Покупка Хонды

Этот сюжет из своей жизни
мне прислал один читатель и
просил написать короткий рассказ...


-Павлик, Гоги укол сделать ребенку просит. Гриппом заболел, высокая температура. А жена его уехала и скорую нельзя вызвать. У него медицинского полиса нет. Отказать то нельзя, он знает, что я медик. Я схожу? - спросила Оля смазливая и веселая брюнеточка, опуская телефонную трубку и вопросительно глядя на мужа.
Павел задумался.
Этот живший на соседней улице Гоги, слишком уж влажно поглядывает на его жену и она улыбается ему в ответ.
Особенно ему не понравилось, когда этот жизнерадостный сорокалетний грузин при входе в гараж, горячо поздоровался за руку с Павлом и пропуская их вперед, будто бы нечаянно провел волосатой ладонью по туго обтянутой джинсами попке Оли.
Краем глаза Павел заметил, как она вздрогнула и кокетливо улыбнувшись этому нахалу, слегка вильнула попкой.
Павел промолчал, а дома закатил супруге жуткий скандал.
-Чего? Он тебя за жопу лапает, а ты ему глазки строишь!- возмущенно орал Павел, а Оля спокойно и резонно отвечала, поправляя свои короткие волосы:
-Да он случайно задел. Да мне, иногда в транспорте даже членами упираются в задницу разные извращенцы. Что мне всем по морде надо было бить, кто нечаянно коснется меня??? Он же нам машину за копейки продает!
Действительно, с разговорчивым грузином их свели знакомые и он продавал неплохую Хонду, почти за символическую сумму, мотивируя это тем, что он скоро с семьей переезжает на родину.
Оформлять автомобиль должны были на следующий день.
-Сходи…-выдавил из себя Павел, а его Оля напевая песенку села перед зеркалом и стала красить губы ярко-красной помадой.
-Ты на свидание, что-ли идешь? Чего прихорашиваешься?- недовольно буркнул Павел.
-Павлик, милый! Не болтай ерунды. Я медик, а он женатый человек с больным ребенком, которому надо помочь.- пропела она, брызгаясь духами и одевая белый медицинский халатик.
Павел обратил внимание, что она одела новые туфли на высоченном каблуке, которые раньше одевала по праздникам.
-Я быстро, дорогой! И не ревнуй, он не в моем вкусе. Мне нравится его Хонда.- сказала она, чмокнув Павла в щеку и накинув на плечи плащ  выскочила за дверь.
Некоторое время Павел сидел неподвижно смотря на аквариум, где неспешно и вальяжно двигались разноцветные рыбки.
Неожиданно он вспомнил, как сладострастно улыбался этот кавказец, когда разглядывал его жену.
Павел не силах сдерживаться вскочил, и быстро одевшись стремительным шагом пошел за женой, не зная зачем.
Темнело и Павел не сразу нашел двухэтажный дом Гоги с высоким деревом перед домом.
Дом был неожиданно большой и в светящихся  окнах мелькали тени.
Павел торопливо походил около дома, думая зайти или нет, а потом его взгляд упал на дерево.
Залезть на дерево оказалось непросто, мешал небольшой пивной живот и сучья, которые тормозили Павла всеми силами.
Он даже сильно расцарапал руку и из небольшой раны закапала красными каплями кровь.
Не обращая на это внимание, Павел забрался повыше и повернулся к незашторенным окнам, через который были видны коробки и пакеты.
Видимо Гоги действительно готовился к переезду
Перед ним оказался зал с огромной плазменной панелью, а рядом…рядом стояла его Оля и разговаривала с улыбающимся грузином.
Она так кокетливо улыбалась ему в ответ, а грузин так откровенно таращился на грудь его жены, что Павел заскрипел зубами.
А когда Гоги похотливо ухмыляясь, задрал ей коротенький халатик и взявшись за зад в кружевных трусиках повел слегка покрасневшую и смущенно улыбающуюся Олю в соседнюю комнату, то Павел едва не свалился и задрожал от гнева
Чтобы увидеть происходящее там, Павел полез на самый высокий сук.
Лез он долго, кровь из раны капала на землю, а сучья царапали его ноги. Пару раз он чуть не упал, его сердце бешено колотилось, а когда он балансируя повернул голову, то через стекло увидел картину от которой у него потемнело в глазах.
.
На полу небольшой комнатки валялся знакомый белый халатик, рядом лежала широко раскинув ноги в туфлях-шпильках Оля, а на ней быстро двигая задом находилась абсолютно голая волосатая туша Гоги.
Глаза у его жены были закрыты, а до боли родное белое тело страстно подавалось навстречу резким движениям грузина.
Руками Оля нежно гладила его большие плечи и Павлу показалось, что в свете уличного фонаря блеснуло обручальное кольцо, которое она не снимала.
Павел зажмурил глаза.
Казалось мир разовался на мелкие кусочки, жить больше незачем.
Когда он открыл их, то увидел свою жену стоящую на четвереньках и опустившую голову к полу, а над ней громоздился этот долбаный Гоги, крепко стискивая её бедра.
Он, что-то говорил ей, судя по движениям губ…
Выражения его лица было абсолютно звериное и сходство с приматом усиливалось, когда он по-обезьяньему смахивал капли пота со своего лба.
Иногда он останавливался и шлепал ладонью по ягодицам вздрагивающей Оли, отчего те стали ярко-пунцовыми.
Один раз он слишком сильно ударил и Оля стала вырываться, но грузин сильными руками прижал её к полу и нагнувшись стал шептать, что-то в ухо, продолжая совершать фрикции
Павел чувствовал необъяснимое возбуждение от того, что его нежную жену трахает малознакомый мужик. Его жену! Которую все считают эталоном верности и  порядочности!
Павел со стыдом почувствовал, что член предательски напрягся и появилось
невообразимо гадкое чувство, что его трахает вместе с женой этот волосатый упырюга, которого он возненавидел всеми фибрами души и если бы него в руках была граната, Павел бы не задумываясь бросил бы её в это поганое окно.
Каждое движение этого гада в своей жене Павел прекрасно видел, ощущая на себе эту мучительную и неожиданно приятную пытку.
Не зная, что делать он дрожащими руками и рискуя упасть набрал номер жены.
Звука не было слышно, но по тому, как дернулась к сумочке Оля, он понял звонок дошел.
-Милый, я сейчас доделаю укол и приду. Мне осталось немного…- достаточно внятно произнесла она взмахнув рукой, а её волосатый любовник стал совершать свои поступательные движения помедленнее, поплавнее.
Павел не знал, что сказать своей жене и вдруг телефон вырвался из дрожащих рук и упав вниз разлетелся вдребезги.
Потом она решительно слезла с его члена, встала и протестующе выставила ладони, что- то ему говоря.
Гоги тоже поднялся, типично по –кавказски взмахнул рукой и ухватив широкой ладонью за олину шею, резко поставил её на колени, прижав её голову к своему паху.
Он взялся за голову Оли и задрав свою морду к потолку стал, так же двигать тазом, как он двигал лежа на ней, а его жена…
Его жена обхватила волосатые ягодицы грузина и стала гладить их ладонями.
Павел опять закрыл глаза, а когда открыл, то увидел уже стоящую и вытирающую своё довольное лицо от спермы горячего любовника белым медицинским халатиком.
Они опять улыбались друг другу и судя по движению губ разговаривали. Гоги откуда-то выудил фотоаппарат и направил на Олю, которая приняла соблазнительную позу и стала позировать волосатому фотографу-любовнику.
Не контролируя себя от нечеловеческого вожделения, Павел расстегнул ширинку и достав зудящий от напряжения член стал быстро онанировать.
Сознание вернулось к нему, когда перламутровые капли брызнули по направлению к дому, где веселилась его законная жена.
Вытерев руку о кору дерева, Павел остервенело плюнул, слез с дерева и пошатываясь пошел домой.


…Дома, едва переступив порог Оля улыбнулась такой счастливой улыбкой, что у дрожащего от негодования Павла перехватило дыхание.
Из глаз жены лучилась такая невообразимая радость и счастье, что Павел убрал руку занесённую для удара.
Не понимая, что делает Павел схватил супругу за руку и потащил в спальню.
Там набросился на неё и порвав в клочья халатик и трусики стал яростно трахать.
Он словно хотел уничтожить свою ветреную жену, а заодно и её любовника вгоняя свой орган в неверную сучку!
Паша просто озверел от дикой похоти и не слушал мольбы Оли насаживая её на вздыбленный член, как резиновую куклу целую ночь делая перерывы, чтобы покурить.


Утром он встал с твердым желанием подать на развод и стал одеваться не глядя на помятую супругу.
Измочаленния им Оля ни слова не говоря, встала перед ним на колени и обхватила его ноги.
-Паша прости, если можешь! Я не устояла, это было наваждение какое-то…Меня вчера соблазнил этот Гоги…А то, что ребенок болел, это обман…Он придумал, чтобы меня трахнуть…Семья у него уже в Грузии…ПРОСТИ, ЕСЛИ ТЫ БРОСИШЬ МЕНЯ, Я ПОВЕШУСЬ! - зарыдала она, размазывая слезы по лицу.
Тут Павел влепил ей пощечину от которой супруга откатилась в угол и вышел.



p.s. Хонду по “халяве” Павел не получил. Гоги на следующий день уехал на историческую родину на ней. А с женой Павел помирился и живет по настоящее время.


Рецензии