одной стороны моя зависимость от маленького фараона не подходила к концу, с другой мои отношения с Тоней были лишь воспоминанием, которые становились все серее и уже не возбуждали, как в начале. Я позвонил Тоне, мы договорились о свидании.  Ожидание встречи вызывало у меня  какой-то мандраж,  какие-то неясные чувства, непонятные мечты, надежду на взаимность.
  Маленькая квартирка, Тоня в строгом костюме, видимо, она тщательно продумала свой наряд, будь она проще, я бы осмелился поцеловать ее в щечку, или даже в губы. Я принес цветы и торт, она поставила чай,  мы расположились в зале за журнальным столиком. Сбивчивость при наших словах приветствия,  длинные паузы между фразами, мы не знали о чем говорить, как себя вести, и я пожалел, что Димыч не поехал со мной, уж он расшевелил бы нас своими анекдотами и прибаутками. А может так и лучше, включенный телевизор, заменяет выяснение отношений, ее холодность остудила мой пыл, прочь надежды и мечты, здравствуй реальность. Надо было как-то завершить встречу, я вспомнил, что Тоня хотела купить себе куклу, ради этого она стала посредником в передаче перстня, чем и подвергла себя смертельной опасности.
Упоминание о кукле, оживило ее. Она вся переменилась, показывала мне первую в ее коллекции куклу-мальчика, потом другую, всего девять, пока. Я удивленно слушал, как она взахлеб рассказывает о них, казалось, что вся ее жизнь в них. Тоня придумала им судьбу, друзей, работу, вжилась в роль их подруги, и я вдруг понял, что мне нет места в ее жизни, я для нее прошедший этап.
Прощаясь с Тоней, я поблагодарил ее за встречу, за приятное общество: ее и ее кукол, она в порыве признательности подарила мне фотографию: себя в окружении  своей новой семьи – коллекции кукол.

Ощущение своей несостоятельности в плане женщин было неприятно, но куда деваться от факта, что единственная девушка, к которой я питал нежные чувства, променяла меня на шарнирную куклу. Два года разлуки сделали свое дело, наше чувство не смогло расцвести, заглохло, поменялись ценности и приоритеты.   А заяц, единственная мягкая игрушка в коллекции Антонины, смотрелся в ней несуразно и чуждо, у него не было придуманной жизни, у него была своя история, история моего подарка, моего намека, что Тоня мне не безразлична.
Еще пара дней страданий и самокритики, и вдруг я понял, почему Лимарев получил согласие мэра на брак, он подарил роковой перстень будущему тестю. Назовите мне человека, который смог устоять перед его магическим блеском или просто рыночной стоимостью. Подарок подарку рознь.

Мэр Парижа человек занятый, но пугливый. Он сразу же назначил мне встречу в уединенном скверике, после получения моей открытки с текстом: « Прошу вернуть мою собственность. Владелец перстня». Сунув мне футляр, быстро сообщил, что сомневался с первых минут, что перстень принадлежит жениху, и он рад вернуть его хозяину. Он посидел пару минут со мной, с сожалением глядя на уплывающую от него драгоценность, пока я убеждался в подлинности рокового перстня. Подделать перстень не возможно: громоздкая плохо выплавленная золотая основа, усыпанная разно каратными бриллиантами, и зеленый камень в центре с серебристой заглавной буквой «F». Роковой перстень опять не вызвал у меня ничего, кроме отвращения, я захлопнул футляр, автоматически проверил наличие кольца Фортуны на цепочке, весящей на груди.
- Надеюсь, он его не своровал? – тянул время мэр, у него не было сил расстаться с перстнем.
- Нет, - успокоил я его на мгновение, - он забрал его с трупа человека, который его вез.
Мэра перекосило, но он быстро взял себя в руки: - Я рад, что вернул вам его. Жаль,  что он попал ко мне таким неприятным образом.

Я искал кафе, нужно было срочно что-нибудь съесть горячее. Желудочная лихорадка не прошла даром, теперь я как Пончик в Незнайке строго следовал одному правилу: «Режим питания нарушать нельзя!»  Слава богу, маленькое кафе уютно устроилось на этой тихой улочке, я быстро зашагал к нему. Рев мотоцикла нарастал, я оглянулся, но поздно… в полусознании увидел парнишку, роющегося в моих карманах, он нашел футляр, резко вскочил. Мимо меня пробежал мужчина, другой помог мне встать и посадил в машину. Моя голова гудела, я сильно ударился о бордюр, еще ныло бедро, видимо от сбившего меня мотоцикла.
К моему спасителю вскоре вернулся второй, он протянул мне футляр: «Ваше?» Я мельком убедился, что роковой перстень на месте, кивнул и хотел выйти из машины, но  никто не собирался меня отпускать, мы поехали в неизвестном направлении.
Маленький частный аэропорт. Я даже через головную боль понял, что эти двое представители власти, или чья-то охрана, что мэр зашел так далеко, я не мог поверить. Два подростка и кража у меня перстня, это мог быть мэр, а здесь больше похоже на арест.

Врач быстро осматривает меня, делает обезболивающий укол, я  опять чувствую приступ голода. Если я не поем в ближайшие полчаса, мой желудок начнет переваривать меня изнутри, это резкая переламывающая боль. Димыч как-то, точно высказался насчет моей болезни: «Кручинную голову можно утешить надеждой, безутешное сердце – успокоить мечтой, и только суровый желудок не идет ни на какие компромиссы». Я вскакиваю и бегу в поисках хоть какой-нибудь еды. Врач кричит мне вслед, что я могу навредить себе, но мне все равно: «Режим питания нарушать нельзя!»
Я добегаю до дверей аэропорта на первом этаже, вижу кафе через дорогу, но укол начинает действовать,  голова кружиться, в глазах туман, я падаю в кресло. Мои охранники зависают надо мной, тяжело дыша. Один тычет мне чем-то острым в бок: «Еще раз так сделаешь, пристрелю», другой мирно увещает, что «так делать не надо, вам зададут лишь пару вопросов» и «королевская служба никогда не обманывает».
Мне плевать и на них, и на их службу, мне надо поесть, и я хрипло им сообщаю: «Если вы мне сейчас не принесете что-нибудь съедобное, то я сдохну раньше, чем вы меня пристрелите». Они совещаются, уточняют, чем я бы хотел перекусить, предупреждают, что если я сдвинусь с этого места, мне не жить, и оба удаляются.
 
Я терпеливо жду, сам давно бы нашел что поесть, но мои охранники видимо решили, что им тоже не стоит нарушать режим питания, а я никуда не денусь напуганный и больной. Знаете, что такое человеческий фактор? Это когда находится кто-то кому очень обидно, что тебе хорошо, и он сделает все чтобы испортить твой праздник. Я сижу никого не трогаю, жду своих мучителей, но тут в здание вваливается супружеская пара. Им приглянулся мой ряд кресел, не смотря на то, что я занимал одно из двенадцати мест, они потребовали, чтобы я пересел. Я бы рад покинуть их общество, но во-первых, у меня ноги ватные от укола, во-вторых, быть застреленным желания не было.
Я молча наблюдаю, как жирная женщина наскакивает на меня с требованием освободить кресло, ее муж пытается меня из него вынуть, так как ни в чем не может отказать жене. И вдруг я сравниваю их с крокодилами, пасти которых я так удачно избежал пару месяцев назад, не вольно у меня вырывается: «Господи, и за что мне такое? Опять крокодилы».
Супружеская пара на секунду замерла, но  мои слова их разъярили до предела, они ринулись ко мне с кулаками,  я приготовился быть забитым двумя жирными дебилами. Появление моих стражников вызвало у меня бурю восторга, еда, возможность еще пожить, да и зрелище, как два здоровых агента дрались с «милой» семейной парой.

Перед выходом на летное поле мне завязали глаза, я  поинтересовался насколько это обязательно, и получил вполне удовлетворивший меня ответ: «Какая  разница, как ты будешь спать под действием лекарства, с завязанными глазами или нет».

Гостиничный номер, в котором я себя обнаружил, убедил меня, что убивать меня не собирались. Все мое осталось при мне, похитившим, от меня нужно было что-то другое,  и я приготовился ждать дальнейшего развития событий.
Появление мужчины лет пятидесяти в строгом костюме с проницательным взглядом, сразу подсказало мне, что это и есть заинтересованное лицо. Он объявил, что наши имена значения не имеют, что беседа чисто деловая, и попросил показать перстень. Отказываться, у меня причин не было, тем более сила все равно была на стороне шефа, так его назвал один из моих стражников, застывший у входа. Я протянул ему футляр, но по его нетерпеливому знаку понял, что он ждет сам роковой перстень. Я вынул его из футляра и подал шефу. Я видел, с какой опаской он принял его на свою ладонь, либо он знал о возможностях перстня, либо благоговел перед его ценностью.
- Перстень принадлежит не вам, - уверенно заявил шеф, на что я лишь кивнул. – Вы должны его доставить хозяину. – Раз, он все знает, зачем мне его перебивать. – Вы когда-нибудь видели маленького фараона, или общались с ним через посредников? – наконец-то шеф чего-то не знает.
- Знаком лично, - съехидничал я. Шеф недоверчиво глянул на меня, видимо мое признание задело его тонкие струны души, а я решил, что пора поторопить события. – Если у вас ко мне все, не могли бы вы вернуть перстень,  мне пора обедать.
- Перстень? – шеф растерянно убедился, что он уже давно в его нагрудном кармане. Он стал скрупулезно рассматривать его, пообещав мне составить компанию, пообедать в номере. Я осторожно заглатывал пищу, прислушиваясь к реакции своего желудка, шеф кое-как пересилил себя и положил перстень в центр стола: - Вы знаете, сколько всего он натворил?
- Могу себе представить, - пробурчал я, мой желудок начал болеть. Мне было не до дебатов, хотелось сжаться и замереть, чтобы перетерпеть боль, но шеф упоенно стал рассказывать.

Многие исторические личности были владельцами перстня, одних я вычислил по портретам и фотографиям, других по их судьбе. Вот возьмите Жанну Дарк, как могла эта необразованная некрасивая крестьянка собрать войско и победить. Только своей любовью к родине и способностью убеждать? Нет, ей дали этот перстень, вы можете мне не поверить, но один из ее современников, описывал зеленоватый камень на пальце у воительницы. Король Людовик - любвеобильный, куча женщин – гарем из них, он не гнушается ни герцогинями, ни проститутками. Бездарное правление, но все попытки переворотов проваливаются, пока он сам не сгнивает от сифилиса. Наполеон, захватил всю Европу и умирает на острове для каторжников. Скандинавия, как бездарно шведский король проигрывает битву вашему Петру I. Голландские пираты и открытие Америки. Италия, Муссолини, получает от Гитлера перстень в подарок, его диктатура и публичная казнь на площади. Америка, государства инков и ацтеков, в научном и философском плане опередивших европейцев, гибнут одна за другой. А ведь они могли стереть Европу с лица земли, если бы захотели. Там тоже побывал этот перстень, и у вас в России он бывал неоднократно, вспомните хотя бы восстание Пугачева и  правление Бориса Годунова, смерть его наследников.
- Думаю у вас навязчивая идея, все катаклизмы и политические кризисы привязать к роковому перстню.
- Я посвятил этому многие годы, - шеф говорил так запальчиво, что мне казалось еще чуть-чуть и его хватит удар. - Гибель китайской династии императоров, крушение династии Ганди в Индии, расстрел братьев Кеннеди в Америке, самая воинственная страна в Европе - Германия, неоднократно владела этим перстнем. Я сравнивал, изучал, много читал, но на все мои вопросы мог бы ответить маленький фараон. Он единственный знает, зачем уничтожил столько государств, зачем распространяет зло в облике этой драгоценной безделушки. Ведь его влиянию подверглись почти все государства.
- Но как я заметил, Англия не была в вашем перечне? И как я понимаю, вам нужны не объяснения политики фараонов. Вы хотите восстановить справедливость, и подвергнуть испытанию королевскую власть.
- Откуда вам знать, что я хочу? – шеф разъяренно посмотрел на охранника, тот вытянулся в струнку.
- Все меры предосторожности были соблюдены.
- Тогда откуда он знает, что мы в Англии? – шеф орал шепотом.
- Может, меня спросите? – напомнил я о своем существовании. – Я изучал культуру и языки, специализировался по современной Англии, и я бы был плохим кандидатом наук, если бы не определил свое место нахождение. Итак, вы решили заменить собой маленького фараона и восстановить справедливость, уничтожив королевскую власть при помощи этого перстня? – Я взял со стола роковой перстень, и повесил его себе на цепочку к кольцу Фортуны, под удивленно-вопросительными взглядами англичан. – Я скажу вам больше, это не просто дорогое украшение, это роковой перстень, любой, кто становится его владельцем, подписывает себе смертельный приговор.
- А как же ты? – засомневался охранник.
- Я прошел посвящение, - соврал я, - поэтому могу его носить без ущерба для себя. – В сказанном я сильно сомневался, но кольцо Фортуны поддерживало мою веру в равновесие зла и добра.
- Ладно, разберемся с этим позже, - шеф не скрывал своего недоверия. – Для начала ты поможешь мне встретиться с маленьким фараоном.

Я позвонил Димычу, просил его «договориться» о встрече с маленьким фараоном, что вызвало у него бурю непонимания. Но видимо Димыч  что-то придумал, потому что перезвонил через сутки и сообщил, что маленький фараон будет нас ждать в трехстах километрах к югу от оазиса.

В третий раз, в третий раз не по своей воле я покидаю город Э. на самом краю пустыни, и еду на встречу с маленьким фараоном. Третий раз подряд моя жизнь интересует моих спутников, только как залог их успеха.
Джип летит по пустыне, я невольно вспоминаю, всех кто когда-то ехал сюда вместе со мной. Жизнь странная штука, теперь я ехал с шефом безопасности и его двумя агентами, чем на этот раз закончится наше путешествие?
 В оазисе нас ждал Димыч, уверенно поприветствовав моих спутников. Четко по военному отрапортовал шефу, что завтра утром мы двинемся в путь, так как дикие племена промышляют ночью, и могут доставить нам не нужное беспокойство. Шеф согласился и приказал располагаться на ночлег, почему-то он проникся к Димычу доверием, а может, пока не хотел конфликта. Охрану лагеря он выставил из своих агентов.
Ранним утром, едва придремав, я проснулся от шума борьбы. Люди фараона скрутили трех незваных гостей, и потащили их во дворец, мы же с Димычем последовали за ними сами. Димыч весело с прибаутками рассказал ход своих рассуждений, что если мышка ищет кошку, то лучше места, чем миска молока нет, то есть маленький фараон сам найдется, если подождать его в этом оазисе. Я был рад, что Димыч не ошибся, а фараон не стал медлить и «пригласил» гостей к себе, теперь  все вернется к своему началу, означающему для меня конец моих приключений,  свободу от кольца и перстня.

История повторяется, тот же зал, и тот же вопрос фараона: «Зачем вы пришли сюда?» Но другой ответ шефа: « Я хочу пройти посвящение, и стать владельцем перстня».
Бассейн, обед, хранилища сокровищ, ничто не может изменить людей. Я сижу в саду у фонтана, и жду развязку, Димыч же активно упаковывает драгоценностями трех служителей короны.
Наконец пришел фараон, он устало опустился рядом, я протянул ему кольцо Фортуны и роковой перстень, он отстранился: «Не сейчас». Появился Димыч с объявлением, что все готово, на что фараон кивнул, и Димыч позвал гостей к хозяину. С полными рюкзаками, сумками, набитыми карманами, эти сильные мужчины раскачивались, как травинки на ветру, под тяжестью набранных сокровищ.
- Это ваше, вы это выбрали, вы с этим и уйдете, но одно условие и один вопрос. Вам еще нужен перстень?
- Нет, -  решительно отчеканил шеф, - если перстень в обмен на это.
- Условие, назад вернуться вы не можете, - маленький фараон не изменил себе.

Я не выдержал, и нарушил вялую беседу за ужином, впрямую спросил фараона, почему он так спокоен.  Ведь у них есть вода, оружие, транспорт, они успешно доберутся до Э., смогут защитить от местных жителей свой багаж, и через время  вернутся за новой партией драгоценностей. За фараона ответил Димыч:
  - Гена, ты недооцениваешь власть денег над людьми. Думаю, один из них уже расправился с партнерами, зачем делиться таким богатством, зачем оставлять свидетелей.
- Хорошо, допустим, что так, но один же остается, - не унимался я. На это Димыч не мог ответить, и вопросительно воззрился на фараона, тот не хотя объяснил.
- Русло высохшей реки помните? Если есть русло в пустыне, значит там и вода бывает? – Мы с Димычем с сомнением кивнули. – Вы забываете время года, вода либо уже пришла, либо вот-вот займет положенное ей место.
Вскоре стражники подтвердили, что за полпути до города Э. один из агентов расстрелял своего коллегу и шефа, но реку он не смог преодолеть. Утонул вместе с джипом и сокровищами в бурлящих потоках реки.

Прошло несколько дней, я удивлялся тому, что маленький фараон не торопится забирать у меня кольцо Фортуны и роковой перстень. Не торопился он, и отправить нас назад. Я решил сам заговорить об отъезде, ведь дело сделано, я свободен. Фараон спокойно выслушал меня, но его проницательный взгляд достал меня до самых пяток.
- Гена, вы предрешили вашу жизнь, впервые придя сюда, неужели вы не поняли до сих пор, что назад у вас дороги нет?
- Почему? Как это предрешил?
- С той минуты как ты сказал, что пришел задать вопрос, мое время правления пошло на убыль. Новый маленький фараон должен пройти посвящение, что бы принять мою власть и мой титул.
- Ну а я то тут при чем?
- Ты прошел испытание, ты понял, что нет ничего дороже в пустыне, чем вода. Ты владел перстнем, но в тебе не появилась корысть. Ты смог отдать его, спасая чужую жизнь, хотя знал, что себя ты подвергнешь опасности. Ты стал носителем перстня и кольца, единственного признака власти маленького фараона. Ты новый маленький фараон.
Я онемел, я понял смысл сказанного, но стать маленьким фараоном в мои планы не входило, Димыч до сих пор бывший лишь молчаливым слушателем вдруг заговорил: « На дереве сидит ворона и держит в клюве сыр. Вдруг, из леса выскакивает лиса и бьет бейсбольной битой ворону по голове, та падает и роняет сыр. Лисица хватает его и убегает. Ворона, придя в себя: - Ни хрена себе, как басню сократили!»
Мы воззрились на Димыча, он понял, что не сдержался, услышав такой поворот событий, замахал руками: «Продолжайте, продолжайте, и вообще не обращайте на меня внимания».
- Ты не знал, не мог знать, что только пришедший сюда с вопросом, может сменить фараона, – подвел итог фараон. - Гена, ты подходишь по всем требованиям, кроме одного, - у меня появилась надежда увильнуть от должности маленького фараона, - ты не способен быть жестким, и защитить сокровища фараонов, но в этом тебе поможет твой военный советник Димыч.
От дальнейшего разговора нас отвлек Димыч, который загибал и разгибал пальцы, что-то считая и бубня себе под нос: - Киллером был, похитителем сокровищ был, попрошайкой был, и альфонсом был, а теперь хранитель и еще советник. – Увидев, что его поймали в момент растерянности,  Димыч стал рассказывать анекдот: « У одного помещика было много работников. Вот он и спрашивает: - Ну, хлопцы, кто хочет сметанки? Услышал это цыган, проходивший мимо, выскочил вперед и говорит:  Я! - А кто хочет колбаски?  Цыган опять: Я! – А кто сегодня пойдет косить? Цыган: - Хлопцы, отзовитесь, а то ей-богу, мне одному не осилить – все я да я!» - Димыч задумался, потом выпятил грудь и отрапортовал: - Гена, маленький фараон, я тебя не подведу! Хотя… все я да я?

Экс-маленький фараон уже успел завести гарем, много путешествует, и временами наведывается к нам с Димычем, который кроме охраны дворца и хранилищ, решил провести инвентаризацию сокровищ, занятие пустое и бесполезное.  Из неохотных пояснений фараона я узнал, что он ждал своей смены «пару-тройку» десятков лет, но порекомендовал уже сейчас начать пить бальзам бессмертия. У него я так же узнал, почему фараон маленький?
«Маленький фараон» - это не совсем точный перевод с древнего языка, изначально означало «тайный», «невидимый» «хранитель фараонов». Хранитель всегда должен был знать, где и у кого находятся кольцо и перстень, и если одна из вещиц возвращалась к фараону, вторая должна была любым способом проследовать туда же. Видимо по этому сила перстня не навредила фараонам, ее уравновешивало кольцо.
И если история появления рокового перстня известна, то когда и каким образом появилось кольцо осталось тайной. Возможно, богиня удачи действительно его подарила людям, потому что химический состав желтоватого металла земной науке неизвестен, а надпись на нем «Fortune» сделал граф Калиостро, что бы не перепутать этот простенький обруч с обычным золотым кольцом.
Обе вещи принадлежали фараону, обе символ его власти, и подтверждение его божественности. Со временем слово «хранитель» исчезло, все сократилось до имени собственника «фараон». С появлением кольца и перстня в Европе изменился смысл слов «тайный», «невидимый», каким-то образом оба слова исчезли, смысл исказился до значения «маленький». Вот и получилось словосочетание «маленький фараон», но его обязанность не изменилась. Каким бы образом кольцо или перстень не попадали к людям: украли ли их, купили, убили из-за них, подарили. Маленький фараон обязан вернуть их в хранилище, либо всегда быть рядом с ними, чтобы ни один из символов власти богов на земле не был утерян.

Теперь я часто сижу в библиотеке, читаю или смотрю на шкатулку, в которой спокойно лежат кольцо с гравировкой «Fortune» и перстень с большой серебристой буквой «F», означающий «Fate»; и то, и другое переводится как судьба, только одна успешная, а другая роковая. Думал ли я когда-то, что моя жизнь так измениться, теперь мне остается пить бальзам бессмертия и ждать нового «кандидата наук», который задаст свой вопрос.


Рецензии
Здравствуйте , Эль. Понравилось произведение. Только конец ошарашил.Гена-маленький фараон,и сидеть ему там не одно десятилетие и наблюдать, как жестокой смертью умирают от жадности люди. Страшно. Он выиграл жизнь, но получил плен.
Удачи,

Алла Гиркая   30.10.2019 17:49     Заявить о нарушении
судя по вашему роману, жизнь души куда насыщеннее и полнее :)
а если подумать, то наша жизнь и есть плен, для того что бы душа потом была свободна :)

Эль Куда   31.10.2019 11:55   Заявить о нарушении
Для большинства -плен. Некоторые и тут свободны.

Алла Гиркая   31.10.2019 21:20   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 4 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.