Девушка из леса

Солнце выплыло из-за сосновых крон, поднялось повыше и залило неярким светом лыжную трассу. С утра было -10, потом потеплело — чуть-чуть, всего на пару градусов — но кое-кому показалось, что солнце начало припекать.
Вокруг трассы было полно народу. Кто-то уселся на облезлые трибуны, кто-то стоял у ограждений, а несколько человек вскарабкались на стоящие рядом берёзы. На соснах никто не сидел — взобраться на них было очень трудно. Недалеко от комментаторской кабины сидел один из организаторов областного чемпионата, который должен был вот-вот начаться — заслуженный тренер СССР, а также РФ Морозов Андрей Владимирович. Рядом сидела одна из его бывших воспитанниц — Ольга Барсукова. Она начала тренироваться у него ещё в детстве, потом, уже подростком, уехала в Москву и сделала карьеру там. За годы участия в соревнованиях Ольга завоевала множество медалей всех достоинств, в её копилке было даже олимпийское «серебро». Но к этому времени она завершила спортивную карьеру.
-Ну и трасса! - протянула она, оглядев снежное полотно. -Как по такой бежать?
-А чего ты хочешь, голубушка? - спросил Морозов, грустно усмехаясь в седые усы. - Да, трасса дрянь, винтовки на ладан дышат, а что поделаешь? Это тебе не Оберхоф и не Холменколлен, дорогуша, это тебе Карташёво Храбровского района.
Тем временем соревнования начались. Первый день соревнований открывала индивидуальная гонка, вначале бежали женщины. Спортсменки стартовали одна за другой и убегали вперёд — кто к победе, а кто и к поражению.
-Спортсменки начинают преодолевать первую отсечку, - мерно зудил комментатор. - Лидирует участница № 2, Ольга Розанова. Пока эту отсечку пересекли всего 3 спортсменки. Четвёртой проходит участница № 8, Любовь Шумилова.
На пригорке показалась рослая спортсменка. Несмотря на полноту, она двигалась довольно быстро. Пробежала мимо двух зрителей, сидевших на берёзе.
-Фу, толстая. Как доярка из-под коровы, - фыркнул один из них.
***
В принципе, этот зритель был прав, сам того не подозревая. Итак, как же случилось, что на лыжной трассе под посёлком Карташёво Храбровского района появилась бывшая доярка?
Началась эта история более 20 лет назад. В самый обычный день в роддоме городка Заугольска на свет появилась девочка. Она была довольно крупная: вес — 4 кг, рост — 54 см. Увы, девочке не довелось познать материнское тепло, потому что её мать умерла при родах. Отец девочки был егерем, круглый год жил в лесу. Он не мог заботиться о малышке. Ребёнка взяла осиротевшая бабушка, которая души не чаяла во внучке, так похожей на свою маму. Но старушка не могла перенести потери единственной дочери и через 2 года умерла. Тогда девочка перешла ко второй бабушке. Впрочем, и та прожила всего 5 лет и умерла, едва успев записать девочку в школу. У егеря не осталось никого, кроме дочки. Он решил не отдавать её в интернат и забрал к себе в избушку.
Девочка росла в окружении лесных красавиц — елей и сосен, летом любила купаться в озерце. Школа была далеко, весной и осенью приходилось идти в обход, зимой было легче — прямиком на лыжах. Крупная, крепкая, немного угрюмая, она поневоле внушала уважение, мальчишки просто не смели её задирать. Иногда отец брал её с собой, особенно в зимние каникулы — длинные переходы на лыжах Любу не утомляли. А в 13 лет отец научил её стрелять.
Увы, мирной жизни в лесу пришёл конец. Однажды егерь заболел. До ближайшей больницы было 5 км, стояла весенняя распутица. Река уже вскрылась, и Люба решила попробовать добраться до больницы на лодке. Это было нелегко — Люба не умела грести.  Когда, наконец, она доплыла до противоположного берега, было уже поздно.
Коллектив школы, где училась Люба помог ей с похоронами. Прислали нового егеря. Люба перешла в 11-й класс, но ей было не до учёбы. Она уехала в деревню Карауловку и устроилась на ферму дояркой.
Жизнь текла спокойно и монотонно. Иногда Люба смотрела с квартирной хозяйкой телевизор. И вот однажды она увидела репортаж с очередного этапа кубка мира по биатлону. Она залюбовалась быстроногими спортсменами, радовалась, когда они попадали в цель и огорчалась, когда промахивались. С этого дня Люба потеряла покой. Ей очень хотелось заниматься этим видом спорта. Она понимала, что ей никогда не попасть в элиту, но почему бы не позаниматься для себя?
Как-то раз, после утренней дойки, её подруга сказала:
-Прикинь, мой братан по бегу всех обскакал, теперь его в сборную России протолкнуть хотят.
-А где он соревнуется?
-Да он в политехническом колледже учится. Там спортивных секций куча, чем хочешь, тем и занимайся. И бег, и волейбол, и баскетбол, и лыжи, и стрельба и даже этот... как его... когда на лыжах бегают и стреляют...
-Биатлон?
-Во-во, биатлон.
И Люба решила поступить в этот колледж — неважно, на какую специальность, лишь бы получить возможность заниматься биатлоном. Бегать на лыжах она умеет, стрелять тоже — за чем же дело стало?
И в первый же выходной Люба поехала в Храбров, где находился тот самый колледж. Она узнала условия приёма, и с тех пор всё свободное время сидела за книжками. В тёплую погоду она уходила заниматься в лес, который как будто помогал ей,  не давал устать, освежал её мозг, нагруженный знаниями из книжек.
Люба поступила на специальность с каким-то мудрёным и расплывчатым названием, но это было неважно. Ведь она поступила, у неё есть место в общежитии, а главное — возможность заниматься этим прекрасным видом спорта!
В комнате, кроме Любы, было ещё 2 жилицы. Маше, как и Любе, было 19, а вот Назире — уже 32. Она сразу после школы пошла работать, и санитаркой была, и дворником, потом стала торговать пирожками. Но потом ей стало как-то неуютно без образования, и она поступила в этот колледж — решила стать продавцом с «корочками».
-Это ж надо! - говорили на этаже. - Додумался же кто-то поселить двух 19-летних соплюх со взрослой женщиной...
Впрочем, разница в возрасте не мешала соседкам ладить друг с другом. Назира не позволяла себе помыкать Любой и Машей. Общежитие было трёхэтажное, смешанное.  На каждый этаж — одна большая кухня с четырьмя плитами.  На каждой кухне стояло два огромных холодильника, и по молчаливой договорённости, все свёртки с едой были подписаны. Народ там жил разный, и если из холодильников еду не воровали, то с плиты — за милую душу.  Поставишь кастрюльку на огонь и, если караулить не будешь, то еду из кастрюльки украдут. Девушки и Назира подкопили денег и купили себе маленькую электроплитку, чтобы готовить в комнате. Конечно, плитку приходилось прятать, если бы комендант обнаружила её, выселение было бы неминуемо.
Вскоре после начала учебного года Люба пришла в биатлонную секцию и попросилась туда. Руководитель секции посмотрел на неё недоверчиво, но решил попробовать. Вдруг да получится что-нибудь!
И у неё получилось. Правда, пришлось немного повозиться со стрельбой — ведь до сих пор Люба стреляла только из охотничьего ружья, а спортивная винтовка — это совсем другое.
Годы учёбы пролетели быстро. Сама учёба особого удовольствия Любе не доставляла, но она получала твёрдые «четвёрки», кроме того, её часто посылали на всякие городские и областные спартакиады, а также на соревнования среди среднеспециальных учебных заведений. Ради этих соревнований, ради возможности пробежаться на лыжах и по пути пострелять Люба была готова терпеть самые скучные занятия!
А в свободное от учёбы и соревнований время Люба училась готовить. Правда, в основном татарские блюда — сказалось влияние соседки, ставшей её учительницей по кулинарии. А поскольку общежитие было смешанным, Люба научилась общению с самыми разными людьми, и скоро нашла общий язык практически со всеми.
Окончив колледж, Люба устроилась в отдел снабжения одного проектного института. Её поселили в общежитие, которое занимало всего 2 этажа в одном подъезде старого сталинского дома,  и было там всего 14 комнат, и все друг с другом были знакомы и знали друг о друге почти всё: кто с кем встречается, кто что купил и даже что лежит в холодильнике. У Любы было 2 соседки, работавшие в том же институте. Надя была инженером, а Лена — юристом. В общежитии была большая кухня с электроплитами. Там можно было спокойно оставлять свои кастрюльки и сковородки без присмотра — всё оставалось цело. Сотрудницы постарше, которым перевалило за 30, но которые так и не вышли замуж, учили молоденьких вести хозяйство. Одна из них научила Любу печь пироги. Но самое главное — этот проектный институт славился своими доморощенными спортсменами. Биатлонистов там, правда, не было, но один лыжник подсказал Любе, где и у кого можно тренироваться. И Люба попала к опытному тренеру Морозову.
Надо сказать, что жизнь в общежитии была бы однообразна, если бы не... Ну конечно, как можно забыть святую святых каждого общежития - вахтёров? Каждый день на заветном посту по очереди сидели 3 старушки. Когда Люба пришла селиться, дежурила маленькая приятная старушка — баба Настя.
-Ой, девонька, где-то я тебя видела, - сказала она. Только ты, кажись, помельче была да постройнее. Ты откуда будешь-то?
Слово за слово, и выяснилось, что баба Настя училась в одном классе с Любиной бабушкой по матери. Потом подруги продолжали встречаться. Баба Настя помнила покойную Любину маму ребёнком, и тут — на тебе, знакомые черты. Потом они часто болтали, баба Настя рассказала, что её сын зарабатывает прилично, а сноха — просто золото, и они зовут её жить к себе, но она не хочет никому быть в тягость. Вот когда не сможет работать — другое дело. По истечении суток бабу Настю сменяла баба Шура — это была дородная, громкоголосая женщина, если в общежитие заходил кто-то посторонний, она спрашивала «к кому?» так оглушительно, что посетитель на первых порах пугался. После ответа по всему общежитию разносилось «нет её» или «дома она, проходи». Случалось, она приходила на дежурство выпивши, но на её характере это не отражалось. Она была страшна лишь снаружи, но в душе очень добра.
Однако в бочке мёда обязательно бывает ложка дёгтя. И раз в трое суток обитательницам общежития приходилось её вкушать. Ложка дёгтя являлась в лице бабы Гали — моложавой тётки, возможно, когда-то красивой, но с ядовитым, пронзительным голосом. Гостям она устраивала настоящий допрос, когда гости уходили, отпускала им вслед язвительные замечания, которые могли касаться чего угодно — внешности, голоса, сумки в руках. На приветствия не отвечала и всегда старалась сказать какую-нибудь гадость. А уж довести кого-нибудь до слёз она считала делом чести. Стоило Любе поселиться в общежитии, баба Галя начала придираться к ней по поводу и без. Постоянно называла Любу «дылдой», «коровой», цеплялась то к её причёске, то к содержимому пакета с продуктами, если ей удавалось что-нибудь разглядеть. Зимой, когда Люба поздно возвращалась с тренировок, стала твердить, что девушка гуляет неизвестно с кем, а то и промышляет у гостиниц. Однажды она обозвала Любу непотребным словом, доведя девушку до слёз.
-Я тебя постоянно на том пятачке вижу! - скрипела старуха. - Непонятно, что ли, на какие шиши ты себе шапку новую купила? (Шапка была куплена на барахолке у китайца).
Нет смысла приводить все эти оскорбления, которыми осыпала Любу зарвавшаяся вахтёрша. Но сей поток был прерван появлением Лены, вернувшейся с рынка.
-Послушайте, уважаемая! - сказала она. - Я пойду к коменданту и скажу, что в нашем общежитии работает уголовный элемент.
-Кого? - переспросила вахтёрша.
-Не «кого», а «что»! - поправила Лена. -Клевета — уголовное преступление. - И процитировала наизусть статью из уголовного кодекса, касавшуюся клеветы.
Это невероятно, но старуха испугалась. Чёрт её знает, эту юристку, вдруг она уговорит эту дылду в суд подать? И на следующий же день она подала заявление по собственному желанию. Её сменил старичок Матвей Макарыч, который жил в другом общежитии. Его туда выгнал сын, когда он стал приставать к снохе. Поначалу дедок опять взялся за своё, но это продолжалось недолго. Однажды он шутя не пускал одну из жилиц на лестницу, пока она его не поцелует. Но тут появилась Люба. На следующий день ей предстояло уезжать на  областную гонку, и она привезла всю амуницию — и лыжи, и ботинки, и винтовку с собой.
-Эй, дедуля! - сказала она. - Ну-ка пустите её быстро, а то пристрелю. - И помахала зачехлённой винтовкой.
-Если ты меня пристрелишь, тебя посадят! - хихикнул дедок.
-Не посадят. Наша юрист вашего сына в свидетели вызовет, и меня махом оправдают. И сделала вид, что вынимает винтовку из чехла. Винтовка была, конечно же, не заряжена, но откуда было старичку это знать?
Эти соревнования показывали по местному телевидению, и Макарыч видел собственными глазами, как Люба спокойно закрывала мишени. И решил не связываться ни с ней, ни с другими обитательницами общежития.
Люба порадовала тренера результатом, и он сказал ей, что на следующие соревнования она поедет непременно.
***
Солнце поднялось ещё чуть повыше, но теплее не стало. Подул ветерок. Флажки на стрельбище затрепыхались.
«Чёрт! Вот надо было ему подуть сейчас! И так штрафную минуту без всякого ветра заработала, а сейчас как намажу»!
Подождав, пока стихнет порыв, Люба нажала на курок. Точно! Так, поехали дальше. Подъехала претендентка на победу. Она считала, что первое место у неё в кармане, поэтому беспечно сорвала с плеча винтовку, небрежно прицелилась и... ушла со стрельбища с тремя штрафными минутами. От расстройства она даже споткнулась на ровном месте, чуть не подвернула ногу, но надо было всё же двигаться к финишу. Всё, прощай победа!
Люба стреляла медленно, подстраиваясь под ветер, поэтому ей удалось закрыть все мишени. Она двинулась дальше. Ветер был попутный, он подгонял её, но не столько ветер придавал ей скорости, сколько радость от точной стрельбы и от этого бега по лесу. Здесь он был не такой густой, как под Заугольском, но в нём было так хорошо!
Сверху послышалась барабанная дробь. Конечно же, это дятел! Приветствует! Ноги Любы сами собой побежали быстрее, в такт стуку клюва. Вот и финиш. Батюшки! У неё — первый результат! Впрочем, финишировали ещё не все, надо подождать. Неизвестно, куда она откатится из-за этого злосчастного промаха на третьей стрельбе.
Впрочем, опасения Любы оказались напрасны. Благодаря своим быстрым ногам она смогла обогнать даже тех спортсменок, которые прошли без промаха все 4 огневых рубежа. Первое место! Как здорово!
К пьедесталу почёта подошли её тренер и почётная гостья соревнований — Ольга Барсукова. Именно они награждали победителей. Когда Любе вручали награду, сверху опять послышалась барабанная дробь. Люба подняла голову и увидела того самого дятла.
«Как будто поздравляет», - подумала она.
Церемония награждения закончилась, спортсменки сошли с пьедестала. И Люба, никого не стесняясь, вскинула руки и прокричала:
-Спасибо тебе, ле-е-ес!
6.05.09


Рецензии
Вы так описываете биатлонистов, как будто сами занимались этим видом спорта.
Великолепно!

Конечно, зелёная кнопочка.

С глубоким уважением,

Галина Санорова   27.02.2021 01:33     Заявить о нарушении
Благодарю. Я этим видом спорта не занималась, не умею ни на лыжах ходить, ни стрелять, но я годами смотрела соревнования вместе с мужем. Бывало, что ему надо было на работу в выходной, тогда я смотрела трансляцию и записывала, кто на пьедестале и как выступили наши. В декрете я это делала постоянно. Когда у нас появился пишущий DVD-плеер, я стала записывать трансляции, уже не приходилось сидеть караулить с листком и ручкой. Кстати, многие предыдущие рецензенты думали, что Люба Шумилова - реальное лицо и были ошеломлены, когда я признавалась, что всё выдумала. Правда, про вахтёрш я взяла из чужого блога с разрешения автора, даже имена вахтёрш не меняла, только Матвея Макарыча выдумала.

Юлия Вячеславовна Каплюкова   27.02.2021 02:46   Заявить о нарушении
На это произведение написано 16 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.