МАМА...

      Тысяча девятьсот пятьдесят восьмой год.  Мне шесть лет, брату пять.
Утром, сквозь сон, слышу , как отец, уходя на полеты, говорит маме, что хочет пригласить  однополчан - летчиков на свое тридцатилетие:
   - Ты приготовь тут  все. Пирожков испеки, стол собери. Давно на тебя друзья хотят посмотреть…
      Мама нагрела бак воды, налила в ванночку алюминиевую. Накупала нас с братом  по очереди и приказала:
   - Сидите на кровати и не мешайте! К папке гости придут, готовиться буду!
     Мы сидели на солдатской кровати с растянутой пружиной, как в гамаке, листали потрепанные книжки, дрались по разным причинам, а мама – готовилась к приходу гостей.
     Намочила пол, посыпала содой, затем ножиком выскребла его до белизны.
     Натерла картошку, отжала и слила в тарелку крахмал. В тазик с водой вылила кипяток с крахмалом и замочила там две солдатские простыни.
     Накалила  на печке утюг -  и влажные простыни прогладила до глянца. Разложила одну простыню на полу, взяла карандаш  химический, и, макая  его в воду, нарисовала на простыне потрясающие ромашки. Получилась скатерть.
      Разрезала вторую простыню на квадраты и в уголке каждого квадрата нарисовала такие же ромашки.  Получились салфетки...
      Тесто, которое уже вылезало из ведра, быстро превратила его в пирожки с повидлом и засунула их в духовку.
       Газетами протёрла  два наших маленьких окошка Полила цветущую герань, поставила его на середину стола.
       Намотала на тряпичные полоски газетные валики и закрутила на них влажные волосы. Сняла свои розовые  хлопковые трусики, простирнула их в ванночке и, положив в вафельное полотенце, плотно отжала, затем еще раз и еще, досуха, и, на ходу надев их, достала  из духовки пирожки, выложила на большую тарелку горкой  и накрыла белым полотенцем.
       Надела чулки «со швом» из коричневого капрона.  Встала в ванночку, в которой нас купала, тщательно промыла ноги в чулках- чтобы капрон хорошо их обтянул, вытерла досуха вафельным полотенцем, а полотенце простирнула и вынесла во двор, развесила на веревке.
        Почистила картошку, поставила варить. Разделала селедку, нарезала на мелкие кусочки, посыпала лучком и полила маслом. Нарезала хлеб, положила огурцы из банки.
        Сняла «бигуди», нарисовала карандашом брови, и поставила на щеке черную «мушку».Это было очень модно.
        Надела платье сорокового размера, затянула пояс, подложила в бюстгалтер кусочки ваты. Села ждать… Мы тоже, наевшись пирожков,  ждали затаив дыхание.
   ...До конца жизни отец помнил и рассказывал, как восхищались его женой -  такой красоты и чистоты никто из его сослуживцев никогда не видывал и такой вкуснятины не пробовал…


Рецензии
Хорошо! Смутили капроновые чулки. Ой, как не у всех они тогда были!

Людмила Капрова   12.09.2018 18:47     Заявить о нарушении
На это произведение написано 26 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.