И вьются уголочки шелка... Эссе

                Из юности...

…Лесная тропинка, устланная опавшей хвоёй,  мягко пружинила под ногами.
Там,  где сквозь кроны могучих сосен проникал солнечный свет и освещал дорожку, хвоя казалась золотой.
Воздух,  настоянный на запахе сосновой смолы, поспевшей земляники и медоносных жёлтых цветов,  можно было пить, как  сладкий нектар.  Такой день и есть счастье.
Я подошла к своей любимой поляне…  Здесь всё было по-прежнему.   Высокие сосны надёжно защищали мою знакомую берёзку и деревце черёмухи, в густой листве которой уже темнели кисти с фиолетовыми ягодами.  Здравствуйте, мои дорогие…

       Зелёный ковёр густой травы украшали яркие рубины земляники, засвеченные солнцем. Я осторожно собирала нежные ягоды в ладошку и,  лишь надышавшись этим волшебным ароматом, касалась алого волшебства губами.
       «…удалось бы сбежать после ужина сюда.  Вечером ягодки особенно вкусны, согретые июньским полднем…».    Улыбнувшись,  я вспомнила и дивилась своим мыслям.  Сбежать не удастся.  Да, сейчас июнь,  это пионерский лагерь и земляничная поляна.  Но я-то сейчас – строгая вожатая, а не беззаботная  пионерка.  Тем более второй вожатый отряда уехал в город и вернётся через неделю.  И как же я справлюсь с двумя десятками озорных ребят?

       Во время вечернего костра мне помогал студент (кажется из консерватории,  которого временно назначили мне в помощь вожатым мальчиков.  Высокий спортивный юноша  совершенно очаровал всех весёлой улыбкой и песнями под гитару.  Мне иногда  казалось, что я уже видела такие глаза  редкого небесного цвета.

      …Лунный вечер.   Мы с новым вожатым, объединив  усилия,  едва-едва  уложили спать  пионеров после «настоящего похода» в лес.  Потом, обсуждая забавные приключения нашего отряда, подошли к узкой лестнице, спускающейся к реке.  О! это была особенная лестница.  Несколько раз в день мы с ребятами сбегали по ней вниз, купались в прозрачной тёплой воде и  возвращались также бегом обратно.   Узкая лестница имела пять  пролётов зигзагом, деревянные ступеньки и перила, по которым скатывались все пионеры, даже  вожатые, несмотря на грозные запреты воспитателей.   Количество ступеней я помню до сих пор – 517…   
       Мы же буквально летели над ними.  На последней ступеньке я споткнулась, но  Влад успел удержать меня, прижав к себе.  Я подняла голову и замерла, близко-близко увидев невозможно синие глаза.  Смутившись, отстранилась и быстро пошла к реке.

       Ласковый вечер вдруг изменился, как будто прилетел прохладный ветер…  Решили вернуться  обратно.  По лестнице  поднимались не разговаривая, стараясь не касаться друг друга, даже случайно. Нам это удалось, ширина ступеней как будто увеличилась.
На верхней площадке,  мы одновременно остановились и оглянулись на  тёмную реку, отражающую  серебряные звёзды.  Влад бережно поправил прядь моих волос,  наклонился и нежно поцеловал меня.

       Так же молча мы подошли к нашему корпусу и, смущённо кивнув друг другу на прощанье, расстались.
Утром  вернулся из города второй вожатый нашего отряда.  Студент  же уехал после дружинного вечернего костра, на котором грустила его гитара, а  песни   звучали особенно проникновенно.

             ….Это  была  вторая  моя  встреча  с  Владом.

_____ Предлагаю вашему вниманию плейкаст, созданный с этим эссе

_____ А этот  плейкаст, тоже "Орлятский", на текст песни В.Лансберга с малоизвестной чудесной песней


Рецензии
...краснеть удушливой волной, едва соприкоснувшись рукавами...Очень хорошо. Суважением,Олег.

Олег Шах-Гусейнов   21.08.2009 11:46     Заявить о нарушении
На это произведение написано 6 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.