Глава 1. Застава

 – Вон туда пойдешь, внизу и увидишь свою часть..
– Ага, понял, спасибо! – Старший лейтенант снял пропотевший китель, повесил через руку и подхватив дипломат вылез из горячей «буханки». Стояла удушающая жара, все живое давно попряталось в тень. Поправив тяжелую фуражку  и прищурившись от солнышка, офицер пошел в указанном направлении. Поселок по местным меркам был не маленький, но рейсовые автобусы почему-то не ходили, и народ передвигался в основном, на своих двоих. Повезло, что капитан милиции отправлял кого-то в Хабаровск и любезно согласился подкинуть его до поселка,  растолковав  куда идти. 
Дерево, дерево.. почти все здесь было из почерневшего от времени и непогоды, дерева. Не все.. – поправил себя старший лейтенант энергично поднимая пыль, милиция вон кирпичная, шикарная двухэтажная больница.. Еще, поселок был обсажен громадными тенистыми тополями.  Лет сорок назад, их насажали с избытком. Поселок представлял собой помесь двухэтажных и частных домов отгороженных от улицы высокими заборами и заборчиками с голосистыми собаками. Одна странность, бродячих собак на улицах не было, зато полным-полно шлялось корейцев, от которых местные Жучки и Бобики удирали поджав хвосты.  Старлей остановился и достав носовой платок помокнул пот. Выругался. Буквально  несколько дней назад он служил совсем в другом подразделении, и был заурядным заместителем начальника заставы.  Скучал, в общем, на старом месте товарищ старший лейтенат, и все чего-то ему хотелось.. а  хотелось ему, ни больше не меньше, как стать начальником заставы! Об этом разве что только ленивый лейтенант не мечтает. Тем более все сокурсники, кому вместе с ним посчастливилось попасть на БАМ или Транссиб, давно ходили в начальниках или уже побывали ими не раз. Но вот не везло старшему лейтенанту! Дабы не вводить в заблуждение, стоит пояснить что речь здесь идет не о погранвойсках, а о Внутренних. Большинству сограждан знакомых с аббревиатурой ВВ сразу почему-то вспоминается лай караульных собак, колючая проволока и свет рыщущих в темноте прожекторов. Заборы, бараки, неволя.. когда-то, все это назвалось  конвойными частями внутренних. Так вот, не довелось лейтенанту послужить ни там, ни в охране сверхсекретного, помеченного на картах вероятного противника завода, предназначенного к уничтожению ядерным ударом в первую очередь.  Охрана таких вещей тоже ВВ. Есть еще оперативные части, но это разговор особый.
Кажется, пришел. Военный городок расположился в глубокой котловине и даже на первый взгляд, радости не вызывал. Замусоренная территория, разбитые окна зданий кое-как заколочены серой фанерой. Входные полуоторванные двери КПП. Металлические ворота городка распахнутые настежь, сломаны, и похоже давно вросли в грунт. Не хватало криво приколоченной вывески – «Все ушли на фронт». – Попал.. – старший лейтенант встал, разглядывая сверху доставшееся в наследство, хозяйство.
.. – Ну что тебе сказать.. – ведавший в дивизии кадрами и назначениями, пожилой подполковник с честным лицом в глаза старался не глядеть, и  задумчиво крутил ручку. – Капитана ты сколько переходил, год? Всего лишь? Приказ, комдив прямо сегодня подпишет. Офицеров тебе хороших на заставу подберем, сержантов толковых подкинем.. годик – другой послужишь и дальше пойдешь! – Подполковник поднял настороженные глаза и вкрадчиво улыбнулся –  Сейчас к комдиву сходим, представлю тебя на начальника заставы и в добрый путь, как говориться.. 
– В добрый путь.... – старший лейтенант нехорошо выругался и горестно вздохнув надел китель, и стал осторожно спускаться по крутой тропинке. Давно он краем уха слыхал про эту чудо-заставу, поговаривали, что с норовом  подразделение. В ядре части намекнули более определенно, многие мол отказались от этой почетной должности. И только в дивизии, в курилке, ему тихонько пояснили, что начальник кадрового отдела был просто в отчаянье,  пока не нашел.. – тут собеседник сочувственно ухмыльнулся и посоветовал бежать отсюда прямо сейчас, обратно на поезд наплевав на взыскание.  Это сущие мелочи, по сравнению с тем, что ждет его там. ..
 Давно заколоченная будка КПП, пустовала. Давным-давно, здесь был порядок.. об этом говорили поваленные бордюры, затоптанные до бетонной крепости цветочные клумбы от которых остались оградки, опрокинутые ржавые урны.. Старшего лейтенанта передернуло, погром – как Батый прошел.. Входная дверь казармы со скрипом отворилась и захлопнулась пропустив его внутрь. Большое двухэтажное здание встретило прохладной и гулкой пустотой. Высокие потолки с пластами полуотвалившейся побелки, облупленные стены крашенные ядовито синей краской, какой обычно мажут окна в школьных и общественных туалетах, все носило печать запустения и упадка. Офицер снял фуражку, провел рукой по вспотевшим, коротко стриженным волосам и оттянул резинку форменного галстука. Жарко.. На его приход никто не реагировал. Офицер кашлянул. Тишина. Как вымерли все.. кажется, тут можно проторчать до самого вечера.  – Дневальный, есть тут кто живой? – И опять, ничто не всколыхнуло застоявшуюся тишину темного коридора, частой звонкой капели в солдатском умывальнике. Только где-то наверху негромко бубнили голоса. Старший лейтенант постоял еще немного у пустого поста дневального, дернул замки комнаты хранения оружия. Хорошо хоть оружие заперто.. Выудив из дипломата, затянул портупею и одернул китель. Решительно шагнул на лестницу. Грязь, мусор, темный коридор закончился в светлом и просторном спальном помещении. Над входом висела прибитая подставка для телевизора, вот он-то и бубнил. В помещении стояло несколько рядов кроватей разделенных широким проходом для построений. Кровати стояли кое-как, несколько штук были вытащены  в проход и на них, задрав ноги на спинки,  валялось несколько солдат в расстегнутых кителях и майках. – ЗдорОво.. – хмыкнул старший лейтенант заложив руки за спину. Солдаты не шевелились внимательно разглядывая незнакомого офицера. – Старлий какой-то.. ти кто? – спросил один приподнимаясь на локте. – Я? Да так.. начальник ваш новый. А ты что, имеешь что-то против?
– Я? Я нет – ухмыльнулся задавший первый вопрос солдат узбек. – Ище один.. – проворчал другой солдат садясь на заскрипевшей сетке. Среди лежавших не было ни одного славянского лица.
– А если нет, тогда встали с кроватей и  вышли строиться.
– Зачем? 
– Ну.. что за глупые вопросы? Я же должен вам представиться, поглядеть на вас? Должен! И вы должны поглядеть на меня. Так что давай на улицу, и остальных позвать.  – Солдаты нехотя поднялись застегиваясь и надевая кителя, доставали пилотки натягивая на заросшие шевелюры.
– А остальные где?
– Кито гиде.. – словоохотливо пояснил самый говорливый и задававший вопросы, смуглый солдат.
– А дневальный где?
– Сипать наверное ушел, они всю ниделю дижюрят.
– Неделю? Они что, не меняются совсем?
– Ааа.. – разочарованно махнул рукой солдат – Сам увидищь, тут пипец, польный.. 
Старший лейтенант хмыкнул. Он не обижался на панибратство, это были цветочки, и было даже забавно. Застава была неуправляема. Сбившиеся в банду азиаты и кавказцы, терроризировали всех. Избит прежний начальник заставы, получил в морду его заместитель.. венцом «художественной самодеятельности», было повешение молодого солдата, которое прибывшая высокая комиссия списала на самоубийство. Не все так просто, было в королевстве Датском.. специальную дивизию по охране БАМа  прозвали питомником генералов,  и потому всяческих ЧП там не было, и не могло быть по определению. Замазки не жалели.
.. – Новый комдив, полковник решительного вида, звание генерала было вот-вот, на подходе, был оживлен удачной находкой и предложив сесть живо поинтересовался – есть ли семья? Старший лейтенант не стал позорно удирать, как советовали более опытные и старшие товарищи, и дождался неприятностей. Убито кивнул головой. Семья была. – А чего приуныл, старший лейтенант? – Кадровик и комдив с досадой переглянулись. – Наговорил что ли кто чего? Не переживай! – энергично заявил полковник и выставил палец – Специально для тебя..
– Для меня? – растерянно привстал старлей. Полковник снисходительно улыбнулся – Ты меня не так понял, за твоей заставой я зарезервирую два места на гарнизонной гауптвахте. Все понял? – А чего тут было не понять? Этим самым ему ясно дали понять – сор из избы не выносить, и обходиться только своими силами. – С полгодика послужишь, порядок наведешь, глядишь я тебя начальником штаба поставлю.. – Кадровик стоял рядом и приторно улыбаясь, энергично кивал головой.    …
На замусоренном плацу выстроились две жиденькие шеренги. Солдаты одеты кто во что горазд. Хлопчатобумажные и полушерстяные бриджи, брюки с парадной формы, несколько человек стояло в черных спецовочных штанах, в каких ходили по поселку корейцы. Тапки, кеды, кирзачи, парадные ботинки.. – лица солдат грязны, смотрят недоверчиво и исподлобья. Впрочем, нет.. вот здоровенный младший сержант в чистом и аккуратном обмундировании, рядом стоял еще один рослый солдат южно-русской наружности и  крепкий азербайджанец. Выделявшаяся троица стояла сама по себе, отделившись от остальных. Хулиганье стояло посередине, плотно сбившись в стаю. Настороженные лица и прищуренные глаза. И в конце, на левом фланге, стояли самые слабые и презираемые солдаты. Старший лейтенант подождал когда из казармы выбежит последние несколько человек, и нетерпеливо поправил фуражку. Значительно припекало.  – Итак, товарищи солдаты и сержанты, я ваш новый начальник заставы, старший лейтенант Трофимов Анатолий Иванович! Двадцать восемь лет, женат, занимал ранее должности командира взвода и замначальника заставы по боевой подготовке. Ныне, вот назначили к вам.. так что будем служить теперь вместе. – Развел руками – Вопросы?
– Вы третий, за год будете.. – ехидно заметил кто-то из строя.   – Бог любит троицу. Еще вопросы? – Строй молчал с любопытством разглядывая нового командира. – Если вопросов нет.. ваша фамилия, товарищ младший сержант?
– Младший сержант Соломатин, товарищ старший лейтенант! 
– Товарищ младший сержант, назначаетесь дежурным. Прямо сейчас назначьте наряд, и вечером заступаете. Где старый дежурный, кто знает? – Старый дежурный показался на невысоком каменном крыльце сонно жмурясь и потягиваясь. – Личному составу навести в казарме порядок, расставить по местам кровати и подобрать мусор. Рразойдись!

2

– Пипец, какой-то.. – Трофимов сидел в радиорубке штаба батальона и нервными толчками докуривал третью сигарету. – Чаю еще? – пододвинул вскипяченный чайник худенький сержантик радист, старший узла связи. Старший лейтенант долил в кружку кирпичного цвета напиток и вытащил из кулька карамельку. – Угощайтесь.. – пододвинул солдатам кулек с печеньем. Из радиомастерской вылез что-то паявший второй радист, и не чинясь запустил грязную руку. – Иевлев, ты мне скажи, в этом гадюшнике хоть какой-нибудь порядок, когда-нибудь был?
– Был, товарищ старший лейтенант, говорят все началось когда новый начальник заставы пришел, а потом комбат сменился.. ну и покатилось все. А вас, глядите-ка, уважают.. – в широкое окно забранное плотной тяжелой шторой, была видна казарма и несколько оборванных фигур подбирающих мусор. – А где комбата найти, или кого-нибудь из начальства? – До того, как обнаружить уютный пост, Трофимов долго торкался по дверям с табличками – Командир батальона, Начальник штаба, Зам по политическому воспитанию, Зам по тылу.. – кругом лежала густая девственная пыль и протоптанная дорожка к двери «Делопроизводство», и к этому вот самому, БП.  – Офицеры штаба в квартирах, а комбат в основном в поселке пропадает. Сюда редко кто заглядывает.. – сержантик взглянул на настенные часы – Обед заканчивается, должны женщины подойти. Может они что знают?
– Что за женщины? 
– Лена, батальонный делопроизводитель, и Инна, фельдшер батальона.
В пустынном коридоре гулко зацокали женские шпильки. Трофимов поднялся – Пойду, может узнаю чего.. – В небольшом кабинетике было уютно. Светлые простенькие обои, подметенный пол, шкаф с документами и канцелярский стол с пишмашинкой. И две молодые женщины. Дамы держались сухо, с откровенным любопытством и неприязнью разглядывая незнакомого офицера. Трофимов вполглаза мазнул по фигуркам затянутым в  служебное хаки. Ничего.. – Здравствуйте.
– Ты новый начальник заставы? – одно дело полуграмотные солдаты, и совсем другое, зрелые женщины. Тем более, у одной краснели нашивки сержанта, у другой были погоны прапорщика. – Это «ты» с бесцеремонным пренебрежительным разглядыванием, неприятно задели и Трофимов взглянул на них более внимательно. Лица излишне наштукатурены, а ресницы вообще как сажей намазаны..  рожи наглые и самодовольные. Симпатия съежилась. На «ты»  со старшими можно разговаривать с их разрешения или после совместных дел. С этими женщинами он ничего не имел, и даже не собирался. И вообще, судя по всему,  совместных дел даже не предвиделось. Трофимов сдержал резкость. Ссориться было слишком рано. – Да, я новый начальник заставы, девушки.. – женщины резко и неприязненно рассмеялись. – Девушки!? А ты не слишком ли стараешься, а?
– Да как можно.. – Трофимов через силу улыбнулся и развел в восхищении руки – Ах, какие девушки! – Женщины опять засмеялись. В этот раз, смех был более естественный. Ломаться надоело. Трофимов посерьезнел – Где мне местное начальство найти? 
– А тебя что, никто не встретил? Значит, не ждали еще. В среднем подъезде, в девятой квартире новый замполит батальона живет, там можно все узнать. А комбат.. – женщина с нашивками сержанта набрала номер телефона. – Алло, Ашот? Давай подъезжай, тут твой новый начальник заставы заявился.
Все тот же милицейский УАЗик миновал настежь распахнутые сломанные ворота. Из машины выпрыгнул щуплый майор в щегольской фуражке. – А, это ты.. ну пошли, введу в курс дела. – Майор был азербайджанец, бакинец, говорил чисто, и без характерного для торгашей акцента. До назначения на батальон занимал штабную должность в полку, неплохо с ней справлялся и как перспективный офицер был выдвинут на повышение. Но майору крупно не повезло. Батальон, охранявший соединительную ветку БАМ – Транссиб недавно передали из другой дивизии, и до этого акта, сюда сплавляли все по принципу – на те боже, что нам не гоже! Слабые офицеры, плохо управляемые солдаты, замятые ЧП и отвратительное снабжение.. в общем, это был дурно пахнущий «букет».  Вдобавок, майор Мамедов был мягковатым человеком,  не имел специфического опыта работы с людьми, и не уделял должного внимания личной физической подготовке. И когда попытался поставить хамов «по уставу», был избит ими прямо в кабинете. С этого момента майор внутренне сломался. Жаль. Майор Мамедов был неплохим человеком. – Вечером соберутся остальные офицеры,  представим как положено.
– Уже.
– Что, уже?
– Я уже сам личному составу представился. С офицерами на заставе, как? – Комбат промолчал  и открыв кабинет, бросил шикарный аэродром на стол и завалился в кресло. – Присаживайся. – Трофимов сел за приставной стол. – Пятьдесят грамм? – Из открытого сейфа появилась початая бутылка коньяку. Трофимов утвердительно кивнул. – Так вот.. – Трофимов закурил следом. – Жопа батальон, зря ты согласился. Небось, академию и прочее наобещали?!
– Угу..
– Так вот, забудь. Но, попытайся. У меня как видишь, ничего не получилось. Завтра начинай принимать дела у Гольдмана, но смотри, парень склизкий, у него шуры-муры с зампотылу были.. я тебя предупредил. Из взводных, у тебя один старлей, Такшеев, бывший начальник заставы. Из перспективных был, но там у него что-то с женой не сложилось.. увольняться   хочет, на все хрен положил. Замполита у тебя тоже пока нет, нашли в другой части залетчика из бывших замкомбатов,  в общем тоже не подарок парень. Кто у тебя реально есть, это старшина Марков. Мужик серьезный, но зашуганный. Сейчас правда на больничном..
– А что с ним? – Комбат щелкнул по горлу – В бурятию уехал.
– Вот блин.. и надолго, он туда ездит?
– Не очень. За ним и присмотра в общем-то не было никакого. Может возьмешь в руки.. смотри в общем сам. – Трофимов приуныл. Подставил рюмку под дружелюбно булькнувшее горлышко. – Дела.. а может, того, задний ход отработать, и на службу не выходить? Ультиматум выдвинуть – хочу обратно на старое место!
– Бесполезно, ты сейчас как смертник, или-или. Я тут тебе помог маленько чем смог, пару законченных отморозков убрал, так что должно  потише быть. Так что дерзай, старлей!
– Спасибо товарищ майор..
– Да, на батальонных не надейся особо. Если только новый замполит.. недавно перевели, перед тобой неделю как приехал. Ну, мне если что звякнешь вот по этому телефону случись что серьезное. А так, все! На себя надейся, старлей! На себя! Еще будешь?
– Нет, спасибо..
– Ну, бывай. Извини, дела. – Комбат уже накручивал трубку телефона и приветливо кивнул большим носом. В голове слегка шумело. Комбатовский коньяк приятно разливался по жилам.

3

– Дижюрный по застяве на виходь! – заголосил появившийся на посту дневальный. В темном коридоре появилось светлое пятно, в открывшейся двери появился щеголеватый одетый ефрейтор с красной повязкой на рукаве. – Ефрейтор Сабиров, товарищ старший лейтенант!
– Ты кто?
– Я старшине помогаю.
– Кладовщик стал быть?
– Так тошно! – Ефрейтор был таджик, говорил с легким акцентом и слегка морщил лоб когда забывал нужное слово. В кладовке был полумрак и прохлада. Боковые стеллажи зашторены аккуратными занавесками. Прислоненная гладко оструганная лестница. Заваленный папками письменный стол с настольной лампой и зеленым абажуром. Чистый пол, бирки на стопках имущества. Хоть где-то порядок! Трофимов повеселел. Глянул в не по-таджикски веснушечное, открытое лицо – Как звать-то?
– Ефрейтор Сабиров, товарищ старший лейтенант!
– Тьфу! Я знаю что ты ефрейтор Сабиров, имя-то у тебя, есть?!
– Так тошно.. Фарид.
– Хорошо Фарид. Пошли кого-нибудь за моим чемоданом, у радистов стоит.
– Так тошно. – Солдат переминался на месте просительно глядя на развалившегося в кресле офицера. – Ты чего, Фарид?
– Товарищ старший  лейтенант, а запереть.. – Трофимов рассмеялся. – Сабиров, я ваш новый начальник заставы и отвечаю за все. что здесь есть! Ты, понял!?
– Так тошно.. – ефрейтор опустил недоверчивый взгляд и нехотя вышел прикрыв тяжелую, металлическую дверь. Отчетливо щелкнул замок. Тьфу, запер мля.. упертый!  Трофимов рассмеялся и раскрыл раскладку. Если в списках и журналах учета могут быть неточности по наличию людей, то в месячной продуктовой раскладке, скрупулезно отмечается каждый прибывший-убывший человек. Приезжает переведенный на новое место службы солдат, с ним обязательно продовольственный аттестат. Уезжает, обязательно выписывается новый, с какого числа снят с довольствия. Будет старшина небрежно вести – такая недостача вылезет.. а это, деньги! Так что у старшины, учет самый точный. –  ..сорок один, сорок два. Сорок две души в его подчинении. Три служебно-сторожевых собаки и три автомашины. Две заставских и одна батальонная, КРАЗ для развозки угля по заставам. Кроме того на балансе заставы числится двухэтажная казарма силикатного кирпича вместимостью шестьдесят человек,  банно-праченый узел с тремя неработающими машинками, двадцати четырех квартирный дом офицерского состава, сухая как Сахара бензоколонка, продсклад, теплый гараж на восемь машин,. – ответственности, короче..  Было б жалованье такое! Замок щелкнул и в дверях показался ефрейтор с огромным чемоданом из черного кожзаменителя. – Сабиров, Трофимов сделал вид что ничего не заметил, а почему утром на посту дневального никого не было? Вы что, по нескольку суток дежурите?
– Неть. Товарищ прапорщик заболел, назначать некому было.
– А старый начальник заставы? – Солдат пожал плечами. – Понятно.. – У старшего лейтенанта накопилось множество вопросов, но каптер банально пожимал плечами выдавая односложные ответы, и кротко глядел темными глазами. – Понятно.. – еще раз тяжело вздохнул Трофимов. Солдат его не воспринимал как начальника. В его понимании, он был одним из офицеров быстро менявшихся на заставе. Никто, и звать никак.
Близился вечер. В семнадцать ноль-ноль, во всех частях в это время проводится развод и смена дежурной службы, будь то затерянная в тайге точка наподобие этой заставы, или полнокровная мотострелковая дивизия в Москве. Трофимов ходил вдоль куцей шеренги дежурного наряда и нового караула. Сержанты в строю выглядели прилично. На солдатах тоже вместо тапочек и кед, появились уставные кирзачи густо намазанные ваксой. У некоторых рядовых белела даже подшива, некоторые были даже побриты.. Видно, готовились люди.  – Соломатин, в который раз заступаешь?
– Пятый, товарищ старший лейтенант! 
– Значит, тоже недавно. Вечерняя поверка тут хоть проводиться? – Младший сержант неопределенно пожал плечами. В строю раздался легкий смех. – Сами увидите.
– А почему караул без оружия?
– Так ведь это.. ключи у старшины. Мы комнату хранения оружия не проверяем, печати и замки принимаем.
– Пипец.. а как же тогда вы мост под охрану принимаете, с палками что ли  охраняете его?! – Смех стал сильнее.  – До моста шесть километров, если машины нет, пешком ходим и там оружие принимаем.
– А сегодня, с машиной как?
– Бензина нет. Пешком. – Трофимов еще раз тяжело вздохнул – Ладно, сегодня давайте как всегда, а завтра посмотрим.

4

В солдатской столовой был гнетущий полумрак. Из четырех светильников работал только один. Стены в лохмах старинных обоев, проваленный в одном углу пол, колченогие четырехместные столы с инвалидами стульями.. грязные окна с засаленными и пропыленными шторами. Трофимов уже устал чему-либо удивляться. Стоя у двери смотрел как десятка полтора солдат, взяв пару больших алюминиевых  чайников разливают по кружкам жидкий чай. Белый хлеб и какая-то масса в бачке, до которой никто не дотронулся. – Повар, что у нас сегодня на ужин? – В широком раздаточном окне показался бледный солдат в грязном нижнем белье заменяющем поварские одежды. На кухне помимо него хозяйничало еще несколько человек. – Сечка, товарищ старший лейтенант, чай с белым хлебом.
– А где мясо или рыба, консервы на худой конец? – Повар молчал. – А это кто там? – наконец узрел Трофимов тройку солдат жаривших на плите что-то своё, родное. – Это сами себе готовят..
– Товарищи, това-ри-щи! – Трофимов оперся на раздатку и прыжком сел перекинув ноги внутрь. – Свалили отсюда. – Солдаты молчали разглядывая сидящего на перегородке офицера. Средний рост. Усиленное занятие с тяжестями позволило развить плечевую мускулатуру, а тренировки по модному в ту пору каратэ, делали просьбы более тяжелыми и убедительными. Готов ли был старлей перейти к грубому нарушению уставных взаимоотношений? Ответ положительный. Старший лейтенант был готов к мгновенному нанесению средних телесных повреждений. Что-то пробурчав, троица прихватила сковороду и удалилась на улицу. Отнимать было рановато и Трофимов спрыгнул обратно. Широко улыбнулся настороженно глядевшим солдатам.  – Просьба потерпеть. Завтрак, обед и ужин скоро будут в полнейшем порядке. Я на контроле. Я теперь всегда буду на контроле..
На улице окончательно стемнело. Всю немаленькую территорию огороженную полусгнившим горбылем, освещало два фонаря. В жарком сумраке трещали кузнечики, уютно подмигивал окнами двухэтажный жилой дом. В военном городке же.. Трофимов тяжело вздохнул глядя на мрачные, темные окна штаба, котельной, тусклые блики казармы.. всем этим руинам еще только предстоит стать военным городком.
Послышался пьяный смех, кто-то громко доказывал что надо мол потолковать.. Из-за дома вывернулась пьяная парочка, шатаясь прошла в ворота направляясь к казарме. – Стоять! – Трофимов спустился вниз и встал расставив ноги. – Ты кто..!? – пара гражданских парней удивленно разглядывала невесть как оказавшегося перед ними офицера. – Я? Я начальник заставы. Кто вам разрешал заходить на территорию воинской части?
– Слышь, Андрюх.. а здесь воинская часть, оказзается.. гы-гы-гы!
– Выдите отсюда.
– Чё.. ты кто такой.. – Трофимов затылком ощущал как наблюдают за ним из окон казармы. Парни хоть и молодые, а силы у них.. Трофимов без труда сорвал захват и резко поднял вверх захваченную и выпрямленную руку. – Ой.. – один обрушился на колени а второй попятился растерянно глядя на него. Подняв юнца, Трофимов толкнул взашей. – Еще раз увижу, пристрелю как собак.
– Да ладно.. у тебя и оружия то нет.. – пара попятилась к воротам и скрылась. Раздался свист и   из темноты вылетел булыжник. – Да мы тя еще поймаем..
– Убью нах…! – громко затопал Трофимов слыша как панически затопали торопливые и неверные шаги. 
– Дежурный по заставе..
– Не кричи, отбой уже – прервал доклад Трофимов, хотя спать еще никто, похоже не ложился. В туалете, в синих трусах и майках кучкой курили авторитеты. Молча смотрели как тот вытащил сигареты.. – Прикуривайте, товарищ старший лейтенант! – разом вспыхнуло несколько спичек. – Спасибо. – Трофимов затянулся и подмигнул – Докуривайте и спать! Всем спать, я на контроле. 


Рецензии
Браво Аристарх!
С уважением,

Виктор Бондаренко   18.04.2009 22:38     Заявить о нарушении