Восхождение

               
                Мучительная боль перегорит
                И изойдет горючими слезами -
                Так плачут свечи перед образами
                В потоке Всепрощающей Любви.
                Спаси тебя Господь,
                И сохрани!

Тройной горб горного склона, резко очерченный на фоне знойного белого неба внезапно обрушивался  вниз  скалистым порфиритовым зеркалом, у подножия которого бурлила и пенилась обжигающе холодная вода Ката-Сая. Розовые уступы отбрасывали удлинненные голубовато-серые тени, оставляя острые бледнеющие профили на неровных растрескавшихся каменных стенах.
С  соседней  вершины,  шумно  звеня, словно  смеясь,  весело  бежала Кыз-Дара, Река-Девушка, орошая искрящимися хрустальными брызгами голубовато-розовое ложе пологой долины. Игриво расплескивая упругие струи в прохладную влажную пыль, легко и резво сбегала она с заснеженных вершин, нетерпеливо вскипая седой пеной по берегам. Шаловливым горным козленком она врывалась в неторопливое могучее течение Ката-Сая, разбивала и кружила его потоки, растворяясь и нежась в них. Старый добродушно принимал озорную певунью, разглаживал ее косы, окутывал мощным свинцовым потоком и, слившись воедино, текли их воды дальше вместе, ласкаясь и бранясь, но никогда не теряя единого русла.
Жгло солнце, жгла вода. И на этом жестоком сплетении зноя и холода начинался многоуровневый подъем к воротам Внешнего мира.
По склону поднимались двое - женщина в длинном светло-сером одеянии и мужчина в черном плаще, наброшенном поверх стальных                доспехов. Переливчатое сияние, вырывающееся из груди женщины, приковывало ее к спутнику, который с досадой и отвращением отталкивал струящуюся волну и остервенело карабкался наверх. Доспехи трещали на нем и корежились, выцарапывая из иссохших камней тонкие струйки песка. Женщина едва поспевала за ним. Ссадины покрывали ее еще молодое нежное тело, розовеющее сквозь прорехи изорванной одежды. Она стонала и светилась слабым серебристым сиянием, в то время, как он мрачнел с каждым шагом. Взгляд его становился ненавидящим и жестким, мускулы каменели и он без оглядки взбирался все выше и выше, волоча за собой постылую ношу.
Солнце било обоим в глаза. Раскаленный железный обруч впивался в пересохшее горло при каждом глотке пыльного воздуха. Чуть выше, не соседнем уровне, за пещерой, поросшей высохшими  пучками скудной зелени, прохладным извилистым ручейком струился родник. Сделав последний отчаянный рывок, мужчина рухнул на горячие острые камни. Его сгорбленное тело напоминало  черную глыбу. Оно потянуло за собой уставшую женщину. Слабыми руками она тщетно пыталась приподнять безжизненно склоненную голову спутника, чтобы привести его в чувство, но черная глыба, неумолимо поглощала все тепло ее стараний, не оставляя никакой надежды. Странница в изнеможении припала к окаменевшему телу и затихла, словно забывшись тяжелым глухим сном.
Внезапно ее тело вспыхнуло ослепительным огнем, испепеляющим и возрождающим одновременно. Нежным перламутром разлилось серебристое сияние и женщина поднялась с обугленного пьедестала, чтобы пройти несколько шагов и ступить на долгожданную тропу нового уровня. Она поднималась наверх, увлекая спутника за собой. Тот с трудом разогнулся и послушно побрел вслед. Сияющая перемычка их душ вливала в него живительные силы. Он окреп, шаг его становился тверже, движения уверенней и размашистей и вот, от злобного толчка женщина падает, в кровь разбивая лицо.
Они мучили друг друга, но преодолевать подъем поодиночке были не в силах. Восхождение продолжалось, и все повторялось снова и снова.

Есть у души два начала - мужское и женское. Плохо тем, у кого они не в ладу.
И живут в нас Сила и Слабость. Слишком сильны два этих полюса, слишком противоположны; слишком сильно и мучительно притяжение; слишком сильно страдание: безжалостный, но чудотворный резец памяти нашей души, очищающий и украшающий ее.
И кто знает, какая Любовь более жертвенна: всепрощающий и всепретерпевающий поток или неистовый испепеляющий огонь, который поглощает обоих, но дает возможность перехода на более высокий уровень.
Только внизу, слившись единым потоком, широко и свободно плескались воды двух рек, легко обходя преграды, с грохотом перекатывая валуны по отшлифованной гальке. Они составляли единое целое: им нечего было делить.


Рецензии
АссалОм алЕйкум, МИЛая Алла!
Не ТАК уж <<весело бежала>> -
ОНА ж как кОзочка скакАла -
Эта Речка-Девушка = Кыз-ДарА,
<<орошая искрящимися хрустальными брызгами
голубовато-розовое лОже>> -
ДалекО НЕ пологой,
А Очень крутОй внизУ - ЩЕЛи - НЕ долины,
И не <<С соседней вершИны>>,
А из курУмной, долины под северным склоном БабАй-ТАГа! -
Да, вЕрно, - переливАямь и <<шумно звеня,
Словно над Аллой Сух-рУкой смеясь,
Весело - НЕ бежала, -
А кОзочкой скакАла Кыз-ДарА,
РечУшка-Девушка, а НЕ РекА,
<<орошая искрящимися хрустальными брызгами -
голубовато-розовое ложе>> -
НигдЕ НЕ полОгой долины.
<<Игриво расплескивая упругие струи>> каскАдов -
<<в прохладную влажную пыль,
легко и резво сбегая -
с заснеженных вершин,
нетерпеливо на камнях вскипая
седою пеною по берегам.
Шаловливым горным козленком
(А по-мне - кОзочкой-яЭлей -
ТАК даже внУку мою младшую зовУт!)
она врывалась>> -
Как я знаю, НЕ в неторопливое
И НЕ в могучее,
А в весьмА бУрное течение КаТта-САя, -
ВторОго РУдника урАнова повЫше;
<<разбивала и кружила его потоки,
растворяясь и нежась в них.>>
А вОвсе НЕ Старый КаТта-Сай -
ВесьмА добродушно принимал
ИГРИВую певунью озорную,
разглаживал косИцы ЕЁ голубые,
обнимАл нЕжно ЕЁ упрУгенькое молодОе ТЕЛо,
окутывал мощным свинцовым потоком
и, слившися в экстАзе воедино,
текли их воды дальше вместе, -
До ДукЕнта-САя у РазвИлки-Янги-АБАда и до АнгрЕна, Сыр-Дары..,
ласкаясь, веселЯсь, но НЕ бранЯсь,
И никогда уж не теряя -
ИХня единого русла.
Жгло ЖАРом Солнце,
жгла ХОЛодом Вода.
И на этом - МНЕ - вОвсе НЕ жестоком единЕньи -
сплетЕньи Зноя и ПрохлАды -
И начинался ИХ многоуровневый подъЁм -
ВмЕсте - вдвоЁм -
К ВершИнам и воротам -
И Внешнего ВнУтреннего МИРа!>>

Есть - и НЕ ТОЛЬКО у ДушИ -
И у ТЕЛа, и у ВСЕГО ПРОЧего - ТОЖе -
<< два начала - мужское и женское. Плохо тем, у кого они не в ладу.
И живут в нас Сила и Слабость. Слишком сильны два этих полюса, слишком противоположны; слишком сильно и мучительно притяжение; слишком сильно страдание: безжалостный, но чудотворный резец памяти нашей души, очищающий и украшающий ее.
И кто знает, какая Любовь более жертвенна: всепрощающий
и всепретерпевающий поток или неистовый испепеляющий огонь,
который поглощает обоих, но дает возможность
перехода - на ИНОЙ, а НЕ на бОлее высокий уровень.>>

ВОТ ВАМ, АЛЛА МИЛая (ХранИ ВАС, АЛЛа, - АЛЛА!) -
НЕ порицАние, а, как ВСЕГДА, - ошИбочное - МНЕНие!
За ЧТО - прошУ у ВАС - прощЕния!
Я ещё ВАМ дам моё дополнЕние...
С моим к ВАМ уважением:
ВИКрыл 31 07 2012

Крыленко Владимир   31.07.2012 10:51     Заявить о нарушении
Кыз-ДарА КАК дЕвочка-кОзочка каскАдами прЫгает, скачет -
Проза.ру 8 июл 2011 ... И НЕ течЁт Кыз-ДарА (ДЕва-дЕвочка-рекА) - КАК дЕвочка-кОзочка Кыз-ДарА прЫгает, каскАдаим скАчет со снЕжников БабАй-ТАга!
www.proza.ru/2011/07/08/164

Связал ШайтАн меня с тобой (Владимир Крыленко) / шуточные ...
28 дек 2010 ... А когда лезли мы сквозь Кыз-ДарУ, ...
И не хотелось вылезать из Той-ДарЫ - ...
Кыз-ДарА, Каин-ДЫ, СарЫ-Гар-ДОн - горные речки ...
www.stihi.ru/2010/12/29/4225

Крыленко Владимир   31.07.2012 14:16   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 4 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.