Возвращение фон Хольца. Киносценарий

ИНТ. ШВЕЙЦАРИЯ, ЦЕРН (ЕВРОПЕЙСКИЙ ЦЕНТР ЯДЕРНЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ), 1983 ГОД - ДЕНЬ

Кабинет физика-теоретика: стол во весь проём широкого окна, стеллажи с книгами и брошюрами вдоль стен, от пола до потолка.

Отблески закатного солнца пробиваются сквозь жёлто-красную листву.

ХОЛЬЦ, высокий мужчина лет сорока, с безупречной причёской и замкнутым выражением лица, - наводит порядок на столе. Затем берёт плащ, открывает дверь.

ИНТ. ЦЕРН, КОРИДОР – ДЕНЬ

Хольц идёт по коридору.

ИНТ. ЦЕРН, КАФЕ – ДЕНЬ

Хольц входит в кафе, садится у стойки. Заказывает бармену чашку кофе.

За столиком – трое, ПЕРВЫЙ ФИЗИК, ВТОРОЙ ФИЗИК, ТРЕТИЙ ФИЗИК.

ПЕРВЫЙ ФИЗИК
Нет, господа, не так! Вот как…
(загибая бровь)
Бозон, бизон, бастард…

ВТОРОЙ ФИЗИК
(грубовато)
От протона слышу.

ТРЕТИЙ ФИЗИК
(печально)
Нет, брат, между нами слишком слабые взаимодействия…

Хохочут.

Бармен крутит ручку телевизора. На экране появляется диктор.

ГОЛОС ДИКТОРА
Южнокорейский «Боинг-747», который летел из США в Южную Корею рейсом КАЛ-007, пропал в территориальных водах Советского Союза. Русские отрицают свою причастность к исчезновению самолёта…

НАТ. ДВОР – ДЕНЬ

Хольц выходит во внутренний двор, садится в машину. Выезжает из двора. Включает радио.

ГОЛОС ДИКТОРА
На корейском самолёте летели 269 пассажиров, в основном корейские граждане. Японская авиадиспечерская служба утверждает, что самолёт пропал с экранов локаторов в то время, когда находился над территорией СССР…


НАТ. СТОЯНКА СУПЕРМАРКЕТА – ДЕНЬ

Хольц заезжает на стоянку, выходит из машины, направляется ко входу в супермаркет.

ИНТ. СУПЕРМАРКЕТ – ДЕНЬ.

Хольц катит тележку между стеллажами. Заглядывает в листок бумаги, набирает продукты.

Газетная стойка. Заголовок: «Что случилось с Боингом?». Хольц снимает газету со стойки, кладёт в тележку.

НАТ. ВОЗЛЕ СУПЕРМАРКЕТА – ДЕНЬ

Хольц выгружает покупки в багажник машины, садится в салон, запускает двигатель. Взгляд его падает на газетный заголовок. Он разворачивает газету и читает статью. Откладывает газету, сидит, задумавшись.

НАТ. ВОЗЛЕ ДОМА – ДЕНЬ

Хольц едет вдоль длинного ряда таун-хаузов.

Сворачивает на стоянку перед домом.
Выходит из машины. Берёт пакеты с продуктами. Дверь открывается, в прихожей стоит жена, АННА: блондинка с торжественным выражением на лице.

ИНТ. В ДОМЕ – ДЕНЬ

Хольц снимает плащ, несёт пакеты на кухню. Анна начинает разбирать пакеты, Хольц идёт в гостиную, включает телевизор. На экране – схема полёта корейского самолёта. Комментатор тычет указкой в схему и беззвучно открывает рот.

Хольц стоит и смотрит. Анна становится рядом.

АННА
Кошмар.

Хольц кивает.

В гостиную вбегает мальчик лет десяти - СЫН.

СЫН
Привет, па. Это правда, что русские сбили пассажирский самолёт?

ХОЛЬЦ
Не знаю. Пока не ясно, что там случилось.

Уходит из гостиной. Анна смотрит ему вслед.

ИНТ. ЦЕРН, КАБИНЕТ – ДЕНЬ

Хольц в своём кабинете. Читает книгу, делает заметки. Смотрит на фотографию в рамке. На ней – мужчина, похожий на Хольца. Встаёт, выходит в коридор.

ИНТ. ЦЕРН, КОРИДОР – ДЕНЬ

Хольц входит в кафе. Садится у стойки.
Бармен подаёт ему чашку кофе.

ПЕРВЫЙ ГОЛОС
Самолёт не иголка.

ВТОРОЙ ГОЛОС
Особенно 747-ой Боинг.

ТРЕТИЙ ГОЛОС
Неужели они его сбили?

ЧЕТВЁРТЫЙ ГОЛОС
Говорят, на самолёте был сенатор…

Бармен крутит ручку телевизора.

ДИКТОР
Советский Союз признал свою причастность к инциденту. Русские утверждают, что их самолёт выпустил ракету по корейскому Боингу, и тот упал в море в международных водах…

Хольц, подперев рукой подбородок, неотрывно смотрит в экран.

ИНТ. ДОМА - ВЕЧЕР

Хольц и Анна – перед телевизором. На экране – обсуждение инцидента с корейским самолётом.

ПЕРВАЯ ГОЛОВА
Это не вмещается ни в какие рамки. Сбить гражданский самолёт, даже если он заблудился?..

ВТОРАЯ ГОЛОВА
Русские утверждают, что это была провокация. Они указывают на то, что самолёт в течение нескольких часов летел над советской территорией. Что экипаж не отвечал на запросы по радио…

ПЕРВАЯ ГОЛОВА
Да я не хочу даже разбираться, кто там не отвечал и почему! Более двухсот человек погибли оттого, что лётчик заблудился в ночном небе, а строгие стражи границы сразу стали запускать ракеты… Мы что, в каменном веке?

ВТОРАЯ ГОЛОВА
В каменном веке не было ракет «воздух-воздух»…

Анна качает головой.

АННА
Ужас. Столько людей…
(переводя взгляд на Хольца)
Почему ты молчишь?

ХОЛЬЦ
А что я должен сказать?

АННА
Не знаю.

ХОЛЬЦ
(резко)
Для того, чтобы делать заключение, информации недостаточно.

Анна смотрит на Хольца, словно не узнавая его. Встаёт.

АННА
(уходя)
Я понимаю, что они для тебя не чужие. Но всему, знаешь, есть предел…

В гостиную вбегает сын. Садится рядом с отцом.

ХОЛЬЦ
Как дела в школе?

СЫН
Нормально.

ХОЛЬЦ
А русский?

СЫН
(заметно поскучнев)
Ну, нормально…
(пауза)
Пап, может, заменим русский на какой-нибудь испанский? Нас всего двое, на русском… Я и девчонка, очкарик…

ХОЛЬЦ
Она не виновата в том, что носит очки.

СЫН
Они сбили самолёт…

ХОЛЬЦ
(глядя сыну в лицо, взъерошив ему волосы)
Нет, господин Юрген фон Хольц. Вы будете прилежно изучать русский язык, а проверять буду я. Могу прямо сейчас…


СЫН
Нет, только не сейчас. Я побежал, у меня футбол…

ИНТ. ЦЕРН - ДЕНЬ

Хольц входит в свой кабинет. Звонит телефон. Хольц поднимает трубку.

ЖЕНСКИЙ ГОЛОС
Герр Хольц, зайдите, пожалуйста, к господину Зоммелю.

ИНТ. ЦЕРН – ДЕНЬ

Хольц подходит к кабинету. Табличка: «Координатор».

ИНТ. ЦЕРН – ДЕНЬ

Координатор, господин Зоммель, упитанный швейцарец с приветливым лицом, сидит за столом и встречает Хольца вздохом.

ЗОММЕЛЬ
Герр Хольц, у меня к вам деловое предложение…

Пауза.

ХОЛЬЦ
Я слушаю вас.

ЗОММЕЛЬ
Коллега Лопес должен был ехать в Россию, в Дубну, на конференцию.
(Пауза.)
Так вот, он не сможет. У Лопеса проблемы.
(Пауза.)
Я предлагаю вам, герр Хольц, поехать в Дубну.
(Пауза.)
Я помню, герр Хольц, вы уже несколько раз отказывались… По каким-то своим соображениям… Я их уважаю, но… видите ли, надо поддерживать контакты с русскими. Это общая политика. Нужны контакты со всеми, кто ведёт исследования…

Зоммель с надеждой смотрит на Хольца.

ХОЛЬЦ
Извините, господин Зоммель, но я ничем не могу вам помочь.

ЗОММЕЛЬ
Жаль. Очень жаль.

ХОЛЬЦ
Извините.

Хольц встаёт и выходит.

Когда дверь закрывается, Зоммель вздыхает, снимает трубку телефона, набирает номер.

ЗОММЕЛЬ
Он отказался.

ИНТ. КАФЕ – ДЕНЬ

Хольц за стойкой пьёт кофе. За столиком у окна – трое.

ПЕРВЫЙ ФИЗИК
(поворачиваясь к стойке бара)
Хольц, вы знаете, коллега Лопес отказался ехать в Дубну? В знак протеста против уничтожения корейского самолёта…

ВТОРОЙ ФИЗИК
Что вы думаете?

Пауза. Хольц пожимает плечами.

ХОЛЬЦ
Не уверен, что это нужно связывать. Боинг – одно, а научные контакты – другое.

ТРЕТИЙ ФИЗИК
А как же погибшие? Две с половиной сотни ни в чём не повинных людей…

ПЕРВЫЙ ФИЗИК
Не надо делать из советов империю зла. Мы-то с вами знаем, что это не так, что там есть вполне нормальные люди…

ТРЕТИЙ ФИЗИК
А лагеря?

ВТОРОЙ ФИЗИК
А Гитлер, а Хиросима?..

ИНТ. ДОМА – ВЕЧЕР

Хольц в подвале. Руки в рабочих перчатках. Собирает стеллаж из металлических конструкций.

Сын появляется на первом пролёте подвальной лестницы.

СЫН
(громко)
Папа, бабушка звонит!

Хольц поворачивает голову, смотрит на сына. Вздыхает, снимает перчатки, поднимается в гостиную. Берёт трубку.

ХОЛЬЦ
Здравствуй, мама.

ИНТ. ГОСТИНАЯ В ФАМИЛЬНОМ ДОМЕ ФОН ХОЛЬЦЕВ В БАДЕН-ВЮРТЕМБЕРГЕ - ПРОДОЛЖЕНИЕ

МАТЬ, Эмма фон Хольц, сидит в инвалидном кресле, говорит по телефону.

МАТЬ
Генрих, мне вчера показалось, что я чувствую покалывание в ногах. Но доктор Фридрих разбил все надежды… Он сказал, чтобы я не слишком обольщалась. Эти доктора так безжалостны. Эгоизм здоровья. Человеку, который пробегает в день по пять километров, трудно влезть в шкуру обезноженного…

ИНТ. ДОМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ

Гостиная в доме Хольцев. Хольц держит телефонную трубку и терпеливо слушает.

ИНТ. ГОСТИНАЯ В ФАМИЛЬНОМ ДОМЕ ФОН ХОЛЬЦЕВ В БАДЕН-ВЮРТЕМБЕРГЕ - ПРОДОЛЖЕНИЕ

МАТЬ
Ну что поделаешь? Каждому своё…
(Пауза.)
Опять обсуждают корейский самолёт… Ты видишь, что натворили эти твои русские?..

ИНТ. ДОМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ

Гостиная в доме Хольцев. Хольц слушает.

ХОЛЬЦ
Да, мама. Спасибо, что позвонила. Будь здорова.

Кладёт трубку, спускается в подвал. Надевает перчатки, берёт дрель, сверлит отверстие в стене.

Анна сидит в гостиной. Она поворачивает голову, слушая буравящий звук в подвале, и качает головой.

ИНТ. ЦЕРН – КАБИНЕТ ХОЛЬЦА.

Хольц сидит за столом, смотрит на фотографию на столе. На фотографии – мужчина лет пятидесяти, похожий на Хольца.

Хольц достаёт из стола папку, вынимает стопку листов, раскладывает на столе. Это – приглашения из Дубны. Он перекладывает бумажки. На бумажках – даты. 1976, 1978, 1981. Наконец – 1983 год. И число - 15 сентября. Взгляд на настольный календарь: 4 сентября.

В папке виден краешек старой фотографии. Хольц вытряхивает её из папки. На фото – молодая женщина с причёской в стиле 50-х. На обороте надпись: «Юргену от Ольги. 1949».

Хольц сидит, смотрит на фотографию.

Затем поднимает трубку телефона, набирает номер.

ХОЛЬЦ
Господин Зоммель? Здравствуйте! Ваше предложение по Дубне ещё в силе? Если так, я согласен.

ГОЛОС ЗОММЕЛЯ
(обрадовано)
Я очень рад, коллега… Вы успеете подготовить сообщение?

ХОЛЬЦ
Да. Да… Но ведь Дубна должна согласовать замену…

ГОЛОС ЗОММЕЛЯ
Уверен, что проблем не будет, ведь они уже приглашали Вас когда-то…

ХОЛЬЦ
А я не уверен, что получу визу.

ГОЛОС ЗОММЕЛЯ
Визу? Почему?

Пауза.

ХОЛЬЦ
Видите ли, господин Зоммель…

ГОЛОС ЗОММЕЛЯ
Ах да, я слышал… Это связано, кажется, со стеной…

ХОЛЬЦ
Нет, стена тут ни при чём.

ГОЛОС ЗОММЕЛЯ
Да, да… припоминаю. Ну что же, это от нас не зависит. Начнём оформлять документы. А там… что бог даст.

ХОЛЬЦ
Хорошо.

ИНТ. КАБИНЕТ ЗОММЕЛЯ – ПРОДОЛЖЕНИЕ

Зоммель нажимает на рычаг телефона и набирает номер.

ЗОММЕЛЬ
Хольц готов поехать в Дубну. Да. Только он не уверен, что ему дадут визу. Да. Да. Хорошо.

ИНТ. ДОМА - ВЕЧЕР

Хольц и Анна – в гостиной.

АННА
Генрих, я тебя не понимаю. Мало того, что ты отказывался раньше… А заменить Лопеса в последний момент… Это не слишком большая честь для тебя. Ты не находишь?

ХОЛЬЦ
Не думаю, что стоит применять такие категории.

АННА
А ты не думаешь, что сейчас, в этом ситуации с самолётом, порядочные люди будут удивлены твоим поступком?..

ХОЛЬЦ
(глядя на жену)
То есть, ты отделяешь меня от порядочных людей?

АННА
Господи, Генрих, я совсем не то имела в виду… Но ты ведь понимаешь меня?

ХОЛЬЦ
Понимаю. Успокойся. Мне всё равно не дадут визу.

АННА
Визу? Ты думаешь…

ХОЛЬЦ
Уверен.

АННА
(подумав)
Тем более. Непонятно, зачем же ты затеял всю эту историю?

Хольц молчит.

ИНТ. КОМНАТА СЫНА – ПРОДОЛЖЕНИЕ

Хольц заглядывает в комнату сына. Сын лежит в постели, жестом просит подойти. Хольц садится рядом.

СЫН
Эссе о происхождении.

ХОЛЬЦ
Изволь употребить глагол.

СЫН
Но ты ведь понял меня.

ХОЛЬЦ
Я догадался. Но не стоит заставлять собеседника догадываться.

СЫН
Хорошо. У меня есть всё, кроме… Ну, про дедушку. Понимаешь?

ХОЛЬЦ
Не совсем. Нужно подробно?

СЫН
Да нет. Мама говорит, что лучше не углубляться… ну, как вы были у русских.

ХОЛЬЦ
Мама?.. Ну что ж, можно и не углубляться.

СЫН
Я просто напишу, что он умер в 69-ом году, и всё. Не буду писать, что – в восточной зоне. Ладно?

ХОЛЬЦ
Хорошо, не пиши. Хотя даже если ты напишешь про ГДР, в этом нет ничего плохого.

СЫН
Но я не буду, ладно?

Хольц кивает, взъерошивает сыну волосы.

ИНТ. СПАЛЬНЯ – НОЧЬ

Хольц лежит с открытыми глазами.

НАТ. ЛЕС, ГРАНИЦА ГДР И ФРГ – 1969, ВОСПОМИНАНИЕ НОЧЬ

Лес. ОТЕЦ лежит на земле. Молодой Хольц склонился над ним.


ХОЛЬЦ
Папа, папа, что с тобой?

ОТЕЦ
(с трудом)
Ты должен идти один.

ХОЛЬЦ
Папа, что ты говоришь? Что с тобой?

ОТЕЦ
Ты уйдешь один. Я не смогу. Не судьба.

ХОЛЬЦ
Я не брошу тебя, папа!

ОТЕЦ
Я знаю. Но так надо. Это трудно, но ты сделаешь это.

ХОЛЬЦ
Да что с тобой?

ОТЕЦ
Нога. Я вывихнул ногу. Я не могу идти. Беги. У тебя не больше четверти часа.

ХОЛЬЦ
(со слезами)
Папа, я не могу... Что же я скажу маме?

ОТЕЦ
Послушай меня внимательно, сын. Они сказали, что если мы опоздаем, нас возьмут. Окно действует двадцать минут. Пусть к маме придёт хотя бы один из нас. Беги!

ХОЛЬЦ
Я не могу!

ОТЕЦ
Ты можешь. Ты мой сын. Это единственное решение. Бог даст, увидимся. Вот ещё…
(достаёт из кармана куртки маленькую фотографию)
Возьми это.

ХОЛЬЦ
Что это?

ОТЕЦ
Возьми. Только не показывай маме… Поцелуй её за меня. Маму… Всё. Беги!
 
Отталкивает сына. Тот встаёт на ноги, медленно отступает, глядя на лежащего отца.

ОТЕЦ
Беги, я тебе приказываю!

Хольц бежит сквозь лес. Слёзы катятся по его лицу. Останавливается, смотрит назад. С криком хватается за голову. Снова бежит.

С размаху падает в ров с водой. По другую сторону рва – люди. Они вытаскивают Хольца. Худая женщина средних лет - МАТЬ - бросается к нему.

МАТЬ
Генрих, сынок!.. Господи! Ты один? А где отец? Генрих, где отец? Где - отец?

КОНЕЦ ВОСПОМИНАНИЯ

ИНТ. ЦЕРН, КАБИНЕТ ХОЛЬЦА - ДЕНЬ

Хольц сидит за столом. На настольном календаре – 11 сентября. Телефонный звонок. Хольц поднимает трубку.

ГОЛОС ЗОММЕЛЯ
Русские дали вам визу, герр Хольц. Поздравляю.

ХОЛЬЦ
Спасибо.

Кладёт трубку.
Лицо Хольца.
Портрет отца.

НАТ. ЛЕСНАЯ ДОРОГА – 1959, ВОСПОМИНАНИЕ

Отец и Хольц-юноша, – в грузовике, в кузове, между узлов с вещами. Сидят, укрывшись по шею одеялом. Грузовик едет по дороге, подрагивая на ухабах.

По дороге за машиной бежит собака. За ней - двое парней. Они кричат на бегу, машут руками.

Черноволосая девушка стоит на дороге и смотрит вслед.

Один из парней, светловолосый, останавливается, тяжело дышит, оглядывается назад, на девушку. Второй бежит ещё немного, затем останавливается и он.

Собака бежит по-прежнему, но понемногу отстаёт. Вот она стала, постояла, глядя вслед машине – и побежала обратно.

Генрих смотрит на дорогу. На глазах его слёзы. Отец обнимает его за плечо.

КОНЕЦ ВОСПОМИНАНИЯ

ИНТ. ЦЕРН, КАФЕ – ДЕНЬ

Хольц пьёт кофе за стойкой.

ПЕРВЫЙ ГОЛОС
Генрих, говорят, что вы дали согласие заменить Лопеса в Дубне?

Молчание. Все смотрят на Хольца. Хольц делает глоток и ставит чашку.

ХОЛЬЦ
Я не смогу заменить Лопеса. Я даже не буду пытаться. Я просто выступлю со своим докладом.

Сдержанные улыбки. Пара хлопков. Хольц делает ещё один глоток и уходит.

ВТОРОЙ ГОЛОС
А вы знаете, господа, что Хольц вырос в России?

ПЕРВЫЙ ГОЛОС
А вы знаете, господа, что Хольц это не просто Хольц, а фон Хольц?..

ТРЕТИЙ ГОЛОС
Настоящий фон?

ПЕРВЫЙ ГОЛОС
Самый настоящий, как фон Браун.

ТРЕТИЙ ГОЛОС
Теперь понятно, почему он так высокомерен.

ЧЕТВЁРТЫЙ ГОЛОС
Но по-прежнему непонятно, почему он стал штрейкбрехером…

ПЕРВЫЙ ГОЛОС
Не говорите чепухи! Я достоверно знаю, Хольц много раз отказывался ехать в Россию!..

ЧЕТВЁРТЫЙ ГОЛОС
Какого же чёрта он ввязался сейчас, после этой гадости с корейским самолётом?..

ТРЕТИЙ ГОЛОС
А что он делал там, у русских?

ВТОРОЙ ГОЛОС
Его вывезли вместе с отцом, в конце войны.

ПЯТЫЙ ГОЛОС
А кто у нас отец?

ТРЕТИЙ ГОЛОС
Постойте, так довоенные работы Хольца… это не его, это отца?..

ПЕРВЫЙ ГОЛОС
Ну конечно, ведь Генриху около сорока…

ВТОРОЙ ГОЛОС
Говорят, он делал бомбу советам…

ТРЕТИЙ ГОЛОС
Отец?

ВТОРОЙ ГОЛОС
Конечно, отец. Потом была какая-то тёмная история со смертью старого фона…

ПЕРВЫЙ ГОЛОС
Они бежали из ГДР, вдвоём. Младший добрался, а старший - нет.

ИНТ. ЦЕРН, КАБИНЕТ ХОЛЬЦА - ДЕНЬ

Хольц собирает бумаги в папку, складывает в портфель. Проверяет, всё ли на месте. Смотрит на портрет отца. Берёт портфель, идёт к двери. Телефонный звонок.

ГОЛОС ЗОММЕЛЯ
Герр Хольц, не могли бы вы зайти ко мне? На минуту?

ИНТ. КАБИНЕТ ЗОММЕЛЯ – ПРОДОЛЖЕНИЕ

Хольц заходит в кабинет Зоммеля.

У Зоммеля сидят двое незнакомцев.

ЗОММЕЛЬ
Герр Хольц, хочу вам представить… Господин Крюгер из Бонна, из министерства обороны.

Взглядывает со значением на Хольца. Крюгер, черноволосый, в безупречном костюме, наклоняет голову.

Зоммель озабоченно смотрит на часы.

ЗОММЕЛЬ
Вы тут побеседуйте, а я отлучусь…

Уходит.

КРЮГЕР
Позвольте представить, герр Хольц, нашего коллегу из Соединённых штатов… Господин Эванс.

Пауза. Эванс, много старше коллеги, довольно бесцеремонно разглядывает Хольца.

ХОЛЬЦ
Чем обязан, господа?

КРЮГЕР
Герр Хольц, у нас к вам очень доверительный разговор.

Пауза.

ХОЛЬЦ
Видите ли, я сегодня уезжаю…

ЭВАНС
Мы знаем, что вы едете в Россию.

Пауза.

ХОЛЬЦ
Значит, этот разговор связан с моей поездкой.

ЭВАНС
Да, это так.

ХОЛЬЦ
(глядя на Эванса, потом – на Крюгера)
Вы знаете, господа, у меня такое предчувствие, что можем потерять время понапрасну…

КРЮГЕР
Погодите, герр Хольц. Вы должны понять нас. Вы умный человек… Мы вас очень ценим. Мы очень ценим заслуги вашего отца. Ваша фамилия известна в Германии… Все желают здоровья вашей матушке…

ХОЛЬЦ
(холодно)
Благодарю вас.

КРЮГЕР
Не торопитесь, выслушайте нас. Это очень важно.

ХОЛЬЦ
Для кого важно?

Крюгер и Эванс переглядываются.

ЭВАНС
Скажем так, для свободного мира.

ХОЛЬЦ
Я слушаю вас. Но вынужден напомнить, что у меня очень мало времени.

КРЮГЕР
Хорошо. Благодарю вас за понимание. Итак, вы едете в Дубну.

ХОЛЬЦ
Еду.

ЭВАНС
На какую тему ваш доклад на конференции?

ХОЛЬЦ
Его тема не имеет отношение к секретам.

КРЮГЕР
Мы не сомневаемся.

ЭВАНС
Мы знаем, что вы отказывались от приглашений в Россию… А вот теперь согласились.

ХОЛЬЦ
Да, согласился.

ЭВАНС
Можете объяснить, с чем это связано.

ХОЛЬЦ
Я решил помочь господину Зоммелю. В интересах свободного мира. Научный обмен и тому подобное.

КРЮГЕР
Герр Хольц, у вас остались знакомые в Дубне?

ХОЛЬЦ
Возможно.

ЭВАНС
Например, доктор Фролов, начальник одного из подразделений в ядерном институте.

Пауза.

КРЮГЕР
Вы ведь знакомы с доктором Фроловым, герр Хольц?

ХОЛЬЦ
Я не уверен. Я учился в одной школе с Мишей Фроловым. Это было много лет назад.


КРЮГЕР
Это он, можете не сомневаться.
 
Пауза.

ЭВАНС
Послушайте, доктор Хольц, ваш отец работал когда-то в Дубне на русских…

КРЮГЕР
И вам никто не ставит это в упрёк. Ни вам, ни вашей семье.

ЭВАНС
Тем более, учитывая ваш героический побег из-за железного занавеса.

КРЮГЕР
Но герр Хольц, бывают обстоятельства…

ЭВАНС
Вы умный человек, сейчас обстоятельства складываются так, что вы можете помочь свободному миру…

КРЮГЕР
Нашего разговора не было бы, если бы вы отказались от поездки в Дубну…

ЭВАНС
А коли уж вы едете, мы хотим, чтобы вы там в Дубне повнимательнее смотрели по сторонам…


КРЮГЕР
Мы просим вас приглядеться к тому, что вы там увидите…

ЭВАНС
И прислушаться к тому, что вы там услышите…

КРЮГЕР
Особенно если удастся попасть на территорию ядерного института.

ЭВАНС
Территория сама по себе ничего не даёт. Всё равно их не допустят в те лаборатории, которые нас интересуют.

ХОЛЬЦ
Вот оно что…

Пауза.

ЭВАНС
Герр Хольц, ваш старый друг доктор Фролов возглавляет отдел, тематика которого нас очень интересует…

КРЮГЕР
Мы не собираемся вас вербовать и требовать от вас какой-то агентурной работы.

ЭВАНС
Это было бы смешно. Вы аристократ, известный физик…

КРЮГЕР
Но ситуация складывается так, что вы можете вступить в личный контакт с доктором Фроловым…

ЭВАНС
А это редкая, большая удача.

КРЮГЕР
Поймите, герр Хольц, мы должны быть в курсе того, что у них происходит…

ЭВАНС
Вы же видите, как они себя ведут… Они опасны.

КРЮГЕР
Мы понимаем ваши чувства. Вы много лет провели в России. Но сейчас надо сделать выбор…

ЭВАНС
И этот выбор не так уж и тяжел. Вот, прочтите…

Он протягивает Хольцу бумаги.

КРЮГЕР
Это описание состояния проблемы. Прочтите, герр Хольц, прочтите!.. К сожалению, мы не можем дать вам это с собой.

ХОЛЬЦ
Прочтение этих бумаг накладывает на меня какие-то обязательства?

Немец и американец переглядываются.

ЭВАНС
(морщась)
Нет.

Хольц читает.

ЭВАНС
От вас требуется только одно - найти подтверждения того, в каком они состоянии. Продвинулись дальше или, наоборот, не доехали до этой стадии.

КРЮГЕР
Проще простого. Для вас.

Пауза.

ЭВАНС
Договорились?

ХОЛЬЦ
Я подумаю. Простите, я должен идти.

Он уходит.

ЭВАНС
Ишь ты, каков аристократ!.. Что скажете?

КРЮГЕР
Не знаю, что и сказать. Он вырос там.

ЭВАНС
Да, с трёх лет до семнадцати. Это серьёзно. Это очень серьёзно. В сущности, мы не можем быть уверены, на чьей он стороне.

КРЮГЕР
И русские дали ему визу… После всего того, что было с Хольцами.

ЭВАНС
Это означает одно: они готовы к игре.

ИНТ. ДОМА – ДЕНЬ

Хольц входит в гостиную. Из столовой выходит Анна.

АННА
Что случилось?

ХОЛЬЦ
(садясь в кресло)
У меня был неприятный разговор.

АННА
Понятно… Звонила жена Лопеса. Она очень удивлялась. Никто не может понять, почему ты согласился.
(ДАЛЬШЕ)

АННА (ПРОД.)
Но теперь уже поздно. Ты не можешь отступать. Ты - фон Хольц.

ХОЛЬЦ
Ты говоришь совсем как мать.

Они улыбаются другу другу. Скрипит половица. Наверху, у лестницы, стоит сын.

СЫН
Бабушка звонит.

Хольц подходит к телефону, берёт трубку.

ГОЛОС МАТЕРИ
Юрген мне всё рассказал. Зачем ты едешь?

Пауза.

ХОЛЬЦ
Я так решил, мама.

ГОЛОС МАТЕРИ
Я думала, ты вычеркнул эти годы из своей жизни.

ХОЛЬЦ
Я тоже иногда так думал.

Пауза.

ГОЛОС МАТЕРИ
Будь осторожен, сын. На месте русских я бы тебя не пустила. Хоть ты и не чужой для них… Может быть, теперь тебя пустят и в восточную зону?

НАТ. МОСКВА, САВЁЛОВСКИЙ ВОКЗАЛ - ДЕНЬ

Хольц идёт по перрону вокзала.

НАТ. Вагон поезда - ДЕНЬ

Хольц входит в вагон, устраивается в купе.

В купе заходят трое парней и девушка. Рассаживаются.

ПЕРВЫЙ ПАРЕНЬ
Мы теперь во вторую смену. Первая пара с двух часов.

ВТОРОЙ ПАРЕНЬ
Клёво. Можно хоть отоспаться.

ДЕВУШКА
(улыбаясь)
На пенсии отоспишься.

ТРЕТИЙ ПАРЕНЬ
Или на первой паре.

Смеются.

Хольц смотрит в окно, в пол уха слушает разговор студентов. За окном – вывески на проплывающих перронах: Новодачное, Лобня. 
Лес.

НАТ. ДУБНА, ДВОР - 50-ЫЕ, ВОСПОМИНАНИЕ

ЛИЗА-девочка качается на качелях. Платье развевается. Трое – САНЯ, МИШКА и ГЕНРИХ - смотрят на неё. Между ними, у ног, бегает ХАН, пёс. Хан тоже смотрит на Лизу, лает, то подбегая, то отбегая от качелей. Лиза спрыгивает с качелей и гладит Хана.

НАТ. ДУБНА – 50-ЫЕ, ПРОДОЛЖЕНИЕ ВОСПОМИНАНИЯ

Солнце заходит над церковью без купола. Речной обрыв, наверху стоит Хольц. Внизу Саня плавает в реке. Мишка плюхается возле берега.

САНЯ
(выходя на берег)
Иди, я тебя научу!

ГЕНРИХ
Я просто не хочу.

САНЯ
Да иди, тебе говорят, немчура проклятая… Вон, с Мишкой будете учиться.

ГЕНРИХ
(под нос)
Сам ты немчура…

Постояв, спускается вниз.

Генрих в воде. Колотит руками и ногами.

САНЯ
Да ты по очереди. Сначала руки, потом ноги…

Генрих колотит по воде ногами и руками.

НАТ. ДУБНА – 50-ЫЕ, ПРОДОЛЖЕНИЕ ВОСПОМИНАНИЯ

Лесок на окраине Дубны.

САНЯ
Так… Я сегодня буду начальник разведки.

ГЕНРИХ
Я не буду немцем.

САНЯ
Генка, ты и так немец.

ГЕНРИХ
А я всё равно не буду!

САНЯ
А как же нам тогда играть? Нам же надо брать немца в плен!

МИШКА
Ладно, я сегодня побуду немцем.

НАТ. ДУБНА – 50-ЫЕ, ПРОДОЛЖЕНИЕ ВОСПОМИНАНИЯ

Сквозь деревья видна стена. По верху – колючая проволока.

ЛИЗА
Здесь немцы?

САНЯ
Нет, здесь наши. Предатели. Немцы дальше.

МИШКА
(посмотрев на Генриха)
Туда тоже пойдём?

САНЯ
Я не знаю. Там по болоту. Хан будет лаять, ему не нравится.

ГЕНРИХ
Я хочу посмотреть.

Ребята смотрят на Генриха.

САНЯ
Ну, пошли…

Колючая проволока, столбы, вышка. За проволокой – люди.

МИШКА
Они такие же, как и наши.

САНЯ
Вот дурак… А какие же они ещё?

Лает Хан.

ЛИЗА
Хан, замолчи!

Хан лает. Часовой на вышке показывает в сторону ребят.

НАТ. ДУБНА – 50-ые, ПРОДОЛЖЕНИЕ ВОСПОМИНАНИЯ

Тесная комната. Сквозь окно виден двор лагерной зоны. Офицер с усталым лицом.

ОФИЦЕР
Вам чего, пацаны, заняться нечем? Ещё девчонку с собой таскаете. Уроки, поди, не приготовлены… А?

Ребята молчат. Офицер вздыхает.

Открывается дверь, входит Отец.

ОФИЦЕР
Вы их всех знаете?

ОТЕЦ
Да, мы живём в одном дворе, товарищ капитан.

ОФИЦЕР
Надо за ними смотреть… Вы бы там с родителями поговорили… Есть у них родители-то?

ОТЕЦ
У кого как…

ОФИЦЕР
Понятно.

Ребята и Отец выходят за ворота. Стоит грузовик.


ОТЕЦ
Залезайте в кузов. На ходу только сидя. Поняли?

Грузовик, покачиваясь на ямах, едет вдоль столбов с колючей проволокой. Ребята переглядываются, лица – весёлые.

САНЯ
(привставая)
Ещё и прокатились!

Хан лает. Все смеются.

ОКОНЧАНИЕ ВОСПОМИНАНИЯ

НАТ. РАВНИНА - ДЕНЬ

Вдоль канала мчится поезд. Над поездом – сизая туча. По обе стороны тучи – косые потоки солнечного света.

ИНТ. ВАГОН - ДЕНЬ

Дождь стучит по вагонному окну.
Город. Первые дома. Поезд останавливается на перроне. Студенты быстро покидают купе.

НАТ. ПЕРРОН – ДЕНЬ

Хольц с плащом в одной руке и чемоданом в другой, выходит на перрон.

Подстриженные тополя. За ними – невысокие разноцветные дома. Солнце брызжет сквозь листья тополей.
Над привокзальной площадью – транспарант: «Планы партии – планы народа» и – улыбающееся лицо Брежнева.

На пустом перроне стоит молодая женщина в бардовом плаще - ПЕРЕВОДЧИЦА. В одной руке она держит зонт, в другой – красные гвоздики.
Хольц смотрит на женщину, та делает два шага вперёд.

ПЕРЕВОДЧИЦА
(по-немецки)
Герр Хольц?

ХОЛЬЦ
(по-русски)
Это я.

Переводчица улыбается широкой ослепительной улыбкой, подходит вплотную к Хольцу и протягивает ему гвоздики.

ХОЛЬЦ
(с лёгкой гримасой удивления)
Благодарю вас.


ПЕРЕВОДЧИЦА
Я ужасно рада приветствовать вас, герр Хольц, в этом городе советской и мировой науки.

ХОЛЬЦ
Простите, с кем имею честь?..

ПЕРЕВОДЧИЦА
Извините, я немного волнуюсь. Вообще-то я переводчица. Мне поручено вас встретить и доставить в гостиницу.

ХОЛЬЦ
Простите, кем поручено?

ПЕРЕВОДЧИЦА
Оргкомитетом конференции.

Хольц со странным выражением лица смотрит мимо переводчицы. Она оглядывается. Между дальним лесом и остатком сизой тучи протянулась радуга.

ХОЛЬЦ
(с трудом)
Оргкомитет?

ПЕРЕВОДЧИЦА
Это организационный комитет конференции. Они занимаются всякими организационными делами. Понимаете? Или лучше перейти на немецкий?

ХОЛЬЦ
Нет. Я давно не говорил на русском, мне будет очень… как это?

ПЕРЕВОДЧИЦА
(улыбаясь)
Полезно.
(Пауза).
Мы едем в гостиницу. Нас ждёт машина.

Она показывает в сторону станционной площади. Там стоит жёлтый «жигулёнок». Хольц забираёт зонт из руки переводчицы, стряхивает его.

ХОЛЬЦ
Оргкомитет, наверное, что-то напутал. Я ведь не женщина. Цветы подходят к вашему плащу. Я правильно выразился?

ПЕРЕВОДЧИЦА
(как будто растеряно)
Да… Или, можно и так: просто идут.

ХОЛЬЦ
Да. Они очень идут к вашему плащу и к вашим губам.

Переводчица невольно улыбается ослепительной улыбкой. Хольц берёт переводчицу под руку, ведёт её по перрону к площади.


ХОЛЬЦ
Как вас зовут?

ПЕРЕВОДЧИЦА
Меня зовут Машей.


ХОЛЬЦ
Мария.

ПЕРЕВОДЧИЦА
(философски улыбаясь)
Как вам будет угодно, герр Хольц.

Они подходят к машине, к жёлтому «жигулёнку». Из машины вылезает высокий молодой человек в ярком свитере - ПАРФЁНОВ. Он забирает у Хольца чемодан и помещает его в багажник.

ХОЛЬЦ
А скажите-ка мне, Мария, нет ли в вашем уважаемом оргкомитете человека по фамилии Фролов?

МАРИЯ
(огорчённо)
О, герр Хольц! Видите ли, доктор Фролов ждал вас на этом самом месте два часа назад, а теперь его вызвали на важное совещание. Высокое начальство… И он поручил нам с товарищем Парфёновым встретить вас.

ХОЛЬЦ
Так доктор Фролов – важная птица?

МАРИЯ
Наверное. Я всего лишь переводчица. Я только знаю, что он тоже известный учёный. Не так ли, товарищ Парфёнов?

Хольц смотрит на Парфёнова. Парфёнов – на Хольца.

ПАРФЁНОВ
Третий уровень.

ХОЛЬЦ
Третий уровень?

ПАРФЁНОВ
Директор института – первый уровень. Директор лаборатории – второй. Начальник отдела – третий.

ХОЛЬЦ
(весело)
Ну что же, в гостиницу так в гостиницу. Жаль, конечно, я представлял себе, как увижу доктора Фролова прямо на этом вокзале…

МАРИЯ
О, герр Хольц…

Хольц внимательно смотрит на Парфёнова

ХОЛЬЦ
Вы работаете с доктором Фроловым?

ПАРФЁНОВ
(кивая)
Да.

ХОЛЬЦ
Но вы не шофёр.

ПАРФЁНОВ
(весело)
Нет.

ХОЛЬЦ
Позвольте, я угадаю… Судя по всему, вы тот самый знаменитый младший научный сотрудник?

ПАРФЁНОВ
Точно.

ХОЛЬЦ
У вас, как это по-русски… всё впереди.

ПЕРЕВОДЧИЦА
Тем более, с доктором Фроловым.

Хольц с удовольствием хлопает Парфёнова по плечу.

ПЕРЕВОДЧИЦА
Едем!

НАТ. ВОЗЛЕ ГОСТИНИЦЫ ДЕНЬ

Хольц и Переводчица выходят из машины.
Гостиница. Сосны.
Берег реки. Вдоль берега - беседки с высоким шатровым верхом. Над рекой разваливается серая туча, и солнечный луч зажигает металлический шпиль на одной из беседок.

Хольц стоит, оглядывая реку и прикрываясь от солнца ладонью.

ХОЛЬЦ
Когда-то здесь был дикий берег.

ПАРФЁНОВ
(доставая чемодан)
Гостиницу построили шесть лет назад. Ну и набережную тоже.

Хольц берёт у Парфёнова чемодан.

ПЕРЕВОДЧИЦА
Жизнь не стоит на месте.

ХОЛЬЦ
(протягивая руку Парфёнову)
И в этом её сила.

ПАРФЁНОВ
Вис виталис.

Парфёнов садится в «жигулёнок» и уезжает.

ПЕРЕВОДЧИЦА
Что он сказал? Это латынь?

ХОЛЬЦ
Он сказал, что жить – значит мыслить. Но кто из нас переводчик?

С чемоданом в руке Хольц поднимается по гостиничному крыльцу. Переводчица спешит за ним, стуча каблуками.

В палисаднике рядом с гостиничным крыльцом лежит собака. Она провожает людей спокойным взглядом.

ИНТ. В ГОСТИНИЦЕ ДЕНЬ

В холле, за стойкой – ОСОБА с пронзительными глазами.

ПЕРЕВОДЧИЦА
(жёстко)
У господина Хольца заказан номер.

Хольц протягивает особе паспорт, особа ему – листок.

ОСОБА
Надо заполнить анкету.

ПЕРЕВОДЧИЦА
Вы сами заполните, господин Хольц подпишет.

ОСОБА
Но…

ПЕРЕВОДЧИЦА
(отрезая)
Паспорт господин фон Хольц заберёт позже.

Особа переводит взгляд с переводчицы на гостя и - протягивает ему ключ с тяжёлым деревянным брелком. Хольц взвешивает брелок на ладони. Переводчица делает гримасу в том смысле, что – такие у нас порядки.

ИНТ. ГОСТИНИЦА ДЕНЬ

Хольц и Переводчица входят в номер.
Маленькая гостиная, такая же – спальня.
Трещит телефон. Переводчица обозначает движение - взять трубку, но Хольц не позволяет, он ближе.

ХОЛЬЦ
Алло. Я вас слышу.

ГОЛОС В ТРУБКЕ
Нужно говорить, я вас слушаю, Генрих.

ХОЛЬЦ
Кто это?

ГОЛОС В ТРУБКЕ
Это я, Гена.

ХОЛЬЦ
Миша? Миша, это ты?

ГОЛОС В ТРУБКЕ
Я, конечно, я… Извини, не смог встретить.

ХОЛЬЦ
Да что ты, это… ерунда! Всё хорошо.

ГОЛОС В ТРУБКЕ
Как ты долетел? Как ты доехал?

ХОЛЬЦ
Всё хорошо, Миша.

ГОЛОС В ТРУБКЕ
У тебя всё тот же голос, Генрих. Только мужской. И ты неплохо говоришь по-русски. У тебя была практика?

ХОЛЬЦ
Очень мало.

ГОЛОС В ТРУБКЕ
А дети? Они говорят по-русски?

ХОЛЬЦ
У меня один сын.
(Весело.)
Он плохо говорит по-русски, но я пытаюсь с этим бороться.

ГОЛОС В ТРУБКЕ
Здорово! Что пытаешься… Ладно, не будем по телефону. Предлагаю такую программу. Даю тебе два часа на отдых. Затем – в мои скромные палаты. У нас будет целый вечер. Наговоримся… лады?

ХОЛЬЦ
Хорошо, Миша. Как это… хозяин – барин.

ГОЛОС В ТРУБКЕ
Как хорошо, что ты приехал! До вечера!

В трубке – гудки.

Переводчица стоит посреди комнаты со своими гвоздиками, - хорошо сложенная молодая женщина.


ПЕРЕВОДЧИЦА
Напоминаю вам, герр Хольц… Я в вашем полном распоряжении. Сдана государством напрокат на время конференции. Так что не стесняйтесь...

Хольц вешает плащ и шляпу. Переводчица стоит истуканом посередине, мешает.

ХОЛЬЦ
Как вы уже могли заметить, Мария, я неплохо владею русским. Вы... вам разве не говорили?

ПЕРЕВОДЧИЦА
Я готова помочь вам во всём, понимаете? Это ведь не Германия, не Запад. Для западного человека каждая мелочь может стать проблемой. Вот мой телефон. Мало ли что...

Она взмахивает гвоздиками в руке, бросает последний взгляд и уходит. Хольц смотрит ей в спину, пока не затворилась дверь. Хороша и спина, и все вокруг спины. Хольц хмыкает и качает головой.

Подходит к окну, пытается открыть фрамугу. Ручка подаётся не сразу. Окно распахивается, становится слышен несильный заоконный гам. За окном - ряд многоэтажных коробок, квадраты дворов, берёзки, кусты.

Хольц снимает пиджак, ложится на кровать, поверх покрывала.

ИНТ. ДУБНА – 1955, ВОСПОМИНАНИЕ

«Генрих, сынок, вставай!».

Голос Отца будит Генриха. Он открывает глаза. Занавеска. Кусок стены. На стене - портрет. На портрете – молодая женщина.

ОТЕЦ
(за занавеской)
Генрих, ты в школу опоздаешь.

ГЕНРИХ
(из-под одеяла)
Не хочу в школу.

Занавеска отодвигается. Отцовское лицо.

ОТЕЦ
Опять дразнили?
(Генрих кивает.)
А ты будь с Мишей, с Сашкой. С ними тебе будет легче.

ГЕНРИХ
А почему нас не отпустили вместе с другими немцами?

ОТЕЦ
(вздыхая)
Я нужен им для важной работы.

ГЕНРИХ
А когда они нас отпустят?

ОТЕЦ
Вставай. Может быть, через год. Или два.

ГЕНРИХ
Вы делаете атомную бомбу?

ОТЕЦ
(встревожено, садясь на край постели)
Никогда не говори так. Где ты это слышал?

ГЕНРИХ
В школе пацаны говорят.

ОТЕЦ
Нет, мы не делаем бомбу. У нас другие задачи. И не говори - пацаны. Это грубое просторечное слово. Говори - мальчики.

ГЕНРИХ
Если я скажу - мальчики, надо мной будут ещё больше смеяться.

Отец смотрит на сына, проводит рукой по волосам.

ОТЕЦ
Вставай, мой мальчик. Надо идти. Надо терпеть.

ГЕНРИХ
Терпеть? Почему мы должны терпеть?

ОТЕЦ
Потому что мы, немцы, - побеждённые. Мы проиграли войну. И теперь приходится платить. И чтобы выжить, чтобы Германия выжила, мы должны перетерпеть все невзгоды. Нужно работать, учиться. Всё пройдёт, сынок. Вставай.

Генрих выбирается из-под одеяла, идёт к умывальнику. Осторожно, пальцем, толкает вверх язык умывальника. Течёт струйка холодной воды. Генрих подставляет ладонь и, зажмурясь, плещет в лицо.

Cадятся за стол. На одной тарелке – два кусочка хлеба. На другой – два кусочка масла. На третьей – две половинки яйца.

ГЕНРИХ
А когда мы вернёмся в Германию, мама будет жить с нами?

Оба смотрят на портрет на стене.

ОТЕЦ
(наливая чай)
Ты же знаешь, она в западном секторе.

ГЕНРИХ
А мы вернёмся в восточный?
(Отец кивает.)
Но ведь ты что-нибудь придумаешь, папа?

Отец смотрит на сына.

ОТЕЦ
Да, сынок. Я что-нибудь придумаю.

ОКОНЧАНИЕ ВОСПОМИНАНИЯ

ИНТ. ГОСТИНИЦА - ДЕНЬ

Стук.
Хольц открывает глаза. Потолок. Гостиничный номер.
Стук в дверь.

Хольц встаёт, отпирает дверь.
За дверью – пухлый мужчина в голубом костюме. Рыжие редкие волосы, тревожные глаза. Это ФРОЛОВ.

ФРОЛОВ
(неровно)
Господин фон Хольц?

ХОЛЬЦ
Миша?

ФРОЛОВ
(перешагивая порог и оттесняя Хольца)
Я, Генрих, я.

Они стоят, рядом, вплотную, смотрят друг на друга. У Фролова вдруг дрожит подбородок, он обнимает Хольца.
Хольц, сжав зубы, прижимает к себе Фролова.

ИНТ. ГОСТИНИЦА - ДЕНЬ

Хольц и Фролов стоят посреди номера.

ХОЛЬЦ
Дай-ка я тебя посмотрю, Миша.

ФРОЛОВ
Да что на меня смотреть!
(Достаёт платок, вытирает глаза.)
Постарел, потолстел… А ты вот зато… настоящий европеец!

ХОЛЬЦ
Почему так грустно? А как же вис виталис?

ФРОЛОВ
Какой ещё виталис?
(Машет рукой)
Никакой жизненной силы не осталось. Всё на благо семьи и государства.

ХОЛЬЦ
(снова прижимая к себе Фролова)
Не верится, что я снова здесь…

ФРОЛОВ
Да, Гена, ты здесь. Только почему ты так долго не ехал?

Фролов освобождается от объятий Хольца и смотрит ему в лицо.

ХОЛЬЦ
Прости меня, Миша.

ФРОЛОВ
Когда подвели черту, а тебя не было в заявке, я почему-то очень сильно расстроился… Хотя должен был привыкнуть.
(Враз повеселев.)
А тут вдруг замена Лопеса… Ладно, идём, нас ждут.

ХОЛЬЦ
Куда? Кто нас ждёт?

ФРОЛОВ
Домой. Моя семья ждёт тебя. И не только. Сам увидишь.  Надень плащ, вечерами уже холодно.

ХОЛЬЦ
Слушаюсь, господин начальник отдела.
(Фролов поднимает брови.)
Третий уровень.

ФРОЛОВ
(с улыбкой)
А, Парфёнов… хороший парень. Пошли.

Они выходят из номера, идут по гостиничному коридору один за другим. Коридор длинный, и Фролов успевает дважды оглянуться, прежде чем они подходят к лестнице.

Особа за гостиничной стойкой провожает их внимательным взглядом. Хольц спохватывается, возвращается к стойке, протягивает ей тяжёлый брелок с ключом. Особа испуганно улыбается.

На улице – жёлтый «жигулёнок», Парфёнов и его ярко-клетчатый свитер.
Садятся в машину.

ФРОЛОВ
Ну, что, прокатимся? Надо же тебе показать, что здесь наваяли за двадцать лет.

ХОЛЬЦ
Двадцать пять.

ФРОЛОВ
Неужели? Юбилей, значит.
(Посмотрел на часы.)
Нет, не успеваем. Не будем комкать удовольствие. Завтра.

ХОЛЬЦ
(с готовностью)
Завтра так завтра.

ФРОЛОВ
(смеясь)
Как это по-русски… Хозяин – барин! Поехали!

В эту секунду из-за крыльца выбегает собака.
«Жигулёнок» набирает ход, собака останавливается на проезжей части и смотрит вслед машине.

НАТ. ВО ДВОРЕ У ФРОЛОВЫХ - ДЕНЬ

Уютный зелёный двор старого двухэтажного домика.

ХОЛЬЦ
(оглядывая двор)
Слушай, а ведь это наши строили…

Непонимающий взгляд Фролова.

ФРОЛОВ
Наши?.. А, понял… Ваши… Забыл, что ты немец.

Ухмыляются, похлопывают друг друга по плечам. Парфёнов широко улыбается.

ИНТ. У ФРОЛОВЫХ - ВЕЧЕР

Прихожая. Широкие двустворчатые двери. Фролов с улыбкой приглашает-подталкивает. Гостиная, накрытый стол. Переводчица Маша. Возле неё – красивый мужчина – взрослый САНЯ.

САНЯ
(пристально глядя)
Ну, здравствуй, Гена.

ХОЛЬЦ
(с заминкой)
Саня… Саня!

Обнимаются. Отстраняются, снова смотрят друг на друга – снова обнимаются. Всё стоят вокруг и улыбаются. Вдруг наступает минута тишины. Лица присутствующих обращены в одну сторону.

В проёме двери стоит женщина – взрослая ЛИЗА. Рядом – очень юная девушка - КАТЯ. Хольц пристально смотрит на девушку.

ХОЛЬЦ
Лиза…

Девушка поворачивает голову и смотрит на женщину. Женщина берёт её за руку.

ЛИЗА
Да, Генрих. Это мы.

Фролов делает шаг вперёд.

ФРОЛОВ
Позволь представить тебе мою жену.

ХОЛЬЦ
(переводя взгляд с девушки на Фролова, потом – на женщину)
Лиза – твоя жена?..

Лиза подходит к Хольцу и целует его. Пауза. Фролов улыбается, глаза у него – на слезе.

ЛИЗА
А это наша дочь Катя.

Девушка несколько секунд стоит под взглядами взрослых, затем – убегает вглубь квартиры.

ХОЛЬЦ
Невероятно…

ЛИЗА
Кате будет шестнадцать.

ХОЛЬЦ
Моему только десять.

ЛИЗА
Сын?.. Как его зовут?

ХОЛЬЦ
Юрген.

САНЯ
По деду…

ХОЛЬЦ
(удивлённо)
Ты помнишь?

Саня грустно усмехается.

ФРОЛОВ
(осторожно)
Нам очень жаль, Генрих, что твой отец...

ХОЛЬЦ
Это было уже давно…

ФРОЛОВ
Он был замечательный человек.

ЛИЗА
А мама? Ты нашёл её?

ХОЛЬЦ
Да. Она живёт в нашем доме. В старом фамильном доме.

САНЯ
Фамильный дом!..

ФРОЛОВ
Ну!.. Это мы привыкли – Генка, Генка… А это не просто Генка, это Генрих фон Хольц…

САНЯ
Да, да... Церн и Баден-Вюртемберг.

ХОЛЬЦ
Он всё знает!

ФРОЛОВ
Журналист! Они такой народ…

ХОЛЬЦ
(Сане)
Ну, а твоя жена?.. Где она?

САНЯ
(махнув в отчаяньи рукой)
В Москве!
(И – предупреждая вопрос.)
И двое детей там же!..

Общий облегчённый смех.

ИНТ. У ФРОЛОВЫХ, ПРОДОЛЖЕНИЕ – ВЕЧЕР

Хольц сидит за столом напротив Лизы. Рядом, справа – Парфёнов, слева – Переводчица. В одной голове стола – Фролов, в другой – Саня.

Фролов стоит с поднятой рюмкой.


ФРОЛОВ
Друзья мои, сегодня такой день… Такой день сегодня… Я столько лет ждал этого дня… Каждый из нас, я уверен, думал, как это будет… Когда Генрих приедет, наконец, из своей Германии… Я почему-то был уверен, что обязательно приедет… Хотя удивлялся, почему так долго не едет…

САНЯ
А он теперь за всё ответит… То есть, я хотел сказать, на все вопросы ответит…

Общий смех.

ФРОЛОВ
(лукаво)
Мы ему организовывали приглашение, а он не ехал… А мы снова ему приглашение…

САНЯ
А он снова не ехал, противный…

ЛИЗА
Но он же здесь…

ФРОЛОВ
И вот он, наконец, здесь!

САНЯ
О нас-то что говорить? Мы всегда здесь, и уже надоели друг другу…

ФРОЛОВ
Наконец-то мы все вместе, и можем выпить, не опасаясь взрослых…

САНЯ
Потому что мы уже сами взрослые…

ФРОЛОВ
Прошло столько лет, что не укладывается в голове…
(с недоумением качает головой)
Вот, Гена посчитал… двадцать пять лет назад! Говорят, что за этот срок вырастает новое поколение… И оно уже растёт, это новое поколение… Но и мы сами собираемся жить… Вот мы сейчас здесь все, и кажется, что мы такие же, как и тогда, после войны, что мы всё те же…
(Голос дрожит и подозрительно звенит)
Ребята, я хочу выпить за всех нас!

Хольц смотрит на Лизу. Она поднимает рюмку.

НАТ. ПОЦЕЛУЙ – 1957, ВОСПОМИНАНИЕ, КОРОТКАЯ ВЕРСИЯ

Конец лета. Берег на стрелке Дубны и Волги. Речной простор.

Генрих и Лиза у воды. Лиза, в синем платье, стоит, заложив руки за спину.

ЛИЗА
А ты уже целовался с девчонками?

ГЕНРИХ
Что за глупые вопросы?

ЛИЗА
И вовсе не глупые. Забыл, как мусолил мне губами шею… на выпускном… ну, в танце…

ГЕНРИХ
(смущённо)
Я не помню…

Пауза.

ЛИЗА
Хочешь, поцелуемся?

ГЕНРИХ
(не сразу и - растеряно)
А ты уже целовалась?

ЛИЗА
Целовалась.

ГЕНРИХ
С кем?

ЛИЗА
Не скажу.

Пауза.

ГЕНРИХ
Ну, давай…

Лиза поворачивает Генриха к себе лицом, встаёт на цыпочки, касается его губ своими.

ЛИЗА
Понравилось?

ГЕНРИХ
Не знаю…

ЛИЗА
(засмеявшись)
Не знаешь?..
(Снова целует его, положив ему руки на плечи.)
А теперь?

ГЕНРИХ
Нормально…

ЛИЗА
Нормально? Эх ты, Геночка… Ладно, пошли домой.

ОКОНЧАНИЕ ВОСПОМИНАНИЯ

ИНТ. У ФРОЛОВЫХ ПРОДОЛЖЕНИЕ ДЕНЬ

Фролов поднимает руку.

ФРОЛОВ
Так, ребята, сюрприз… Внимание! Катя!

Катя вносит диапроектор. Парфёнов вешает на стену белый экран. Фролов задёргивает шторы. На экране появляются детские фото. Вот они все – четверо - во дворе. И Хан смотрит на Лизу.

САНЯ
Это какой год?

ФРОЛОВ
Пятьдесят третий. Или четвёртый…

ХОЛЬЦ
Хан… Что с ним стало?

ФРОЛОВ
Он умер в середине шестидесятых.

ХОЛЬЦ
А наш дом… наш двор… Сохранился?

ФРОЛОВ
Целёхонек! Народ всё ещё живёт…

На экране – фото пионерской линейки. Лиза, Генрих, Мишка - галстуках.

САНЯ
А я остался за кадром слева, потому что я в шестом классе, а вы, малышня, в пятом.

А вот: перед отъездом Хольцев, во дворе, возле грузовика. Генрих, вполоборота, растерянно смотрит в объектив. Саня, в кузове с откинутым бортом, готовится принять из рук Хольца-старшего какой-то узел. Лиза, с двумя тугими косичками, стоит справа возле машины и хочет что-то сказать, набрала воздух и сложила губы в трубочку.

ФРОЛОВ
А я снимаю.

Пауза.

КАТЯ
Ну, что, пап, едем дальше?

ФРОЛОВ
Да, милая, едем дальше.

Вот на фотографии молоденькому Мише Фролову вручают диплом.

ФРОЛОВ
У нас в Физтехе. А вот загримированная Лиза на сцене заламывает руки.

ЛИЗА
Это я в «Грозе», Катерина.

Фотография, где Миша и Лиза целуются во главе длинного стола.

ХОЛЬЦ
Это даже я понимаю.

На экране - маленькая девочка стоит в кроватке, вцепившись ручонками в ограждение и таращит глаза.

КАТЯ
А это уже я.

А вот пополневший Фролов смотрит снизу вверх на Эйфелеву башню.

ФРОЛОВ
Удалось на денёк заскочить в Париж.

Теперь - Лиза, Фролов и Катя – на брёвнышке у костра.

ПАРФЁНОВ
А я снимаю.

ХОЛЬЦ
(Сане)
А где же ты? Тебя нигде нет.

САНЯ
(разведя руки)
Ну, не все обладают обстоятельностью учёного… Плохо подготовился.

ФРОЛОВ
Это Диме надо сказать спасибо. Сколько возился, чтобы перевести старые фото в диапозитивы…

КАТЯ
И мне спасибо. Я ему помогала.

ЛИЗА
Всем спасибо.

ИНТ. У ФРОЛОВЫХ ПРОДОЛЖЕНИЕ.

Саня стоит с поднятой рюмкой.

САНЯ
Ребята, дорогие мои… Нам уже пошёл пятый десяток…
(Лизе)
За исключением, разумеется, женщин… Большая часть жизни прожита.

Отмахивается от протестующего жеста Фролова.

САНЯ (ПРОД.)
Не надо себя обманывать, товарищ большой учёный…

ФРОЛОВ
Не такой уж и большой…

САНЯ
Тем более, товарищ не такой уж большой учёный… Скромён… За что и любим его. И мы, и народ, и партия, и правительство… Как бы то ни было, а жизнь на перевале. И с этого перевала видно начало пути. И в этом начале – мы, пацаны, голожопые дети послевоенных лет… Жили трудно, часто впроголодь, но разве это запомнилось?.. Я хочу выпить за наше общее детство. За нашу юность. За нашу вечную дружбу!

Пьют. Пауза.

ФРОЛОВ
Ну, Генрих, что скажешь? Как ты себя ощущаешь?

ХОЛЬЦ
Честно?

САНЯ
Тебе, как гостю, дозволяется соврать. Но – чуть-чуть.

ХОЛЬЦ
Ладно. Ребята, я… я себя чувствую как дома.

САНЯ
Ага…

ХОЛЬЦ
Я вернулся, ребята…

ФРОЛОВ
Дай я тебя поцелую…

Обнимает Хольца.

САНЯ
Ну, ну, большой учёный, держи себя в руках, а то мы сейчас утонем в слезах…

НАТ. ТИХАЯ УЛОЧКА ВЕЧЕР

Фролов и Хольц идут в гостиницу.

Сосны. Редкий прохожий.

ФРОЛОВ
Она уехала в Ленинград, в институт культуры… есть такой институт, прямо на берегу Невы, я смотрел по карте… И на втором курсе вышла замуж. За режиссёра. Он был молодой, но подавал большие надежды… Они приезжали к нам в Дубну, я видел их обоих, они казались счастливыми. А потом, на пятом курсе, она бросила его и вернулась домой. Заканчивала заочно… теперь она директор нашего Дома науки… ты ещё увидишь…

ХОЛЬЦ
(обнимая Михаила за плечи)
И тут ты влюбился в Лизу и предложил ей руку и сердце…

ФРОЛОВ
Ты иронизируешь?..

ХОЛЬЦ
Конечно, нет.

ФРОЛОВ
Мне не нужно было влюбляться в Лизу. Потому что я её и так любил. Как мы все… И ты, и Санька… каждый по-своему. Не так ли?

Пауза.

ХОЛЬЦ
Я не знал, что и ты тоже.

ФРОЛОВ
Да, я любил её гораздо больше, чем она меня. Но она вышла за меня и родила Катьку.

ХОЛЬЦ
Ну, и слава богу.

Фролов уходит в темноту, Хольц смотрит ему вслед.

Хольц подходит к гостничному крыльцу. Возле крыльца лежит собака. Она смотрит на Хольца.

ХОЛЬЦ
(негромко)
Хан!

Собака встаёт.
Хольц садится на корточки, протягивает руку. Собака подходит, нюхает руку, потом становится лапами на колено Хольца и – лижет ему лицо.

НАТ. ДУБНА –1954, ВОСПОМИНАНИЕ

Тупичок между сараями. Щенок чешет лапой за ухом. Мальчики склонились над ним.

САНЯ
Его мать задавила машина. Двух щенков взяли, а этот остался…

МИШКА
А где он будет жить?

САНЯ
Найдём где-нибудь… Главное, он будет наш. Правда, Ген?

Генрих поживает плечами. Подбегает Лиза. В руке – чашка с отбитой ручкой, в чашке – молоко. Она ставит чашку перед щенком. Тычет его носом в чашку. Щенок лакает молоко.

ОКОНЧАНИЕ ВОСПОМИНАНИЯ

НАТ. ВОЗЛЕ ГОСТИНИЦЫ - ВЕЧЕР

Хольц сидит на корточках, гладит собаку. В глазах – слёзы.

ИНТ. РЕСТОРАН В ГОСТИНИЦЕ - УТРО

Хольц завтракает.

Оглянувшись на официанта, складывает бутерброд из хлеба, ветчины и сыра. Заворачивает бутерброд в салфетку, зажимает в руке.

Хольц выходит из ресторана в фойе. Переводчица Маша беседует с кем-то из участников конференции. Она смотрит Хольцу вслед.

НАТ. ВОЗЛЕ ГОСТИНИЦЫ - ДЕНЬ

Хан сидит возле клыца. Хольц, оглянувшись, бросает ему бутерброд.

ХОЛЬЦ
Жди.

НАТ. В МАШИНЕ - ДЕНЬ

Хольц с Парфёновым и Фроловым едут на машине по городу. Набережная. Бассейн с весёлым названием «Дельфин». Высотный дом.

ФРОЛОВ
Для молодых специалистов. Дима, вон, здесь живёт.

ХОЛЬЦ
Когда-то иностранные специалисты жили похуже.

ФРОЛОВ
(хмыкая)
Да уж…

НАТ. СТРЕЛКА ВОЛГИ И ДУБНЫ - ДЕНЬ

Фролов и Хольц смотрят на церковь. Она всё та же, без купола. Идут к берегу.

Стоят у обрыва. Речной простор.

ИНТ. КОНФЕРЕНЦИЯ - ДЕНЬ

Хольц в холле, беседует с Фроловым и несколькими участниками.

ИНТ. КОНФЕРЕНЦИЯ - ДЕНЬ

Пленарное заседание. Хольц и Фролов – в зале.

ИНТ. НОМЕР ХОЛЬЦА В ГОСТИНИЦЕ – ДЕНЬ

Открывается дверь, входят двое мужчин. У ПЕРВОГО из них – портфель. Он показывает на шкаф. ВТОРОЙ открывает шкаф, достаёт чемодан.

ПЕРВЫЙ
Внимательнее.

Второй осматривает чемодан и замки.

ВТОРОЙ
Чисто.

Открывает чемодан. Одну за одной вынимает вещи, раскладывает на кровати.
Яркая бутылка. Блокнот. Первый листает блокнот. Все листы чистые. Первый кивает второму.

Второй открывает портфель. Надевает перчатки. Берёт металлический цилиндр высотой со стакан, отвинчивает крышку.

ПЕРВЫЙ
Осторожно.

Второй вынимает из цилиндра тонкий стержень, проводит им по срезу блокнота. Опускает стержень в цилиндр. Завинчивает цилиндр.

Собирают вещи в чемодан. Ставят чемодан в шкаф.

Последний взгляд.

Уходят. Дверь закрывается.

ИНТ. КАФЕ В ДОМЕ УЧЁНЫХ - ДЕНЬ

Хольц и Фролов обедают.

ФРОЛОВ
Вообще у него интересная судьба. Он проучился два года в авиационном институте, а потом – бац – перевёлся в педагогический… Представляешь? На журналистику, да… Закончил, сразу стал ездить по миру. В Африке был, в Южной Америке…

ХОЛЬЦ
Да, вы оба не пропали в жизни...
(Пауза.)
А ты бывал в Церне, Миша?

ФРОЛОВ
Да.

ХОЛЬЦ
Ты бы мог меня найти.

ФРОЛОВ
Это было до того, как ты там оказался. Я наводил справки… А потом? А потом я уже не ездил никуда.

ИНТ. У ФРОЛОВЫХ - ВЕЧЕР

Лиза и Хольц сидят в гостиной. Рассматривают фотографии Хольцев.

Жена.
Сын.
Мать.
Дом в имении.

ЛИЗА
(разглядывая фотографию)
Не представляю… Своё имение, свой дом…

ХОЛЬЦ
В ГДР мы жили в небольшой квартирке, я в одной комнатке, отец в другой. Когда матери разрешили приехать, она была в шоке…

ИНТ. КВАРТИРА ХОЛЬЦЕВ – 1967, ВОСПОМИНАНИЕ

Мать сидит у стола. Слёзы на глазах.

МАТЬ
Господи, я столько сил потратила на дом, восстановила, всё как прежде… А вы здесь, в этой дыре. Господи!..

ОКОНЧАНИЕ ВОСПОМИНАНИЯ

ИНТ. У ФРОЛОВЫХ - ПРОДОЛЖЕНИЕ

ХОЛЬЦ и ЛИЗА рассматривают фотографии.

ХОЛЬЦ
Когда я стал жить у мамы, то долго не мог привыкнуть. Большой дом, пустые комнаты…

ИНТ. ДОМ ФОН ХОЛЬЦЕВ В БАДЕН-ВЮРТЕМБЕРГЕ – 1970, ВОСПОМИНАНИЕ

Мать сидит в гостиной. Шаги наверху. Шаги в одну сторону, в другую.

Генрих с книгой (на обложке – ядро и молекулы) ходит по широкому коридору второго этажа: постоит в одном конце у окна, потом идёт в другой конец – мимо дверей в комнаты - и там стоит у окна и смотрит на округу.

ОКОНЧАНИЕ ВОСПОМИНАНИЯ

ИНТ. У ФРОЛОВЫХ – ПРОДОЛЖЕНИЕ

ФРОЛОВ
(стоя в дверях)
А мы шесть лет прожили в коммуналке. Там было три  хозяина…

ИНТ. КОММУНАЛКА В ДУБНЕ – 1972, ВОСПОМИНАНИЕ

Лиза входит в квартиру.

Возле комнаты Фроловых - соседи, муж и жена.

СОСЕД
Мы не согласны. У нас с этой лампочкой получается больше

ФРОЛОВ
(вежливо)
Вы хотите опять поменять разводку? Ванную на коридор?

Сосед переглядывается с женой и кивает.

ЛИЗА
(расстёгивая пальто)
Хорошо. Мы согласны. Вызывайте электрика.

ГОЛОС ФРОЛОВА
(за кадром)
Сейчас я уже не понимаю, как мы там выжили. А потом получили однокомнатную…

ИНТ. ЛЕСТНИЧНАЯ ПЛОЩАДКА В «ХРУЩЁВСКОЙ НОВОСТРОЙКЕ» - 1974, ПРОДОЛЖЕНИЕ ВОСПОМИНАНИЯ

Фролов и Лиза стоят перед дверью. Маленькая Катя держит котёнка перед распахнутой дверью.

ФРОЛОВ
Запускай!

Катя опускает котёнка за порог. Тот мяукает и делает шаг…

ОКОНЧАНИЕ ВОСПОМИНАНИЯ.

ИНТ. У ФРОЛОВЫХ – ПРОДОЛЖЕНИЕ

ФРОЛОВ
Шесть лет – в однушке. И вот четвертый год живём здесь.

Он поводит рукой вокруг себя. Хольц с серьёзным видом повторяет его движение.

ЛИЗА
(улыбаясь)
А как ты познакомился с женой?

ХОЛЬЦ.
Анна наша дальняя родственница…

ЛИЗА
Наверное, мама организовала…

ХОЛЬЦ
Так и есть. Она проявила такую волю, что я не смог сопротивляться…

ИНТ. В ДОМЕ В БАДЕН-ВЮРТЕМБЕРГЕ – 1972, ВОСПОМИНАНИЕ

Гостиная. Анна, с очень прямой спиной, сидит на краешке дивана и пьёт кофе. Генрих - напротив.

МАТЬ
Почему бы вам не поехать куда-нибудь? Например, в Швейцарию? Или в Париж?

ОКОНЧАНИЕ ВОСПОМИНАНИЯ.

ИНТ. У ФРОЛОВЫХ – ПРОДОЛЖЕНИЕ

Они сидят, втроём, и смотрят друг на друга.

ФРОЛОВ
Так что случилось с отцом?

ХОЛЬЦ
Он умер от сердечного приступа.

Лиза и Фролов переглядываются.

НАТ. ТИХАЯ УЛИЦА – ВЕЧЕР.

Лиза, под руку с Хольцем, - идут по улице.
Позади - Парфёнов и Катя.

КАТЯ
Ты ничего не понимаешь!..

ПАРФЁНОВ
Разумеется, Екатерина Михайловна, куда уж нам, дуракам, чай пить…

КАТЯ
Ты, Митя, силён только в вашей физике, а в остальном ты дремучий человек!

ПАРФЁНОВ
Это спорно.

ЛИЗА
(чуть повернув голову)
Катя… Дима старше тебя на одиннадцать лет…

КАТЯ
А я не виновата в том, что у него позднее развитие…

ЛИЗА
Катерина, как тебе не стыдно…

ПАРФЁНОВ
Ничего, Елизавета Сергевна, я потреплю пока. Что с младенца взять? Вот подрастёт, тогда я ей отомщу!

КАТЯ
И как же ты мне отмстишь?

ПАРФЁНОВ
Возьму тебя замуж.

КАТЯ
(ахая)
Замуж? Да ты старше меня на целые полжизни… И потом, как это будет выглядеть: ты женишься на дочери своего начальника… А?

НАТ. ТИХАЯ УЛИЦА – ВЕЧЕР.

Угол гостиницы.
КАТЯ
Мама, мы хотим к Волге…

ХОЛЬЦ
А мы разве не хотим – к Волге?

ЛИЗА
А мы должны хотеть?

ХОЛЬЦ
Такой вечер…

Катя и Парфёнов убегают вперёд.

Между деревьями – мелькает тень. Собака.

ХОЛЬЦ
(негромко)
Хан.

Секунда – появляется собака.

ХОЛЬЦ
(поднимая руки)
Извини, я не подумал о тебе…

Наклонив голову, собака смотрит на них.

ЛИЗА
Хан?

ХОЛЬЦ
Отзывается.

Они смотрят друг на друга. Лиза качает головой.

НАТ. ТИХАЯ УЛИЦА – ВЕЧЕР.

Набережная. Цепочка фонарей.
Лиза и Хольц сидят на лавочке. Собака лежит рядом, положив морду на лапы. Внизу, под обрывом, слышен крик Кати и смех Парфёнова.

ИНТ. В ГОСТИНИЦЕ - УТРО

Гостиничный ресторан. Хольц завтракает. Кусок хлеба. На него – кусок сыра и ветчина. В салфетку. В карман брюк.

В холле - переводчица Маша. Увидев Хольца, она с готовностью подаётся навстречу.

ПЕРЕВОДЧИЦА
В институт?

ХОЛЬЦ
(в некотором замешательстве)
У меня есть одно дело. В городе…

ПЕРЕВОДЧИЦА
В городе? Господи, если нужна моя помощь…

ХОЛЬЦ
Может быть, и нужна…

НАТ. НА УЛИЦЕ – УТРО

Возле крыльца – Хан. Бежит к Хольцу. Хватает бутерброд, уносит его за деревья.

ПЕРЕВОДЧИЦА
Вы покупаете любовь русской дворняги бутербродами? Так поступают колонизаторы. А девушкам - стеклянные бусы?

ХОЛЬЦ
Он отозвался.

ПЕРЕВОДЧИЦА
Он отзовётся на любую кличку, лишь бы покормили.

ХОЛЬЦ
Значит, проблема в кормёжке? А что об этом говорится в отчётном докладе на последнем съезде партии?

ПЕРЕВОДЧИЦА
Ну, как вам сказать… Принята продовольственная программа…

ХОЛЬЦ
Это хорошо. Продовольствия стало больше?

ПЕРЕВОДЧИЦА
(грозя пальчиком)
О, какой вы, герр Хольц… Это пропаганда!

Подбегает собака.

ХОЛЬЦ
Мы уходим, Хан.

Маша и Хольц идут по улице. Собака бежит за ними.

НАТ. В ГОРОДЕ – ДЕНЬ

Тихий двор. Вход в подъезд. Хольц оглядывается.

ПЕРЕВОДЧИЦА
Здесь?

Хольц кивает.

ИНТ. ЛЕСТНИЧНАЯ ПЛОЩАДКА – ДЕНЬ

Хольц стучит в дверь. Никто не открывает.

Приоткрывается дверь напротив. В щели - часть лица с глазом.

ХОЛЬЦ
Здесь жила Ольга Петровна…

ГОЛОС ИЗ ЩЕЛИ
Нет такой.

ХОЛЬЦ
Она жила здесь двадцать лет назад. Здесь была коммуналка.

ГОЛОС ИЗ ЩЕЛИ
Давно уже не коммуналка.

ПЕРЕВОДЧИЦА
Кого мы ищем?

Хольц смотрит на неё. Она делает укоризненную гримасу. Хольц достаёт фотографию.

ПЕРЕВОДЧИЦА
Как её фамилия?

ХОЛЬЦ
Я не помню.

ПЕРЕВОДЧИЦА
Ладно, разберёмся.
(Прячет фотографию в сумочку.)
Я верну, верну, не беспокойтесь…

ИНТ. НА КОНФЕРЕНЦИИ - ДЕНЬ

Небольшой зал. Десятка два участников.
Хольц стоит у кафедры.

ХОЛЬЦ
Ещё вопросы есть?

Поднимается рука.

ВОПРОС
Каково философское значение открытия бозона?

ХОЛЬЦ
Лучше позволю себе зарисовку. Представьте: ЦЕРН, кафе. За столиком трое. Первый, лениво: бизон, бозон, бастард… Второй: От протона слышу. Третий: Нет, брат, между нами слишком слабые взаимодействия…
(Смех.)
Я бы сказал так: большие надежды слабых взаимодействий…

Расходятся участники. Хольц видит в холле Парфёнова и Машу.

ХОЛЬЦ
А доктор Фролов?

ПАРФЁНОВ
У начальства.

ПЕРЕВОДЧИЦА
(поблёскивая глазами)
Велел нам о вас позаботиться.

ХОЛЬЦ
(задумчиво)
То есть, я могу вами располагать?

ПЕРЕВОДЧИЦА
Что, нужно ещё кого-то найти? Ольгу Петровну ищут.
(Внимательный взгляд Хольца, приподнятые брови.)
Это просто, герр Хольц. Я отдала в оргкомитет, они свяжутся с властями. Город маленький.

ХОЛЬЦ
Очень хорошо.
(Парфёнову.)
Дима, мне нужно найти один двор…

ПАРФЁНОВ
Двор? В каком районе?

ХОЛЬЦ
Это недалеко. Мы там жили.

НАТ. СТАРЫЙ ДВОР - ДЕНЬ

«Жигулёнок» медленно въезжает во двор.

ПАРФЁНОВ
Этот?

ХОЛЬЦ
Кажется, да…

Хольц, с портфелем в руке, выходит из машины. Стоит, осматривается.
Двухэтажные домики.
Из машины выбирается и переводчица, и Парфёнов.

Хольц качает головой: вроде бы, не тот двор.

ПАРФЁНОВ
А там дальше ещё один.

Хольц снова оглядывается, а затем идёт через двор, между домами. Парфёнов, длинными шагами, - за ним; переводчица – цепляя каблуками корни берез на тропинке.

Другой двор. Два домика, между ними – забор. В заборе - калитка, дальше – чахлый лесок.

Хольц медленно оборачивается вокруг своей оси. В десяти шагах – ветхий, вкопанный в землю стол и две лавки.

Хольц обмахивает портфелем лавку и садится.

ГРУБЫЙ ЖЕНСКИЙ ГОЛОС
Кто такие? Чего надо?

Женщина выглядывает из распахнутого окна на втором этаже.

ПЕРЕВОДЧИЦА
(резко)
А ты сама кто такая?

ЖЕНЩИНА
Я-то? Я здесь живу.

ХОЛЬЦ
(поднимая руку)
Давно вы здесь живёте?

ЖЕНЩИНА
Я-то? Давно. Лет десять.

ХОЛЬЦ
А я здесь жил двадцать пять лет назад. Даже больше.

ЖЕНЩИНА
Здесь?

ХОЛЬЦ
Здесь.
(Показывает)
Вон там. Рядом, через стену.

Женщина оборачивается от окна и говорит что-то.

НАТ. СТАРЫЙ ДВОР - ПРОДОЛЖЕНИЕ

Из подъезда выбегает МУЖИЧОК. Глаза шустрые, рубашка на одной пуговице. Подбегает, садится.

МУЖИЧОК
А ты кто? Прибалтиец? Эстонец?

ХОЛЬЦ
Почему эстонец?

МУЖИЧОК
(оглядывая переводчицу)
А кто ж вы?

ПЕРЕВОДЧИЦА
Он немец.

МУЖИЧОК
Немец? Пленный что ль был?

ХОЛЬЦ
Отец…

МУЖЧИЧОК
Отец? А ты как же?

ПЕРЕВОДЧИЦА
Герр Хольц…

ХОЛЬЦ
(взглянув на Парфёнова)
Послушайте, друзья мои, у вас, наверное, дела... Спасибо за помощь. Я тут посижу немного…

ПЕРЕВОДЧИЦА
(решительно)
Нет, герр Хольц, мы вас одного не оставим. Дима, вы здесь, а мне нужно позвонить. Я скоро вернусь.

Она уходит.

МУЖИЧОК
(глядя ей вслед)
Деловая - деваха-то…

ХОЛЬЦ
(улыбаясь)
Красивая.

МУЖИЧОК
Фактурная…
(Прищурясь.)
Немец, говоришь? Так за это выпить надо.


Хольц отщёлкивает замок портфеля, достаёт бутылку.

МУЖЧИЧОК
Ого, не наша! Немецкая?

ХОЛЬЦ
Французский коньяк.

МУЖЧИЧОК
Эй, Настёна, мы сейчас с немецким товарищем будем французский коньяк кушать!

ЖЕНЩИНА
Нашёл-таки…

МУЖИЧОК
А закусон? Ну-ка, снаряди нам капустки да огурчиков.

ЖЕНЩИНА
Сам снаряжай.

Крякнув, мужичок убегает в дом.


НАТ. СТАРЫЙ ДВОР - ПРОДОЛЖЕНИЕ

МУЖИЧОК
(поднимая стакан)
Ну, с отцом, говоришь? Вот и выпьем за отца!

НАТ. СТАРЫЙ ДВОР - ПРОДОЛЖЕНИЕ

Хольц и мужичок сидят за столом. Парфёнов прогуливается по двору.

ХОЛЬЦ
Слушай, а ты такую песню знаешь?
(Пытается напеть.)
На этом перекрёстке с любовью встретился своей…

МУЖИЧОК
Как, как? Не пойму…

ПАРФЁНОВ
(издалека)
Весна на заречной улице…

МУЖИЧОК.
А, понял… Настён, а ну-ка, заведи нам заводскую проходную!

ГОЛОС ЖЕНЩИНЫ
Сам заводи.

Крякнув, мужичок убегает в дом.

Звучит мелодия из фильма «Весна на Заречной улице». Лицо Хольца.

НАТ. СТАРЫЙ ДВОР, ПРОДОЛЖЕНИЕ - ВЕЧЕР

На столе, рядом с бутылкой коньяку, стоит бутыль с мутной жидкостью.

Парфёнов гуляет по двору.

Переводчица сидит, подперев голову.

МУЖИЧОК
Хоть ты и немец, но ты ничего…
ХОЛЬЦ
Что значит, ничего?

МУЖИЧОК.
Ты наш!

ХОЛЬЦ.
Уверен?

МУЖЧИЧОК.
Не уверен, не обгоняй. Меня не проведёшь. Я чужого за версту чую.

ХОЛЬЦ.
Наливай тогда.

ИНТ. В ГОСТИНИЦЕ – ВЕЧЕР

Полумрак.
Хольц приходит в себя.

Он лежит на кровати в спальне, раздетый. Где-то рядом, видимо, в гостиной, напевает женщина.

Открывается дверь из гостиной, входит женщина. Это – переводчица Маша. На ней – лишь короткая комбинация.

ПЕРЕВОДЧИЦА
(ложась рядом на постель)
Проснулся? Как ты?
(Хольц молчит.)
Не пугайся. Ничего страшного не произошло. Обычное дело.

ХОЛЬЦ
Обычное…

ПЕРЕВОДЧИЦА
Можно подумать, что я мужчина, а ты – юная девушка.

ХОЛЬЦ
Мы что… занимались любовью?

ПЕРЕВОДЧИЦА
Да. И это было неплохо.

ХОЛЬЦ
Я… я заставил тебя?


ПЕРЕВОДЧИЦА
Ты проявил некоторую настойчивость. Но если бы я не захотела, то…

ХОЛЬЦ
Ну и денёк… Такое чувство, что мы пили коньяк с этим мужиком давным-давно.

ПЕРЕВОДЧИЦА
Если бы только коньяк.

ХОЛЬЦ
Я больше ничего не натворил? Ну, кроме…

ПЕРЕВОДЧИЦА
Кроме секса? Нет. Ты заходил в лифт, прямой, как палка…

Пауза. Маша проводит рукой по его груди.

ХОЛЬЦ
Прости, мне нужно в душ…

Хольц выходит из душа. Переводчица, одетая, сидит в гостиной.

ПЕРЕВОДЧИЦА
Вот адрес Ольги Петровны. Она живёт в отдельной квартире. В хрущёвке.

ХОЛЬЦ
Спасибо. Ты такая внимательная.

ПЕРЕВОДЧИЦА
Я же говорила тебе, что сдана государством в твоё полное владение.
(Встаёт, идёт к двери.)
Имей в виду, завтра – пикник, на природе.

НАТ. НА ПИКНИКЕ - ДЕНЬ

Речной берег. Катя, переводчица Маша и Парфёнов пытаются играть в волейбол.

КАТЯ
Дима, куда ты бьёшь?

ПАРФЁНОВ
Куда я бью?

КАТЯ
Мимо меня!

ПЕРЕВОДЧИЦА
Может быть, тебе стоит сделать шаг в сторону?

Саня разжигает костёр. Фролов достаёт из «Жигулей» раскладные стол и стулья.

ФРОЛОВ
Я вёз этот комплект из вашей Германии. Покупал в Баухаузе…

ХОЛЬЦ
Советская промышленность не может произвести такую мелочь?

ЛИЗА
К сожалению, у нас много таких мелочей.

ХОЛЬЦ
Но вы ведь боритесь с этими недостатками?

ЛИЗА
Отдельными.

ФРОЛОВ
Но кое-где у нас порой…

САНЯ
Вы бы лучше продукты доставали, критиканы…

ЛИЗА
(садясь на раскладной стул)
И в самом деле…

НАТ. ПОЦЕЛУЙ – 1957, ВОСПОМИНАНИЕ, ПОЛНАЯ ВЕРСИЯ

Конец лета. Высокий берег на стрелке Волги и Дубны. Речной простор.

Лиза, в синем платье, стоит на берегу, заложив руки за спину. Генрих – внизу возле воды.

По Волге плывёт пароход. Женщина на палубе парохода поднимает руку. Лиза машет ей в ответ.

ЛИЗА
Они смотрят на нас, мы – на них.

ГЕНРИХ
Да.

ЛИЗА
Повернись.

Генрих поворачивается и смотрит на Лизу снизу вверх.

ЛИЗА
Теперь я смотрю на тебя, а ты – на меня.

ГЕНРИХ
(улыбаясь)
Да.

ЛИЗА
Да? Что это значит?

ГЕНРИХ
Это значит, я смотрю на тебя, а ты – на меня.

Пауза.

ЛИЗА
Я видела твоего отца вчера.

ГЕНРИХ
Я тоже.

ЛИЗА
Я видела его с Ольгой Петровной.
(Пауза.)
Эта Ольга Петровна работает в библиотеке.

ГЕНРИХ
Я знаю.

ЛИЗА
Знаешь? Они ведь дружат, да?

ГЕНРИХ
Не говори глупости! И вообще… это тебя не касается.

Лиза спускается вниз к воде и становится рядом с Генрихом.

ЛИЗА
А ты уже целовался с девчонками?

ГЕНРИХ
(не зная, куда деть глаза)
Что за глупые вопросы?

ЛИЗА
И вовсе не глупые. Забыл, как мусолил мне губами шею… на выпускном… ну, в танце…

ГЕНРИХ
(смущённо)
Я не помню…

Пауза.

ЛИЗА
Хочешь, поцелуемся?

ГЕНРИХ
(не сразу и - растеряно)
А ты уже целовалась?

ЛИЗА
Целовалась.

ГЕНРИХ
С кем?

ЛИЗА
Не скажу.

Пауза.

ГЕНРИХ
Ну, давай…

Лиза поворачивает Генриха к себе лицом, встаёт на цыпочки, касается его губ своими.

ЛИЗА
Понравилось?


ГЕНРИХ
Не знаю…

ЛИЗА
(засмеявшись)
Не знаешь?..
(Снова целует его, положив ему руки на плечи.)
А теперь?

ГЕНРИХ
Нормально…

ЛИЗА
Нормально? Эх ты, Геночка… Ладно, пошли домой.

Лезет наверх.

ГЕНРИХ
(вслед)
Так с кем ты целовалась?

ЛИЗА
Хочешь знать?

ГЕНРИХ
Хочу.

ЛИЗА
С Сашкой.

ГЕНРИХ
С Саней?

ЛИЗА
Ну да. Он ко мне так пристал… Но я с ним больше не буду.

ГЕНРИХ
Почему?

ЛИЗА
Потому что мне с тобой больше нравится.

НАТ. НА ПИКНИКЕ - ДЕНЬ

Все сидят на брёвнах у костра.

ЛИЗА
Как это называется? Ну, который этого Хигса?..

ХОЛЬЦ
Бозон.

ПАРФЁНОВ
Бозон, бизон…

ХОЛЬЦ
(подсказывая)
Бастард.

ФРОЛОВ
Фольклор творится прямо на глазах.

ЛИЗА
Вы странные люди, физики. Вы с такой уверенностью говорите о том, что никому не дано увидеть. И живёте этим всю жизнь.

ФРОЛОВ
Ну а лирики? У них по-другому?

ЛИЗА
Во всяком случае, это то, что можно потрогать, почувствовать.

САНЯ
Например, любовь!

ПАРФЁНОВ
О, любовь вполне материальная вещь!

КАТЯ
Ну, конечно. Нашёлся знаток.

ПАРФЁНОВ
Куда уж нам, дуракам, чай пить.

ФРОЛОВ
Физика наука конкретная. Электричество мы тоже не видим. Привыкли. Привыкнут и к бозону.

ЛИЗА
Стихотворение и спектакль воздействуют на человека непосредственно. А ваш бозон?

ХОЛЬЦ
Лиза, будь осторожна. Отрицая бозон, ты покушаешься на основы цивилизации.

ФРОЛОВ
Бери выше: на основы всего материального мира.

ЛИЗА.
Вот я какая, оказывается…

ХОЛЬЦ
Ты такая… А между тем лишь благодаря бозону ты сидишь перед нами…

ФРОЛОВ
И мы любуемся тобой.

САНЯ
Такой красивой…

ХОЛЬЦ
Как и двадцать пят лет назад.

КАТЯ
Ну, всё! Ода бозону.

ЛИЗА
Уговорили. Я согласна.

ХОЛЬЦ
На бозон?

ЛИЗА
В окружении таких мужчин я согласна на всё.

ФРОЛОВ
Катька, примечай…

ПАРФЁНОВ
Так сказать, учись!

Катя показывает Парфёнову кончик языка.

НАТ. НА ПИКНИКЕ, ПРОДОЛЖЕНИЕ – ВЕЧЕР

Хольц и Фролов идут вдоль берега.

ФРОЛОВ
Я не занимаюсь теорией поля. Напрямую. У меня другие задачи… К сожалению, не могу тебя пригласить к себе в лабораторию, у тебя допуска нет. Вот у отца твоего был допуск, его было бы можно…
(Хольц усмехается)
Извини, глупая шутка.

ХОЛЬЦ
Хорошая шутка. Ну и как, продвинулся? Сам-то удовлетворён?

ФРОЛОВ
Да как тебе сказать? Когда начинал три года назад, мне казалось, что всё ясно и понятно, а теперь…

ХОЛЬЦ
Бывает… А потом кажется, что не только не продвинулся, куда-то назад ушёл…

ФРОЛОВ
Точно!
(Пауза)
Конечно, если бы не допуск, мы могли бы обсудить проблемы. Ты бы сказал, как человек чуть со стороны, как я на фоне вас, на фоне запада…

ХОЛЬЦ
Но…
(Поднимает руки.)
Допуск – святое. Поэтому я не спрашиваю.

ФРОЛОВ
Да, да… Я, конечно, читаю рефераты. Димка, вон, везде ищет упоминанья… но эта тематика и у вас засекречена.

ХОЛЬЦ
Как это по-русски… Затемненье?

ФРОЛОВ
Что? А, понял. Темним. Обе стороны темнят.

ХОЛЬЦ
Мы с тобой, Миша, две стороны?

ФРОЛОВ
Получается, так…

ХОЛЬЦ
Но ты же не сдаёшься? Вис виталис… ещё хватает?

ФРОЛОВ
(улыбаясь)
Да, жизненная сила ещё не иссякла… Хотя иногда приходит в голову, что не так уж много осталось. У тебя не бывает?

ХОЛЬЦ
Бывает.

НАТ. НА ПИКНИКЕ, ПРОДОЛЖЕНИЕ - ВЕЧЕР

У костра.

ЛИЗА
Двести с лишним человек. Двести душ.

САНЯ
То-то и оно.

КАТЯ
Жалко их. Там, наверное, и дети были.

ПАРФЁНОВ
Александр Борисыч, неужели лучшая в мире ПВО не может отличить пассажирский самолёт от военного?

САНЯ
Ну, допустим, отличили? И что? А может, он пустой? А может, он с ракетой? И вот-вот пустит её по Южно-Сахалинску или Хабаровску? Для чего система ПВО? Чтобы рубежи защищать или решать философские вопросы?

ПАРФЁНОВ
Конечно, защищать рубежи. Только вот – от кого? Если ребёнок случайно заблудится на границе – его что, сразу застрелить?

САНЯ
Только не надо делать из меня империю зла. Конечно, нехорошая история.

ФРОЛОВ
А пилоту каково? Который ракету пустил…

САНЯ
Американцы, которые сбрасывали атомную бомбу на японцев, как-то справились, жили.

ПАРФЁНОВ
Какая-то в державе датской гниль.

Пауза.

КАТЯ
Чего напряглись-то? Это же из «Гамлета».

ЛИЗА
В переводе Пастернака.

ИНТ. ЗАЛ В ДОМЕ УЧЁНЫХ – ВЕЧЕР

Музыка. За столами – участники конференции. В проходе между столами – танцующие пары.

Хольц и Лиза (в длинном платье с открытыми плечами) - танцуют.

ЛИЗА
За эти годы ты не стал танцевать лучше…

ХОЛЬЦ
А ты помнишь?..

ЛИЗА
Помню. Мы были хорошей парой.
(Пауза)
Я имею в виду, танцевальной.

ХОЛЬЦ
Я так и подумал. А ты?

ЛИЗА
(смеясь)
Идём!

ИНТ. КАБИНЕТ ЛИЗЫ – ВЕЧЕР

Лиза и Хольц входят в кабинет.

На стенах - фотографии гостей. Известные учёные, артисты, певцы, писатели.

Лиза садится на край стола, сбрасывает туфли.

ЛИЗА
Ног не чувствую.

Хольц смотрит в блестящие глаза Лизы. Садится на корточки. Берёт в руки ступню Лизы, легонько массирует.

Лиза смотрит на Хольца сверху вниз, кладёт ему руки на голову, ерошит волосы.

ЛИЗА
Господи, господи…

Хольц поднимает голову. Лиза тянет его к себе, прижимается, целует. Хольц отвечает ей, целует её в шею, в грудь. Лиза гладит ему волосы, смотрит широко открытыми глазами.

ИНТ. КОРИДОР ДОМА УЧЁНЫХ - ВЕЧЕР

Фролов идёт по коридору, останавливается перед дверью. Слушает.

ИНТ. КАБИНЕТ ЛИЗЫ – ВЕЧЕР

Лиза и ХОЛЬЦ стоят, обнявшись.

ЛИЗА
Что же ты чувствуешь, мой милый Генрих? Неужели братскую любовь?

ХОЛЬЦ
(отрываясь от неё и глядя ей в глаза)
А ты пьяна, Лизонька…

ЛИЗА
Да, я как раз в таком состоянии, когда меня можно брать голыми руками… У тебя достаточно голые руки, мой милый Генрих?
(Глубоко вздыхает)
Но что же нам делать? Бежать к подруге за ключами… Ты помнишь, как мы целовались с тобой?

ХОЛЬЦ
Помню.

ЛИЗА
Хороший немецкий мальчик не взял русскую девочку… Не сумел, не решился.

ХОЛЬЦ
Я был ещё глуп.

ЛИЗА
Жаль.
(Она целует его и смотрит ему в глаза)
А теперь поздно, мой мальчик. Надень мне туфли, пожалуйста.

ИНТ. КОРИДОР ДОМА УЧЁНЫХ - ВЕЧЕР

Фролов уходит назад по коридору.

ИНТ. КАБИНЕТ ЛИЗЫ – ВЕЧЕР

Хольц надевает Лизе туфли.

ХОЛЬЦ
Послушай, Лиза, я хочу дать тебе один адрес.
(Вынимает из портфеля блокнот, вырывает листок)
Вы сможете писать по этому адресу, не опасаясь.

Удивлённые глаза Лизы. Она складывает листок и убирает его в сумочку.

ИНТ. НОМЕР ХОЛЬЦА В ГОСТИНИЦЕ - УТРО

Хольц в постели.

Телефонный звонок.
Хольц открывает глаза, смотрит на часы, берёт трубку.

ГОЛОС В ТРУБКЕ
Герр Хольц, вас спрашивает молодой человек.

ХОЛЬЦ
Кто?

ГОЛОС В ТРУБКЕ
Фамилия Парфёнов.

ХОЛЬЦ
Будьте добры, дайте ему трубку.

ГОЛОС ПАРФЁНОВА
Герр Хольц, простите за беспокойство… я вас не разбудил?

ХОЛЬЦ
Это неважно. Что случилось, Дима?

ГОЛОС ПАРФЁНОВА
Мне нужно с вами поговорить.

ХОЛЬЦ
Прямо сейчас?

ГОЛОС ПАРФЁНОВА
Да.

ИНТ. РЕСТОРАН - УТРО.

Хольц мажет бутерброд.

ХОЛЬЦ
Ты уверен, что не хочешь есть?

ПАРФЁНОВ
(махнув рукой)
Спасибо!

ХОЛЬЦ
Тогда у нас разные функции. Я ем, ты рассказываешь.

ПАРФЁНОВ
(торжественно)
Я думаю, только вы можете меня спасти.

ХОЛЬЦ
Ты шутишь?

ПАРФЁНОВ
Какие шутки!.. Я совершенно запутался. Я в тупике. Мне не с кем это даже обсудить!..

ХОЛЬЦ
В тупике? Что ты имеешь в виду?

ПАРФЁНОВ
Я не могу решить одну проблему. Если я её не решу, моя кандидатская накрылась… В общем, я не знаю, что делать!

ХОЛЬЦ
Погоди, погоди, ты знаешь, что у меня нет допуска?

ПАРФЁНОВ
Да.

ХОЛЬЦ
Михаил Иванович знает о нашем разговоре?

ПАРФЁНОВ
Конечно, нет!

ХОЛЬЦ
Ты сошёл с ума, Дима?

ПАРФЁНОВ
Вполне возможно! Но что мне остаётся делать?

ХОЛЬЦ
Как что? Если ты в тупике, обратись к своему научному руководителю. Тебе же страшно повезло. Твой научный руководитель есть твой начальник на работе. Что говорит Фролов?

ПАРФЁНОВ
Михал Иванович говорит, что ему наплевать, как я уложусь в сроки! Он гонит всех! Вы его плохо знаете! Он на вид такой мягкий, а как доходит до дела…

ХОЛЬЦ
Вот как? Да, похоже, я его не знаю…

ПАРФЁНОВ
Я перерыл все открытые источники… Закрытые тоже. У меня надежда только на вас, герр Хольц… Вы же физик, вы в курсе… Вы только намекните, просто пальцем покажите, а я уж сам всё разрою…
(Горячим шёпотом, наклонясь через стол)
Смотрите, я вам сейчас всё объясню… Мы используем пучок…

Парфёнов говорит что-то, а в глазах Хольца – текст записки, которую ему давали читать Крюгер и Эванс.

ХОЛЬЦ
Стой! Замолчи! Я не хочу тебя слушать! Ты сошёл с ума!

Пауза. Парфёнов сидит, наклонив голову.

ХОЛЬЦ
Ты должен решать эти проблемы с Фроловым. Я не знаком с этой тематикой.

ПАРФЁНОВ
Но ведь вы могли бы поинтересоваться…

ХОЛЬЦ
(растерянно)
Там, у нас?

ПАРФЁНОВ
Ну да.

ХОЛЬЦ
(рассмеявшись от изумления)
Ты хочешь сделать меня своим информатором? В обход официальных каналов обмена?

ПАРФЁНОВ
(тряхнув головой)
Извините, герр Хольц! Я, наверное, и в самом деле сошёл с ума. Я уже не соображаю, что говорю, что делаю… Извините ради бога. Забудьте всё, что я вам тут наговорил. И ради бога, не говорите ничего Михал Иванычу. Никому не говорите! Я вас очень прошу!

ХОЛЬЦ
Хорошо, Дима. Я никому не скажу.

Парфёнов встаёт и быстро уходит.

Хольц сидит, задумавшись.

ИНТ. – ВОСПОМИНАНИЕ

Обрывки сцен и разговоров:

ФРОЛОВ
Да как тебе сказать? Когда начинал три года назад, мне казалось, что всё ясно и понятно, а теперь…

ХОЛЬЦ
Бывает… А потом кажется, что не только не продвинулся, куда-то назад ушёл…

ФРОЛОВ
Конечно, если бы не допуск, мы могли бы обсудить проблемы. Ты бы сказал, как человек чуть со стороны, как я на фоне вас, на фоне запада…

ХОЛЬЦ
Допуск – святое. Поэтому я не спрашиваю.

ПАРФЁНОВ
Михал Иванович говорит, что ему наплевать, как я уложусь в сроки! Он гонит всех! Вы его плохо знаете! Он на вид такой мягкий, а как доходит до дела…

ХОЛЬЦ
Вот как? Да, похоже, я его не знаю…

ПАРФЁНОВ
Я перерыл все открытые источники… Закрытые тоже. У меня надежда только на вас, герр Хольц… Вы же физики, вы в курсе… Вы только намекните, просто пальцем покажите, а я уж сам всё разрою…  Смотрите, я вам сейчас всё объясню… Мы используем пучок…

НАТ. ГОРОДСКАЯ УЛИЦА – ДЕНЬ

Хольц идёт по улице.

На некотором отдалении – серая «Волга».

Хольц смотрит на бумажку и – на номер дома. Сворачивает во двор.

Серая «Волга» останавливается на углу.

Пятиэтажка-хрущёвка. Бабушки на лавочке.

ИНТ. ПОДЪЕЗД - ДЕНЬ

Хольц поднимается по лестнице.
Лестничная площадка.
Хольц звонит.
Открывается дверь.
В проёме двери - седая женщина интеллигентного обличья, ОЛЬГА ПЕТРОВНА. Женщина смотрит на Хольца. В глазах - замешательство.

ХОЛЬЦ
Ольга Петровна…

ОЛЬГА ПЕТРОВНА
Генрих, боже мой!
(Шагает через порог, притягивает его голову и целует).
Боже мой, это ты…

Плачет. Её плечи дрожат. Хольц стоит, сжав зубы.

ИНТ. КВАРТИРА ОЛЬГИ ПЕТРОВНЫ – ДЕНЬ

Аккуратная, чистая комната пенсионерки. Стол, телевизор, комод. На комоде – фотография. На фотографии – мужчина лет пятидесяти, похожий на Хольца.

Ольга Петровна рассматривает фотографию в своей руке.

ОЛЬГА ПЕТРОВНА
Десять лет… Ты был такой же, Генрих. Как его зовут?

ХОЛЬЦ
Юрген.

Ольга Петровна кладёт свою ладонь на руку Хольца. Пауза.

ОЛЬГА ПЕТРОВНА
У меня есть один знакомый, в первом отделе. Мы земляки. Он помогал мне оформить документы, когда я ездила к вам, в ГДР… Когда твой отец делал мне вызов… И он сообщил мне, что Юрген… что твой отец умер. Но я так ничего и не знаю, что случилось. Я пыталась узнать, нельзя ли мне съездить на могилу, но мне сказали, что об этом не может быть и речи, потому что я не родственник… Что случилось, как ты попал в ФРГ?

НАТ. ГРАНИЦА ГДР И ФРГ – 1969, ВОСПОМИНАНИЕ - НОЧЬ

Лес. Отец лежит на земле. Хольц склонился над ним.

ОТЕЦ
Послушай меня внимательно. Если мы опоздаем, нас возьмут. Окно действует двадцать минут. Понимаешь, у нас нет выхода. Пусть к маме придёт хотя бы один из нас.
Беги!

ХОЛЬЦ
Я не могу!

ОТЕЦ
Ты можешь. Ты мой сын. Ты должен идти. Это единственное решение. Бог даст, ещё увидимся. Вот ещё…
(достаёт из внутреннего кармана куртки фотографию).
Возьми это.

ХОЛЬЦ
Что это?

ОТЕЦ
Возьми. Только не показывай маме… Поцелуй её за меня. Маму… Всё. Беги, я тебе приказываю!

Хольц встаёт на ноги, медленно отступает, глядя на лежащего отца.

НАТ. ГРАНИЦА ГДР И ФРГ – 1969, ВОСПОМИНАНИЕ, ПРОДОЛЖЕНИЕ - НОЧЬ

Отец, вывернув голову, смотрит сыну вслед. Рука, сжатая в кулак. Вздрагивающие губы. Поворачивает голову и смотрит в небо.

НАТ. ГРАНИЦА ГДР И ФРГ – 1969, ВОСПОМИНАНИЕ, ПРОДОЛЖЕНИЕ - НОЧЬ

Хольц бежит сквозь лес. Слёзы катятся по его лицу. Останавливается, смотрит назад. С криком хватается за голову. Снова бежит.

С размаху падает в ров с водой. По другую сторону рва – люди. Они вытаскивают Хольца. Худая женщина средних лет бросается к Генриху.


МАТЬ
Генрих, сынок!. Генрих, это ты? Господи! Ты один? А где отец? Генрих, где отец?

ИНТ. ГОСТИНАЯ ДОМА В БАДЕН-ВЮРТЕМБЕРГЕ – ПРОДОЛЖЕНИЕ ВОСПОМИНАНИЯ – ДЕНЬ

Мать, Хольц и человек в штатском – в гостиной.

ЧЕЛОВЕК В ШТАТСКОМ
Мне очень жаль. По нашим сведениям, он умер от сердечного приступа.

МАТЬ
(глухо)
Как это случилось?

ЧЕЛОВЕК В ШТАТСКОМ
Судя по всему, он умер ещё в лесу. Мне очень жаль.

Человек в штатском уходит.

Мать смотрит на Хольца.

МАТЬ
Ты бросил его. Ты бросил отца умирать. Господи!..

ОКОНЧАНИЕ ВОСПОМИНАНИЯ

ИНТ. КВАРТИРА ОЛЬГИ ПЕТРОВНЫ – ДЕНЬ

ХОЛЬЦ
Он обманул меня. Он сказал мне, что подвернул ногу и не может бежать, а окно вот-вот должно закрыться…

Хольц зажимает рот ладонью, но рыдания сотрясают его.

ОЛЬГА ПЕТРОВНА
(обнимая его)
Что ты, что ты, мой мальчик!.. Не вини, не мучай себя. Он был твой отец, он очень любил тебя. Что ты, что ты, дорогой мой мальчик… Да, он обманул тебя. Чтобы спасти. Разве ты не сделал бы этого для своего сына?

Они сидят, обнявшись.

ИНТ. КВАРТИРА ОЛЬГИ ПЕТРОВНЫ – ДЕНЬ

Прихожая.  Хольц целует руку Ольге Петровне.
Уходит.

Ольга Петровна идёт в комнату. Прислоняет маленькую фотографию к большой, что стоит на комоде.

НАТ. ВОЗЛЕ ГОСТИНИЦЫ – ДЕНЬ

Хольц и Фролов выходят из гостиницы с вещами.
Подбегает Хан.
Хольц достаёт бутерброд. Хан смотрит на бутерброд, на чемодан в руке Хольца.

Садятся в машину. Хольц оглядывается. Хан смотрит вслед, весь вытянувшись.

НАТ. ВОКЗАЛЬНЫЙ ПЕРРОН – ДЕНЬ

Объятье Фролова. Поцелуй Лизы.

Хольц в вагоне. Смотрит поверх опущенного стекла на удаляющийся перрон.

На перрон выбегает Хан. Катя кричит, зовёт его.

НАТ. ДОРОГА, ГРУЗОВИК – 1959, ВОСПОМИНАНИЕ

Отец и Генрих – в грузовике, наверху, среди вещей. Сидят, укрывшись по шею одеялом. Грузовик едет по дороге, подрагивая на ухабах.

По дороге за машиной бежит собака. За ней – Саня и Мишка. Они кричат на бегу, машут руками.

Лиза стоит на дороге и смотрит вслед.

Мишка останавливается, тяжело дышит, оглядывается назад, на девушку. Саня бежит ещё немного, затем останавливается и он.

Собака бежит по-прежнему, но понемногу отстаёт. Вот она стала, постояла, глядя вслед машине – и побежала обратно.

Генрих смотрит на дорогу. На глазах его слёзы. Отец обнимает его за плечо.

ОКОНЧАНИЕ ВОСПОМИНАНИЯ

ИНТ. В ПОЕЗДЕ – ДЕНЬ

Взволнованный Хольц сидит, слушая стук колёс.

Дверь купе отъезжает. За дверью - Саня. Тотчас двое мужчин, сидевших в купе, выходят.

САНЯ
Здравствуй, Генрих.

Пауза.

ХОЛЬЦ
Что ты здесь делаешь?

САНЯ
(садясь напротив)
Нам нужно поговорить.

Пауза.

ХОЛЬЦ
Ты здесь не случайно?

САНЯ
Нет.

ХОЛЬЦ
Вот как… О чём же мы будем говорить?

САНЯ
Обо всём. И первое: зачем ты приехал, Гена?

Пауза.

ХОЛЬЦ
Что всё это значит, Саня? Кто ты?

НАТ. ДУБНА, ЗАКУТОК МЕЖДУ САРАЯМИ – 1956, ВОСПОМИНАНИЕ - ДЕНЬ

Генрих сидит между сараями. Дверь в их сарай распахнута, он набирает картошку в ведро.

Подходит Саня. Стоит, курит, смотрит.

САНЯ
Знаешь, какое у лысого варенье?

Кивает на соседнюю дверь. На двери - замочек висит, маленький.

ГЕНРИХ
Хорошее?

САНЯ
Зашибись. Хочешь, попробуем?

ГЕНРИХ
А как?..

Саня усмехается. Подходит к замку, вынимает гвоздь, ковыряется в замке.

ГЕНРИХ
Не надо. Нехорошо.

САНЯ
Почему нехорошо? У него этого варенья – как говна. Он даже не заметит.

Замок щёлкает и открывается.
Саня роется в сарае соседа. Вытаскивает литровую запылённую банку.
Вдруг – шаги.

Саня быстро ставит банку в угол сарая Хольцев, прикрывает чужую дверь, набрасывает замок, пытается его защёлкнуть.

Из-за угла – сосед. Подходит, суёт ключ, смотрит на замок.

СОСЕД
Не понял.

Хмурится, роется в сарае, берёт большую банку, прикрывает дверь. Смотрит на мальчишек.

СОСЕД
Не понял. Вроде не пьяный.

Уходит.
Саня делает большие глаза.

САНЯ
Ладно, я пошёл.

ГЕНРИХ
А варенье?

САНЯ
Да ну его. Пусть у тебя стоит.

Убегает. Генрих смотрит на банку.
Поднимает её и ставит к двери соседа.

ИНТ. КОМНАТА ХОЛЬЦЕВ - 1956, ПРОДОЛЖЕНИЕ ВОСПОМИНАНИЯ – ВЕЧЕР

Стол с книгами, кровать, занавеска.
Генрих сидит за столом, делает уроки.
Стук в дверь. Затем - голос соседа.

ОТЕЦ
Генрих!

Генрих отдёргивает занавеску. У соседа в руках – банка варенья.

ОТЕЦ
Ты принёс?

Генрих утвердительно кивает головой.

ОТЕЦ
Где ты взял?

ГЕНРИХ
Нашёл.

ОТЕЦ
Где?

ГЕНРИХ
Там, в сараях.

СОСЕД
Нехорошо врать-то. А ещё немец. Ладно, товарищ Хольц,  это Сашка утащил. Он бедовый, а ваш-то парень смирный.

Сосед уходит. Отец смотрит на сына.

ОТЕЦ
А ещё немец.

ОКОНЧАНИЕ ВОСПОМИНАНИЯ

ИНТ. В ПОЕЗДЕ – ДЕНЬ

Купе.

САНЯ
У нас два часа, Генрих. За это время мы должны найти ответы на все вопросы.

ХОЛЬЦ
Какие вопросы?

САНЯ
Все, которые нас интересуют.

ХОЛЬЦ
Вас?

САНЯ
Да, нас. Компетентные органы Советского Союза.
(Пауза)
Итак, первое: зачем ты приехал? Только не говори мне, что на конференцию. Ты отказывался много лет.

Пауза.

ХОЛЬЦ
Ты знаешь меня больше тридцати лет, Саня. Неужели у тебя нет ответа на этот вопрос?

САНЯ
Видишь ли, мне нужны такие ответы, которые удовлетворят не только меня, но и моё руководство.

ХОЛЬЦ
Вот как… А если – не удовлетворят?

САНЯ
Лучше бы этого не было.

ХОЛЬЦ
Любопытно. Так что же вы от меня хотите? Ты и твоё руководство?

САНЯ
Ты должен доказать, что приехал с личными и научными целями, а не со шпионскими.


ХОЛЬЦ
Доказать?

САНЯ
Доказать.

ХОЛЬЦ
Ты понимаешь точное значение слово – «доказать»?

САНЯ
Хорошо. Ты должен убедить.

ХОЛЬЦ
Уже лучше. Значит, у меня есть шанс.

САНЯ
У тебя есть шанс.

ХОЛЬЦ
Послушай, если вы меня подозревали, зачем вы выдали мне визу?

САНЯ
Хороший вопрос. Видишь ли, разведка – это в немалой степени игра. Она ведётся всегда. Ты – хороший объект для игры разведки. Ты – немец, выросший в Союзе, сын физика, сам физик, бежавший вместе с отцом из ГДР на запад. Тебя можно было не пустить, это было самым простым решением. Но ведь интересно. Как при таких начальных условиях ты решился приехать? Что за этим стоит? Кто за этим стоит? А тут ещё личные отношения с Фроловым, начальником отдела, который занимается секретными исследованиями… Видишь, сколько вопросов? И на эти вопросы мы должны обязательно найти ответы. И на всё нам два часа. Время бежит быстро.

НАТ. ДУБНА, ДВОР – 1956, ВОСПОМИНАНИЕ - ДЕНЬ

Генрих, Мишка, Лиза – сидят на бревне. Перед ними – Хан.

Из-за дома выбегает Саня и сразу бросается к Генриху.

САНЯ
Ты, стукач фашистский!

ГЕНРИХ
(удивлённо)
Кто, я?

САНЯ
(толкая его в грудь)
Ты, ты!

ЛИЗА
(сбоку, Сане)
Ты что такое говоришь, дурак!

Хан громко лает.

САНЯ
Сама дура! Не лезь, ты ничего не понимаешь! Он меня заложил!

ГЕНРИХ
Ты врёшь, я про тебя ничего не сказал!

САНЯ
Ага, на воре шапка горит!

Бьёт Генриха, они катятся по земле, Мишка и Лиза их растаскивают.

ИНТ. КОМНАТА ХОЛЬЦЕВ, ПРОДОЛЖЕНИЕ ВОСПОМИНАНИЯ – ВЕЧЕР

Входит отец. Смотрит на разбитое лицо Генриха.

ОТЕЦ
С кем подрался? С Мишкой?
(Генрих мотает головой)
С Саней?
(Генрих молчит)
А ещё немец.

Генрих смотрит на отца, пытаясь понять, шутит тот или говорит всерьёз.

ГЕНРИХ
(тихо)
Я не хочу быть немцем.

Отец оборачивается, подходит, прижимает его к себе.

ОТЕЦ
Ты – немец. Настоящий, чистокровный. И с этим ничего не поделаешь. Это ни хорошо, ни плохо. Они русские, мы – немцы. Была война, мы воевали. Теперь наступил мир, и мы должны жить мирно.

ГЕНРИХ
Он сказал, что я фашист. Что я стукач.

ОТЕЦ
Но ведь ты не фашист. И ты не стукач. Он напрасно тебя обидел. Но это пройдёт. И вы помиритесь.

ОКОНЧАНИЕ ВОСПОМИНАНИЯ

ИНТ. В ПОЕЗДЕ - ДЕНЬ

Саня достаёт бутылку коньяка и бутерброды. Разливает.

САНЯ
Надо выпить. Так будет легче.

Пьют.

ХОЛЬЦ
Легче – что?

САНЯ
Cмотреть тебе в глаза.

ХОЛЬЦ
Неужели – совесть мучает?

САНЯ
Мне было бы проще, если бы на твоём месте сидел какой-то другой немец. Или американец. Да кто угодно.
(Пауза)
Зря ты приехал. Ты ведь должен был понимать, какой механизм запускаешь…
И других втягиваешь…

Пауза.

ХОЛЬЦ
Теперь поздно.

САНЯ
Да, теперь поздно. И я должен тебя предупредить… Понимаешь, я должен получить от тебя ответы и передать их руководству. А они уже будут решать, как быть, что делать.

ХОЛЬЦ
Ты о чём?

САНЯ
В зависимости от информации, которую получит руководство, оно будет решать, как поступать с тобой. Выпустить ли из страны, как ни в чём ни бывало, или принять другие меры.

ХОЛЬЦ
Другие меры?

САНЯ
Представь себе: немецкий учёный фон Хольц вышел из вагона на Савёловском вокзале, а на аэровокзал так и не прибыл. Пропал. Это один вариант.

ХОЛЬЦ
Есть и второй?

САНЯ
Конечно, есть. И второй, и третий… Например, ты заявил о том, что хочешь остаться в СССР. С учётом твоего прошлого – будет не так уж и неправдоподобно.

ХОЛЬЦ
Зачем это нужно?

САНЯ.
Это гарантирует, что ты не вывез за кордон добытую тобой информацию.

ХОЛЬЦ
(улыбаясь)
Добытую? Каким образом?

САНЯ
Ты был в тесном личном контакте с Фроловым.

ХОЛЬЦ
Вы что, не доверяете Михаилу?

САНЯ
Доверяй, но проверяй.

ХОЛЬЦ
Так вы, наверное, подслушивали все наши разговоры.

САНЯ
Не преувеличивай наши возможности.

ХОЛЬЦ
Послушай, Александр, это смешно… Вы даёте мне визу, вы допускаете личные контакты с Фроловым, а потом я должен вам доказывать, что ничего не нашпионил…

САНЯ
Согласен, хреновая история. Но эту ситуацию создал ты сам. О чём ты думал? Ведь – вивере эст когитаре, не так ли?

ХОЛЬЦ
Думаю, тебе больше подойдет – вивере эст милитаре. Ведь ты человек действия.

САНЯ
Я был уверен, что ты знаешь правильный перевод… про жизненную силу… Зачем ты соврал Маше?

ХОЛЬЦ
Не знаю. Так вышло…

Саня бросает на стол пачку фотографий. На фото – Хольц и Маша в постели.

ХОЛЬЦ
Я даже не помню, было у нас что-то или нет.

САНЯ
Было, было.

ХОЛЬЦ
И что это добавляет к тем вариантам, о которых ты говорил?

САНЯ
Это добавляет подвариант. Представь себе, у нас нет уверенности, что ты не шпионил. Но по каким-то причинам, ведомых господу богу и начальству, удерживать тебя в Союзе несвоевременно. Тогда тебя выпускают, но при этом ты должен понимать, что эти фото могут в любой момент оказаться у твоего начальства, у ваших спецслужб… у твоей жены.
(Пауза)
Извини, Генрих, мне это тоже неприятно.

ХОЛЬЦ
Спасибо и на этом.

ИНТ. В ПОЕЗДЕ - ДЕНЬ

САНЯ
Итак, главное. Во-первых, моё руководство уверено, что ты приехал не по своей воле, а тебя чем-то принудили поехать в этот раз. Оно, начальство уверено, что цель – тематика Фролова. Что ты на это скажешь?

ХОЛЬЦ
Ты же знаешь меня. Я немец. Я никогда не вру. Я поехал по своей воле.

Они смотрят друг другу в глаза.

САНЯ
О кей. Вопрос второй. Ты получал какую-то информацию от Фролова по поводу его тематики?

ХОЛЬЦ
Нет.

САНЯ
Ни в какой форме, ни в устной, ни письменной? Ни под каким видом? Ни в форме дискуссии, ни обмена мнениями, шутки или намёка?

ХОЛЬЦ
Ни в какой форме, ни под каким видом.

САНЯ
Хорошо. Вопрос третий. Зачем к тебе в гостиницу приходил Парфёнов? О чём вы говорили?

ХОЛЬЦ
От вас ничего не скроешь.

САНЯ
Помилуй бог, это же гостиница.

ХОЛЬЦ
Мы говорили о его диссертации. Он жаловался на то, что не может найти необходимых источников.

САНЯ
И всё?

ХОЛЬЦ
Он жаловался на Мишку… В том смысле, что он очень строгий.
(Усмехается)
Просил меня быть поставщиком информации…

САНЯ
Неужели? Ай да Парфёнов! То есть он, можно сказать, вербовал тебя?..

ХОЛЬЦ
Да. Бил на жалость.

САНЯ
Понятно.
(Длинная пауза)
А мне лично ты можешь сказать, зачем ты приехал?

ХОЛЬЦ
(после небольшой паузы)
Видишь ли, Саня, если бы ты пришёл с этой бутылкой в моё купе просто так, скоротать в дружеской беседе дорогу до Москвы, я бы тебе всё рассказал без… как это…

САНЯ
Без утайки.

ХОЛЬЦ
Да. Без утайки. Но теперь… извини.

Саня кивает. Смотрит на часы.

САНЯ
Итак, Генрих, я передам наш разговор своему руководству. И я уже ни за что не отвечаю, ничем не управляю. Будь осторожен. И о нашей встрече никто не должен знать. Никто. Ни жена, ни… Понимаешь?

ХОЛЬЦ
Понимаю.

САНЯ
(поднимаясь на ноги)
Не так хотелось с тобой прощаться. Но… Прости.

НАТ. ВОКЗАЛ – ДЕНЬ

Хольц выходит на перрон.

ИНТ. ТАКСИ – ДЕНЬ

Хольц едет по Москве на аэровокзал.

ИНТ. СЛУЖЕБНАЯ КОМНАТА НА ВОКЗАЛЕ - ДЕНЬ

Саня с телефонной трубкой.

САНЯ
Да. Да. Так точно. Есть.

Кладёт трубку и сидит, глядя перед собой.

ИНТ. АЭРОВОКЗАЛ – ДЕНЬ

Хольц входит в здание аэровокзала.

ИНТ. БОЛЬШОЙ КАБИНЕТ – ДЕНЬ

Человек за большим столом. Ещё двое – за приставным. Лица не видны.

ПЕРВЫЙ
Итак, что мы имеем?

ВТОРОЙ
Ничего определённого.

ПЕРВЫЙ
На вербовку не поддался. Информацию не везёт… Марков мог дать слабину или утаить что-то? Ведь они друзья.

ТРЕТИЙ
Не думаю. Когда это было? Ему карьера дороже.

ВТОРОЙ
И шкура.

ТРЕТИЙ
И шкура.

ПЕРВЫЙ
Варианты?

ВТОРОЙ
Не выпускать.

ТРЕТИЙ
Исчезновение. Несчастный случай. Или – просьба о советском гражданстве.

ПЕРВЫЙ
После корейского самолёта не самый лучший вариант.

ВТОРОЙ
А может, из-за самолёта как раз пройдёт тихо?

ПЕРВЫЙ
Не уверен. Ещё?

ВТОРОЙ
Выпускаем, а несчастный случай – там.

ТРЕТИЙ
У него машина в аэропорту.

ПЕРВЫЙ
Понятно. Что ещё?

ТРЕТИЙ
Ничего не делаем. Пока. Он ещё приедет. Или к нему приедут. Фролов, Парфёнов.

ПЕРВЫЙ
Понятно. На чём останавливаемся? Конкретно?

ИНТ. АЭРОПОРТ - ВЕЧЕР.

Хольц проходит таможню.

Идёт в самолёт.

В самолёте.

Взлёт.

НАТ. ЖЕНЕВА, АЭРОПОРТ – ВЕЧЕР

Аэропорт. Хольц выходит из здания, идёт на стоянку автомобилей.
Открывает машину, вставляет ключ – и застывает.

ЗА КАДРОМ:

ГОЛОС САНИ.
И я уже ни за что не отвечаю, ничем не управляю. Будь осторожен.

Хольц сидит, откинувшись, и смотрит на ключ.

Стрелка на автомобильных часах перескакивает на одно деление, два, три, четыре, пять. Хольц протягивает руку, поворачивает ключ. Звук запущенного двигателя.

Хольц сидит, откинувшись. Стрелка на автомобильных часах перескакивает еще на одно деление, два, три, четыре, пять…

НАТ. ДОМА – ВЕЧЕР.

Хольц выходит из машины. Сын бежит навстречу через лужайку. Анна обнимает на пороге.

АННА
Господи, ты устал?

ХОЛЬЦ
Устал.

АННА
(всматриваясь)
Ну что, теперь ты доволен?

Хольц грустно улыбается.

ИНТ. ГОСТИНАЯ – ВЕЧЕР

Хольц и Анна в гостиной.

ГОЛОС СЫНА СВЕРХУ
Пап, бабушка опять звонит!

Хольц берёт трубку.

ГОЛОС МАТЕРИ
Я хочу, чтобы ты приехал.

ИНТ. ДОМ В БАДЕН-ВЮРТЕМБЕРГЕ – ДЕНЬ

Хольц въезжает за ворота поместья. Поднимается по ступенькам дома.

ИНТ. ГОСТИНАЯ – ДЕНЬ

Мать в гостиной. Хольц целует её в лоб и садится рядом, в кресло.

МАТЬ
Ты доволен?

ХОЛЬЦ
Да.

МАТЬ
Тебе помогла эта поездка?

ХОЛЬЦ
Да, мама.

МАТЬ
Слава богу… Ты встретил ту девушку, в которую был влюблён?

ХОЛЬЦ
(с удивлением)
Да…

МАТЬ
Отец успел рассказать мне… С ней всё в порядке? Она замужем?

ХОЛЬЦ
Да. Она замужем за нашим другом, Мишей Фроловым. У них дочь, которая как две капли воды похожа на свою мать.

МАТЬ
Как её зовут?

ХОЛЬЦ
Мать – Лизой. Дочь – Катей.

МАТЬ
Элизабет… Екатерина… Королевские имена.
(Пауза)
Ты виделся с той женщиной? Я не знаю, как её зовут…

Пауза.

ХОЛЬЦ
Да, мама.

МАТЬ
Я так и думала. Она младше меня?

ХОЛЬЦ
Не знаю. Если и младше, то очень немного.

Пауза.

МАТЬ
Возьми меня за руку, Генрих.

Хольц берёт руку матери.

МАТЬ
Прости меня, сын.

ХОЛЬЦ
Тебе не за что просить прощенья, мама.

МАТЬ
Прости меня, Генрих, я очень виновата перед тобой.

ХОЛЬЦ
Не надо, мама.

МАТЬ
Прости меня. Мне нужно было любой ценой пробиться к вам, туда, в Россию… Мне нужно было жить с вами… Кто же знал, что пройдет столько лет? Мне казалось, что я должна ждать вас здесь… Я восстановила поместье, сколько сил всё это стоило…

ХОЛЬЦ
Всё хорошо, мама. Теперь всё хорошо.

МАТЬ
Нет, сын мой, не всё можно исправить… Прости свою мать, я столько лет ждала отца, тебя… Я обезумела тогда, я не помнила себя. Прости мне те слова.

ХОЛЬЦ
Всё хорошо, мама, всё хорошо… Я люблю тебя, мама.

Пауза.

МАТЬ
Обещай мне только одно. Если ты доживёшь, привези отца сюда, в нашу усыпальницу… Я хочу, чтобы он был рядом со мной.

ИНТ. ЦЕРН, КАБИНЕТ ХОЛЬЦА - ДЕНЬ

Хольц сидит за столом. Звонок.

ГОЛОС ЗОММЕЛЯ
Герр Хольц, вы не могли бы зайти ко мне?

ИНТ. ЦЕРН, КАБИНЕТ ЗОММЕЛЯ - ДЕНЬ

У Зоммеля - Крюгер и Эванс.
Зоммель делает озабоченное лицо и выходит.

ЭВАНС
Герр Хольц, нам бы хотелось переговорить с вами, но в другом месте.

ХОЛЬЦ
Что это значит? В каком другом месте? Это арест? Тогда мне нужен адвокат.

КРЮГЕР
Нет, не арест, не задержание, и адвокат нам не нужен. Но здесь – не место. Поедемте, герр Хольц, будьте благоразумны. Десять минут езды.

ИНТ. ОТЕЛЬ – ДЕНЬ

Эванс, Крюгер и Хольц входят в холл небольшого отеля. Портье не задаёт вопросов. Поднимаются по лестнице.

ИНТ. НОМЕР В ОТЕЛЕ – ДЕНЬ

В гостиной на столе – бутылка вина и фрукты.

КРЮГЕР
Располагайтесь, герр Хольц.

ЭВАНС
Итак, герр Хольц, что происходило в Дубне? Желательно по порядку и в деталях.

Пауза.

ХОЛЬЦ
Ничего особенного.

Крюгер и Эванс переглядываются.

КРЮГЕР
То есть, вы поучаствовали в конференции – и всё?.. Ничего необычного, ничего сверхординарного.

ХОЛЬЦ
Ничего.

ЭВАНС
Позвольте вам не поверить, герр Хольц. Этого просто не может быть. Уже одно то, что русские дали вам визу, позволили въехать и вступить в контакт с Фроловым – говорит о том, что они начали игру. Игра разведок предполагает действия. Шантаж, угрозы, женщины, компромат или дезинформация. Понимаете?

ХОЛЬЦ
Вам виднее. Я научный работник. И очень далёк от игр разведок. Может быть, я не придал значения каким-то мелочам.

ЭВАНС
Вы и в самом деле так думаете? Или вы ловко прикидываетесь?

КРЮГЕР
Одну минуту… Послушайте, герр Хольц, теоретически такое возможно, что вас не тронули, только наблюдали, хотя это очень необычно… Но даже если это так…

ЭВАНС
Нам бы хотелось в этом убедиться.

КРЮГЕР
Дайте нам такую возможность, герр Хольц.

ХОЛЬЦ
Каким образом?

ЭВАНС
Вы провели в Дубне четыре дня? Что было помимо мероприятий конференции?

КРЮГЕР
Расскажите, как прошли эти дни. Подробно.

Пауза.

ХОЛЬЦ
Два вечера у Фроловых, приём в Доме учёных, пикник.

ЭВАНС
Что-то необычное, несвойственное случилось в это время?

ХОЛЬЦ
Нет.

КРЮГЕР
Каков был круг общения, герр Хольц?

ХОЛЬЦ
Фроловы, муж и жена, переводчица, и ещё один наш старый товарищ.

ЭВАНС
Как его зовут?

ХОЛЬЦ
Александр Марков.

КРЮГЕР
(кладёт на стол фотографию)
Это он?

ХОЛЬЦ
Да.

ЭВАНС
Послушайте, герр Хольц, очень трудно поверить в то, что вы не обсуждали с доктором Фроловым его работу. Вы ведь старые друзья, вы оба физики…

КРЮГЕР
И ничего – в том контексте, с которым мы вас знакомили?

ХОЛЬЦ
Только один раз речь зашла об отделе доктора Фролова.

ЭВАНС
Будьте добры, подробнее.

ХОЛЬЦ
Михаил выразил сожаление, что не может пригласить меня к себе в лабораторию и не может обсудить со мной свои трудности.

КРЮГЕР
Трудности? Какого рода?

ХОЛЬЦ
Я не знаю. Мы не обсуждали. Возможно, это вообще игра слов, перевод. Он просто сказал, что у меня нет допуска. И добавил, что у моего отца был допуск, вот его можно было бы приглашать и обсуждать все вопросы.

ЭВАНС
Это что, шутка?

ХОЛЬЦ
Да. Представьте себе, русские тоже иногда шутят.

ЭВАНС
И всё?

ХОЛЬЦ
Всё.

Крюгер и Эванс переглядываются.

ЭВАНС
К сожалению, герр Хольц, вы не убедили нас в своей искренности.

ХОЛЬЦ
Я сожалею.

КРЮГЕР
Герр Хольц, вы очень сдержаны в своём рассказе. Почему?

ЭВАНС
Что прикажете думать нам?

ХОЛЬЦ
Всё, что угодно.

ЭВАНС
Отлично! Тогда я могу подумать о том, что вы русский шпион! Что вы завербованы ещё двадцать пять лет назад и внедрились на Запад в результате блестящей операции КГБ!.. Вы знаете, чем занимается ваш второй друг, господин Марков?

Он снова бросает на стол фотографию.

ХОЛЬЦ
Он журналист.

ЭВАНС
Журналист… Этот журналист несколько лет шнырял по всему югу Африки, во всех конфликтных районах, от Мозамбика до Анголы. Вот какая у вас компания, герр Хольц! И вы заявляете нам, что в Дубне ничего не происходило, только мило пообщались друзья детства и разъехались…

КРЮГЕР
Трудно поверить.

ЭВАНС
Вот что я вам скажу, Хольц… вы должны выбрать, на чьей вы стороне. Ваш отец работал на Советы, и никто не ставил вашей семье это в упрёк! Но всему есть свои пределы… Понимаете?

ХОЛЬЦ
Кто вы такой, чтобы мне угрожать?

ЭВАНС
Кто я такой? Господи, вы, Хольц, или дурак, или… Крюгер, может быть, вам лучше удастся?

Эванс уходит в другую комнату.

КРЮГЕР
Честно говоря, я вас не понимаю. Даже если вы ничего не привезли по существу, зачем вы встаёте в позу? Зачем вам ссориться с очень влиятельными кругами?
(Вполголоса)
Эванс грубоват, но по существу он прав. Иногда невозможно остаться в стороне. Вы должны определиться. Давайте успокоимся, всё обдумаем. Я позвоню вам через неделю, мы всё обсудим. Хорошо?

ХОЛЬЦ
Хорошо.

ИНТ. НОМЕР В ОТЕЛЕ – ДЕНЬ

Эванс и Крюгер наблюдают за тем, как Хольц выходит из отеля и садится в машину.

ЭВАНС
Если бы его завербовали русские, он бы сейчас не скупился на информацию. Всё было бы правдоподобно и логично.

КРЮГЕР
Но он упёрся и молчит. Это выглядит глупо.

ЭВАНС
Он вырос там.

КРЮГЕР
К тому же он аристократ.

ЭВАНС
Вы хотите сказать, идеалист со своими представлениями о чести? Может быть. В любом случае, он опасен и непредсказуем. Ему нельзя доверять. Ему нужно ограничить доступ и взять под мягкое наблюдение.

ИНТ. ДУБНА, КВАРТИРА ФРОЛОВЫХ – ВЕЧЕР

Лиза открывает дверь, входит в квартиру. Раздевается, вешает пальто. Слышит тихие голоса. Подходит к двери кабинета.

ГОЛОС ФРОЛОВА
То есть, он не взял ни мою наживку, ни Димкину?

ГОЛОС САНИ
А вот этого я не знаю. Я не уверен.

ГОЛОС ФРОЛОВА
То есть, ты допускаешь, что он всё понял, но…

Пауза.

ГОЛОС САНИ
Получается, что так.

ГОЛОС ФРОЛОВА
Он всё понял, но играть в эти игры не стал. Несмотря на твои угрозы.

ГОЛОС САНИ
Выходит, так.

ГОЛОС ФРОЛОВА.
Какое же это всё дерьмо.

Пауза.

Лиза толкает дверь. Дверь тихонько распахивается. Фролов и Саня сидят за столом. На столе – бутылка коньяку. Они смотрят на Лизу.

ФРОЛОВ
Ты уже пришла?

ЛИЗА
(уходя)
Лучше бы не приходила.

ИНТ. КАБИНЕТ ЛИЗЫ – ДЕНЬ

Лиза в своём кабинете в Доме учёных.
Достаёт листок. На нём – адрес.
Пишет. Запечатывает в конверт.

ИНТ. МОСКВА, ПОЧТА – ДЕНЬ

Обработка корреспонденции. Мешки с письмами проходят сквозь терминал. Сигнал: загорается красный фонарь. Конвейер останавливается. Недовольный сотрудник начинает искать источник сигнала. Находит конверт.

ИНТ. КАБИНЕТ – ДЕНЬ

Человек в штатском открывает конверт. Читает: «Мы все любим тебя, Гена. И ты прости нас».

ИНТ. ДОМ ХОЛЬЦЕВ – ДЕНЬ

Хольц входит в дом. В руках коробка.

ХОЛЬЦ
Юрген, ты где?

Сверху, над перилами показывается голова сына.

СЫН
(сбегая вниз)
Что у тебя в коробке?

Хольц протягивает ему коробку.
Сын снимает крышку. В коробке – щенок.

СЫН
(с глазами, полными восторга)
А мама? Она позволит?

ХОЛЬЦ
Мы её уговорим.

СЫН
А как мы его назовём?

ХОЛЬЦ
Извини, я его уже назвал.

СЫН
Как?

ХОЛЬЦ
Хан. Его зовут Хан.

ИНТ. ЦЕРН, КАБИНЕТ ЗОММЕЛЯ – ВЕЧЕР

Сквозь окно виден двор и сияющая огнями ёлка.

Хольц сидит напротив Зоммеля.

ЗОММЕЛЬ
Герр Хольц, мне нелегко это вам говорить, но наше сотрудничество заканчивается. Ваш институт прекращает финансирование. Мне очень жаль.

Пауза.

ХОЛЬЦ
Довольно неожиданно.

ЗОММЕЛЬ
Мне очень жаль.

ХОЛЬЦ
Может ли ЦЕРН финансировать мои исследования в рамках своего бюджета?

ЗОММЕЛЬ
Я наводил справки. К сожалению, в настоящее время по ряду причин это невозможно.

ИНТ. ЦЕРН, КАБИНЕТ ХОЛЬЦА – ДЕНЬ

Хольц разговаривает по телефону.

ГОЛОС В ТРУБКЕ
Совет пересмотрел программу исследований. Я сожалею, что ваша тематика выпала из плана финансирования.

ХОЛЬЦ
Я могу вернуться в институт?

ГОЛОС В ТРУБКЕ
Ваш контракт истёк. Мне очень жаль.

ИНТ. ДОМА – ВЕЧЕР

Хольц и Анна.

АННА
Подарок к рождеству.

ХОЛЬЦ
Я знаю, о чём ты думаешь. Это так и есть. Это из-за моей поездки в Дубну. И вообще…
(Пауза.)
Прости. Ничего не поделаешь. Такова моя судьба.

АННА
Выходит, и моя тоже.
(Пауза.)
Ничего, мы проживём. Ты сможешь преподавать. До университетов у них руки не дотянутся. Ты можешь писать книги.

Хольц смотрит на жену. Обнимает её, целует.

ИНТ. ДОМ В БАДЕН-ВЮРТЕМБЕРГЕ – ДЕНЬ

Хольцы, Генрих, Анна и сын, у телевизора.
На экране - падение Берлинской стены.

НАТ. ПОМЕСТЬЕ ФОН ХОЛЬЦЕВ В БАДЕН-ВЮРТЕМБЕРГЕ – ДЕНЬ

Усыпальница в поместье фон Хольцев.
Хольц, Анна и Юрген смотрят, как гроб опускают в могилу.

Надгробие. Два портрета. Мужчина и женщина. Надпись: «Эльза и Юрген фон Хольц».

ИНТ. УНИВЕРСИТЕТ – ДЕНЬ

Хольц заканчивает лекцию. Студенты расходятся.

НАТ. УНИВЕРСИТЕТСКИЙ ДВОР – ДЕНЬ

Хольц выходит во двор, идёт к машине.

ГОЛОС ЗА СПИНОЙ
Герр Хольц!

Саня, постаревший Саня стоит в университетском дворе.

САНЯ
(издалека)
Здравствуй.

ХОЛЬЦ
(стоя на месте)
Здравствуй.

САНЯ
Может быть, перекусим где-нибудь?

Пауза.

ХОЛЬЦ
(взглянув на часы)
Извини, у меня встреча.

Саня чуть заметно усмехается.

НАТ. УНИВЕРСИТЕТСКИЙ ДВОР, ПРОДОЛЖЕНИЕ – ДЕНЬ

Хольц и Саня сидят на скамейке.
Мимо идут студенты.
Осенние листья на дорожке.

САНЯ
Я проездом. Я был в Мюнхене. И решил заехать.

ХОЛЬЦ
По службе?

САНЯ
Да, конечно. Только не подумай, что я тут у вас шпионю. У нас есть легальные контакты.

ХОЛЬЦ
(кивая)
То есть, у тебя всё в порядке?

САНЯ
Да, более или менее. Ты же знаешь, что у нас происходит.
(Хольц кивает. Пауза.)
Ты хочешь спросить, зачем я приехал?

ХОЛЬЦ
Да. Такой вопрос возникает.

САНЯ
Видишь ли, Генрих, есть вещи, с которыми хочется покончить. Понимаешь?

ХОЛЬЦ
Догадываюсь. Только сомневаюсь, что с ними можно покончить.

САНЯ
Может быть, ты и прав. Не покончить. Закончить.

Он протягивает Хольцу листок бумаги.

ХОЛЬЦ
Что это?

САНЯ
Это копия письма, которое было послано в 83-году на адрес твоей матери от неизвестного корреспондента.

Хольц читает: «Мы все любим тебя, Гена. И ты прости нас».

САНЯ
Я думаю, что ты догадываешься, кто его написал.

ХОЛЬЦ
Она была в курсе?

САНЯ
Нет. В курсе был только Мишка. Ну и Парфёнов. В рамках своей задачи.
(Пауза)
Лиза догадалась. Женское чутьё. Вот я и подумал, что это важно.

ХОЛЬЦ
(глядя на листок)
Спасибо. Это важно.

НАТ. УНИВЕРСИТЕТСКИЙ ДВОР, ПРОДОЛЖЕНИЕ – ДЕНЬ

Саня и Хольц стоят. Хольц протягивает руку.

САНЯ
(пожимая руку)
Не держи обиду на Мишку. Он не мог отказаться. Это всё шло на автомате. После того, как ты дал согласие приехать.

ХОЛЬЦ
Я понимаю.

НАТ. РОССИЯ, ДУБНА, СТРЕЛКА ДУБНЫ И ВОЛГИ – ДЕНЬ

На стрелке, у обрыва стоят Хольц с Анной, Фролов и Лиза.
Чуть подальше - Катя Фролова и Юрген Хольц.

Колокольный звон. Церковь – с блестящим куполом и крестом.


Рецензии