Лейтенант Н

Моя память не сохранила ни имени, ни фамилии этого лейтенанта. Поэтому пусть он будет в моем рассказе - лейтенант Н. Он мелькнул в моей жизни ненадолго, и исчез. Почему я его помню? Судите сами…

Я тогда в 8-й роте служил рядовым пулеметчиком. Одно время мы  активно ходили в рейды, пытались победить душманские банды военной силой. Практически на каждом боевом выходе  были потери; если попадали в засаду, или машина подрывалась на фугасе, потери были тяжелыми. В афганской провинции Гильменд есть очень гиблые места, куда лучше вообще не соваться никому «со своим уставом», так сказать. Там своя жизнь, свои законы. А внешне там очень красиво: горделивые горы, извилистые реки, бескрайние пустыни. И кишлаки – как крепости: стены, башни… И люди… Афганцы – очень бедный народ, но и непростой. Когда поживешь с ними рядом, да повоюешь с ними же, то волей-неволей это высокомерное чувство нашего превосходства над ними буквально во всем, начинает исчезать. Появляется ощущение ненормальности происходящего. Возникает вопрос: а чего же мы от них, афганцев, хотим? Покорности? Так не будет ее – ясно же!  Хотя вопросы эти мы задавали только сами себе.

А лейтенант появился как-то неожиданно, и сразу обратил на себя внимание манерой общаться с нашим братом - солдатом. Что скрывать, некоторые офицеры разговаривали  с нами, скажем так – резко, словно боялись нас. Считали, наверное, что если говорить с солдатом нормальным, человеческим тоном, то он сразу сочтет это проявлением некоей слабости, и тут же усядется тебе на голову, образно говоря. Были и такие, кто хамил откровенно, и ударить мог. Был у нас один офицер  –  роста маленького, ноги кривоватые, но злобы в нем было… Станет перед строем с прутиком, похлестывает слегка себе по штанине, потом шею вытянет, глаза выпучит  и орет:
- Сидоров, мандавошка х…ва, команда какая была?!   

Лейтенант Н. говорил с нами, как с равными, причем со всеми. Даже не знаю, как ему это удавалось. Никакого пренебрежительного тона, ни одной нотки. Нет, он мог, конечно, повысить голос, когда возникала в этом необходимость, но получалось как-то необидно, не было в этом ничего унизительного. За дисциплиной в подразделении он следил, конечно, как без этого. Был вот такой однажды случай. Один из постов наших находился на отдалении от основного расположения. Находились на нем постоянно четверо солдат, и большой  «трехногий» пулемет под названием «Утес». Собственно, они и жили на горном утесе, на самом верху, там, где обзор – идеальный. За них боялись, как бы ночью духи их не вырезали всех. А то были такие случаи. В одной из рот нашего полка стояла аккуратно заправленная койка, на которой никто не спал. Поперек нее лежали восемь солдатских ремней с надраенными  до зеркального блеска бляхами. Именно столько пацанов однажды не проснулись на заставе, потому что часовой заснул на посту. Ножом по горлу - так, что головы поотваливались у некоторых.

Ну так вот, те четверо наших, с поста, должны были докладывать об обстановке по проводному телефону. Ночью – каждый час. Ну, надо сказать, частенько они «забывали» это делать. Когда появился этот лейтенант, он приказал им докладывать лично ему. Раз не доложили, второй. Сходил он к ним после этого (хотя и раньше бывал не раз), и состоялся там какой-то разговор. Они особо не распространялись – что было и как, но после этого доклады пошли, как положено. Потом мы все-таки узнали, что лейтенант ударил старшего на этом посту. Но сам «пострадавший» от лейтенанта злости к нему не испытывал, да и рассказал об этом, как бы посмеиваясь. Позже, кстати, на одном боевом выходе в горах, лейтенант Н. оступился и заскользил по каменистой осыпи вниз, к пропасти. И именно тот, «ударенный» им пацан, бросился к нему сразу. Протянул ему автомат, офицер ухватился за ремень и вылез. Вот такие дела…

Помню еще: под Новый год проверял он посты. И на одном из наших «жилых» постов обнаружил в укромном месте бражку. Как не уговаривали его хлопцы (там же весь пост с Украины был!), что Новый год же, надо  отметить по-человечески – ничего не помогло.  Вылил драгоценную бражку прямо на землю, на глазах у страждущих, и сказал,  мол, потерпите до Союза, а там пейте, сколько хотите. Помню, как злились тогда парни с поста! А когда все собрались к новогоднему столу, зашел  наш лейтенант: темные отутюженные брюки,  белая рубашка, и – «гражданский» галстук… Вид – в наших горно-военных местах – ну просто обалденный! А в руках – сумка с заграничным шипучим напитком «си-си», который в гарнизонном военторге продавался в металлических баночках. Купил он его за свой счет, с нас денег не собирал, и поставил на общий праздничный стол.

А потом был тот – крайний для лейтенанта рейд. Шли мы колонной к одному кишлаку, саперы впереди.  Тут танк с тралом подорвался, и сразу  начался обстрел. Саперы залегли, конечно. А по колонне бьют из «безоткаток». Мы знали, что там мины кругом стоят, потому что саперы сняли несколько штук еще до обстрела. Что делать - вот и  «бэтр» один горит уже, а колонна стоит «колом», только отстреливается. Смотрю, лейтенант залез в наш БТР, и что-то объясняет водиле Саньке. Тот закивал и  завел двигатель. Потом качнулся наш «бэтр», и сполз в сторону, с дороги. Двигались мы медленно, а впереди шел наш лейтенант, внимательно разглядывая почву перед собой. В тех местах земля покрыта такой спекшейся коркой, а эта корка устлана  слоем мелких, перепутанных между собой, как паутина, вьющихся растений. Когда проедешь, нарушишь этот верхний слой, след надолго остается. И мину, если зарыли не так давно, тоже видно. Вот в гальке речного русла, например, мину никак не засечешь по внешним признакам.

Двигались мы так под сильным обстрелом, рывками туда-сюда, и добрались до небольших покатых холмов, закрывших нас от огня. Спешились, мы все были целы, и лейтенант был цел. Только лицо у него было… того. Ну, это понятное дело – под огнем по минному полю идти с километр… За нами, по колее нашей,  и колонна вся потихоньку вышла из-под обстрела. Несколько «бэтэров» поднялись на холмы, и начали духов с фланга терзать огнем. А те в нас уже никак попасть не могли, корпуса машин закрыты теперь были складками местности. Так что духи угомонились и слиняли, кто успел. Затихло...

Решили мы перекусить, раз войне конец, да ведь еще с утра ничего во рту не было. Солнце уже к закату шло. Развели костерок на соляре, начали тушенку разогревать. Тут смотрим, танк к нам ползет. Дополз, спрыгнул с него здоровенный подполковник в модной форме песочного цвета (никогда я такой раньше не видел), в темных очках, и к нам подходит. И как начал он орать на нас… Чего, мол, расселись, кто вперед будет идти, и что за вид у нас такой, трусами обозвал и сбродом – я эти слова хорошо  запомнил. Тут наш лейтенант Н. вылазит из  «бэтэра», подполковник и на него накинулся. Орал, орал, потом как даст ногой по банке с тушенкой –  и улетел наш ужин куда-то за бугор. Тут наш летеха, смотрю, взъерошился весь и говорит в таком духе, мол, ведите себя поприличнее, товарищ подполковник… Тот как услышал, замахнулся на него рукой, а лейтенант, чуть присев, швырнул его через себя. Хлопнулся об землю подполковник здорово, брякнул-звякнул всеми своими костями и модными карманами. И очки сломал темные… Недешевые, наверно… Поднялся он сам, никто ему руки не протянул, зыркнул на всех нас, а мы как стеной стали… Короче, оглядел нас, обложил еще всяко по-матерному, потом повернулся и пошел к танку. И уехал.

И лейтенант Н. уехал. Как вернулся с этого рейда, так и исчез. Попрощался с нами, правда, и ушел. Нас еще таскали на допросы к особисту какое-то время. Насчет того, мол, как же это так с большим начальником обошлись? А ведь мы не видели ничего - так все и сказали.

Хоть всего три месяца мы  отслужили с лейтенантом этим, а вот – помню его.


Примечание:
За помощь в создании этого рассказа благодарю Эдуарда Малявина.


Рецензии
Здравствуйте Андрей!
С интересом, да что там с интересом, с волнением
прочитал ваш рассказ.
Всю свою службу вспомнил.
Моя служба прошла в войсках, среди солдат, сержантов,
прапорщиков и офицеров.
Ваш Лейтенант Н, мне импонирует.
Единственное, что я осуждаю – это рукоприкладство с его стороны.
Но будем считать это ошибками молодости.
Думаю, что в дальнейшем этот офицер, не допускал подобного.
Ведь у него так много положительных черт настоящего офицера.
Офицера по призванию.

Николай Воробьев   22.10.2013 23:36     Заявить о нарушении
Cогласен с Вами, Николай, рукоприкладство - не наш метод. Это он по неопытности, думаю.
С уважением,

Андрей Ворошень   26.10.2013 19:59   Заявить о нарушении
На это произведение написано 12 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.