Реквием киллеру

                Посвящается АПЛ «К-458» 670м проекта,
                приговоренной к сдаче в металлолом


Я – подводная лодка.
Имя у меня красивое – Субмарина, сродни человеческому –  Марина.
Но, я – убийца.
Мы, субмарины, все убийцы.
Я  охочусь за надводными кораблями.
И мои сестры тоже убийцы. Одни – убийцы городов, другие – подводных лодок. Но, не своих, а чужих, тех, которые не наши. А какие не наши, нам подскажут.

Самая желанная для меня цель – АМГ (авианосная многоцелевая группировка). А в этой группе есть авианосец. Ох, аж дыхание сводит, как я мечтаю о встрече с этим монстром!

В моем чреве несколько десятков крепких, обросших щетиной мужиков. Обращаются они со мной, как с уличной девкой. Честно говоря, не нравится мне это. Однако, мужчины они и есть мужчины! Невоспитанны, грубы – никакого намека на ласку или нежность.

Я иногда взбрыкиваю, капризничаю, чтобы сбить с них спесь. Даю им почувствовать, что я, все-таки, женщина. Недавно в полигоне они отрабатывали свой маневр погружения на предельную глубину. Я и решила с ними поиграть в ролевые игры: чуть-чуть придержала горизонтальные рули на погружение.

Ха-ха-ха!
Ой, не могу!
Видели бы вы, что творилось с моими мальчиками! Нет, не то чтобы они очень испугались, но возбудились чрезвычайно. Гормоны плотным туманом витали по всем отсекам. Адреналин вскипел даже в моей гидравлике и прокатился по изоляции кабелей высокого напряжения, вызывая сладкие ощущения в эрогенных зонах, отражаясь в показаниях многочисленных приборов...

Ну, на предельной глубине мне все же стало жаль мою гладкую, ухоженную, лоснящуюся, черную резиновую кожу и я снисходительно позволила переложить рули на всплытие. Правда, не без вмешательства этого невысокого, плотного бирюка, подающего отрывистые команды в центральном посту. И представьте себе, сотня  мужчин подчиняются ему и по его приказу такое-е-е со мной вытворяют! Между нами говоря, не скажу, чтобы во мне это вызывало отвращение. Скорее наоборот, даже приятно.

Вот и сейчас он как рявкнет: «Пузырь – в нос! Перевести горизонтальные рули на управление вручную! Боцман! Вашу…. твою…, тебя…!»  И дальше что-то такое непереводимое, но настолько сексуально-нежное на слух… Верите, я чуть не сомлела от блаженства. Ах, какой проказник!

Да, так о чем это я?
Об авианосце.
Осторожненько так, в темной толще океана подкрадываюсь к нему, обманув его противолодочное охранение, состоящее из надводных кораблей и подводных лодок. Их придумали люди.

Всеми фибрами души ненавижу авиацию. Эти самолеты – я их не могу обнаружить и уничтожить! А они меня – могут! У меня же нет зрения. Только слух и осязание. Самолеты и вертолеты тоже придумали люди. Извращенцы.
Садисты.

Маневрируя по глубине, ложусь на обратный курс для проверки отсутствия слежения лодкой противника.
Нет никого.
Фу-у-у! Пронесло.

Ныряю под огромное, мощное брюхо авианосца. Всем корпусом чувствую волны флюидов, исходящие от него. Дрожу от вожделения, осознавая свою незримую власть над ним. Он не подозревает всей опасности,  исходящей от этих фаллических форм, таящихся в моих стальных контейнерах и торпедных аппаратах, готовых рвануться по сигналу на авианосец вместе с его самолетами и сотнями людей.

Нарастающий рокот его турбин все сильнее бьет по акустическим перепонкам моего слуха, плотные струи воды и воздушные пузыри из-под его гребных винтов достигают моего корпуса, обволакивают мое тело. Ласкают, будоражат, вызывая нетерпение…

Только дайте сигнал, только позвольте!
Копошащиеся во мне тоже напряжены, их лица застыли, как металл в форме после плавки. Глаза недобрые, незрячие… Они ненавидят тех, наверху. Они тоже ждут. Ждут сигнала.

Но этот коренастый почему-то медлит. Его мозги трещат, кипят в поисках правильного решения на выбор позиции, на атаку…

Я его побаиваюсь. Пожалуй, это не страх даже, а преклонение. И от этого мне как-то сладко становится. Настоящие женщины меня поймут и даже позавидуют по-хорошему. Мне по нраву его крепкие ладони в перчатках, когда они сжимают ручки перископа на всплытии. Тут не забалуешь…
Красный свет освещения в центральном переливается на его суровом лице, плотно прижатом к окуляру.

Наконец-то, он принял решение.
Подвластна его воле, я грудью рассекаю тугую, сопротивляющуюся черную плоть океанской глубины. Ныряю под слой скачка, уходя на дистанцию пуска ракет.

«Боевая тревога! Ракетная атака!» - звучит в отсеках.
Я близка к оргазму. Я знаю по опыту учебных стрельб, как это будет. Еще мгновение и распахнутся створки моих контейнеров, подчиняясь властному голосу командира.

В мое естество, освободившееся от бремени боезапаса, бурно ворвутся тугие соленые струи океанской влаги, компенсируя массу покинувших мою утробу выкидышей. Я вздрогну всем корпусом. Вздрогну до легкого хруста в ребрах-шпангоутах, до райского умопомрачения в ЭВМ.

Сейчас, сейчас… Близок миг блаженства.

«Отбой боевой тревоги! Боевая готовность два – подводная». Боже, как это не ко времени! Весь кайф сломали…

Медленно прихожу в себя. Снова у них там что-то не срослось. И так уже не первый раз. Вернее, всегда.
Повинуясь, плетусь в базу.
Всплываю. Мерная волна покачивает, облизывая лунным языком мои бока.
Успокаиваюсь.

                *      *       *

А теперь…
Я состарилась, мое когда-то ухоженное тело покрылось пигментами десятилетней ржавчины.
Меня исключили из боевого состава военно-морского флота. Уже много лет мои ребята рассеяны по всем просторам России. До сих пор я чувствую на своих переборках прикосновение их теплых рук, мне чудится их горячее дыхание в стальных отсеках, слышны их гулкие шаги на корпусе.
Помнят ли, не забыли? 

Никому я не нужна.
Я.
Убийца.

Я  убийца?
А кто меня создал?
Кто посылал меня рыскать в холодной бездне Ледовитого океана, свинцовых водах Атлантики и теплых глубинах Средиземного моря в поисках цели?
Кто учил меня убивать? Я рада, что мне не пришлось этого делать!

Люди, люди…
Недавно вы вырвали мое изношенное ядерное сердце.
Вытравили мою израненную душу.
Убийцы…


Рецензии
На это произведение написано 36 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.