Храни душу чистой

    Так уж сложилось ,что с детства полюбил оружие.
Был совсем пацаном, и любимой игрушкой было пружинное ружьё.
От которого давно была потеряно его исходная составная часть ,  палочка с присоской на конце.
Если на присоску поплевать ,то она лихо влипало  на всё то ,  на что ружьё было нацелено.
Муху на потолке ,  чайник, или лоб девчонки соседей  по коммунальной квартире. Вероятно ,по этой причине она и была изъята мамой ,после скандала от последнего в девчонку попадания  .
Изъята и спрятана.
Или просто выброшена.
Но дух стрелка во мне был уже разбужен , оказался неуёмным и изобретательльным.
Палочку с присоской заменили огрызки карандашей.
Дальность из-за их лёгкости увеличилась.
Хотя и давали огрызки при стрельбе большой разброс.
Целью же стали катушки от широкоформатной плёнки фотоаппарата « Комсомолец», дедушки последующего « Любителя», гордости двоюродного брата.      
Выстроенные в ряд катушки становились строем  фашистов ,которые на меня идут в атаку,а  я тем последним матросом ,который отстреливается ,из фильма « Четвёртный Батальон ». Фильм тогда только вышел и быстро исчез с экрана , засветившись только на детских утренниках.
С возрастом интерес к оружие не угас.
А приобрёл другие формы.
Более познавательные.
В залах Артиллерийского музея Ленинграда при первом посещении передо мной распахнулась целая галактика.
Офицерское огнестрельное оружие.
Правда сделанное в конце XVIII- начале XIX века при всей помпезности  украшений и наворотов отделки, оно сначала показалось  интересным , но восторг быстро поутих, ибо пестрота и желание мастера наполнить его и позолотой , и слоновой костью , и насечкой с батальными деталями , при долгом просмотре стало превращать его из вещи связанной с войной и болью в вафельно-шоколадный торт.
Лишать мужества  и делать частью престижа обладателя ,который видно приобретая его не заботился об удобстве в бою, а стал в него вкладывать другой смысл ,больше  уже  подчёркивая  свой собственный статус ,хотя бы в собственных глазах, ради тщеславия.
Воин - это аскетизм и минимализм.
Не парадностью мундиров заметных на ратном поле можно победить врага, а незаметным прохождением войска.
Скрытностью и неудобством для прицеливания.
Надёжностью и безотказностью оружия.
Парадность стала со временем уступать место целесообразности.
Развитие  промышленности раннего капитализма и возможность массовости  выпуска соскоблило желание приобретателя оружия  выделяться и обозначиться.
Технологии и убыстрение жизни стали диктовать моду.
Да и середина ХIX века начала приобретать кислый запах пороха.
Сначала Крымская война .
Потом восстание в Польше .
Парижская Коммуна.
Прусско-французская война.
Оружие упростилось и стало приближаться к его единственной цели – совершенству убивать. С этой целью уже было не до красот.
Это отразилось прежде всего на личном военном оружии.
Но не тронуло охотничье.
И охотничьи ружья , как кавалеры XVIII века, заняли отдельное важное и достойное место, сохранив отсвет века XVIII.
И свою аристократичность.
На их приклады шли дорогие породы дерева, орех, бук, , узоры на охотничьи мотивы ,золочение, также в соответствии с прежними канонами то, то отражало важность и самодостаточность его хозяина , и позволяло  тому , после неудачной охоты  ,просто  взглянув на своё ружьё,  почувствовать  гордость и спокойствие, и угасание досады от охотничьей неудачи.
И  остались в истории имена великих мастеров оружейного дела, Дж.Пёрден,
Ч. Ланкастера, В.Гринера., Винчестера.
Интересно ,что первыми в Европе огнестрельное  оружие применила Русь ,обороняя Москву от татар в 1382 году.
На охотничьи ружья шла хорошая сталь.
Оно было штучным .» Голланд-голланд» за пять лет сделала только 60 ружей.
Но зато каких! Доводилось оружие мастерами с учётом особенностей заказчика. Декорировалось и наряжалось ,как девушка перед первым балом.
Примерялось под вес будущего его обладателя, его телосложения ,   длину рук , и соответствуя всем удобствам заказчика  определяло в итоге то , что давно искалось в ручном инструменте, и называлось прикладистостью.
Шло время.
Что - то исчезало ,уступая место новым веяниям.
Менялись поколения ,но ружья не терялись ,а меняли хозяев.
Переходили из рук в руки.
И ,как старое вино ,только поднимались в цене.
Народу на земном шаре становилось больше.
Дичи меньше.
И постепенно  охота просто перешла в состояние  какого-то ритуала, общения , возможность показать и похвастаться оружием ,рассказать о нём истории  и поведать как историю его создания или достоинств, так и свои приключения .
Правда, особо повёрнутые на убийстве «братьев наших меньших»,  в такие изыски не пускались.
Для них по-прежнему главным  было выехать в охотничий сезон .
Кого-то убить.
Выследить.
А потом , набив ягдаш рябчиками или вальдшнепами после утренней зорьки , дома вывалить на стол, и общипав увидеть, что пернатые совсем крохи .
И есть там нечего.
И их тушки вместе с лапками не больше порции брикетного  мороженного.
И жить дальше со спокойной совестью, сознавая всё же полную полную бессмысленность своего  охотничьего занятия. 
Жизнь упрощает нравы.
И ,если лет тридцать назад, что –то всё же было «нельзя», то сегодня в искорёженном общественном сознании всё стало можно.
А появление духовых ружей Hunter c  с дульной скоростью в 350м/сек для особо пакостных людей сделало возможным и охоту на уток в период , когда тебе выводят утят и обеспокоены выхаживанием своего выводка.
Бьёт Hunter или Norwic  тихо .
И сильно.
Егеря выстрела не слышат.
Его на расстоянии и в метров пятьдесят не услышишь.
А утку добыть  можно.
И плевать таким недоумкам на то ,что пулька от оперения может отскочить ,срикошетить , перебить кость или крыло, оставив птицу подранком не способной к выживанию на природе. Такой «охотничье» шпане не хватает мозгов знать ,что при  такой стрельбе результат плачевен. 
И пакостен.
На одну утку  уток , десять подранков.
Гибнет птица, забившись раненная в плавни и камыши.
Не в силах оправиться и выжить. 
Но об одном из них разговор пойдёт позже.
Но не о них разговор.
В жизни с заядлыми охотниками пришлось встретиться несколько раз.
Это были разные люди.
Разного воспитания.
Отношения к жизни.
Разного социального статуса.
Но все они были повёрнуты на охоте.
И у каждого жизнь сложилась иначе.

Первый был моим коллегой.
Художником.
Талантливым и ярким человеком.
Он и сейчас жив, здоров и долгих лет ему жизни.
Южной крови.
Горячий и увлекающийся.
Жизнь так сложилась ,что в раннем детстве он остался один и воспитывался родственниками. Рано понял ,что чистых пробитых в жизни троп не будет и все придётся пробивать самому. Звали его Грант.
И сейчас зовут.
И имя обязывает.
Хотя и не заканчивается на букву «Д».
Будучи небольшого роста и ,желая не быть слабаком в отстаивании своих мальчишеских прав, он рано занялся боксом.
Добился успехов .
Стал  мастером спорта.
Потом поступил  на монументальное искусство в Мухинское и закончил его с отличием.
Сам мэтр , зав.кафедрой , Леонард Леопольдович Иогансон просил его остаться там преподавать, но Грант был не такой.
Жизнь била  в нём ключом.
Ему нужна была скорость и движение.
И он увлёкся мотоциклом.
В те времена  « крутым»  был уже тот, кто катался на трофейных военных DKV ,или BMW.
Но военные времена уходили в прошлое .
Машины ломались.
Запчастей не было.
И стали появляться наши .
« Ковровец» и ИЖ.
Потом уже иностранные.
Самым шиком было ездить на «Panonia» или Яве.
Последняя летала как птица, вызывая сглот слюней у 20-30 летних , влюблённых в мототранспорт.
У него была  Panonia .
Он гонял весь год, во все сезоны и неизвестно ,как долго бы это продолжалось ,если бы не одна история ,которая заметно охладила его пыл.
На Кавказе во время визита к своим родным уже будучи взрослым и нелегкомысленным человеком он решил  выехать в горы и встретить солнце.
Настроения было прекрасное.
От родины и родных мест.
От прохладного утра.
Пустого шоссе- серпантина.
Всё настолько было ошарашивающим и родным , что он  на горном шоссе, в  безмятежным в восходящем солнце  гнал, выжимая из мотоцикла всё возможное.   
И не заметил  …. поворот.
Точнее заметил.
Но  есть ситуации , когда понимаешь невозможность исправить обстоятельства.
Ибо их маховик уже включён и ты становишься его песчинкой .
Поворот дороги был резким. И никаких знаков. Местные его знали . Он успел забыть. А прямо по его движению был обрыв на 10 метров.
Дальше ?....
Туда сорвавшийся с карниза птицей и полетел мотоцикл.
Вместе с ним.
Через несколько часов  по шоссе проходил местный автобус из горного селения.
Его пассажиры и были  первыми ,кто заметили  ,что на дороге что-то произошло.
Спустились с обрыва.
Поняли ,что надо вызывать труповозку.
Гранта перевезли в морг.
Уже по его рассказам он очнулся ,как сам рассказывает через три дня.
От холода. 
На мраморном столе презектора, спеца по вскрытию. 
Потом серия операций.
Восстановление лица .
Штопка того ,что осталось.
После той аварии,чтобы скрыть обезображившие лицо шрамы, 
Грант стал носить бороду, которая впрочем очень ему идёт.
С  ней он выглядит настоящим горцем.
Но история поставила точку на  мотоциклетном хобби, и как настоящего горца ,обратила его внимание к оружию и охоте.
Для него она стала  завораживающим событием и ею он был увлечён долго.
Побывал и на кабаньей облаве, и на травле и на загоне на красные флажки волков, только на  травле зверя борзыми побывать не удалось.
Так как был не собачник.
И к другой касте охотников , травящих собаками зайца или лису по пашне по первому снегу, отношения не  имел.
Просто любопытных к тот круг не допускали.
Дело-то серьёзное.
И для изысканного круга собачников..
Но по его рассказу охота для него однажды закончилась навсегда.
Хотя в тот день и выезд в поле ничего об окончании его увлечения не предвещало.

« Мы выехали как обычно.
Уже бывалой компанией, в которой за каждым было распределено, что и сколько нужно купить.
И каждый свой ранжир знал.
Погода стояла отменная.
Был ноябрь.
Только недавно прошёл снег и ,взяв ружья, шли по первотропу.
Настроение было отличное . От лёгкого морозца, от хорошей компании.
От сознания своего причастности к исконно мужскому делу – добыче зверя.
Дышалось легко и радостно.
Заметив заячьи следы насторожились ,и чтобы понять   ход заячьих мыслей и разгадать путаницу следов растянулись в цепочку.
Ружья на взводе.
Время осеннее прошло .
Дробь с номера 3 и 4 перешла на 3й и 2й .
У меня была двойка.
Крупная.
На зимнюю заячью пору и его шубку.
Есть у зайцев такая уловка –несколько раз идти по кругу ,что  по следам может показаться ,что прошла их целая банда , а потом делать мощный прыжок в сторону за зону своих следов и….. уходить.
Вот для этого и вытянулись в цепочку ,чтобы уловку обнаружить и расшифровать куда тот свалил.
Шли переговариваясь и тут прямо из под ног выскочил косой.
Нервы видать у зайца не выдержали, не знаю.
Шубу-то успел вовремя поменять, 
Сидел бы тихо я его и не заметил бы.
А тут прямо под ствол.
Ну я и жахнул.
И попал ему под  задние ноги . 
Вблизи же.
Ноги на одних лохмотьях шкуры держались.
И  тот как заверещит.
Отчаянно.
Громко.
Как младенец.
Пронзительным, раздирающим  душу криком.
Так, что сердце у меня в груди перевернулось.
Отвернулся я от него.
Уши заткнул ,чтобы не слышать.
Мужики, мои компаньоны  орут :» Добивай !». Какое там добивай! Руки трясутся .Ружьё ходуном ходит.
    
Стыдно за себя стало.
Только и мысль -« Что же я сволочь делаю ?» ,» За что зверю боль доставляю ? « Жрать что мне или детям нечего ?» , «Гнусность ведь творю, ради потехи!»
Вообщем, от заячьего крика я отвернулся и ушёл, ничего перед глазами не видя. Без меня его добили.
Вот с тех пор охота моя и закончилась.
И крольчатину есть до сих пор не могу.
Тот орущий заяц перед глазами с полуоторванными ногами и развороченнным брюхом на первом снегу всё лежит.
Уже пятнадцать лет прошло.
Так.
Храню ружьё ,как память.
Перерегистрацию прохожу.
Но на охоту больше ни ногой.
- Грант, покажи ружьишко.
- Сейчас достану….. Вот … Посмотри на ствол сверху."

На коричнево-воронённом  стволе двустволки мелко и с «ять» было выбито.-« Тульский Оружейный Императорский завод».
Ложе было английское.
Ровное . без выступа ,но с лёгким намёком на полупистолетное.
С выходом под щёку на ложе для правши.
Каналы стволов ,несмотря на их почтенный возраст, сверкнули на просвет ровными концентрическими кругами разумно сделанной, отличной и умелой их сверловки .

Время правда чуть тронуло зеркало их стенок, но бороздки от многократного применения боеприпасов больше напоминали морщинки зрелого человека, чем морщины глубокого старика. Двустволку любили .
 
За ней следили.
Её берегли ,как можно беречь старого и любимого человека.
Я погладил его ложе.
Оно было тёплым на ощупь и казалось , сохраняло тепло множество любящих его рук из его прошлого…..
   
С Валентином Шиманским я познакомился ,когда довелось работать главным художником художественно- оформительского комбината.
Сразу же обратив внимание на высокого пижонистого мужика ,но не с гламурным пижонством, а потому ,что тот имел мощную накачанную шею, не позволяющая ему застёгивать верхнюю пуговичку рубашки под галстук.
А ещё потому ,что тот  имел нестандартную ладную зимнюю одёжу ,явно сшитую из выделанных ,лишённых фабричного лоска шкур.
Шапка ,как оказалось была из волка, а дублёнка из какого-то короткошёрстного зверья. Забыл какого.
Потом чуть поработав вместе, познакомились поближе. 
Шиманский был главным художником театрального комбината  обслуживающего все театры города , по декорациям и костюмам, находящиеся в подчинении Управления по культуре города.
Мощь шеи объяснялась тем ,что пятнадцать лет занимался греблей , лопатил на каноэ- одиночке.
Отсюда и развитые дельтовидные плечевые мускулы.
И шея.
Как-то под Новый Год,когда все сотрудники уже  разбрелись по своим домам ,отметив Наступающий на рабочем месте, мы чуть задержались перед сдачей комбината на праздники под охранную сигнализацию в милицию.
С конкретной целью  по предстоящему празднику , но и с пониманием ,что начальству отмечать его нужно с ответственностью ,пониманием её, и ни в коем случае без ползанья под столом.
Говорили о работе ,искусстве, и мечте.
Неторопливый разговор двух симпатизирующих друг другу коллег ,ранее не знакомых ,только связанных работой и разделённых несколькими годами по возрасту.
А потом подняли рюмки за исполнение желаний.
« Знаешь о чём мечтаю ,- говорил Валентин, задумчиво   глядя куда-то вдаль,- вот уйти бы поскорее на пенсию.
Плюнул бы я и на жену, и на детей, все взрослые  и уехал бы егерем в лесничество. И жил бы там.
С собаками.
С охотой.
Растил бы щенков.
Притравливал на зверя.
Учил бы их , и воспитывал себе в них товарищей ,с которыми нестрашно идти и на медведя. И были бы это сибирские лайки.
Ты не представляешь ,что это за псы .
Ничего не боятся.
Ни – че-го!!.
Хотя среди них тоже порченные стали попадаться.
Их как отличить?
Подрос щенок и нужно понять ,трус тот или нет?
Вдруг трус ,а ты на охоту возьмёшь.
Как проверить?
Берёшь тулуп .
Выворачиваешь его на изнанку.
А внутрь него мешок вставляешь, набитый всяким тряпичным хламом.
Можно ещё у свёрнутой горловины тулупа пятна большие поставить, как глаза, и прячешь его куда-нибудь в заросли.
Осоки или мелкого густого кустарника.
Договариваешься с приятелем на число и время. И выходишь на это место с собакой ,которую проверить хочешь.
А приятель уже там.
Затаился. 
Ты пса ведёшь ,серьёзно ему всё рассказываешь ,что мол чудище завелось , спасу от него нет.Тот всё понимает, смотрит ,слушает, ответить только не может ,но ответственностью проникается. 
Тихо его ведёшь и ложишься в траву.
Пёс понимает ,что что-то сейчас будет.
Но не знает что.
Показываешь ему.
Молчи.
А приятель начинает тащить верёвку с привязанным к ней мешком и тулупом с глазами. Вот это час Х и есть.
Кусты или трава шевелятся.
И оттуда выползает нечто ,лохматое ,глазастое ,словом чёрт знает что.
Если незнакомому человеку всё также подстроить ,того Кондратий хватить может. Если пёс смелый и в сердце отвага на зверя ,тот срывается и в бой.
С лёту.
А ,если трус….
То скулит ,за меня прятаться начинает и как бы говорит,; « На хрена козе баян. Пошли вы все к едреней фене.»
И дёру.
Ну такого пса только на подворье держать ,а не в лес брать. Предаст !.»

Охота была его страсть.
И если заводилась в разговоре тема охоты , то разговор начинался долгий и интересный.
Пристрастием  для  Валентина была охота на волков, лосей и медведей.
О том ,какой волк противник мог рассказывать часами. И днями сидеть на засидке , на дереве.
Поджидая и выследив маршрут серого.
      
« Во зверюга!
День сидишь на настиле в засидке.
На дереве..
Второй. И ведь спускаться нельзя.
Всё чует.
А ,если ветер смениться.
И ты с подветренной стороны к его ходу окажешься.
Хана.
Пустое дело.
Не подойдёт.
Уважаю его ,как зверя.
Отец ответственный.
Волчата выводятся.
Волчиха только с ними ,а он всю заботу на себя берёт.
Без добычи в нору не заходит.
Бывают неудачи.
Нет жратвы для прокорма и для неё , и для волчат.
К норе подойдёт .
Посидит.
Волчиха выйдет.
Оближет.
И тот снова уходит прокорм добывать.
И в стае место отстаивает своё.
И знает.
Если перед вожаком не тянешь , в драке слабее, то стоит лечь перед ним  животом вверх, то тот  отойдёт.
Рвать не будет.
Но и к добыче коллективной допустит тогда только последним.
И бьётся потому волк ,завоёвывая своё место в стае …Достойный противник..»

« Лось это красавец.
Лось ,олень - элита.
Есть среди охотников закон – бить их только пулей.
Звери  гордые .
Для них  было бы   оскорбительно, если картечью сразить. 
Картечь вообще штука страшная .
Особенно ,если связанная.
Семь картечен стянутые проволокой. кольцом в полёте при выстреле развёртываются. 
Да и навеску пороха нужно чуть побольше делать.
Когда связанная бьёт , ногу лосю может оторвать.
Очень мощный зверь.
Копыто острое.
Ударом задней ноги  оглобельную сырорастущую берёзу срезает.
И медведя убить ударом может, если тот под удар попадёт.
И неважно старый бык или молодой.
Старые бескомпромиснее.
Видать жизнь многому уже научила!.
Завалил?
Не подходи.  ….
Выжди, хотя бы полчаса.
И за ушами следи. … если чуть дрогнули, значит живой…
Хочешь добить?..
Бей , но пулей.
И подходи с его спины.   
И одним выстрелом .
Чтобы зверя болью не оскорблять.
А, если зашатался и ушёл , не гони ,а выжди время ,чтобы добрать чуть попозже.
Он должен успокоиться, и так испуган ,и так ему плохо.
Кровотечение внутреннее идёт и силы падают.
Но хочет он уйти от такого зверя ,как человек ,чтобы всё же чувствовать себя победителем.
Не мешай ему в этом..
Дай  эту возможность свою победу над человеком почувствовать..
А выждав минут 40 иди по следам.
Тихо ,как мышкующая лиса.
Подкрадывайся незаметно.
И добей одним выстрелом.
Незаметно .
И резко. »
      
« Как –то состоялась у нас постоянная компания.
Люди разные ,но уважающие друг друг .
С достоинством  и без панибратства.
Два доктора наук , один капраз, я , и ещё два инженера.
Хорошая компания.
Без матерщины ,скабрезностей и ухарства.
Познакомились случайно .
И сплотились.
Несколько раз ездили на охоту в Остров, под Псков.
К тамошнему егерю.
Ивану.
Смурной дядька ,но знаток.
И зверя .
И леса.
По –крестьянски основательный.
Но жуткий матюжник.
Но своеобразный.
На одном слове – « *ули».
Жена его Матрёна такие щи варила ,что мы из города с собой ,зная особенность и вкусноту её щей  туески или термосы с собой брали ,чтобы в город недоеденные остатки захватить.
В чём фокус был ?
До сих пор так и не понял.
Но пальчики оближешь.
Ну приехали…тот весточку дал ,что берлогу нашёл.
И дыхалка обледенелая.
Значит спит мишка и сны видит в своей берлоге.
Решили ехать и поднимать бурого.
Это же ,как награда для каждого охотника. 
Редкий зверь .
Не чижик какой-нибудь.
Ну приехали , а Ваньки нет…
Где-то по-лесу шастает.
Под вечер заявился..
Вошёл ,буркнул что-то под нос.. не хрена непонятное. ..
Но зная Ваньку не обидились.
Сел за стол..
Показывая на стол ,обратившись к Матрёне одно слово и сказал: « *ули».
Матрёна молча встала и достала из буфета поллитровку.
Окинув нас за столом взглядом , показывая на бутылку, чуть махнув ладонью на бутыль снова произнёс: « *ули», что означало уже « разливай!».
Выпили.
А что поллитровка на семерых мужиков ?
Достали свои припасы .
Не зря же везли ?
Смотреть что-ли ?
Вообщем…. хорошо отдохнули под разговор .
Но утром решили к берлоге всё же идти.
И пошли.
Снег глубокий.
На лыжах .
Часа полтора топали.
Вышли.
Ель ветром опрокинутая.
Комлем наружу.
С западной стороны ветром надутый большой сугроб.
Проталинка обледенелая.
Похоже и правду берлога.
Встали как положено ,чтобы друг друга не перестрелять.
Снег утоптали для крепости упора ног , и устойчивости.
Оглоблину из молодой берёзы заломали  ,чтобы в берлоге ковырять,и медведя будить.
Начали побудку.
Ковыряли … ковяряли.
Ковыряли , …ковыряли …
Час проходит…
Другой….
Ни хрена.
- Знаешь ,Ванька , что-то напутал ты.
- Да, нет ,мужики , точно медведь !
- Да какой точно?  Был бы . Давно бы тот от нашей возни ошалел! Разыграл  нас что-ли ??   
  Писал   небось сам  струйкой, и за дыхалку выдаёшь ! Выпить за компанию захотелось?
- Я? Струйкой ?! Сейчас докажу !
Ванька  сбросил  потрёпанный ,когда-то белый полушубок  и остался в поддёвке и шапке.
- Чего ? Оскорбился ? Драться что-ли  собрался?
Ванька решительно направился к берлоге.
- Сейчас докажу!
Ванька стал решительно разбрасывать снег сугроба, делая лаз.
- Чего? Очумел  что-ли ?!
-….. До-ка-жу !!!
- Кончай ,Ванька . с ума сошёл туда ?
Ванька никого не слушал.
Его гордость была задета.
Лаз уже был достаточный.
И он нырнул туда. 
Залезая всё глубже и глубже.
Из сугробы торчали только подошвы валенок.
Они чуть шевелились от какой-то подсугробной возни.
Через некоторое  время он из норы вылез.
Смахнул с лица капли растаявшего снега.
И разведя руками, оглядывая нас по очереди, по детски растерянно ,чуть не плача ,произнёс :
- Спит…… *лядина !!!
Мы  зашлись в хохоте.
Больше мишку будить не стали.»
 
Я слушал рассказ и думал.
Какому европейцу взбредёт в голову лезть в берлогу к медведю ,ради охотничьего азарта ? Нет силы способной понять и покорить Россию.
Понять её рассуждения.
И страсть.
Ухарство. И отвагу. 
Лет  через двадцать случайно  по ТВ увидел передачу ,посвящённую лучшим егерям области. Лучшим оказался Валентин.
Его мечта исполнилась.
Он вышел на пенсию и уже около десятка лет оказывается был егерем в Кировском лесхозе под Петербургом.
Такой же живой.
Время чуть подсушило тело, но без изменения оставило шею, и она была такой же крепкой . Вокруг него крутились и лезли в объектив лайки.
А он также с увлечением рассказывал о лесе, зверье, о прошедшей накануне притравке своих собак на медведя, о том  ,как двухлетка посадили на цепь и спустили собак , и собаки не подвели.
Крутились вокруг бурого и закрутили бедолагу так , что тот от собачьей  круговой возни , плюнул на свои попытки схватить и вмазать какой -нибудь лапой, и просто сел .
Понимая полную свою безнадёжность справиться с этими бестиями.
В  Валькиных глазах светилась радость.
Он занимался своим делом.
Любимым.
И жил в согласии с самим с собой.
Его мечта исполнилась.
О что может быть  дороже  этой человеческой гармонии?

Но жизнь пересекла меня и с другим любителем оружия.
Также заражённым страстью к охоте.
Это был человек другой отливки.
Человеком нашего времени.
Деловым.
Может раньше ,когда-то в юности и была искренность в его любви к природе, лесу и зверью, но материал оказался способным к перелицовке.
Перекроил он себя она левую сторону.
Был он моим соседом по дому.
И жил ниже этажом под моей мастерской.
Я - то в мансарде на седьмом ,художники они всегда должны быть поближе к Богу, а тот на шестом.
Сначала просто по-соседски здоровались.
Потом как-то разговорились.
Я увидел его с рюкзаком и футляром для оружия.
А время было беспокойное.
Лидер страны , « прораб перестройки» , а просто трус и неумеха начал страну перестраивать.
Всё под свою болтавню ломать.
Всю страну раком поставил и путаницу в мозгах у народа навёл.
Все бросились по новым веяниям деньги добывать  любым образом.
Кооператоры, бандиты.
Последних особенно много стало.
Словно всех из тюрем повыпустили ,чтобы народ за свою жизнь опасаться начал и не очень внимание своё сосредотачивал на то ,как в перестройку начальство партийное воровать стало.
Тревожно жилось.
На улицах пенсионеров грабили у сберкасс , когда те пенсии жалкие получали.
Почтальонов с пенсиями.
Тогда поэтому почтальоны и перестали пенсии по квартирам разносить.
Известного академика Глебова даже шпана у лифта за сто рублей убила.
И никого не нашли.
Промышленность встала.
Денег и жратвы не было.
По талонам жили.
Два  кило сахара на человека в месяц.
Полкило масла.
Бутылка водки .
Вообще не перестройка и преобразования  не по европейски , а опять,
 по-нашенски - « рашен колобашенская » история со страной приключилась.
Лавочником и челнокам  первой перестроечной волны тоже крепко доставалось от рэкета. Квартиры по наглому грабили. 
Для охраны семьи надумал ружьё себе купить.
Но какое?
Для тщеславия « Меркель»?
Дорогое.
Стендовое.
Но тяжёлое оно да и не стендовик я.
Двухстволку – вертикалку ?
Очень дизайнерское.
Но не охотник.
Горизонталку? Как в « Бежине луге»?
Но чего из жизни тургеневскую литературу устраивать?!.
Пошёл и купил трёхзарядку 20го калибра.
Лёгкое промысловое ружьё весом около 2,7 килограмм.
Прикладистым оказалось. Вообще оружие под  себя легко проверяется.
Наметил какую- нибудь точку.
Ружьё в руках держишь.
Закрываешь глаза.
И вскидываешь ружьё ,будто выстрелить надо.
И глаза открываешь.
Если целик на той задуманной точке при этом становиться, значит оно под тебя подходит. Если целик уходит в сторону ,и тебе под точку прицеливания  добавочно его подводить  надо, значит не твоё.
Под другие рычаги рук и телосложение подготовлено.
Словом купил и нёс очень удачной покупкой довольной.
И конечно к соседу пошёл ,как к знатоку охотничьего дела, покупкой хвастаться. 
Ну он свой сейф с оружием открыл и тоже своим оружием  хвастать начал.
Калибра разного.
И нарезным карабином.
И Вертикалкой.
И курковками.
Разными. Их несколько  у него было.
Особенно приглянулась мне Златоустовского завода малосерийная двухстволка, с разъединёнными стволами ,соединённая муфтой .  410 калибра. Легонькая ,как духовка. Ладная и красивая в своём изяществе. Ложе только было каким-то дураком испорчено. Узорами. Видно  делать тому  было нечего , как ножом какую-то дрянь на дереве вырезать.  У неё была сверловка « парадокс» ,что  можно было бы отнести её к нарезной, но впрямую нарезной по закону не считалась. Ибо нарезка это свойственна только охотничьим ружьям. И даёт хорошую кучность боя. По уверениям соседа бой был у той отличный. Резким  и сильным . А за счёт парадокса пуля прошивала даже среднее бревно бани с тридцати метров.
Отношения с соседом завязались.
И часто тот приглашал забрать часть его трофеев.
Жена его уже осатанела от обилия  дичи и мяса.
Надоело ей уток щипать.
Зайцев готовить.
Студень из лосятины варить.
Сосед оказался  председателем охотничьего общества.
Егерям с ним ссориться не хотелось ,поэтому к его приезду места охоты готовились.
Зверь прикармливался и охота всегда была удачной.
Шастать с ружьём по лесу не приходилось.
Сначала как-то внимание этому не придавал.
Ибо  никогда не ел до того ни лосятины , ни медвежатины, ни кабанины.
Благодаря ему всё отведал.
Но потом что-то стало смущать. -
- "Зачем столько уток бить, если уже есть их невмоготу. А рога не знаешь куда деть ?   
   Зачем? Зверь ведь тоже тварь божеская. Да и нечестно это. Один волк ,а в загоне   двадцать стволов. Или один лось? Нечестно палить по утке дробью ,когда летит облако смерти на неё из двухсот дробин. Хочешь помериться с волком силой? Возьми нож и выйди с ним один на один. Победи его умом , ловкостью  и сноровкой. Мало волка ? Возьми рогатину и иди на медведя! Это будет честный бой. Кто кого!"
Сосед  не понимал моих  возражений и доводов.
- Понимаешь , охота – это то состояние духа ,когда я сам чувствую себя зверем. Я часть пищевой цепочки. И должен убить и добыть!!!
-Да на кой чёрт добыть-то !? Ведь небось мясом уже на всё жизнь обожрался ?! Ведь работа есть, деньги зарабатываешь, зачем ради баловства зверя губить ?
-Ты не охотник.А я должен убивать! Я охотник. Кайф от этого. Кураж.  Есть такая профессия – быть охотником и убивать.
Ни  хрена  не по-ни-ма-ешь!
Наша взаимная первоначальная симпатия и интерес друг к другу стали остывать.
От охотничьих его трофеев стал отказываться.
Под тем или иным благовидным предлогом.
Судьба тогда ,правда, подслушала наш разговор и его предупредила ,что тот неправ.
Был он на утиной охоте.
На резиновой лодке в плавнях.
Вылезали на какой-то заблудившейся от берега в плавнях островок.
Курковка лежала в лодке.
Лодка чуть качнулась.
А у той несколько ниппелей для накачки воздухом.
Клапаны утапливаются ,но иногда вылезают.
Ружьё лежало в лодке, когда сосед из лодки вылезал .
Спусковой крючок зацепился за вылезший клапан.
И заряд ,а патрон он забыл вынуть из казённика, ну и вдарил  по руке моего соседа. Вместо охоты, врач, операция, 47 разрезов для выемки дроби, несколько недель  по-больничному.
Предупреждение не сработало.
Сосед неплохо зарабатывал тем,что был связан с консульским корпусом города , возил на забаву избранных.
Те платили ему « зелёными» и поэтому отказываться от охоты ему по его мнению, было грех. 
Платили щедро.
Вот и продолжал возить их и на лосей, и на медведей, и на Ладогу на кабанов по осени ,когда те приходили на поля есть горох.
И бил зверя.
И бил.
А потом  заболел. …
Серьёзно.
Долгой ,продолжительной болезнью.
Очень его прихватило. …
Не смог боль выдержать.
Отправил жену в церковь себе за здравие свечку поставить.
А сам оставшись один дома, открыл оружейный сейф.
Достал свою Златоустовку.
Всадил в неё  оба патрона .
А так как та маленькая и удобная , даже носок не пришлось снимать  с  ноги.
Вставив дуло  в рот, большим пальцем руки нажал на курки.
И ……выстрелил дуплетом,. .выбив  задний свод черепа на стенку.
Закрыл ..все..свои охотничьи сезоны.
      
Люди все вроде похожи.
Руки.
Ноги.
Но в каждом душа, как стеклянный сосуд.
Хрупкий.
И от человека зависит ,что будет в сосуде.
Родниковая вода.
Доброе старое вино.
Или уксус. 
Но для первых главное чистота сосуда.
И обязан человек уважать другого. 
Подобного себе. 
Или зверя.
Может казаться иной  добрым ,а быть злым и остервенелым перед слабым или беззащитным. Может уважать зверя .
А может считать его не более,  чем целью для убийства.
Но всё воздаётся человеку по делам его.
И должно быть тот сосед , сделав шаг за порог жизни, летел  душой к небесам, вспоминая свою жадность и неумеренность , и неуёмную страсть убивать , на  себе почувствовав безвозвратную мощь оружейного выстрела .
Повторяя, последние перед агонией слова Гёте*
 « Господи , прими душу. Не ведал ,что творил. . Прости меня ,Господи.
Ведь прощать – это твоя…. профессия»……               



май 2008
 
   
       
      

      


Рецензии
Добрый день, Владимир Фёдорович. Спасибо: эпизоды напомнили о прошлом. Читала вспоминала папу: с каким бы интересом он подключился к воспоминаниям об охоте. Почти до конца его жизни у нас были собаки лайка и гончак. Он их тоже щеночками натаскивал на зверя. Дома на развесистых рогах висело два ружья: вертикала и двухстволка. Вспоминается, как он нарезал пыжи, катал в дробокатке дробь, шомполом чистил ствол и показывал нам зеркальное дуло. Ой, что-то я разговорилась. Спасибо Вам. Да, точно: охотник охотнику рознь. Вам всего наилучшего. С уважением,

Людмила Алексеева 3   08.11.2019 09:09     Заявить о нарушении
Благодарю за отклик... Напишите свои наблюдения... об охоте , подготовке к ней... со стороны ребёнка... По-своему это тоже интересно.
Удач )).

Владим Филипп   08.11.2019 10:52   Заявить о нарушении
На это произведение написано 12 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.