Несчастливый день

     Эта незатейливая история случилась до перестройки, в небольшом городке №-ской области, когда страной руководила партия, как раз в день 8 марта. Тогда он еще не был красным днем календаря и праздновался как Международный женский  без выходного. Но обязательным ритуалом было праздничное собрание, которое называлось торжественным, с участием широких слоев общественности, как тогда говорили. Очередное собрание горком поручил проводить директору средней школы  Лидии Марковне Макиевской.
     Лидия Марковна была человеком строгим и обстоятельным. Школа была на хорошем счету в горкоме, и лично первый секретарь Иван Иванович Тюльпанов благоволил к этой чернявой энергичной даме, очень похожей на цыганку.
     Лидия Марковна не скрывала, что в ее жилах течет и часть цыганской крови. Ее прабабушка когда-то была замужем за цыганским бароном – легендарным Михаем. В гражданскую войну он воевал на стороне красных, отличался смелостью и находчивостью, за что легендарный Блюхер наградил его именным оружием: шашкой с серебряным эфесом и гравировкой «Цыганскому барону Михаю за личную храбрость. Командарм Блюхер».
     Так это или не так  дело прошлое, никто толком не знал. Но эта легенда передавалась из поколения в поколение в их семье, и, наконец, дошла до правнучки. В детские годы Лилия стеснялась об этом говорить. Засмеют – внучка цыгана, да еще барона. Дворянин, кулак, и уж тем более барон даже в учебниках были ругательными словами. Кто же хочет, чтобы над ним смеялись? Став взрослой Лидия поняла, что от цыганского родства не укрыться. Черные как смоль вьющиеся волосы, которые не мог взять ни один гребешок. И характер соответствующий: резкий и прямой. Что не по ней – все, не будет делать, хоть проси – не проси.
     Мать, которая удалась не в прадеда Лидии, Розария Николаевна, женщина тихая и спокойная, не могла урезонить дочку. В детстве пыталась, а потом решила: себе дороже. Цыганская кровь – это навсегда. И перестала спорить с дочкой: «Делай как знаешь».
     Лидочка несмотря ни на что, быстро сделала карьеру. Окончив заочно педагогический институт, она поступила в аспирантуру и удачно ее окончила бы, но сорвалась. Помешала любовь. Лидочка влюбилась в красивого молодого офицера и вскоре выскочила за него замуж. Муж, окончив военную академию, поехал колесить  по всему Союзу. Закрытые гарнизоны, солдатня, офицерские общежития, да одна радость военторги, надоели Лидочке очень быстро. Особенно угнетала обстановка наушничанья и сплетен среди офицерских жен. Еще не успел ты о чем-то подумать, а сплетня уже родилась и опережала события. Жить свободолюбивой Лидии в таких условиях стало выше ее сил. Родив дочку, она тут же уехала к своей маме, в тихий, но до боли родной городок. Устроилась работать в школу учительницей истории,где и встретила свою настоящую любовь – местного учителя труда, тихого и застенчивого человека Павла Ивановича Макиевского.
     Вскоре Лидия вышла за него замуж, родила еще одного ребенка, сына Мишеньку, названного так в честь памяти о прадеде бароне Михае.
     На волне стратегии о строительстве коммунизма, она как учительница истории, сделала карьеру, став сначала завучем, а потом и директором самой крупной в городе школы на полторы тысячи учащихся. И власть к ней благоволила: красивая, энергичная, за словом в карман не лезет, умно говорить умеет, а если надо может так отбрить, что мало не покажется. В общем, наверху стали доверять Лидии Марковне самые серьезные поручения. Одно из них – сделать доклад на городском торжественном собрании, посвященном 8 марта.
     Как тогда водилось, ей  передали из горкома трафарет доклада, куда она имела право вставить свои замечания и фамилии некоторых людей, знатных тружениц города. Лидия Марковна быстро сочинила доклад, добавив для верности цитаты из ленинских работ и новых директив партии. Перечитала пару раз – самой понравилось. Заведующий отделом идеологии Виталий Константинович Лютиков  доклад одобрил и послал на утверждение первому. Иван Иванович прочитал, и тоже остался доволен.
     - Надо же! Толково, просто и патриотично. Главное линия партии четко обозначена – советской женщине живется лучше всех в мире!
     В день торжественного собрания в кинотеатре «Заря» народу набилось полный зал, стояли даже в проходах.
     С отдаленных колхозов и совхозов все подъезжали и подъезжали машины с делегатами. В фойе оживленно шла торговля всем, что душа пожелает: конфеты в красивых коробках, банки растворимого кофе, редкие издания книг, сверкающие свежей типографской краской, сумочки и – диво-дивное по тем временам – тонкие просвечивающие колготки, импортные, мечта любой модницы. В буфете полные прилавки: коньяк на разлив, бутерброды с искрой черной и красной, с колбасами и ветчиной, рыба балык, котлеты трех-четырех сортов, как водилось в то время винегрет с селедочкой. В общем, праздник для души и тела!
     Когда прозвенел третий звонок и народ начал понемногу успокаиваться, на сцену вышел и сел за стол президиума собрания: первый секретарь, председатель горисполкома и знатные женщины города и района от доярки до директоров предприятий.
     Среди них была и Лидия Марковна. В ярко красном платье с черным обрамлением и очень эффектной стрижкой, она выглядела очень импозантно. Иван Иванович Тюльпанов давно на нее глаз положил, и все ждал повода сойтись поближе. И вот такой момент наступал. Все работники горкома знали, что после торжественной части в столовой горторга накрыт праздничный стол на двадцать персон для самых важнейших лиц, где женщины и мужчины разделены ровно на половину, десять на десять. Туда была приглашена и Лидия Марковна.
     Иван Иванович встал и подошел к микрофону.
     - Товарищи! Сегодня восьмое марта, международный женский день. Горком партии и лично я сердечно поздравляем всех женщин с этим праздником и желаем вам всего хорошего, особенно здоровья и трудовых успехов на благо нашей родины. С праздником!
     Зал разразился аплодисментами.
     - Слово для доклада предоставляется Макиевской Лидии Марковне, директору городской школы номер два. Зал опять взорвался аплодисментами.
     Лидия Марковна взошла на трибуну и, включив свет лампы, стала читать  доклад. Ее звонкий красивый голос завораживал слушателей, и они, словно загипнотизированные, следили за ее интонацией, каждым ее телодвижением.
     - Красивая женщина! – восхищенно сказал Иван Иванович председателю горисполкома, седому, как лунь, солидному мужчине в годах.
     Тот кивнул в ответ:
     -  Цыганская кровь, она и есть цыганская. Сколько темперамента! Почти как актриса.
     - Да, не зря ее назначили на эту роль сегодня, не зря, - многозначительно произнес Иван Иванович. Вам не кажется, Игнат Семенович, что она засиделась в директорах? Пора бы двигать дальше. Кто у вас в гороно сейчас? Все та же Паньшина?
     -  Она, - подтвердил Игнат Семенович.
     - Пора бы ей на пенсию. Молодежь надо ставить, ты не находишь? Вот и замена готова, - Иван Иванович показал на Лидию Марковну.
     - Надо подумать.
     - Подумай, подумай, Игнат Степанович, и мне сообщи. Да не затягивай.
     Тот согласно кивнул.Собрание шло своим чередом...
     Но внезапно что-то насторожило Ивана Ивановича. Он сначала не мог сообразить, что конкретно. Но какой-то не то шепоток, не то ропот прошелестел по залу. Иван Иванович прислушался. Лидия Марковна по-прежнему звонко, четко и с выражением читала доклад. «Все идет как надо», - подумал он и снова хотел было расслабиться.И тут ему показалось, что Лидия Марковна все с таким же радостным пафосом прочитала, кажется, одно и то же еще раз? Иван Иванович напрягся, стал всматриваться в зал. И он увидел недоуменные вопросы во взглядах. Что же такое? И когда Лидия Марковна прочитала еще раз все тот же текст, в зале поднялся шум, который медленно, но верно стал нарастать, как ветерок перед грозой: еле-еле зашелестит по верхушкам деревьев, а потом так зашумит, что страшно становится. Страшно стало и Ивану Ивановичу. «Да она что? С ума сошла? По третьему кругу одно и то же читать? Мне головы не сносить. Настучат в обком, каюк карьере. И так косятся, мол, лишку пью. Приплетут Зойку… А может проскочит?» Иван Иванович покрылся розовыми пятнами и на лбу выступили капли пота. Он достал  носовой платок  и стал обтирать вспотевший лоб. В президиуме тоже началось волнение. Но видя, что первый сидит и не дает знака, все молча ждали, что же дальше, впившись глазами в директрису, словно своими мыслями хотели остановить и уберечь ее от неприятностей.
     Но что нашло на Лидию Марковну? Трудно сказать. И она  словно в ступоре, перешла читать одно и то же на четвертый круг. В зале подняли шум. Кто-то из задних рядов крикнул:
     - Кончайте шарманку крутить!
     И тут Иван Иванович вскочил, решительно подошел к трибуне, выключил лампу, освещавшую бумаги, и так зло фыркнул на докладчика, что та наконец поняла – что-то не так. Она недоуменно посмотрела на Ивана Ивановича, не зная что делать дальше. Иван Иванович взял инициативу на себя.
     - Хочу еще раз поздравить вас, дорогие земляки, с праздником! Хочу пожелать всем праздничного и весеннего настроения.
     - Да куда уж веселей? Веселее не бывает. Опять отозвался тот же голос с задних рядов. – Балаган, а не доклад...
     И зал зашумел так, что Иван Иванович сколько ни поднимал руки, чтобы успокоить людей, так ничего и не смог.
     К Лидии Марковне подошла более молодая и решительная директор горторга, и шепча что-то на ухо, повела ее за кулисы. Лидия Марковна, не понимая, в чем все же дело, вырвалась из ее рук, подскочила к трибуне и подняла руку. Зал как по команде затих.
     - Я не дочитала свой доклад, товарищи, меня прервали. Разрешить продолжить?
     Зал зарукоплескал.
     - Валяй дальше, Лидия Марковна, - послышались крики.
     Иван Иванович, не зная, что предпринять, стал рядом, не давая подойти директрисе к микрофону.
     - Все, собрание окончено! Расходитесь, товарищи!- и стал отталкивать докладчика от трибуны.
     И тогда Лидия Марковна, что есть силы, ударила первого секретаря по лицу.
     - Как вы смеете меня толкать?
     Зал заревел от восторга.
     - Правильно! За дело!
     - Где начальник милиции? Пусть пройдем в президиум, - закричал Иван Иванович. – Уведите же ее со сцены!
     Но Лидия Марковна, наконец, прорвалась к микрофону и, взяв листок доклада, стала читать, в пятый раз, и то же самое… Зал грохнулся от смеха.
     - Молодец, Лидия Марковна, молодец! Так им, - слышались крики со всех сторон.
     Наряд милиции с трудом вывел докладчицу со сцены под улюлюканье зала…
     Так закончился тот несчастный день.
     Ивана Ивановича тихо сняли с партийной должности, переведя на место директора какого-то захудалого совхоза. Лидию Марковну поместили в психиатрическую лечебницу. Я встретил ее там, когда молодым врачом проходил практику. Она так и не поняла, почему находится на лечении. И все спрашивала меня:
     - Скажите, доктор, что за болезнь у меня такая, что домой не отпускают?
     Заторможенная лекарствами, окруженная психическими больными, она, с седой головой,  откинутой назад, действительно стала похожей на гордую цыганскую баронессу. Я перелистал ее толстую историю болезни, но так и не нашел четкого диагноза.
     - Почему Макиевская в больнице? – спросил я заведующего отделением, старого и мудрого врача-еврея Альперовича. Яков Моисеевич пожевал губами и тихо ответил:
     - Не повезло. У нее был в жизни несчастливый день.


Рецензии
Интересный рассказ! Автор мастерски раскрыл характер главной героини, воссоздал атмосферу времени советского периода.Финал "Несчастливого дня" вполне мог иметь место в действительности. Но вызывает внутренний протест. Возможно, в этом и есть замысел автора.
Успеха в творчестве!
С уважением, Светлана.

Светлана Климова   02.03.2012 09:12     Заявить о нарушении
Замысел был прост-рассказать,как бывает в жизни: загадочнее и невероятней, чем в фэнтези...А то что героиня сошла с ума,тоже факт реальный...Спасибо за отзыв,с уважением-Анатолий!

Анатолий Аргунов   02.03.2012 18:33   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 3 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.