Штирлиц в юбке... Золотой фонд советской разведки

Зоя Воскресенская... Почти до последних дней её жизни эту удивительной судьбы и биографии женщину у нас в стране и далеко за её пределами знали только как автора книг для детей и юношества, переведённых на многие языки народов СССР и мира и изданных немыслимым по нынешним временам тиражом – 21 миллион 642 тысячи экземпляров. Лауреат Государственной и ряда литературных премий, премии Ленинского комсомола…

З. И. Воскресенская – автор повестей и рассказов «Сквозь ледяную мглу», «Сердце матери», «Надежда», «Встреча», «Утро», «Костры», «Ястребки», «Девочка в бурном море», «Консул», «Секрет», «Зойка и её дядюшка Санька», «Гнездо на балконе», «Оркестр», «Девочка с косами», «Ленивое солнце», «Петя-Пересмешник» и многих др. В основу её книг легли сценарии художественных кинофильмов «Верность матери», «Надежда».

Однако лишь немногие при её жизни знали, что известная писательница 25 лет прослужила в советской внешней разведке. Более того – входила в её элиту, золотой фонд советских разведчиков.

Полковник МВД СССР, участник Великой Отечественной войны, внёсший немалый вклад в обороноспособность нашей страны, З. И. Воскресенская была награждена орденами Ленина, Трудового Красного Знамени, Октябрьской революции, двумя орденами Красной Звезды, многими медалями.

Мы знали друг друга, не раз встречались с ней, бывали в скромной её однокомнатной московской квартирке, навещали на даче в Переделкино.

О ней, в канун одной из годовщин Великой Отечественной войны 1941-45 годов, мне и хотелось ещё раз вспомнить и рассказать своим читателям.

______________


В июне 1941 года многое указывало на то, что Германия развернула подготовку к войне против Советского Союза…
17 июня 1941 года на столе у Сталина лежала аналитическая записка советской внешней разведки, в которой утверждалось, что нападения Гитлера на Советский Союз можно было к тому времени ожидать в любой момент. Более того, как один из вариантов, указывалась возможная дата начала войны. К записке прилагалось агентурное сообщение из Берлина...

«СООБЩЕНИЕ НКГБ СССР И. В. СТАЛИНУ И В. М. МОЛОТОВУ
№ 2279/м  17 июня 1941 г.
Сов. секретно

Направляем агентурное сообщение, полученное НКГБ СССР из Берлина.
Народный комиссар Государственной безопасности СССР
В. Меркулов

Источник, работающий в штабе германской авиации, сообщает:
все военные мероприятия Германии по подготовке вооружённого выступления против СССР полностью закончены и удар можно ожидать в любое время…
В военных действиях на стороне Германии активное участие примет Венгрия. Часть германских самолётов, главным образом истребителей, находится уже на венгерских аэродромах...
Источник, работающий в министерстве хозяйства Германии, сообщает, что произведено назначение начальников военно-хозяйственных управлений «будущих округов» оккупированной территории СССР, а именно: для Кавказа – назначен АМОНН, один из руководящих работников национал-социалистической партии в Дюссельдорфе, для Киева – БУРАНДТ – бывший сотрудник министерства хозяйства, до последнего времени работавший в хозяйственном управлении во Франции, для Москвы – БУРГЕР, руководитель хозяйственной палаты в Штутгарте. Все эти лица зачислены на военную службу и выехали в Дрезден, являющийся сборным пунктом.
Для общего руководства хозяйственным управлением «оккупированных территорий СССР» назначен ШЛОТЕРЕР – начальник иностранного отдела министерства хозяйства, находящийся пока в Берлине.
В министерстве хозяйства рассказывают, что на собрании хозяйственников, предназначенных для «оккупированной» территории СССР, выступал также Розенберг, который заявил, что «понятие Советский Союз должно быть стёрто с географической карты…»

Перед Сталиным навытяжку стояли начальник внешней разведки Павел Фитин, чуть поодаль – нарком Госбезопасности Всеволод Меркулов. Председатель Совнаркома заметно нервничал. Это была уже не первая подобная информация, поступавшая к нему за последнее время. От того же Фитина.  И всё же…

– Выходит, Германия собирается на нас напасть!?..  В кабинете воцарила тишина, подчинённые молчали. Прохаживаясь, Сталин попыхивал трубкой... – Это блеф, дезинформация! – наконец, после нескольких уточняющих вопросов, раздражённо отмахнулся он. – Не поднимайте паники. Не занимайтесь ерундой. Идите-ка и хорошенько разберитесь во всём этом ещё раз.

Хорошенько разберитесь… Уже у себя Фитин достал из сейфа несколько пухлых папок. Вот расшифровки сообщений из «Висбадена», кодовое название Владивостока, от резидента нелегальной разведгруппы в Японии «Рамзая» – Рихарда Зорге: численность дивизий, предполагаемая дата их нападения на нашу страну.

Информацию Рамзая, так или иначе, подтверждают другие, не связанные между собой европейские источники: «Вардо» – Елизавета Зарубина, «Корсиканец» – Арвид Харнак, «Старшина» – Харро Шульце-Бойзен, «Зенхен» – Ким Филби, работник центрального аппарата внешней разведки Зоя Рыбкина…

Зоя Ивановна Рыбкина… К лету 1941 года она ведущий аналитик внешней разведки СССР. К ней стекалась вся информация о подготовке Гитлера к войне. Именно Рыбкина, работавшая в то время с Корсиканцем и Старшиной, получает от них сведения о готовившемся Германией нападении на Советский Союз. Именно она была связана с немецкой антифашисткой организации «Красная капелла», от которой узнаёт дату точного нападения – 22 июня 1941 года. На эту же дату в своих донесениях указывал и «Рамзай» – Рихард Зорге.

Заместитель начальника внешней разведки Павел Судоплатов уже после войны писал в своих воспоминаниях: «С ноября 1940 года все мы находились в состоянии повышенной боевой готовности. К этому времени Зоя Рыбкина и её непосредственный начальник Павел Журавлёв завели литерное дело под названием «Затея», в котором сосредоточивались информационные материалы о подготовке Германии к войне против Советского Союза. С помощью этого дела было легче регулярно следить за развитием немецкой политики, в частности, за её возрастающей агрессивностью. Информация из этого литерного дела регулярно поступала к Сталину и Молотову, что позволяло им корректировать их политику по отношению к Гитлеру».

И именно З. И. Рыбкина с П. М. Журавлёвым готовили ту самую аналитическую записку, с которой Фитин и Меркулов за пять дней до начала войны докладывали Сталину о складывающейся критической обстановке на границе нашей страны.

В своё время Зоя Ивановна рассказывала в узком кругу своих знакомых об издевательской, нецензурной, бранной надписи вождя на подготовленных ими документах, которые принёс из Кремля в тот день генерал Павел Михайлович Фитин. И уже позже, собирая материалы о том периоде, я нашёл подтверждение её слов: «Т[овари]щу Меркулову. Может послать ваш «источник» из штаба герм[анской] авиации к ёб-ной матери. Это не «источник», а дезинформатор. И. Ст[алин]» (АП РФ. Ф. 3. Оп. 50. Д. 415. Л. 50–52). Правда, некоторые военные историки, – А. Дамаскин, например, высказывают сомнения по поводу возможности появления такой резолюции. Историк, автор книг о Великой Отечественной войне Арсен Мартиросян считает, что резолюция эта – фальшивка, и появилась она значительно позже, уже в то время, когда началась кампания по дискредитации Сталина, нашего прошлого.

Сталин же в то время больше доверял Лаврентию Берии, а не своей внешней разведке. А тот, зная, что Главком не хочет войны и стремится её предотвратить, грозился, как об этом пишет советский разведчик Овидий Горчаков, «стереть в лагерную пыль» всякого, кто говорил о близком нападении Третьего рейха на СССР…

***

Желая опровергнуть слухи о скорой войне против СССР и продемонстрировать свою приверженность заключённому в 1939 году германо-советскому договору, руководство Третьего рейха в начале июня 1941 года прислало в Москву группу ведущих артистов-танцовщиков Берлинской оперы. Посол Германии в Советском Союзе граф Вернер фон Шуленбург устроил в здании дипмиссии приём в их честь и пригласил на него солистов балета Большого театра.

Присутствовала на приёме и некая госпожа Ярцева, представлявшая Всесоюзное общество культурных связей с заграницей (ВОКС). Это была тогда ещё майор госбезопасности Зоя Ивановна Рыбкина. В её задачу, в числе другого, входила оценка обстановки в посольстве и настроения его сотрудников.

Чиновница ВОКСа выглядела настолько привлекательно, что, когда начались танцы, именно её граф Шуленбург пригласил на тур вальса. Из воспоминаний об этом самой Зои Ивановны: «Начались танцы. Шуленбург пригласил меня на тур вальса. На меня напало смешливое настроение. Мой партнёр был внимателен, вежлив, но не мог скрыть своего удручённого состояния.
– Вы не любите танцевать? – спросила я.
– Признаться, не люблю, но вынужден, – произнёс Шуленбург.
Танцуя, мы прошли по анфиладе комнат, и я отметила, что на стенах остались светлые пятна от снятых картин. Где-то в конце анфилады, как раз напротив открытой двери, возвышалась груда чемоданов…»

Вызывали озабоченность и другие детали, подмеченные разведчицей в беседах с немецкими дипломатами на том приёме. В результате она пришла к выводу, что германское посольство готовится к отъезду, а акция с берлинским балетом устроена для отвода глаз в ходе подготовке к той страшной войне.

***

В конце 1941 года Зою Рыбкину с мужем, также профессиональным разведчиком, направили в Швецию. В Стокгольме им предстояло организовать наблюдение за германским военным транзитом, наладить создание агентурных групп и заняться антифашистской пропагандой. Официально Зоя Ивановна значилась пресс-атташе советского посольства, а по линии разведки – заместителем резидента, которым тогда был назначен её муж, полковник внешней разведки Борис Рыбкин.

При встрече с ними посол Советского Союза в Швеции Александра Коллонтай сразу очертила круг вопросов, интересующих советскую сторону: «Мы заинтересованы, чтобы Швеция и далее оставалась нейтральной, ведь это одна из важнейших площадок в Европе, с которой мы можем вести наблюдение за противником».

Вклад Коллонтай в дело нейтрализации Швеции и выхода Финляндии из гитлеровской коалиции известен хорошо, в том числе благодаря пьесе «Посол Советского Союза». А вот работа в том же направлении пресс-атташе посольства Зои Рыбкиной стала достоянием гласности только относительно недавно, когда разведчица была рассекречена.

Тогда же стало известно и то, что именно ей, находясь в Швеции, одной из первых удалось получить информацию о планах Германии по разработке атомного оружия. В Центр от Рыбкиной шла информация – немцы готовят сверхсекретное оружие, способное уничтожить всё живое. Тяжёлую воду для него вывозят из Норвегии…

***

26 июня 1953 года, к тому времени уже полковник МВД СССР, начальник немецкого отдела советской внешней разведки, З. И. Рыбкина проводит конфиденциальную встречу с ещё одной сверх засекреченной разведчицей Ольгой Чеховой, женой племянника Антона Павловича, входившей в своё время в ближний круг самого Гитлера.

Долгое время об Ольге Чеховой, любимице Гитлера, кинодиве немецкого кино, как о русской разведчице не было известно ничего. Или почти ничего. Даже в недрах самой Лубянки. Так, на запрос в 1993 году её племянника Владимира Книппера, автора строго документальной книги «Пора галлюцинаций», руководитель пресс-центра Службы внешней разведки России Ю. Г. Кабаладзе ответил: «Каких-либо сведений о том, что Ольга Чехова является агентом НКВД, не обнаружено».

И только когда вышла в свет книга одного из руководителей советской внешней разведки генерала П. А. Судоплатова, с которым долгое время работала З. И. Рыбкина, стала ясна роль этой сверхсекретной советской разведчицы. «Известная актриса Ольга Чехова, бывшая жена племянника знаменитого писателя, была близка к Радзивиллу и Герингу и через родню в Закавказье связана с Берией, – писал генерал. – Позднее она была на личной связи в 1946-1950 годах у сменившего Берию министра госбезопасности Абакумова. Первоначально предполагалось использовать именно её для связи с Радзивиллом. У нас существовал план убийства Гитлера, в соответствии с которым Радзивилл и Ольга Чехова должны были при помощи своих друзей среди немецкой аристократии обеспечить нашим людям доступ к Гитлеру».

В 1943 году Сталин отказался от своего первоначального плана покушения на Гитлера, потому что боялся: как только Гитлер будет устранён, нацистские круги и военные попытаются заключить сепаратный мирный договор с союзниками без участия Советского Союза.

Закончилась война, а Ольге Чеховой была поставлена ещё одна сверхсекретная задача. Лаврентий Берия, который выступал против форсированного строительства социализма в Восточной Германии и планировал создание единого немецкого государства, которое бы придерживалось политического нейтралитета, предполагал использовать Чехову для переговоров с канцлером ФРГ Конрадом Аденауэром. В связи с чем в июне 1953 года и состоялась встреча Ольги Чеховой и Зои Рыбкиной.

После беседы Зоя Ивановна, которой было поручено курирование этой операции, по спецсвязи сообщила Судоплатову о прошедшей встречи и её результатах. Но именно в тот день по иронии судьбы в Москве был арестован Лаврентий Берия. Судоплатов, ничего не объясняя Рыбкиной, приказал ей немедленно возвращаться военным самолётом в столицу.

В Москве, тем временем, началась чистка рядов органов госбезопасности. Следом за Берией был арестован начальник 4-го управления НКВД генерал-лейтенант Павел Судоплатов, бок о бок с которым Зоя Ивановна Рыбкина проработала два десятка лет и который был её непосредственным руководителем в Особой группе в первые месяцы войны. С Судоплатовыми Рыбкины дружили семьями.

В связи с этим под подозрение тогда попала и полковник внешней разведки З. И. Рыбкина… Но это уже другая страничка биографии этой необыкновенно красивой, мужественной и преданной до конца жизни своей Родине женщины, легенды советской разведки, в дальнейшем – известной далеко за пределами нашей страны писательницы Зои Ивановны Воскресенской.
   
май, 2009


____________

*** Раздел «Этот день мы приближали, как могли...» на авторской страничке знакомит читателей
с материалами:

1. «Знать и помнить»: http://proza.ru/2006/05/09-255
Письма, репортажи, хроника с фронтов Великой Отечественной войны 1941-45 годов. В них документально отразилась биография целого поколения советских людей военного времени.

2. «Любимица Гитлера…Ольга Книппер-Чехова»: http://proza.ru/2009/06/21/413
Ольга Константиновна Книппер-Чехова… Юная дворянка, вхожая в императорскую семью, ученица русской школы театрального искусства, самого великого Станиславского, жена талантливейшего актёра Михаила Чехова, она, оказавшись в эмиграции после 1917 года, стала одной из самых популярных актрис фашистской Германии и европейского кинематографа, добилась особого расположения у Гитлера и Геббельса… Гитлер обожал ленты с её участием. В годы второй мировой войны на  фронтах  немцы  с особым нетерпением ждали ленты с участием так любимой ими тогда Ольги Чеховой…

3. «Уроки истории... Россия и Германия»: http://proza.ru/2005/11/09-47
Борьба с фашистской Германией – это не только историческая веха в жизни советского государства, но и многогранный, в т.ч. эмоциональный пласт в жизни людей старшего поколения, наложивший отпечаток на дальнейший наш образ жизни, поведение.

4. «Стать человеком… Валерка Зеленцов»: http://proza.ru/2005/11/21-18
В жизни есть всегда место подвигу...


Рецензии
На это произведение написано 26 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.